ДЛЯЩИЕСЯ АДМИНИСТРАТИВНЫЕ ПРАВОНАРУШЕНИЯ: ВОПРОСЫ ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ ПРАКТИКИ

ВОПРОСЫ ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ ПРАКТИКИ
Д.Н. БАХРАХ, Е.В. КОТЕЛЬНИКОВА
Бахрах Д.Н., доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель наук России.
Котельникова Е.В., заместитель начальника юридического отдела РО ФСФР России в УрФО, соискатель кафедры административного права УрГЮА.
1. В теории и на практике имеются разногласия по поводу отнесения того или иного деяния к длящимся правонарушениям. Это вызвано, в частности, отсутствием должного внимания со стороны правоведов к выработке критериев отнесения проступков к соответствующей группе и в целом к рассмотрению правовой природы данного вида деликтов.
Решение данного вопроса имеет важное значение для определения срока давности привлечения к административной ответственности, установленного ст. 4.5 КоАП РФ. Согласно п. 6 ст. 24.5 КоАП РФ производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое подлежит прекращению по истечении сроков давности привлечения к административной ответственности.
Длящийся характер правонарушений неразрывно связан с установлением срока давности привлечения к юридической ответственности за их совершение. Данный пресекательный срок обусловлен необходимостью разумного соотношения между публично-правовыми интересами государства и частноправовыми интересами субъектов <*>. Первые в данном случае направлены на обеспечение правопорядка с использованием мер административно-правового принуждения, вторые - с достижением целей осуществляемой деятельности, для чего необходимо сохранение стабильности экономических отношений, гарантирование свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств и т.д.
--------------------------------
<*> Указанное отмечается, в частности, в Постановлении Конституционного Суда РФ от 27.04.01 N 7-П // СЗ РФ. 2001. N 23. Ст. 2409; Определении Конституционного Суда РФ от 04.10.01 N 181-О // СЗ РФ. 2001. N 45. Ст. 4306.
Установление размера сроков давности привлечения к ответственности, с одной стороны, требует учета обеспечения неотвратимости наказания за допущенное нарушение, что невозможно или затруднительно при слишком коротких сроках <*>. С другой стороны, как верно отмечается в юридической литературе, необоснованное увеличение давностных сроков влечет за собой волокиту и неэффективность применения мер наказания <**>.
--------------------------------
<*> Такая ситуация в настоящее время сложилась, например, по делам об административных правонарушениях в области рынка ценных бумаг, т.к. во многих случаях становится невозможным провести в 2-месячный срок все необходимые мероприятия по сбору и оценке доказательств, а также разрешению дела по существу.
<**> См.: Калинина Л.А. Проблемы совершенствования законодательства об административных правонарушениях // Административная ответственность. М.: ИГП РАН, 2001. С. 35.
Анализ правоприменительной практики позволяет сделать вывод о росте доли длящихся административных правонарушений в общем количестве выявленных проступков <*>. Представляется, что причиной указанной тенденции является не только расширение количества составов длящихся правонарушений, содержащихся в КоАП РФ (признак длящегося прямо включен в значительное количество составов), но и сравнительная простота возможности реагирования на данные нарушения (с момента обнаружения, а не с момента совершения), а также вытекающая из этого заинтересованность должностных лиц, уполномоченных возбуждать дела, в доказывании именно длящегося характера выявленного нарушения. Сказанное подтверждает необходимость пристального внимания правоведов к проблеме правовой природы длящихся правонарушений.
--------------------------------
<*> Например, согласно некоторым данным, "удельный вес длящихся административных правонарушений требований пожарной безопасности составляет около 80% от общего количества выявленных проступков". Татарян В.Г. Административная ответственность за нарушение требований пожарной безопасности по новому КоАП РФ // Юрист. 2002. N 10. С. 4.
При рассмотрении вопросов длящихся правонарушений административисты традиционно заимствуют достижения уголовного права, однако КоАП РФ иначе, чем УК РФ, регулирует начало течения давностных сроков. Так, согласно ч. 2 ст. 4.5 КоАП РФ при длящемся административном правонарушении срок давности начинает исчисляться со дня обнаружения административного правонарушения. Согласно же ч. 1 ст. 78 УК РФ течение сроков давности начинает исчисляться со дня совершения преступления.
