СПОРНЫЕ ВОПРОСЫ ИСЧИСЛЕНИЯ СРОКОВ

Несмотря на все многообразие сроков и их различное предназначение порядок исчисления времени в материальных и процессуальных отраслях права должен быть понятным и удобным, по возможности единым, непротиворечивым и разумным.
Установленные в гл. 11 ГК, гл. 12 АПК, гл. 9 ГПК и ст. 103 УПК общие правила определения и исчисления сроков в основном совпадают. Наиболее подробно они изложены в Гражданском кодексе. Согласно ст. 190 ГК срок может определяться: календарной датой; истечением периода времени, исчисляемого годами, месяцами, неделями, днями или часами; указанием на событие, которое должно неизбежно наступить.
Если срок определен точной датой, например, 21 сентября 2001 г., или период времени обозначен такими датами, например, квартира сдается внаем на три месяца с 1 июня по 31 августа, необходимости обращаться к правилам исчисления сроков нет. Сложнее обстоит дело, когда срок определен только количеством дней, недель, месяцев или лет без указания их начального и (или) конечного моментов (дней). Согласно ст. 191 ГК, п. 3 ст. 96 АПК и ч. 3 ст. 100 ГПК течение срока, исчисляемого данными периодами, начинается на следующий день после календарной даты или наступления события, которыми определено его начало. В ст. 103 УПК то же самое правило о начале срока изложено иначе: "При исчислении сроков не принимается в расчет тот час и сутки, которыми начинается течение сроков". Статья 39 Транспортного устава железных дорог начало исчисления срока доставки груза устанавливает с 24 часов дня приемки груза для перевозки. Таким образом, во всех этих нормах начало юридического течения и исчисления срока определяется одинаково: с ноля часов дня, следующего за днем, в котором срок фактически начал течь, но не учитывается.
При исчислении сроков под днем, по общему правилу, понимаются полные сутки. Согласно ст. 80 Проекта Гражданского уложения царской России каждый день полагалось считать от полуночи до полуночи, а в параграфе 159 Свода английского гражданского права под редакцией профессора Э. Дженкса подчеркивается, что день состоит из 24 часов, начинается и оканчивается в полночь.
Для иллюстрации исчисления срока в днях Е. Суханов приводит такой пример. "Отгрузка товара по договору поставки, заключенному 15 июня, должна быть произведена в течение 10 дней с момента его заключения. Это означает, что срок отгрузки начался 16 июня, а потому и последним допустимым днем отгрузки следует считать 25 июня. Следовательно, момент (день), которым определено начало срока, не засчитывается в его продолжительность. Очевидно, что данное правило введено для упрощения подсчета срока (иначе его окончанием в данном случае пришлось бы считать 24 июня)" <*>. С последними утверждениями автора и аналогичными доводами О. Иоффе <**> вряд ли можно согласиться. Несовпадение дня фактического начала срока с днем его юридического начала (исчисления) несет в себе определенное противоречие и неясность и вместе с терминологической нечеткостью в законе и науке в определении (названии) этих двух дней создает дополнительные трудности. Если изменить дату заключения договора на 26 июня, то определение окончания даже 10-дневного срока будет уже не таким очевидным и упрощенным. Такое правило законодателем, по-видимому, введено для того, чтобы первый исчисляемый день срока был также полными сутками. По общему правилу и последний день срока продолжается до 24 часов. Невключение первого, неполного дня в срок при исчислении его только в днях составители Устава гражданского судопроизводства России 1864 г. объясняли тем, что справедливость требует, чтобы закон скорее предоставлял сторонам излишнее время, чем стеснял их.
--------------------------------
<*> Гражданское право. Том 1. Изд. 2-е. Под ред. Е.А. Суханова. М., 1998, с. 463 - 464.
<**> Иоффе О.С. Советское гражданское право. М., 1967, с. 238.
Правила определения последнего дня срока, установленные нормами материального и процессуального права, практически совпадают (ст. ст. 192 - 193 ГК, ст. 97 АПК, ст. 101 ГПК и ст. 103 УПК). При исчислении сроков неделями, месяцами и годами им является соответствующий день последней недели или соответствующее число последнего месяца (года). Однако законодатель не уточняет, какой из двух дней, указанных в ст. ст. 191 ГК, 96 АПК, 100 ГПК и 103 УПК, понимать под соответствующим днем (числом).
