НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПОСЛЕДСТВИЙ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ СДЕЛОК С ЦЕННЫМИ БУМАГАМИ

НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ СДЕЛОК
С ЦЕННЫМИ БУМАГАМИ
Д.В. МЕЩЕРЯКОВ
Мещеряков Данила Валерьевич - юрист (Москва).
Серьезной проблемой, возникающей при рассмотрении вопроса о недействительности сделок с ценными бумагами в российском праве и практике, является проблема применения последствий их недействительности. В российской и советской цивилистике существует значительное число работ, посвященных общим вопросам недействительности сделок. В частности, серьезное внимание им уделяли Д.М. Генкин, Н.В. Рабинович, И.Б. Новицкий, Ф.С. Хейфец. Однако последствия недействительности сделок с ценными бумагами имеют существенные особенности по сравнению с общими положениями о последствиях недействительности сделок. При этом вопросы недействительности сделок применительно к теории ценных бумаг освещены в гораздо меньшей степени. Законодательство о сделках с ценными бумагами и соответствующая правоприменительная практика не отличаются последовательностью и ясностью. Это обусловливает необходимость более детального рассмотрения вопроса о недействительности именно сделок с ценными бумагами.
Классификация последствий недействительности сделок. В соответствии с положениями ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. Эту особенность недействительных сделок отмечал еще Г.Ф. Шершеневич: "Недействительная сделка не производит таких юридических последствий, которых предполагалось достигнуть совершением ее. Зато недействительная сделка приводит к другим юридическим последствиям. Так как сделка недействительна, то все должно быть восстановлено в то положение, в каком находилось до совершения сделки" <*>.
--------------------------------
<*> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1995. С. 127.
В.М. Хвостов выделял непосредственное и посредственное действие недействительности сделки. При непосредственном действии права и обязанности из нее "уничтожаются вполне, а уничтоженные ею оживают" (то есть это прямое действие). Посредственное действие выражается в "обязанности восстановить состояние, которое имело бы место, если бы сделка не была совершена" <*> (для этого требуются действия субъектов).
--------------------------------
<*> Хвостов В.М. Система римского права. М., 1996. С. 188.
Некоторые исследователи разделяют все последствия недействительной сделки на юридические и имущественные. Так, Ф.С. Хейфец полагает, что под юридическими последствиями следует понимать признание сделки недействительной, а под имущественными последствиями - реституцию или взыскание в доход государства. Вряд ли эта классификация имеет практическое значение: она только усложняет систему последствий недействительной сделки.
Положение, сформулированное Г.Ф. Шершеневичем, - это основная идея, которой руководствуется и законодательство, и правоприменительная практика в отношении применения последствий недействительности сделок. Все последствия могут быть сгруппированы следующим образом.
Исключение возможности исполнения недействительной сделки. Последствия, направленные на исключение возможности исполнения недействительной сделки (в терминологии В.М. Хвостова - непосредственное действие).
Поскольку сделка признана недействительной, ее исполнение недопустимо. В этом отношении оспоримые сделки ничем не отличаются от ничтожных. Данное различие имело значение лишь на стадии признания сделки недействительной и определяло метод такого признания. В дальнейшем все сделки являются недействительными в равной степени.
Устранение последствий недействительной сделки. Последствия, направленные на устранение последствий недействительной сделки (в терминологии В.М. Хвостова - посредственное действие). К таким последствиям относится двусторонняя реституция: "Все, что на основании сделки было передано одним лицом другому, должно быть возвращено по принадлежности" <*>. Она имеет место в тех случаях, когда по сделке производилось исполнение, полное или частичное. Поскольку получение по сделке лишено правового основания и перехода прав не происходит, исполненное должно быть возвращено. К этой группе последствий можно отнести возмещение убытков в случаях, предусмотренных законом, а также признание недействительными последующих сделок в случаях, предусмотренных законодательством.
--------------------------------
<*> Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 127.
Предотвращение заключения недействительных сделок в будущем. Последствия, направленные на предотвращение в будущем заключения подобных сделок. К ним относятся меры государственного воздействия - взыскание полученного по сделке в доход РФ.