Представляется, что указанное различие обусловлено совокупностью признаков, характеризующих внешнее проявление проступка определенной категории, а также периодом причинения вреда общественным отношениям, охраняемым административными санкциями.
2. Длящееся правонарушение может выражаться в различных формах (уклонение от передачи, сокрытие прибыли, неявка в военкомат...). При этом в большинстве случаев объективная сторона данных деликтов состоит в бездействии (поведение, выражающееся в несовершении действия, которое лицо обязано было совершить в силу указания правовой нормы). Однако не может быть определен закрытый перечень соответствующих противоправных действий (бездействия), который позволил бы однозначно отнести соответствующий деликт к длящимся. Среди немногих терминов, прямо отражающих длящийся характер нарушения, - "уклонение" <*>.
--------------------------------
<*> Ефимичев П.С. Предмет и пределы доказывания по уголовным делам о налоговых преступлениях // Журнал российского права. 2001. N 9. С. 26.
Следует отметить тенденцию расширения терминологии законодательства в определении объективной стороны длящихся административных проступков. Например, 44 статьи КоАП РФ содержат указание на "нарушение порядка", 23 - "нарушение условий", 112 - "нарушение правил", 24 - "нарушение сроков", 32 - "нарушение требований". С одной стороны, такая детализация упрощает процесс правоприменения с точки зрения выявления признаков объективной стороны и осуществления верной квалификации правонарушения. С другой стороны, не всегда обоснованным является языковое разнообразие, с учетом отсутствия легальных определений используемых терминов, а также в ряде случаев их совместимость (в некоторых случаях лишняя). Так, на практике возникают сложности с выявлением критериев отнесения деяния к "уклонению" (12 статей КоАП РФ используют данный термин), "воспрепятствованию" (10 статей). В ряде случаев используемые в одном нормативно-правовом акте понятия могут быть равнозначными ("невыполнение" - 28 статей КоАП РФ и "неисполнение" - 14 статей КоАП РФ), находиться в отношениях подчинения ("нарушение требований законодательства" - 7 статей КоАП РФ и "нарушение установленных законодательством сроков" - 5 статей КоАП РФ), пересечения ("раскрытие информации" - ст. 15.19 КоАП РФ и "невыполнение законных требований").
Представляется необходимым проведение некоторой унификации используемых терминов. Даная проблема является общей для всего законодательства, а на уровне актов, устанавливающих юридическую ответственность, она обостряется с учетом возможных последствий в случае их нечеткости (может повлечь за собой как незаконное привлечение к ответственности, так и освобождение от нее в результате возникших сомнений).
С учетом разнообразия признаков, характеризующих внешнее проявление проступка определенной категории, для определения длящихся правонарушений необходимо учитывать такой критерий, как период причинения вреда общественным отношениям, являющимся объектом соответствующего правонарушения.
Для этого полезными остаются критерии, предложенные Постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 04.03.29 "Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям". С учетом данного акта, а также правоприменительной практики это деяние, сопряженное с последующим невыполнением обязанностей, возложенных нормами права.
В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении КоАП РФ" понятие длящегося правонарушения несколько расширено: им признается "такое административное правонарушение (действие или бездействие), которое выражается в длительном непрекращающемся невыполнении или ненадлежащем выполнении обязанностей, возложенных на нарушителя законом". Поскольку во многих случаях во исполнение закона издаются подзаконные акты, которые конкретизируют, формулируют и даже устанавливают обязанности, обеспечивающие исполнение требований законов (например, существующие правила паспортной системы), то в определение длящегося правонарушения после слова "законом" можно было бы добавить слова "или изданными на его основе подзаконными актами". Кстати, буквально на следующей строке Постановления Пленума сказано: "Невыполнение предусмотренной нормативным правовым актом обязанности..."
Дополнение признаков анализируемого деяния признаком "ненадлежащего выполнения" вполне правомерно. В частности, в налоговые, таможенные и иные органы нередко во исполнение обязанности сдать отчет, получить паспорт, зарегистрироваться и т.п. представляются ненадлежащим образом оформленные или не все необходимые документы.
