Роботов предлагают ввести в правовое поле

16 декабря 2016 г. Право 3 553 Иван Тихонов

Роботы могут стать субъектами права. Инициатором введения техники с искусственным интеллектом в правовое поле стал основатель Grishin Robotics Дмитрий Гришин, который совместно с юристом Виктором Наумовым разработал концепцию закона о робототехнике. Более того, этот закон – первый в мире документ, регулирующий роботов.

Применять к роботам законы, которые применяются к людям, нецелесообразно. К ним можно применить регулирование, которое действует в отношении юрлиц и животных. Устройства с искусственным интеллектом имеют схожие черты с животными, поскольку они способны совершать автономные действия. Тем временем, роботы являются особой юридической единицей.

Г-н Гришин допускает в будущем создание реестра робототехники, аналогичного ЕГРЮЛ, пишут «Ведомости». Разработчик также полагает, что к роботам необходимо применить нормы ответственности владельца источника повышенной опасности, а концепцию внести в Гражданский кодекс либо же разработать специальный закон «О робототехнике».
Комментарии ЭКСПЕРТОВ
Баст Мария (Адвокат, председатель Ассоциации Адвокатов России за Права Человека)

По Вашему мнению, насколько актуально сегодня вводить роботов в правовое поле?

- Я считаю, что вводить нужно закон, но он требует, помимо юридической проработки, философского анализа с точки зрения антропологии философии права, так как речь идет не о просто машине, а о создании интеллекта, разума, осознающего самого себя, являющегося личностью. Одно дело, в настоящее время мы имеем искусственный интеллект на уровне животного, и он используется детьми, допустим, игрушки всякого рода – собаки, куклы, распознающие человека, обучаемые на невысоком уровне, и аналог должен быть с законодательством, с одной стороны, регулирующим источник повышенной опасности, т.е. производитель и собственник должны разделять ответственность в случае причинения вреда человеку, и законодательством о животных, и другое дело, интеллект, обладающий признаками свободного осмысления, осознающим себя как субъект, свободномыслящий субъект, способный развиваться, способный видеть другие объекты, осмыслять их, принимать осмысленные решения, руководить своими действиями – все признаки дееспособного лица. В настоящее время ученые ведут разработки в этом направлении, существую разного рода тесты, чтобы понять, с субъектом ли мы имеем дело или с объектом пока. Соответственно, если мы имеем дело с искусственным интеллектом, то у него должен быть задан определенный алгоритм, т.е. это мыслительные процессы, которые носят рациональный характер, логика мышления, сознание себя, и также наравне с логикой, второй составляющей должна быть добродетель. Многие фантасты в силу иррационального страха перед будущим наделяли искусственный интеллект хитростью и хладнокровным расчетом, но это не субъект права, хитрый и расчетливый дурак – это не разумный интеллект, и об этом говорят философы, поэтому каждый искусственный интеллект должен обладать всеми признаками разумного интеллекта, субъекта. Мы сталкивается с двумя частями вопроса: с одной стороны хладнокровный расчет, с другой – добродетель. Это две части – полушария человеческого мозга, если проводить понятную параллель. Добродетель – это научное понятие, известное со времен еще древней Греции, имеющее свое место в природе, оно присуще не только человеку, но и животному, у последних в силу ограниченности интеллекта оно слабо развито. Соответственно, что такое добродетель? Это осознанное стремление личности к созиданию, осознанное созидание, осмысленное положительное нравственное свойство характера личности, определяемое его волей и поступками, постоянное деятельное направление воли к исполнению нравственности и нравственного закона, это часть мышления личности, ее мозговых процессов, в рассматриваемом вопросе интеллектуальных процессов, именно добродетель наполняет интеллект качеством личности, качеством субъекта права. Добродетель – то, что отличает личность от животных и бесчувственных машин.

Соответственно, если появится интеллект, обладающий одновременно описанными качествами, то мы вынуждены признать, что имеем дело с личностью, не отличающейся по правам и свободам от человека, и в отношении него должны распространяться законы, регулирующие деятельность человека в первую очередь.

Но пока уровень развития технологий показывает, что мы находимся между животным и человеком. В свою очередь, должен быть закон, который защитил бы искусственный интеллект уже в момент его создания.

Шульгина Ирина ( руководитель портала Robogeek.Ru)

По Вашему мнению, насколько актуально сегодня вводить роботов в правовое поле?

Вопрос спорный, так как, с одной стороны, робототехника сегодня развивается очень активно, в том числе роботы, которые обладают зачатками искусственного интеллекта — ведь речь, в первую очередь, идет именно о них, как о субъектах, способных выполнять некие автономные действия, которые могут причинить вред человеку. С этой точки зрения обсуждение вопросов правового регулирования робототехники является правильным и своевременным.

С другой стороны, современные робототехнические разработки в области искусственного интеллекта еще далеки от действительно автономных форм, способных полностью просканировать ту или иную ситуацию, учитывая огромное количество параметров, и принять верное с точки зрения человека решение. Поэтому можно сказать, что на сегодняшний день беспокоиться о правах и обязанностях роботов еще рано.

Однако я считаю, что в данном случае лучше работать на опережение, и концепция закона о робототехнике, которую предлагает к рассмотрению Дмитрий Гришин, появилась как раз вовремя. Да, возможно в этом документе пока не будут учтены все возможные случаи, которые потребуют разбирательства с точки зрения права, но эти первые попытки ввести первоначальное правовое регулирование в области разработки, производства и использования роботов кажутся мне актуальными и необходимыми уже сегодня.

Комиссаров Андрей (Руководитель коллегии адвокатов "Комиссаров и партнеры")

По Вашему мнению, насколько актуально сегодня вводить роботов в правовое поле?

Идея конкретизации роботов как специфических объектов прав видится не более чем интересный пиар-ход со стороны его автора. Ее можно сопоставить с предложениями Милонова о наделении гражданскими правами эмбрионов и запрете абортов. Концепция Гришина совершенно бесполезна для современного законодательства, оно и так содержит все необходимые положения.

Например, если робот совершил убийство, то он не более чем орудие преступления его владельца, деяние которого должно быть квалифицировано по статье 105 УК РФ. Создание в уголовном кодексе отдельных норм о преступлениях, совершенных с использованием специальных технических средств – роботов видится нецелесообразным, поскольку приведет к ненужному «утяжелению» его конструкции.

В гражданском законодательстве под источником повышенной опасности следует понимать определённые вещи, имеющие опасные свойства, в силу того, что их эксплуатация не может контролироваться человеком полностью. При этом сам по себе робот не является источником повышенной опасности, опасной является его эксплуатация, которая начинается после того, как человек приведет его в действие. Если робот причинил вред чьему-то имуществу, то владелец робота будет отвечать перед потерпевшим как владелец источника повышенной опасности. Введение каких-либо специальных норм не требуется.

Возможно, впоследствии, если роботы будут распространены так же широко как, например, автомобили, возможно, законодатель введет обязанность регистрации прав на них. В целях упрощения идентификации владельца может быть создан соответствующий реестр.

Следует отметить, что на данный момент развитие робототехники не достигло того уровня при котором робот чем-либо отличался бы от простых вещей, функции которых автоматизированы, например производственная линия завода или «умный дом». Таким образом, говорить о необходимости законодательных нововведений преждевременно.

Читайте также
Добавить комментарий
Комментарии ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