Таким образом, последствия недействительности сделки направлены на то, чтобы создать положение, аналогичное тому, которое имело бы место в случае, если бы сделка никогда не была совершена, и предотвратить заключение подобных сделок в будущем. Поэтому при строгом следовании этим доводам представляется теоретически обоснованным признание недействительными всех юридически значимых действий, совершенных приобретателем по недействительной сделке с ценными бумагами, в той степени, в которой это будет способствовать возвращению сторон в первоначальное положение, как если бы сделка не была совершена вообще. Такой подход соответствует строгим воззрениям римского права, последовательно применявшего принцип Nemo plus juris и все вытекающие из него последствия. Однако ни современное законодательство, ни практика не придерживаются такого строгого подхода, который не соответствует ни принципу справедливости, ни нуждам хозяйственного оборота.
Характер прав, реализуемых владельцами ценных бумаг. Необходимо установить, какие юридически значимые действия может совершить лицо, владеющее ценными бумагами, в чем заключается пользование бумагами.
В принципе, характер таких действий определяется природой прав, предоставляемых ценной бумагой. Согласно ст. 142 ГК РФ ценные бумаги удостоверяют имущественные права. Как следует из определения, содержащегося в ст. 2 ФЗ "О рынке ценных бумаг", эмиссионные ценные бумаги закрепляют совокупность имущественных и неимущественных прав. Л.Р. Юлдашбаева полагает, что такое несоответствие вызвано тем, что авторы ФЗ "О рынке ценных бумаг" считали термин "имущественные права" употребленным в ст. 142 ГК РФ в узком смысле <*> и сочли необходимым дополнить его.
--------------------------------
<*> См.: Юлдашбаева Л.Р. Правовое регулирование оборота эмиссионных ценных бумаг (акции, облигации). М., 1999. С. 22.
Исходя из широкого понимания имущественных прав как прав, служащих для удовлетворения потребностей лица <*>, все права из ценной бумаги являются имущественными, хотя такое толкование видится достаточно спорным. В то же время представляется бесспорным, что ценная бумага не может закреплять исключительно неимущественные права ее владельца. Таким образом, как мы видим, права из ценной бумаги могут носить как имущественный, так и неимущественный характер.
--------------------------------
<*> См., например: Эннекцерус Л. Курс германского гражданского права. Т. 1. Полут. 1. М., 1949. С. 262.
Недействительность сделок по реализации имущественных прав владельцев ЦБ. Все имущественные (в узком смысле) права, которые могут иметь владельцы ценных бумаг, возможно подразделить на вещные (варрант, коносамент <*>) и обязательственные (вексель, облигации). Решение вопроса о природе прав по закладной зависит от того, каким образом позитивное право определяет природу залога. В связи с тем, что современное российское законодательство склоняется к определению залоговых прав как обязательственных, права владельца закладной следует отнести к обязательственным правам <**>.
--------------------------------
<*> См.: Нерсесов Н.О. Представительство и ценные бумаги в гражданском праве. М., 2000.
<**> Противоположное мнение выражали Д.И. Мейер, К.П. Победоносцев.
Согласно ст. 153 ГК РФ сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Юридически значимые действия по реализации имущественного права (такие как предъявление ценной бумаги к исполнению должнику, чтобы получить datio in solvendi, получение дивиденда или иного дохода и т.д.) имеют целью изменение гражданских правоотношений. Поэтому их следует признать сделками. Из этого следует, что общие положения ГК РФ о недействительности сделок подлежат применению к таким действиям.
Осуществить пользование большинством ценных бумаг, удостоверяющих имущественные права, возможно только посредством распоряжения ими. Так, для чека, векселя, варранта пользование одновременно является и распоряжением (предъявление бумаги должнику для исполнения последним его обязательств или передача бумаги иному лицу в обмен на предоставление имущественного эквивалента). Например, в соответствии с правилами ст. 880, 882 ГК РФ чек может быть индоссирован (отчужден) или предъявлен к платежу.