Эти признаки означают, что после совершения деяния появляется обязанность по выполнению предписания, содержащегося в правовой норме. В данном случае может иметь место не только какое-то действие (бездействие), но и наступление определенного события.
"Не нуждается в доказательствах положение о том, что обязанность уплаты обязательных платежей не утрачивает своей юридической силы и после ее невыполнения в установленный срок" <*>. Проф. П. Яни также отмечает, что "и после наступления срока, т.е. тогда, когда преступление уже начало совершаться, лицо продолжает быть обязанным выполнить определенные действия, а потому деяние лица, часто называемое преступным состоянием, безусловно, является длящимся". При этом отмечается, что невыполненная обязанность не является уголовно-правовой (или административно-правовой); она лишь "подкрепляется действием" соответствующих норм, устанавливающих юридическую ответственность <**>.
--------------------------------
<*> Звечаровский И. Момент окончания преступлений, связанных с уклонением от уплаты обязательных платежей // Российская юстиция. 1999. N 9. С. 42.
<**> Яни П. Длящиеся преступления с материальным составом. К вопросу о квалификации преступного уклонения от уплаты налогов // Российская юстиция. 1999. N 1. С. 41.
Применительно к административным правонарушениям указанное подтверждается, в частности, положениями ч. 4 ст. 4.1 КоАП РФ, согласно которой назначение административного наказания не освобождает лицо от исполнения обязанности, за неисполнение которой административное наказание было назначено.
В юридической литературе делается вывод о появлении с момента совершения деликта у правонарушителя двух обязанностей: выполнить соответствующую обязанность (не исполненную ранее в установленном порядке) и понести юридическую ответственность за содеянное (при этом характер выполнения/невыполнения одной обязанности юридически не влияет на содержание другой) <1>. Это органично переплетается с гранью юридической ответственности, выявленной рядом отечественных правоведов, - опосредованное государственным принуждением исполнение обязанности <2>. "Основное назначение ответственности - это государственное принуждение к реальному исполнению обязанности, а не возложение добавочных обязанностей на лицо, совершившее противоправное действие" <3>. С данным тезисом связана и одна из основных функций юридической ответственности - восстановительная, понуждающая правонарушителя к правомерному поведению <4>.
--------------------------------
<1> Звечаровский И. Момент окончания преступлений, связанных с уклонением от уплаты обязательных платежей // Российская юстиция. 1999. N 9. С. 43.
<2> Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность (очерк теории). М.: Городец-издат, 2001. С. 86; Самощенко И.С., Фарукшин М.Х. Ответственность по советскому законодательству. М.: Юридическая литература, 1971. С. 58.
<3> Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность (очерк теории). М.: Городец-издат, 2001. С. 112.
<4> Липинский Д.А. Проблемы юридической ответственности / Под ред. д.ю.н., проф. Р.Л. Хачатурова. СПб.: Юридический центр Пресс, 2003. С. 108.
3. Длящееся правонарушение отличается непрерывным осуществлением состава в течение определенного периода времени. Можно выделить два вида таких правонарушений:
1) возникающие с момента совершения деяния (действия, бездействия), события;
2) возникающие по истечении определенного срока. Такой состав имеет место, когда истек установленный срок для правомерного исполнения соответствующей обязанности.
Значительное количество регулятивных норм, содержащихся в действующих правовых актах (особенно ведомственного характера), устанавливают не только необходимость исполнения субъектом права обязанности, но и определяют срок для совершения соответствующих действий. Оперативное исполнение такого рода требований обеспечивается в том числе наличием соответствующих охранительных норм, устанавливающих юридическую ответственность.
Так, около 60 статей КоАП РФ, устанавливающих составы административных правонарушений, содержат прямое указание на срок (невыполнение возложенной обязанности в установленный срок, несвоевременное выполнение, нарушение установленных сроков...).
Кроме того, КоАП РФ содержит нормы, предусматривающие административную ответственность за нарушение установленного порядка, что в ряде случаев включает в себя и нарушение срока (например, ст. 16.10 КоАП РФ: "Несоблюдение порядка внутреннего таможенного транзита или таможенного режима международного таможенного транзита" предусматривает ответственность за несоблюдение перевозчиком установленного таможенным органом срока внутреннего таможенного транзита или международного таможенного транзита).