Распространено мнение, что этот день должен соответствовать названию или числу первого дня срока, а не предыдущему дню. Так, М. Брагинский указывает, что недельный срок, начавшийся в среду, признается истекшим в среду следующей недели <*>. М. Мирзоян, один из авторов Комментария к ГПК, считает, что, если решением суда об освобождении помещения, вступившим в законную силу 20 апреля, установлен месячный срок, то он истекает 21 мая, так как начинает течь с 21 апреля <**>. Аналогичную позицию занимают и другие юристы.
--------------------------------
<*> Комментарий части первой ГК РФ для предпринимателей. Изд. 2-е. М., 1999, с. 316.
<**> Комментарий к ГПК РСФСР. Под ред. М.С. Шакарян. М., 2000, с. 253.
Такое толкование окончания срока следует признать неправильным, ведущим к тому, что один и тот же день недели или число месяца будут учитываться дважды. Так, в указанных примерах неделя равна не семи, а восьми дням, а месячный срок на один полный день больше, причем без учета времени дня, определяющего начало срока, и независимо от того, полный он или нет. Общеизвестно, что календарный год длится с 1 января по 31 декабря (финансовый год в Великобритании и Канаде - с 1 апреля по 31 марта следующего года), месяц - с 1 по 30 или 31 число, а неделя - с понедельника по воскресенье. Во всех этих периодах времени очевидна одна закономерность: последний день по своему числу месяца или названию дня недели всегда предшествует числу (названию) первого дня. Водоразделом этих периодов является полночь. Представляется, что такой же, естественный календарный принцип заложен законодателем в ст. 191 ГК и аналогичных ей нормах процессуальных кодексов при определении последнего дня указанных периодов, начинающихся с любого другого, не первого числа месяца или дня недели.
Не допускающим двоякого толкования исчисление сроков урегулировано в Германском гражданском уложении 1896 г. (параграфы 187 и 188). При этом, если начало течения срока в ФРГ определяется началом дня (т.е. полуночью), то этот день включается в срок. Это правило распространено и на день рождения при исчислении возраста. Если начало течения срока определяется событием или моментом времени, которое наступит в течение дня, то этот день не включается в срок и исчисление срока начинается со следующего дня. Однако в обоих случаях срок, исчисляемый неделями, месяцами (годом, полугодием, кварталом), истекает с окончанием того дня последней недели или последнего месяца, который по своему названию или своему числу является таким же, что и день, предшествующий первому дню срока.
При таком исчислении начавшийся в среду недельный срок бесспорно закончится во вторник, окончанием годичного срока, исчисляемого с 19 декабря 1998 г., будет 18 декабря 1999 г., независимо от количества дней в году, которые подсчитывал Верховный Суд РФ, чтобы подтвердить годичный срок существования (возраст) общественного движения "Отечество". Лицо, родившееся в 10 часов 5 июня 1908 г., как писал профессор Л. Эннекцерус, один из разработчиков Германского уложения, достигло 21 года в полночь между 4 и 5 июня 1929 г.
В Японии исчисление возраста предусмотрено специальным законом 1902 г. и начинается также со дня рождения. Так, лицо, родившееся 1 апреля, достигнет совершеннолетия через 20 лет и по истечении 31 марта, т.е. в полночь. Согласно ст. 140 и 143 Гражданского кодекса Японии начало и конец срока в неделях и месяцах определяется аналогично Гражданскому уложению Германии.
Такой же порядок исчисления сроков предполагалось установить в Гражданском уложении России, в том числе при исчислении возраста. Согласно ст. 81 Проекта "срок, исчисляемый по неделям, месяцам, годам, оканчивается накануне того дня последней недели или месяца, который по своему названию или числу соответствует дню, с коего срок начался". Однако до 1964 г. российское гражданское право для исчисления сроков использовало нормы Устава гражданского судопроизводства 1864 г. и аналогичные им нормы ГПК РСФСР 1923 г., а правил исчисления возраста не имеет по настоящее время.
Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в Постановлении N 37816/95 от 5 марта 1996 г. указал, что месячный срок подачи апелляционной жалобы на решение суда от 19 июля 1995 г. оканчивался 19 августа 1995 г.
По-видимому, ссылаясь на Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ N 37816/95 от 05.03.1995, автор имел в виду Постановление Президиума ВАС РФ N 7816/95 от 05.03.1995. Если уголовное дело возбуждено 5 февраля, считает Р. Якупов, этот день в силу ст. 103 УПК не учитывается и месячный срок дознания истечет 5 марта <*>.
--------------------------------
<*> Комментарий к УПК РСФСР. Отв. ред. В.И. Радченко. М., 1999, с. 202 - 203.
По методике же представителей гражданского права и процесса месячный срок в этих случаях должен был бы заканчиваться 20 августа и 6 марта, так как начал течь (исчисляться) с 20 июля и 6 февраля.
Проявляя, на первый взгляд, последовательность, Президиум ВАС в Постановлении N 6071/98 от 1 декабря 1998 г. определил, что при предъявлении иска в арбитражный суд 7 октября 1997 г. трехгодичный срок исковой давности начал течь с 8 октября 1994 г., а исковые требования о взыскании процентов за более ранний период расценил как заявленные с пропуском давностного срока. Подобное исчисление срока исковой давности, регулируемое нормами материального, а не процессуального права, представляется ошибочным. В отличие от общего правила ст. 191 ГК и, например, императивного положения ст. 2879 Гражданского кодекса Квебека (Канада) 1994 г. о невключении в срок давности дня, с которого он начинается, ст. 200 ГК РФ прямо устанавливает течение данного срока не со следующего, а непосредственно со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Поскольку ст. 200 является специальной нормой, она имеет приоритет перед ст. 191 ГК и п. 3 ст. 96 АПК. В то же время в гл. 12 ГК нет специальной нормы об окончании срока исковой давности. Поэтому необходимо руководствоваться ст. 192 и другими общими нормами гл. 11 ГК об определении последнего дня срока. Поскольку фактически и юридически первым днем срока исковой давности является один и тот же день, то и последним днем срока может быть лишь день с тем же числом, что и первый день срока, так как другого числа, которому он мог бы соответствовать, нет. При таком порядке исчисления установленный законом срок давности всегда будет больше на время первого, чаще всего неполного дня. Подобное правило вполне разумно, поскольку оно упрощает и делает более удобным исчисление срока, начинающегося и заканчивающегося в одно и то же число. Оно справедливо и гуманно, поскольку всегда предоставляет лицу небольшой излишек времени ввиду того, что пропуск им данного срока может повлечь неблагоприятные последствия.
Следует также подчеркнуть принципиально важное положение о том, что общие нормы о сроках, как указывали разработчики проекта русского Гражданского уложения и немецкий профессор Л. Эннекцерус, являются нормами толкования и применяются лишь в случае сомнения и при условии, что из закона, других нормативно - правовых актов, распоряжения суда либо другого органа или из сделки не вытекает иная воля законодателя, судьи или сторон. Обоснованность этого положения сомнений не вызывает. Общие правила установлены законом безотносительно к многочисленным конкретным видам сроков. Устанавливая продолжительность их, законодатель вправе установить и особый, распространяющийся только на этот вид срока порядок его исчисления.
В Конституции РФ установлено более 40 различных сроков и лишь в 9-ти случаях конкретно указано, с какого момента или дня течет определенный ею срок. Например, согласно ч. 3 ст. 111 Государственная Дума рассматривает представленную Президентом кандидатуру Председателя Правительства в течение недели со дня внесения предложения о кандидатуре. В ГК 1964 г. шестимесячный срок принятия наследства или отказа от него установлен со дня открытия наследства, т.е. со дня смерти наследодателя (ст. ст. 546 и 528). По нашему мнению, в этих, как и в других нормах закона, где сроки определены с конкретного дня, этот день должен включаться в срок ввиду ясно выраженной воли законодателя. В приведенном примере Е. Суханова стороны сами установили 10-дневный срок отгрузки товаров с момента заключения договора поставки и, следовательно, сами включили этот день, 15 июня, в данный срок. Гражданский кодекс предоставляет контрагентам свободу в установлении условий договора, в том числе срока его исполнения, и не содержит запрета в определении иного начального момента течения срока, чем это установлено ст. 191 ГК. Подобный запрет предусмотрен лишь в отношении сроков исковой давности (ст. 198 ГК).
