Минфин продолжает активную борьбу с офшорами

22 ноября 2013 г. Государство 3 3375 Гэу Андрей
1 Изображение Министерство финансов выступило с предложением, чтобы компании с материнским капиталом в других странах, но ведущие деятельность на российской территории, платили налоги в РФ. «Предлагаем ввести для юридических лиц, точно так же как и для физических, институт резидентства», - заявил замглавы Минфина Сергей Шаталов, выступая в Совете Федерации на заседании, посвященном борьбе с уклонением от уплаты налогов, неналоговых и таможенных платежей.

Принцип резидентства подразумевает «требование от резидентов–компаний, даже если они учреждены по законодательству другого государства, уплаты налогов с доходов, полученных от источников в РФ», - пояснил Шаталов. Таким образом, компании будут платить в России налоги не только с пассивных доходов из России (роялти, дивиденды, проценты по займам), но и с доходов, полученных по всему миру. Правда, в таком случае, должны соблюдаться договоренности по соглашениям об избежании двойного налогообложения.

Также перед властями стоит задача решить вопрос налогообложения контролируемых компаний. Речь идет о ситуациях, когда российская компания или российское физлицо учреждает бизнес в низконалоговой юрисдикции, и этот бизнес не распределяет прибыль в пользу учредителей: не выплачиваются дивиденды и нет никакой информации об обороте этих средств.

Отметим, что чаще всего владение российскими активами происходит через юрисдикции, с которыми заключены соглашения об избежании двойного налогообложения, в частности - это Кипр, Швейцария, Гонконг, Нидерланды, как наиболее популярные. Только на Кипре зарегистрировано более 170 тысяч российских компаний.
Комментарии ЭКСПЕРТОВ
Зайцев Максим (старший аналитик ИГ «Норд-Капитал»)

Как вы прокомментируете данную инициативу Минфина по борьбе с офшорами?

Данная мера безусловно будет способствовать увеличению налоговых поступлений, но в то же время сделает менее привлекательным российский рынок для компаний-нерезидентов тех стран, где нет договоренности с РФ об избежании двойного налогообложения.

С какими проблемами могут столкнуться российские холдинги с зарубежной пропиской в случае законодательного утверждения этой идеи?

В первую очередь данная инициатива коснется иностранных компаний, ведущих свою деятельность на территории РФ. Для российских холдингов с материнской компанией в оффшоре данная законодательная инициатива не несет каких-либо изменений.

Речкин Роман (Старший партнер Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С)

Как вы прокомментируете данную инициативу Минфина?

Предложение г-на Шаталина, видимо, представляет собой жест отчаяния: в бюджете, несмотря на высокую цену нефти, настолько не хватает денег, что государство готово решиться на радикальные меры в виде такого "сравнительно законного" способа отъема денежных средств.
Для понимания, речь не идет о налогообложении дохода иностранных компаний, полученных от источников в РФ - эти доходы и так уже облагается налогами в РФ. При выплате российской компанией в адрес иностранной компании дохода (в виде дивидендов, процентов по займам, роялти за использование объектов интеллектуальной собственности, доходов от недвижимости и др.) российская компания признается налоговым агентом и по налогу на прибыль (ст. 309 НК РФ), и по НДС (ст. 161 НК РФ).
Минфин РФ предлагает обложить налогом доходы ИНОСТРАННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ, причем - ПОЛУЧЕННЫЕ ЗА ПРЕДЕЛАМИ РФ. При условии, что российские налоговые органы такую иностранную компанию - посчитают, фактически - по каким-то своим произвольным критериям, налоговым резидентом РФ.
Во-первых, такой подход прямо противоречит международным договорам - соглашениям об избежании двойного налогообложения, которые у России заключены с 80 государствами. Каждое соглашение четко определяет, кто признается резидентом каждого из договаривающихся государств. Изменить международный акт односторонним волеизъявлением российских властей конечно невозможно.
Во-вторых, обосновать присвоение иностранной компании статуса налогового резидента РФ на практике может быть весьма сложно, даже если бенефициар (фактический владелец) иностранного бизнеса - на самом деле гражданин России. Например, российские государственные органы, несмотря на требование лично Путина В.В., так на смогли документально подтвердить, кто является бенефициаром (фактическим владельцем) аэропорта Домодедово. А это - стратегический объект, находящийся на территории России. Что уж говорить про доказательства того, кто является бенефициаром иностранной компании, не ведущей деятельности в РФ.
И, наконец, в-третьих, нужно учитывать закон сохранения энергии и массы: если где-то прибыло, значит в другом месте - неминуемо убыло. Если российское государство начнет облагать налогом доходы иностранных организаций, полученные за пределами РФ, тем самым оно либо лишит налогов с этих доходов иностранное государство по месту регистрации компании, либо - повторно обложит налогом доходы, с которых иностранная организация уже заплатила налоги - "своему государству", в котором она зарегистрирована. Любой из этих вариантов - очень сомнителен с точки зрения международного законодательства.
Поэтому данную инициативу нужно расценивать как "жест отчаяния", крайнюю меру, на которую бюджет вынужден идти из-за недостатка доходов в бюджете и отсутствия источников его пополнения.
К тому же эффективность данной меры вряд ли будет высокой, российские холдинги с зарубежной "пропиской" имеют все ресурсы и юридические возможности для необходимой корректировки, усложнения схемы владения активами. Структура их бизнеса станет еще более непрозрачной и запутанной, так, что у российского государства просто не будет возможности доказать российские "корни" иностранного бизнеса.

Пузырева Елена (Ведущий юрист консалтинговой группы «ТАКО»)

Как вы прокомментируете возможное введение института налогового резиденства?

Основное направление налоговой политики понятно – восполнение дефицита бюджета, в том числе и посредством «деофшоризации» отечественной экономики. Вместе с тем, такая инициатива Минфина, на наш взгляд, преждевременна: данные меры повлекут за собой не только очевидный отток иностранного капитала, но и станут стимулом для создания новых схем незаконной налоговой оптимизации.
Несмотря на то, что институт налогового резиденства уже давно применяется во многих странах мира, внедрение его у нас потребует немало времени. Во-первых, нормы о налоговом резидентстве, имеющие иностранные корни, могут просто не подпадать под терминологию, используемую в отечественном законодательстве. Во-вторых, в России отсутствуют соглашения об обмене налоговой информацией с большинством офшорных государств.
В этой связи, поскольку согласно общемировой практике компания считается резидентом страны, где заседают члены совета директоров, возникает проблема отнесения органов управления офшорной компании к налоговым резидентам РФ. Более того, информация о директорах и собственниках компаний в офшорных государствах не является публичной, поскольку даже не передается в государственные органы при регистрации компании.
Очевидно, что на холдингах, большинство которых зарегистрировано в офшорных странах, такая инициатива скажется отрицательно. При этом высока вероятность попыток ухода из-под понятия налогового резиденства, широко применяемыми в мировой практике способами (например, использование двух директоров, один из которых заседает в безналоговой юрисдикции и т.п.).
В этой связи, представляется целесообразнее и перспективнее не усиливать рамки, облагая дополнительно налогом иностранные компании в России, а создавать условия развития национального бизнеса, предоставляя соответствующие преференции.

Комментировать
Добавить комментарий
Комментарии ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ
Читайте также