Аналогичное толкование данных понятий прослеживается и в ряде судебных решений. Например, в процессе правоприменения ч. 2 ст. 15.19 КоАП РФ, устанавливающей ответственность за нарушение порядка раскрытия информации на рынке ценных бумаг, выработалась позиция о возможности привлечения по данной статье лиц, нарушивших сроки раскрытия данных сведений. Данный вывод подтверждается рядом судебных решений, вынесенных по результатам рассмотрения жалоб на постановления о назначении административных наказаний. В них, в частности, отмечается, что "невыполнение эмитентом как всех действий по раскрытию информации, так и какого-либо отдельного действия (несоставление в срок, непредставление в срок как ФКЦБ России, так и владельцам ценных бумаг, а также составление отчета с нарушением установленных требований) приводит к применению в отношении эмитента мер административной ответственности..." <*>.
--------------------------------
<*> Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 21.04.03 по делу N Ф04/1840-578/А45-2003, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 21.04.03 по делу N Ф04/1841-565/А45-2003. Информация о делах получена из правовой системы .
Указание в статье на срок (прямо или косвенно) - признак времени, являющийся конструктивным признаком состава правонарушения. До момента истечения срока для исполнения соответствующей обязанности говорить о противоправном неисполнении не представляется возможным. Соответственно в такого рода случаях неверным будет использование термина "неоконченное правонарушение", т.к. противоправное деяние еще даже не началось.
Как верно отмечено в письме ГТК РФ от 27 мая 2002 г. N 01-06/20585 "Об отнесении административных правонарушений к длящимся", "до наступления срока исполнения установленной обязанности лицом фактически не совершается никакое правонарушение, так как лицо вправе исполнить возложенную на него обязанность в любой момент и даже в последний день истечения указанного срока". Отсутствие признака времени означает отсутствие состава правонарушения. Состав правонарушения является органичной системой признаков, и отсутствие одного из них означает отсутствие состава в целом.
Констатировать же окончание формирования состава правонарушения можно сразу на следующий день после истечения соответствующего срока для исполнения обязанности (на этот момент в деянии содержатся все конструктивные признаки состава административного правонарушения).
Верно отмечено в Постановлении ФАС Московского округа, что "датой совершения административного правонарушения должен считаться день, следующий за последней датой предоставления отчетности, установленной нормативным актом" <*>.
--------------------------------
<*> Постановление ФАС Московского округа от 22.08.03 по делу N КА-А40/5938-03. Информация о деле получена из правовой системы .
4. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. содержится четкая рекомендация. "В случае совершения административного правонарушения, выразившегося в форме бездействия, срок привлечения к административной ответственности исчисляется со дня, следующего за последним днем периода, предоставленного для исполнения соответствующей обязанности". Учитывая, что Пленум дополнил понятие "длящегося" правонарушения признаком "ненадлежащего исполнения" в эту рекомендацию после слов "в форме бездействия" следует включить слова "ненадлежащего исполнения", то есть совершение действий, которые не могут быть признаны исполнением обязанности.
К сожалению, в тексте Постановления Пленума содержится положение, которое трудно признать обоснованным, четким, полезным: "Невыполнение предусмотренной нормативным правовым актом обязанности к установленному сроку не является длящимся правонарушением". (1) До истечения срока выполнения обязанности деяние вообще не является правонарушением. (2) На следующий день после истечения срока деяние становится начавшимся длящимся правонарушением. (3) А в последующие дни это уже длящееся правонарушение.
Представляется необоснованным и мнение ряда арбитражных судов о том, что "правонарушение, состоящее в невыполнении какой-либо обязанности в установленный законом срок, не считается длящимся" <*>. Данный вывод не является верным, если истечение срока для исполнения законно установленной обязанности не влечет ее прекращение.
--------------------------------
<*> Постановление ФАС Московского округа от 11 августа 2004 г. по делу N КА-А40/6970-04, Постановление ФАС Московского округа от 9 августа 2004 г. по делу N КА-А40/6710-04, Постановление ФАС Московского округа от 28 июля 2004 г. по делу N КА-А40/6349-04, Постановление ФАС Московского округа от 25.10.04 по делу N КА-А40/9878-04, Постановление ФАС Московского округа от 27.10.04 по делу N КА-А40/9663-04, Постановление ФАС Московского округа от 22.08.03 по делу N КА-А40/5938-03. Информация о делах получена из правовой системы .