Не останавливаясь подробно на вопросе отчуждения ценных бумаг, который подлежит отдельному рассмотрению, можно сделать следующие общие замечания относительно распоряжения (пользования) ценными бумагами.
Исполнение нелегитимному кредитору. В случае если по ценной бумаге было произведено исполнение ее предъявителю, а сделка, по которой он получил бумагу, признана недействительной, то исполнение в принципе произведено ненадлежащему кредитору. Однако ценные бумаги обладают принципом формальной достоверности, основанным на абстрактности ценных бумаг (п. 2 ст. 147 ГК РФ). В связи с этим возложение на должника дополнительного риска исполнения ненадлежащему кредитору было бы необоснованным. Поэтому должник обязан произвести исполнение по ценной бумаге, проверив соблюдение необходимых реквизитов и формы бумаги <*>. Такое исполнение признается надлежащим <**>. Несмотря на то что сделка с ценной бумагой была недействительной, управомоченное лицо (собственник) не вправе требовать признания недействительности сделки in solutionem, если должник действовал добросовестно.
--------------------------------
<*> О соотношении понятий реквизитов и формы ценной бумаги (ст. 142 ГК РФ) см. подробно: Белов В.А. Ценные бумаги в российском гражданском праве. М.: ЮрИнфоР, 1996.
<**> См., например: Саватье Р. Теория обязательств. М., 1972. С. 376.
Однако в соответствии с положениями ст. 167 ГК РФ полученное по недействительной сделке подлежит возврату, а в случае невозможности возвращения в натуре взыскивается стоимость полученного. Очевидно, что приобретатель бумаги по сделке, признанной недействительной, должен компенсировать собственнику стоимость ценной бумаги. Но это возможно только в том случае, если лицо, предъявившее бумагу к исполнению, совершило сделку, признанную недействительной, непосредственно с собственником (нет цепочки сделок). На практике, особенно при обороте предъявительских бумаг и ордерных бумаг с бланковым индоссаментом, права собственника часто остаются незащищенными. Тем не менее, исходя из нужд оборота и принципа формальной достоверности ценных бумаг, такой подход представляется обоснованным.
Последствия недействительности сделок и возможность виндикации. Недействительность сделок с ценными бумагами влечет за собой недействительность последующих сделок, направленных на отчуждение ценных бумаг, однако истребование ценных бумаг может оказаться невозможным в соответствии со ст. 302 ГК РФ. Во-первых, предъявительские ценные бумаги в принципе не подлежат виндикации. Во-вторых, любое имущество (в том числе именные и ордерные ценные бумаги) не может быть виндицировано у добросовестного возмездного приобретателя при выбытии вещи из владения собственника по его воле.
Вопрос о соотношении положений ст. 167 и 302 ГК РФ неоднократно рассматривался в литературе <*>. Принято считать, что последствия недействительности сделки не подлежат применению в том случае, если виндикация невозможна по правилам ст. 302 ГК РФ. В настоящее время судебно-арбитражная практика достаточно последовательно применяет данный подход <**>.
--------------------------------
<*> См., например: Витрянский В.В. Недействительность сделок в арбитражно-судебной практике // Гражданский кодекс России. Проблемы, теория, практика: Сб. памяти С.А. Хохлова. М., 1998. С. 141; Скловский К.И. Об идеологии защиты владения в современном гражданском праве // Проблемы современного гражданского права: Сборник статей. М.: Городец, 2000. С. 123.
<**> См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 29 сентября 1998 г. N 3239/98 // Вестник ВАС РФ. 1998. N 12; Постановление Президиума ВАС РФ от 25 ноября 1997 г. N 2848/97 // Вестник ВАС РФ. 1998. N 3.
