В Совфеде предлагают изменить порядок и частотность внесения поправок в уголовно-процессуальный кодекс

24 октября 2016 г. Государство 3 1350 Иван Тихонов

Все изменения в УПК необходимо вносить отдельным федеральным законом и не чаще раза в год (1 марта). Кроме того, перед утверждением положения должны быть рассмотрены и одобрены Генеральной прокуратурой, Верховным судом и Федеральной палатой адвокатов. Такие нормы содержатся в законопроекте, разработанном сенатором Еленой Мизулиной.

Тем временем, г-жа Мизулина предлагает сделать исключение для правок о подсудности и подследственности уголовных дел, пишут «Известия». Все остальные правки необходимо утверждать не чаще раза в год.

Сенатор подчеркивает, что за 15 прошедших лет было принято около двухсот законов с правками в кодексе. Правки несут нестабильность, которая отрицательно влияет на правоприменительную практику, а также формирует отношение пренебрежения к УПК, то приводит к уклонению от соблюдения норм закона гражданами.

При получении отзывов вышеуказанных ведомств заключительное слово должно оставаться за генпрокуратурой. Именно она будет должна обобщать все полученные отзывы и на их основе готовить официальный отзыв.
Комментарии ЭКСПЕРТОВ
Неупокоев Владимир (Адвокат, Коллегия адвокатов "Грибаков, Поляк и партнеры")

Как Вы оцениваете предложение сенатора о смене порядка правок в УПК?

Раньше крепостных отпускали в "Юрьев день", законодатель должен вносить изменения в законодательство по мере актуальности этих изменений, а не приурочивать их к определенной дате.

Что касается учета всех сторон уголовного процесса - это всегда разумно, профессиональная аргументация позволяет избежать ошибок и, в последующем, не частить с изменениями.

Кайдан Игорь (Адвокат коллегии адвокатов "Тер-Акопов и партеры")

Как Вы оцениваете предложение сенатора о смене порядка правок в УПК?

Инициатива депутата, лично у меня, да и думаю у подавляющего количества коллег, вызывает положительную реакцию. Нужно прекратить этот законодательный вброс поправок в УПК, да и в УК, чуть ли не каждый месяц. Поймите, любая новая норма закона,несомненно, должна пройти через практическое применение практикующими юристами (следователями, прокурорами, судьями, адвокатами), нарабатывается правоприменительная практика, Верховный суд закрепляет эту практику в виде Постановлений пленумов. А у нас получается, что новая норма вступает в законную силу, только начинается практическое применение данной нормы, как появляется очередная корректировка этой нормы, которая вгоняет практикующих юристов в некий ступор, а как это на практике применять. Поэтому, на мой взгляд, один раз в год, по согласованию с заинтересованными ведомствами, рассматривать законопроекты в области уголовного и уголовно-процессуального законодательства, представляется наиболее правильным.

Баст Мария (Адвокат, председатель Ассоциации Адвокатов России за Права Человека)

Как Вы оцениваете предложение сенатора о смене порядка правок в УПК?

Считаю, что внесение каких-либо правок в законодательные акты – это право законодателя, на то есть законодательный орган, и ограничивать право законодательного органа осуществлять свою законодательную деятельность согласованиями с органами исполнительной власти, как, например, прокуратура или органами судебной власти, Верховный суд, например, это ставит законодательную власть в зависимость от других ветвей власти, что противоречит принципу разделения властей на исполнительную, судебную и законодательную.
Что касается консультаций с ФПА, то это институт гражданского общества, и органы государственной власти, все ее ветви, являются предметом общественного контроля со стороны институтов гражданского общества. Соответственно, для усиления контроля со стороны гражданского общества это можно считать усилением демократичности при внесении изменений в УПК РФ. Да и в целом законодательным органам нужно после соответствующих законодательных инициатив консультироваться с институтами гражданского общества, не только с ФПА, но и с правозащитными и иными организациями в зависимости от специфики изменений, т.е. с экологическими организациями, с профсоюзами и т.д.
Но ограничивать годовым периодом законодательную власть мы не имеем права. Сразу возникает вопрос, почему не 6 месяцев, не 1 один день – почему один раз в год и именно 1 марта? В чем причина календарной установки, что послужило основанием для предложение для годового ограничения?
Так как таких причин не может быть в принципе, и годовой период скорее всего взят с потолка, то в данном случае принципы разумности не работают. Кроме того, некоторые правки в законодательство, если они проведены с учетом мнения гражданского общества России, то, как показывает практика, только совершенствуют законодательство и являются устойчивыми, препятствовать законодателям в совершенствовании законодательства – по крайней мере, не оправдано и нарушает свободную законотворческую деятельность законодательного органа, тем более, законопроект не так просто принять, он проходит процедуры согласования сначала с депутатом законодательной инициативы, проходит согласование в комитетах, с фракциями, а потом выносится на рассмотрение ГД РФ, и затем проходит несколько чтений.
Нужно говорить о качестве законодательной деятельности, а ее качество обеспечивается уж точно не путем ограничения законодательной деятельности, а присутствием в парламенте дискуссии, плюрализма, многопартийности и независимостью депутатов, независимостью фракций, представленных в парламенте. Чем демократичнее парламент, тем качественнее законы, чем парламент менее демократичен, тем больше в нем законотворческих ошибок и злоупотреблений. Поэтому надо устранять причину некачественных законодательных изменений, а не бороться с законодательной властью, т.е. в России необходим демократический парламент.

Комментировать
Добавить комментарий
Комментарии ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ
Читайте также