------------------------------------------------------------------

Постановление ФКЦБ РФ от 02.07.2003 N 03-32/пс "О раскрытии информации эмитентами эмиссионных ценных бумаг" утратило силу в связи с изданием Приказа ФСФР РФ от 16.03.2005 N 05-5/пз-н "Об утверждении Положения о раскрытии информации эмитентами эмиссионных ценных бумаг". Наглядным примером являются дела об административных правонарушениях по ч. 1 ст. 15.19 КоАП РФ. В большинстве случаев объективная сторона данного деликта заключается в непредставлении эмитентом инвестору по его требованию предусмотренной законодательством информации. При этом в нормативном порядке установлены сроки исполнения обязанности по предоставлению соответствующей информации. В частности, ст. 91 ФЗ "Об акционерных обществах", п. 1.9 Положения о раскрытии информации эмитентами эмиссионных ценных бумаг (утв. Постановлением ФКЦБ РФ от 02.07.03 N 03-32/пс) <*> устанавливают 7-дневный срок для предоставления ряда документов по требованию акционеров. С учетом сохранения для заинтересованного лица актуальности выполнения данной обязанности и после истечения данного срока представляется неприемлемым мнение о том, что данное правонарушение не является длящимся и считается оконченным в момент истечения установленного срока для представления необходимых документов. Как верно отмечается в ряде постановлений по делам об административных правонарушениях, истечение законно установленного срока для представления информации инвестору не влечет прекращение соответствующей обязанности эмитента (профессионального участника рынка ценных бумаг). При этом в решении арбитражного суда по аналогичному делу отмечено, что "диспозиция ч. 1 ст. 15.19 КоАП РФ связывает привлечение к ответственности по данному основанию с фактом непредставления субъектом нарушения соответствующей информации в течение всего времени такого бездействия, носящего длящийся характер..." <**>.
--------------------------------
<*> Российская газета. 02.10.2003. N 197.
<**> Решение Арбитражного суда Свердловской области от 07.10.03 по делу N А60-24014/2003С5. Постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Челябинской области от 21.11.02 по делу N А76-12651/02-35-420. Информация о делах взята из архивов ФКЦБ.
Возможно, что решению рассматриваемого вопроса могут способствовать положения теории юридических фактов, ряд исследователей которой выделяет так называемые "состояния" <*>. "Дискуссионность проблемы длящихся преступлений во всех ее аспектах в немалой степени предопределяется недооценкой юридической природы правового состояния, в котором оказывается лицо с момента невыполнения в установленный срок соответствующей обязанности" <**>.
--------------------------------
<*> Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 2. М.: Юридическая литература, 1982. С. 178.
<**> Звечаровский И. Момент окончания преступлений, связанных с уклонением от уплаты обязательных платежей // Российская юстиция. 1999. N 9. С. 42.
Можно предположить, что длящийся характер действия такого юридического факта влечет за собой особого рода правовые последствия - длительная угроза (или длительное причинение вреда) общественным отношениям требует обеспечения возможности властных субъектов прекратить данное противоправное состояние в течение всего периода его существования.
Схожий вывод был сделан ФАС УрФО, указавшего в своем Постановлении, что, "поскольку выявленное правонарушение не устранено и его отрицательные последствия нарушения прав владельцев ценных бумаг продолжаются до настоящего времени, правомерен вывод суда о том, что данное правонарушения является длящимся" <*>.
--------------------------------
<*> Постановление ФАС УрФО от 14 августа 2003 г. по делу N Ф09-2458/03-АК. Информация о деле получена из архивов ФКЦБ.
Критерий протяженности ущерба ранее выделялся в уголовно-правовой литературе <*>, что может быть использовано для оценки последствий деликтов, наносящих вред общественным отношениям, охраняемым нормами административного права. Например, ст. 116 Налогового кодекса РФ устанавливает два состава правонарушения в зависимости от величины просрочки подачи заявления о постановке на учет в налоговом органе (90 дней и менее, более 90 дней). При этом в случае если нарушение налогоплательщиком установленного ст. 83 НК РФ срока составляет более 90 дней, размер штрафа автоматически увеличивается в 2 раза.