Возврат полученного по недействительной сделке. Ценной бумагой (например, облигацией) может предусматриваться право на получение дохода, выплачиваемого периодическими платежами. В случае если доход за очередной период получен приобретателем бумаги по недействительной сделке, подлежат применению правила ст. 1107 ГК РФ: лицо, которое неосновательно получило или сберегло имущество, обязано возвратить или возместить потерпевшему все доходы, которые оно извлекло или должно было извлечь из этого имущества с того времени, когда узнало или должно было узнать о неосновательности обогащения. Следует отметить, что в случае невозможности виндикации согласно ст. 302 ГК РФ следует признать невозможность применения ст. 1107 ГК РФ аналогично ст. 167 ГК РФ.
Неимущественные (корпоративные) права. Права из такого вида ценных бумаг, как акции, можно условно подразделить на обязательственные и корпоративные (права участия) <*>. К последним можно отнести право участия в общих собраниях акционеров с правом голоса (для обыкновенных акций). В науке и практике остаются сомнения по поводу того, являются ли сделками действия по реализации корпоративных прав. Исходя из того, что корпоративные права акционеров - это их гражданские права (ценная бумага - институт гражданского права и не может предоставить права иного рода), а также применяя принципы равенства, автономии и имущественной самостоятельности сторон (п. 1 ст. 2 ГК РФ), определяющие гражданское правоотношение, можно сделать вывод о гражданско-правовой природе таких действий. Противники данного воззрения делают акцент на том, что реализация корпоративных прав основывается на отношениях власти и подчинения (акционер и общество). В качестве возражения можно привести тот аргумент, что и в традиционных гражданско-правовых отношениях лицо вправе ограничить свои права определенным образом и предоставить другому лицу права по отношению к себе.
--------------------------------
<*> См., например: Хвостов В.М. Система римского права. М., 1996. С. 65; Суворов Н.С. О юридических лицах по римскому праву. М., 2000. С. 105 - 107.
Проблема регулирования неимущественных (корпоративных) прав. В момент совершения юридически значимых действий (голосования на общем собрании акционеров) лицо осуществляет пользование своим гражданским субъективным правом. Спорным представляется вопрос о том, направлено ли такое действие на изменение гражданских правоотношений. В пользу и того, и другого воззрения можно привести в равной степени убедительные доводы. Практический же смысл вопроса заключается в том, что, если признать рассматриваемое действие сделкой, к нему подлежат применению и специальные нормы (в частности, положения ст. 49 ФЗ "Об акционерных обществах", определяющие возможность признания недействительным решения общего собрания акционеров), и общие нормы ГК РФ о сделках. Если считать, что это действие не является сделкой, к нему применяются только специальные нормы законодательства. Судебно-арбитражная практика не дает однозначного ответа на данный вопрос. Однако в случае признания недействительным договора купли-продажи акций (если количество акций значительно и могло повлиять на существо принимаемого общим собранием акционеров решения) суд признает недействительным решение общего собрания акционеров по требованию управомоченного лица. Поскольку ст. 49 ФЗ "Об акционерных обществах" не говорит о таком основании недействительности решения общего собрания акционеров, следует признать, что применяются общие положения о сделках.
Реализация корпоративных прав. Корпоративное право, право управления обществом, является основным в классическом понимании акции как ценной бумаги. В настоящее время, когда оборот акций достигает очень значительных масштабов, для профессиональных участников рынка ценных бумаг это право нередко является несущественным, что отмечает Лагар <*>. Зачастую профессиональные участники рынка ценных бумаг могут даже не иметь представления о сфере деятельности общества, участниками которого они являются. С их точки зрения акции равнозначны иным ценным бумагам, закрепляющим исключительно имущественные права. Такой подход может повлечь за собой негативные последствия для функционирования акционерных обществ. Однако применение последствий недействительности сделки не сказывается в этом случае на деятельности общества, поскольку лицо, получившее акции по недействительной сделке, не участвует в управлении обществом и не реализует корпоративные права. Поэтому акционерное общество не претерпевает негативных последствий.
--------------------------------
<*> См.: Кулагин М.И. Государственно-монополистический капитализм и юридическое лицо // Избранные труды. М., 1997. С. 55.
Более сложной является ситуация, когда сделка, направленная на передачу акций, признана недействительной, а приобретатель по этой сделке принимал участие в общих собраниях акционеров.
