Минфин представил основные направления налоговой политики на ближайшие три года

13 апреля 2015 г. Государство 4 3104 Гэу Андрей

Минфин РФ подготовил документ «Основные направления налоговой политики 2016-2018 годы». На его основе будет верстаться бюджет на ближайшие три года. Главное отличие нынешнего плана от предыдущих – это сохранение конструкции фискальной системы без существенного изменения ставок и налоговой базы.

Так, правительство РФ не планирует повышения налоговой нагрузки на несырьевой сектор экономики в среднесрочной перспективе, вплоть до 2019 года, следует из документа.

Ставки акцизов на 2016 и 2017 годы предлагается оставить без изменений, а на 2018-й — проиндексировать на инфляцию из готовящегося трехлетнего макропрогноза. Также в следующие три года Минфин не намерен касаться системы страховых взносов во внебюджетные фонды. По части НДПИ на нефть и газ ведомство после серии налоговых маневров предлагает ничего не менять.

Из новых направлений в документе — увеличение стоимости амортизируемого имущества, которое позволит списывать на затраты бизнеса стоимость недорогого оборудования сразу при его вводе в эксплуатацию, а не через механизм постепенной амортизации.

В части НДС предлагаются точечные меры, направленные как на упрощение его возмещения, так и на борьбу с неправомерным возвратом. В первом случае предлагается наделить правом на заявительный порядок организации, предоставившие поручительство материнской компании. Во втором - налогоплательщика обяжут восстановить НДС, принятый к вычету по авансам, если поставка в течение определенного времени не состоялась.

Другая новация касается применения зарубежного опыта предварительного налогового контроля. Суть в том, что бизнес сможет заранее получить от Налоговой информацию о последствиях будущей сделки. Также Минфин предлагает расширить перечень информации, не относящейся к налоговой тайне, которую бизнес сможет запрашивать от ФНС в целях проверки контрагента на склонность к уклонению от налогов. Такая превентивная мера позволит избежать заключения сделки с недобропорядочными компаниями.

Среди других направлений плана: амнистия капиталов, снижение ставки налога на прибыль с 20% до 10% для новых промышленных предприятий.
Комментарии ЭКСПЕРТОВ
Гладких-Родионов Максим (Генеральный директор, аудиторская компания "Уверенность")

Как вы прокомментируете основные направления налоговой политики, подготовленные Минфином на ближайшие три года?

Фактически, документом консервируется существующее сейчас положение. Но есть ряд как негативных, так и позитивных планируемых изменений. К первым можно отнести еще большее расширение полномочий налоговых органов по квалификации сделок, а ко вторым – попытку разработать (вернее, заимствовать) систему предварительного налогового контроля. Такая система, при условии ее корректного внедрения, будет способна снизить налоговые риски предпринимателей.

Жолудев Михаил Леонидович (Генеральный директор, КПФМ (КОРПОРАТИВНОЕ ПРАВО И ФИНАНСОВЫЙ МЕНЕДЖМЕНТ))

Министерство Финансов РФ в этот раз подготовило достойный документ с достаточно взвешенными прогнозами. Давно следовало зафиксировать правила игры в части изменений налогообложения, которыми в последние годы «терзали» бизнес по нескольку раз в год, внося поправки в действующее налоговое законодательство.
Наиболее масштабное изменение в администрировании – введение тотального контроля за уплатой НДС. Показательный факт – только на волне ожиданий, что вся цепочка поставщиков-покупателей станет прозрачна для фискальных органов, бизнесмены стали существенно больше платить НДС по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.
Упрощение возмещения НДС – вопрос давно назревший, поскольку невозможность для многих добросовестных налогоплательщиком в разумные сроки возместить свои же деньги из бюджета приводила к снижению рентабельности собственного капитала и отвлечению ресурсов на судебные разбирательства с налоговиками.
Амнистию капиталов в нынешнем предлагаемом виде можно назвать удачной. Главное, чтобы власти смогли сдержать обещание и полностью исключили даже малейшую возможность давления на бизнес со стороны правоохранительных органов в части разбирательств по источникам возникновения возвращенного капитала. Единственный вопрос, который не нашел решения – каким образом не допустить попадание в Россию капиталов, имеющих откровенно криминальное происхождение (доходы от торговли наркотиками, например).
Введение новелл по предварительному налоговому контролю сделок также можно отнести к положительным. Такой порядок хорошо зарекомендовал себя в части европейских стран, но важно понять – как это будет реализовано в России? Понятна ли и осуществима в практическом плане данная процедура для бизнесменов? Ведь на сегодняшний день в Налоговом кодексе есть положение, согласно которому налогоплательщик освобождается от ответственности, если он руководствовался официальными разъяснениями МинФина и Федеральной налоговой службы. По опыту, зачастую, полученные из вышеупомянутых инстанций «отписки» не имеют однозначного толкования и, именно по этой причине, ими невозможно руководствоваться. Главное, чтобы институт предварительного налогового контроля был лишен названных недостатков.
Особого внимания достойны изменения в части выбора контрагентов. Сама эта тема кажется не вполне согласующейся с основными принципами российского налогового законодательства, и «требование проявления должной осмотрительности» в предлагаемом виде равносильно фиксации в налоговом праве презумпции вины налогоплательщика.
Специалистам МинФина следует озаботиться вопросом: каковы затраты бизнеса на проявление таких нововведений в части налоговой осмотрительности? В нынешнем виде это никак не согласуется с курсом на повышение экономической эффективности российского бизнеса.