--------------------------------
<*> Кузнецова Н.Ф. Значение преступных последствий для уголовной ответственности. М.: Госюриздат, 1958. С. 128.
В рассматриваемом случае вред наносится не только в первоначальный момент образования состава административного правонарушения, но и на протяжении длительного периода времени, пока сохраняется актуальность исполнения соответствующего требования законодательства.
Применительно к вышеизложенной ситуации необходимо исходить из такой логической последовательности: несмотря на истечение срока для надлежащего (законного) исполнения обязанности для общества сохраняется ее актуальность, что влечет за собой и необходимость государственного контроля за исполнением правового предписания, и, в частности, возможность соответствующего реагирования с целью прекращения противоправного состояния.
Аналогичная точка зрения высказывается рядом правоведов, считающих, что "и после наступления срока, т.е. тогда, когда имеются уже все элементы состава преступления, лицо продолжает быть обязанным выполнить определенные действия, а потому-то деяние лица - уклонение от исполнения обязательства, часто называемое преступным состоянием, и является длящимся" <*>.
--------------------------------
<*> Пастухов И., Яни П. Умышленное невыполнение конституционной обязанности // Бизнес адвокат. 2002. N 13.
Актуален вопрос о возможности привлечения к административной ответственности субъектов, не выполнивших обязанностей, предусмотренных правовыми актами, за неисполнение которых ранее административная ответственность не была установлена, и не выполняющих эти обязанности, после того как за подобные длящиеся правонарушения законом установлена административная ответственность.
В качестве наглядного примера может быть рассмотрена ситуация, связанная с акционерными обществами, созданными в период действия ФЗ "О рынке ценных бумаг", но до момента вступления в силу КоАП РФ, выпуск ценных бумаг которых не прошел государственную регистрацию.
Существующая правоприменительная практика не отличается единообразием при разрешении подобных ситуаций. Например, в Постановлении апелляционной инстанции Арбитражного суда Тюменской области от 25.08.03 прямо сказано, что отсутствие государственной регистрации выпуска ценных бумаг не является длящимся правонарушением; с учетом отсутствия в 90-х годах административной ответственности за данное бездействие в настоящее время эмитент не может быть привлечен к ответственности <*>.
--------------------------------
<*> Постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Тюменской области от 25.08.03 по делу N А-70-1658/16-2003. Информация о деле получена из архивов ФКЦБ.
Представляется, что более обоснованной является иная точка зрения. Арбитражный суд Тюменской области в решении от 19.05.03 <*> рассмотрел заявление о признании незаконным постановления регионального отделения ФКЦБ о наложении административного наказания за недобросовестную эмиссию (ст. 15.17 КоАП РФ).
--------------------------------
<*> Решение Арбитражного суда Тюменской области от 19.05.03 по делу N А-70-1457/25-03. Информация о деле получена из архивов ФКЦБ.
Заявитель пояснил свои требования тем, что правонарушение длящимся не является; после введения КоАП РФ Общество не может быть привлечено к ответственности.
Но с 1996 года и до настоящего момента обязанность государственной регистрации выпуска ценных бумаг закреплена ФЗ "О рынке ценных бумаг" <*>. Кроме того, она регламентировалась и на подзаконном уровне многочисленными ведомственными актами, сменявшими друг друга (Стандарты эмиссии акций и облигаций и их проспектов эмиссии при реорганизации коммерческих организаций, утв. Постановлением ФКЦБ России от 12.02.97 N 8 <**>, Стандарты эмиссии акций при учреждении акционерных обществ, дополнительных акций, облигаций и их проспектов эмиссии, утв. Постановлением ФКЦБ России от 17.09.96 N 19 <***>, Стандарты эмиссии акций, размещаемых при учреждении акционерных обществ, и их проспектов эмиссии, утв. Постановлением ФКЦБ от 03.07.02 N 25/пс; Стандарты эмиссии ценных бумаг и регистрации проспектов ценных бумаг, утв. Постановлением ФКЦБ от 18.06.03 N 03-30/пс...).
