Минфин передумал: бюджетное правило будет пересмотрено


Минфин планирует отказаться от заморозки бюджетных расходов в номинальном выражении, перейдя к новому бюджетному правилу уже в 2018 году. Предполагается, что жесткое бюджетное правило заработает на полную силу с 2019 года. Переход связан с желанием ведомства усилить свои позиции для защиты резервов.

Для реализации нового бюджетного правила Минфин разработал проект поправок в Бюджетный кодекс, пишут «Ведомости». Согласно новому проекту, нефтяная цена отсечения составляет 40 у.е./барр в реальном выражении. Эксперты говорят, что эта цена, хоть и жесткая, но правильная с точки зрения бюджета. Его расходы будут рассчитываться по новой формуле и +1% ВВП.

Более того, Минфин считает необходимым задействовать Резервный фонд исключительно для компенсации недополученных нефтегазовых доходов. Если Резервный фонд будет меньше 5% ВВП, то взять на компенсацию можно будет только до 1% ВВП. Вдобавок, ведомство рассматривает возможность пополнения Резервного фонда за счет средств Фонда национального благосостояния. Сейчас такая мера запрещена.
Комментарии ЭКСПЕРТОВ
Богданов Олег (Главный аналитик «Телетрейд Групп»)

Как Вы оцениваете переход к более жесткому бюджетному правилу, предложенному Минфином?

Любые действия Минфина, которые ограничивают зависимость бюджета от нефтегазовых доходов, а значит и от конъюнктуры на внешних рынках, которую Российская Федерация не может контролировать, можно только приветствовать. Естественный процесс уменьшения доли нефтегазовых доходов бюджета идет очень медленно, сейчас эта доля по различным оценкам составляет от 36 до 40 процентов, причем доля всего сырьевого сектора в ВВП страны не превышает 10-12 проц. Понятно, что необходимо балансировать бюджет страны для того, чтобы он был устойчив к внешним шокам и одновременно способствовал росту экономики. В случае ухудшения мировой конъюнктуры на глобальном сырьевом рынке или других непредвиденных финансовых изменений у Минфина в запасе всегда будут два инструмента - это резервный фонд и возможность увеличения заимствований на внутреннем и внешнем рынках.

Шибанов Олег (Доцент финансов РЭШ, заместитель первого проректора по прикладным программам)

Как Вы оцениваете переход к более жесткому бюджетному правилу, предложенному Минфином?

С точки зрения того, как сильно пришлось поддерживать дефицит бюджета последние два года, и что в 2017 снова нужно привлекать средства Резервного Фонда или займов с рынка - новое правило выглядит хорошо. Минфин прав в том, что нужно задать довольно консервативное цену на нефть, а остальные средства сохранять как буфер на наиболее неудачные периоды. Скажем, цену ниже $30 за баррель мы уже видели в январе 2016, поэтому считать, что она будет выше $50 долгое время, наверное, рискованно.

ФНБ, с другой стороны, создавался с целью финансировать инвестпроекты, интересные для страны, и здесь переход к единому Стабфонду выглядит возвратом в прошлое.

В целом, вопрос использования нефтяных доходов достаточно тонкий. В России сейчас низкие инвестиции, но этот уровень получился из постепенного снижения с 2013 года, поэтому изменить его только бюджетными инвестициями будет сложно. Так что может быть лучше снижать волатильность, повышать предсказуемость бюджетной политики, а источники роста и инвестиций искать во внебюджетной сфере.

Орлов Сергей (Доктор экономических наук, профессор кафедры международного бизнеса и таможенного дела РЭУ им. Г.В. Плеханова)

Как Вы оцениваете переход к более жесткому бюджетному правилу, предложенному Минфином?

Как известно, общая схема начисления и использования нефтегазовых доходов на протяжении длительного времени состояла в следующем: получение нефтегазовых доходов, направляемых в первую очередь на финансирование государственных расходов, после этого - пополнение Резервного фонда до нормативной величины, а затем - плавный переток средств в Фонд национального благосостояния (ФНБ).

Предложение Минфина, которое в полном объёме потребуется реализовать, начиная с 2019г., на мой взгляд, содержит три принципиальные новеллы. Во-первых, достаточно жёстко фиксируется цена барреля нефти для расчёта поступлений в федеральный бюджет – в 40$, во-вторых, Резервный фонд можно будет использовать только для компенсации дефицита нефтегазовых доходов, если цена на нефть станет ниже 40$ и, наконец, в-третьих, предполагается возможность манёвра по привлечению средств для устранения дефицита самого Резервного фонда непосредственно из ФНБ, чего ранее не допускалось. Изначально этот фонд предусматривался только в качестве своеобразного фундамента пенсионной системы и накопителя финансовых ресурсов для будущих поколений.

Таким образом, налицо более управляемая бюджетная конструкция, во всяком случае, для Минфина. Но есть и заметные «узкие» места этого проекта: прослеживается усиление контроля за всеми расходами, в том числе и сугубо социальными (я бы назвал усиление вертикали управления расходами), а отсутствие возможности привлекать средства Резервного фонда на компенсацию недополученных доходов в ненефтегазовом секторе будет способствовать возрастанию налоговой и иной финансовой нагрузки в реальном производстве. На мой взгляд, некоторые подходы применительно к новой конструкции бюджетного планирования и контроля реализуются уже сейчас, начиная с 2017г.

Зварич Богдан (Старший аналитик в Freedom finance)

Как Вы оцениваете переход к более жесткому бюджетному правилу, предложенному Минфином?

На мой взгляд, новое бюджетное правило в текущих условиях позволит сдержать рост бюджетных расходов. При этом будет наполняться резервный фонд, что позволит улучшить ситуацию с подушкой безопасности страны, которая, в случае ухудшения ситуации, может оказаться полезной и поддержать, как бюджет, так и экономику страны. К сожалению, нельзя исключать возможности возобновления негативной динамики цен на нефть, в результате чего она может уйти ниже 40 долларов и в этой ситуации наполненный резервный фонд позволит верстать бездефицитный бюджет, так как выпадающие доходы будут компенсироваться из него.

Читайте также
Добавить комментарий
Комментарии ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