Сороко Антон (Аналитик инвестиционного холдинга «ФИНАМ»)

Правительство сейчас прорабатывает много различных вариантов поддержки экономики, но один из ключевых – стабильная бюджетно-налоговая политика в сумме с прозрачным налогообложением малого и среднего предпринимательства. Полагаем, что в целом данные изменения в БНП соответствуют озвученному принципу, а наиболее существенные перестановки в большей степени приходятся на крупный бизнес, у которого есть возможность оперативно реагировать на решения правительства.

Необходимость изменений в сфере налогообложения ТЭК назрела давно, и она объясняется несколькими причинами. Во-первых, у российских властей есть задача по диверсификации местной экономики, то есть, по сокращению зависимости бюджета от нефтегазовых поступлений. Во-вторых, в связи с сокращением запасов легко добываемого «черного золота» необходимо осваивать месторождения с вязкой и сверхвязкой нефтью, а нынешнее налоговое законодательство, этому не очень способствует из-за высокой фискальной нагрузки, которая делает разработку таких месторождений нерентабельными. В-третьих, заметные изменения происходят в самой нефтяной отрасли, и чтобы она могла стремительно развиваться и дальше, требуется пересмотр текущей фискальной нагрузки на производителей. Также сейчас ко всему этому прибавляется еще одна проблема – фиксированная нагрузка на нефтянников, которая, по факту, убивает месторождения с высокими издержками. Замета НДПИ на НФР сделает налогообложение отрасли более гибким, позволит добывающим компаниям в меньшей степени сокращать инвестиции, так как чистая рентабельность месторождений станет менее зависимым от внешних рынков показателем.

Федосимов Борис (Генеральный директор, ОАО «Холдинг «Люди Дела»)

Как вы прокомментируете основные направления налоговой политики, подготовленные Минфином на ближайшие три года?

Политика, взятая правительством РФ, в лице Минфина, по подготовке и принятии основных направлений налоговой политики на каждые три года очень верная, поскольку позволяет не только государству, но и частным структурам, зарубежным инвесторам прогнозировать свое экономическое положение и риски.
Проблема только в одном: слова расходятся с делами. Уже не один раз чиновники разных уровней обещали, что налоговая нагрузка, как и налоговая система не будут меняться до 2018 года – это должно показать стабильность и привлекательность нашей налоговой системы! В реальности же совершенно другая картина: введен торговый сбор; измерены ставки налогов; убраны некоторые льготы; усилено налоговое администрирование и т.д и т.п. На первый взгляд кажется, ну что такого! Ну, изменили немного ставки (или предельные базы для исчисления страховых взносов, базы для исчисления других налогов); ну, убрали некоторые льготы; ну, уменьшили количество предприятий, которые могут работать на УСНО или ЕНВД… а на самом деле – это значительное увеличение налоговых поступлений во все уровни бюджета и, следовательно, сильное изменение налогового гнета. Людям, далеким от экономики, а уж тем более от налогов, легко затуманить восприятие «правильными словами»: «Мы сохраняем преемственность налоговой политики, не вводим новых налогов, не утяжеляем налоговое бремя…» - многие верят, но не понимают, почему они стали жить хуже!
Та же история с амнистией капиталов. Очевидно, что данный законопроект рассчитан на крупный бизнес. Декларирование своих зарубежных счетов, недвижимости и прочих активов средним, а уж тем более, малым бизнесом не даст необходимого экономического эффекта для РФ.
Несмотря на заявления, что к владельцам возвращенных капиталов не будет никаких претензий и вопросов об их источнике, предыдущие амнистии показали совершенно обратную ситуацию... и это пугает бизнесменов. Именно поэтому текущая редакция закона чрезвычайно либеральна! Но не надо забывать будущий эффект от такого декларирования, ведь не смотря на то, что штрафа по уплате налога на имущество (дивиденды и т.п.) не будет, но в будущем эти налоги придется заплатить в России, а это огромные деньги + контроль + возможная репатриация капитала!!
При этом, зарубежные власти озаботились возможными возвратами капиталов в Россию и инициировали проверки легальности источников российских денег в их банках. Цель понятна: в случае попыток вернуть эти деньги в Россию их просто отнимут, признав их полученными преступным путем. Но как ни странно, это может помочь нам, поскольку такие начавшиеся проверки реально напугали российских олигархов, а недавний пример Кипра, показал, что российские деньги не будет защищать никто! Поэтому, в большинстве случаев, амнистировать свой капитал будет выгодно, хотя бы только потому, что сократятся транзакционные издержки.
Что касаемо предварительного налогового контроля, то он уже действует и действительно выгоден крупным российским предприятиям, имеющим возможность не использовать никаких серых или черных схем оптимизации налогов!
И, конечно же, радует новация об усилении должной осмотрительности: похоже сбудутся прогнозы скептиков, которые еще много лет назад утверждали, что в структуре каждого бизнеса будет отдел экономической безопасности, собирающий сведения о всей цепочке поставщиков (бенефициаров) вплоть до первого производителя и сообщающего налоговым органам информацию о подозрительных сделках, лицах. Тогда налоговый контроль, по сути, станет самоконтролем - красивая утопия.

Комментировать
Добавить комментарий
Комментарии ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ
Читайте также