--------------------------------
<*> Ранее аналогичная обязанность также содержалась в правовых актах, например в Положении об акционерных обществах (утв. Постановлением Совета Министров РСФСР от 25.12.90 N 601) // СП РСФСР. 1991. N 6. Ст. 92.; в Положении о выпуске и обращении ценных бумаг (утв. Постановлением Правительства РСФСР от 28.12.91 N 78) // СП РФ. 1992. N 5. Ст. 26.
<**> Вестник ФКЦБ России. 15.02.97. N 2.
<***> Вестник ФКЦБ России. 22.10.96. N 4.
Таким образом, обязанность зарегистрировать выпуск ценных бумаг возникла у эмитента с момента образования и сохраняется до настоящего времени. Данный вывод обусловлен еще и тем, что отсутствие государственной регистрации выпуска ценных бумаг влечет за собой ущемление прав инвесторов. В частности, согласно ч. 2 ст. 5 ФЗ "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг" владельцам ценных бумаг запрещается совершать сделки с принадлежащими ему ценными бумагами до регистрации отчета об итогах их выпуска.
Кроме того, бездействие общества, связанное с нерегистрацией выпуска ценных бумаг, автоматически влечет нарушение требований законодательства о ведении реестра акционеров. В реестре акционеров общества указываются сведения, предусмотренные правовыми актами Российской Федерации. Такие сведения предусмотрены, в частности, Постановлением ФКЦБ N 27 от 02.10.1997 "Об утверждении Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг". В соответствии с п. 3.2 указанного Положения в реестре должны быть указаны: дата государственной регистрации и государственный регистрационный номер выпуска ценных бумаг, наименование регистрирующего органа, осуществившего государственную регистрацию выпуска ценных бумаг.
Общество с момента создания совершило действие, сопряженное с последующим длительным невыполнением обязанности, возложенной законом. С 01.07.02 (дата вступления в силу КоАП РФ) указанное бездействие подпадает под признаки административного правонарушения, ответственность за совершение которого предусмотрена ст. 15.17 КоАП РФ. При этом в период действия ст. 12 ФЗ от 05.03.99 N 46-ФЗ "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг" <*> (до ред. Федерального закона от 30.12.2001 N 196-ФЗ <**>) данное деяние также являлось административно наказуемым и квалифицировалось по абз. 6 п. 1 данного Закона как "нарушение эмитентом установленных требований к проведению эмиссии ценных бумаг". До момента введения данной нормы законодательство устанавливало гражданско-правовые последствия указанного бездействия. Так, п. 7 Положения о выпуске и обращении ценных бумаг и фондовых биржах в РСФСР, утв. Постановлением Правительства РСФСР от 28 декабря 1991 г. N 78, устанавливал, в частности, что выпуск ценных бумаг, не прошедших государственную регистрацию в Министерстве экономики и финансов РСФСР, является незаконным, влечет за собой изъятие их у владельцев, изъятие выручки от продажи этих ценных бумаг у эмитента и ее возвращение их владельцам.
--------------------------------
<*> СЗ РФ. 1999. N 10. Ст. 1163.
<**> Российская газета. 31.12.2001. N 256.
5. Неоднозначной является практика привлечения к ответственности за нарушение срока регистрации страхователей в органах Фонда социального страхования.
Так, в арбитражный суд обратилось региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации с заявлением о взыскании с ООО "S" штрафа за несвоевременную постановку на учет в качестве страхователя по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.
При рассмотрении дела было установлено, что ст. 6 ФЗ от 24.07.1998 "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" установлен 10-дневный срок для регистрации страхователей в органах Фонда социального страхования. Ответственность за нарушение указанного срока данным Законом не предусматривалась и была установлена лишь Федеральным законом от 11.02.2002 N 17-ФЗ.
Из материалов судебного дела следует, что ООО "S" прошло государственную регистрацию в администрации города 20.10.1999. Заявление о регистрации в качестве страхователя по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний предприятие подало 16.01.2003.
Арбитражный суд указал, что обязанность страхователей зарегистрироваться в десятидневный срок со дня их государственной регистрации в органах страховщика предусмотрена частью 1 статьи 6 ФЗ от 24.07.1998 N 125-ФЗ. Поскольку ответственность за нарушение страхователями сроков регистрации в исполнительном органе Фонда введена ч. 2 ст. 8 ФЗ от 11.02.2002 N 17-ФЗ "О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2002 год", то такая ответственность может быть применена только к лицам, прошедшим государственную регистрацию с момента введения этого Закона в действие.