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР в определениях 1965 и 1974 гг. на основании ст. 103 УПК сделала выводы: "Лицу, совершившему преступление в день, когда ему исполнилось 18 лет, не может быть назначено лишение свободы свыше десяти лет, так как совершеннолетие наступает не в день рождения, а со следующих суток. Гражданин, совершивший уголовно наказуемое деяние в день своего рождения, достиг 16-ти лет в ноль часов последующих суток и не подлежал привлечению к уголовной ответственности". Эти положения нашли свое закрепление в п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. "О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних".
Выработанные Верховным Судом правила определения возраста, с которого наступает уголовная ответственность, не могут ограничиваться только сферой действия уголовного права. Точное определение возраста во многих случаях имеет принципиальное значение. Могут ли граждане, 19-й день рождения которых совпал с днем выборов или референдума, участвовать в них? В избирательных законах, инструкциях и методических рекомендациях Центральной избирательной комиссии ответа на этот вопрос нет. Если следовать логике Верховного Суда, то такие граждане не могут быть субъектами конституционного избирательного права, поскольку 18 лет им исполнится только по окончании дня рождения.
Вышеуказанные решения Верховного Суда возникли не на пустом месте и имеют давние, дореволюционные корни. Профессор Н. Таганцев в учебнике "Русское уголовное право" утверждал, что возраст определяется не от начала дня рождения, а от его окончания, т.е. от следующей за днем рождения полночи, а тринадцать лет заканчиваются с истечением 13-й годовщины дня рождения или по обыкновенному счету 14-го дня рождения.
Над ним, как и над современными его последователями, вероятно, довлело и довлеет требование уголовно - процессуального закона об исключении из расчета дня, которым определяется начало течения срока.
В ст. 78 УК РФ категорично сказано: "Сроки давности исчисляются со дня совершения преступления". Несмотря на это А. Рарог пишет: "Сроки давности начинают исчисляться с ноля часов суток, следующих за днем совершения преступления" <*>.
--------------------------------
<*> Комментарий к УК РФ с постатейными материалами и судебной практикой. Под ред. С.И. Никулина. М., 2000, с. 254.
Р. Якупов, считавший, что юридическое исчисление сроков давности в уголовном праве совпадает с их фактическим течением, ставил совсем не риторический вопрос: подлежит ли применению ст. 103 УПК к исчислению срока предварительного следствия, поскольку согласно ст. 133 УПК "в этот срок включается время со дня возбуждения уголовного дела". Разрешая его, ученый полагал, что ст. 103, как общая норма, обладает приоритетом, а "правило ст. 133, как не имеющее оснований для исключения из общего правила", отнес "к издержкам законодательной техники" <*>.
--------------------------------
<*> Якупов Р.Х. Исчисление процессуальных сроков в советском уголовном процессе: Учебное пособие. М., МССШМ МВД СССР, 1990, с. 16.

. В результате такого толкования время нахождения подозреваемого под стражей в первый день ареста (от нескольких минут до 23 часов 59 мин.) оказывается за пределами 10-дневного срока, что законным никак быть не может.. --------------------------------">Статья 90 УПК обязывает предъявить подозреваемому обвинение "не позднее 10 суток с момента применения меры пресечения" или отменить ее. Б. Безлепкин утверждает, что если 20 ноября у подозреваемого отобрана подписка о невыезде или он арестован, то независимо от времени применения этих мер пресечения до 24 часов 30 ноября ему должно быть предъявлено обвинение или отменена мера пресечения <*>. В результате такого толкования время нахождения подозреваемого под стражей в первый день ареста (от нескольких минут до 23 часов 59 мин.) оказывается за пределами 10-дневного срока, что законным никак быть не может.. --------------------------------

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ В ВАЛЮТНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЯХ  »
Комментарии к законам »
Читайте также
Популярные документы