Возникает вопрос о возможности признания недействительными решений общего собрания акционеров с участием приобретателя акций по недействительной сделке в соответствии с положениями ст. 168 ГК РФ. В общем виде данный вопрос разрешается практикой положительно: ничтожность сделок с акциями может повлечь за собой и недействительность решений общего собрания акционеров <*>.
--------------------------------
<*> См., например: Постановление Президиума ВАС РФ от 13 апреля 1999 г. N 3518/98.
Однако практика не может руководствоваться исключительно формальным подходом. В частности, нередки ситуации, когда доля ценных бумаг, полученных по недействительной сделке, незначительна и использование не принадлежащего лицу корпоративного права не могло повлиять на принятое общим собранием акционеров решение. В этом случае требование правомочного лица о применении последствий недействительности сделки с ценными бумагами (признании решения общего собрания акционеров недействительным) можно рассматривать как случай злоупотребления правом, которое недопустимо в соответствии с п. 1 ст. 10 ГК РФ и вследствие этого не подлежит удовлетворению.
Следует отметить, что в судебно-арбитражной практике практически не используется положение абз. 2 п. 2 ст. 166 ГК РФ, позволяющего применять последствия недействительности ничтожной сделки по усмотрению суда, без соответствующего обращения заинтересованного лица.
Указанная позиция может быть обоснована тем, что широкий подход к применению последствий недействительности сделки в данном случае может существенно повлиять на права добросовестного третьего лица, в данном случае акционерного общества. В частности, в случае приобретения акций в порядке обращения (гл. 6 ФЗ "О рынке ценных бумаг") акционерное общество может вообще не иметь информации о совершенной сделке, особенно в случае осуществления учета прав на бумаги депозитарием. В связи с этим было бы необоснованным применять неблагоприятные последствия к обществу сверх обычных требований оборота. В то же время невозможно и полностью устранить возможность неблагоприятных последствий, поскольку акционерное общество является коммерческой организацией, ведущей предпринимательскую деятельность, а согласно п. 1 ст. 2 ГК РФ предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность. Очевидно, подобные последствия также должны быть отнесены на собственный риск акционерного общества, с учетом интересов всех заинтересованных лиц.
Основные выводы. Таким образом, судьба юридически значимых действий, совершенных приобретателем ценной бумаги по недействительной сделке, зависит от того, какие права из ценной бумаги он реализует.
1. При исполнении должником обязательства, удостоверенного ценной бумагой, собственник теряет право на бумагу, которая прекращает существование, и обладает лишь правом получения денежного эквивалента в порядке реституции, которая может затем осуществиться по цепочке сделок.
2. При получении приобретателем дохода по ценной бумаге последний подлежит реституции в порядке, предусмотренном ст. 1107 ГК РФ.
3. При реализации корпоративных прав судьба решений общества, принятых в результате юридически значимых действий приобретателя, зависит от того, требует ли собственник признания их недействительными, а также возможной степени влияния действий приобретателя на принятое решение.
ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 22.04.1996 N 39-ФЗ
"О РЫНКЕ ЦЕННЫХ БУМАГ"
(принят ГД ФС РФ 20.03.1996)
"ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ВТОРАЯ)" от 26.01.1996 N 14-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 22.12.1995)
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 26.12.1995 N 208-ФЗ
"ОБ АКЦИОНЕРНЫХ ОБЩЕСТВАХ"
(принят ГД ФС РФ 24.11.1995)
"ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ПЕРВАЯ)" от 30.11.1994 N 51-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 21.10.1994)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ Президиума ВАС РФ от 13.04.1999 N 3518/98
ПОСТАНОВЛЕНИЕ Президиума ВАС РФ от 29.09.1998 N 3239/98
ПОСТАНОВЛЕНИЕ Президиума ВАС РФ от 25.11.1997 N 2848/97
Журнал российского права, 2005, N 6

ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ДОКАЗЫВАНИЯ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ АДВОКАТА-ЗАЩИТНИКА В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ  »
Комментарии к законам »
Читайте также
Популярные документы