На основании изложенного региональному отделению Фонда социального страхования РФ в удовлетворении заявленных требований было отказано, так как государственную регистрацию ООО "S" прошло до введения в действие Федерального закона от 11.02.2002 N 17-ФЗ <*>.
--------------------------------
<*> Постановление ФАС Дальневосточного округа от 18.02.04 по делу N Ф03-А04/03-2/3727. Информация о деле получена из правовой системы .
По аналогичному делу ФАС Московского округа указал в своем Постановлении, что "в силу ст. 54 Конституции Российской Федерации никто не может быть привлечен к ответственности за деяние, которое на момент его совершения не считалось правонарушением. Правонарушение в виде несвоевременной регистрации имело место в 1998 году. Оно не является длящимся, поскольку ответственность наступает за нарушение 10-дневного срока постановки на учет" <*>. Такой вывод суда ошибочен. По истечении 10-дневного срока постановки на учет началось длящееся правонарушение.
--------------------------------
<*> Постановление ФАС Московского округа от 05.07.04 по делу N КА-А40/5538-04. См. также: Постановление ФАС Московского округа от 30.06.04 по делу N КА-А40/5382-04, Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 23.03.04 по делу N А29-5997/2003а. Информация о делах получена из правовой системы .
В Постановлениях Президиума ВАС РФ от 02.12.03 по делу N 11164/03, от 03.06.2003 N 1695/03 <*> изложена следующая фабула.
--------------------------------
<*> Информация о делах получена из правовой системы .
Лицо зарегистрировалось в качестве предпринимателя, осуществляющего деятельность без образования юридического лица, до вступления в законную силу ФЗ от 15.12.2001 N 167-ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации". П. 1 ст. 11 ФЗ N 167-ФЗ установлен срок для регистрации страхователей в территориальных органах страховщика (на момент рассмотрения данных споров - 30 дней со дня государственной регистрации, получения лицензии на осуществление определенной деятельности). Нарушение страхователем установленного названным законодательным актом срока регистрации влечет взыскание штрафа.
С заявлением о регистрации в качестве страхователя в территориальный орган страховщика предприниматель обратился спустя длительный промежуток времени (в том числе спустя год после вступления в силу ФЗ N 167-ФЗ).
Управлением Пенсионного фонда проведена камеральная проверка, по результатам которой принято решение о привлечении предпринимателя к ответственности в виде штрафа на основании статьи 27 Федерального закона N 167-ФЗ.
Президиум ВАС РФ посчитал, что поскольку в ст. 11 ФЗ N 167-ФЗ установлен срок исполнения этой обязанности и ст. 27 введена ответственность за ее нарушение, то такая ответственность может быть применена только к лицам, прошедшим государственную регистрацию (получившим лицензию) с момента введения этого Закона в действие. На основании указанного постановление о привлечении к административной ответственности было отменено.
Хотя такой акт принят Президиумом ВАС РФ, с ним трудно согласиться.
Более обоснованной представляется позиция по данному вопросу, высказанная ФАС УрФО <*>. В частности, им указывается, что "нарушение срока регистрации в качестве страхователя у страховщика является длящимся нарушением, поскольку характеризуется непрерывным осуществлением состава данного противоправного деяния. Оно начинается с момента совершения противоправного действия (бездействия) и кончается вследствие действия самого виновного, направленного к прекращению правонарушения, или наступления событий, препятствующих его совершению...".
--------------------------------
<*> Постановление ФАС УрФО от 11.02.04 по делу N Ф09-198/04-АК. Информация о деле получена из правовой системы .
Поскольку лицо своей обязанности по регистрации в качестве страхователя в органах ФСС в установленный законодательством срок не исполнило, суд посчитал, что к нему правомерно применена штрафная санкция. При этом совершенно обоснованно указано, что самостоятельное обращение с заявлением о постановке на учет может быть расценено лишь как обстоятельство, смягчающее ответственность (а не как обстоятельство, освобождающее от нее).
Из рассмотренных примеров можно сделать вывод о том, что если нормой права установлена ответственность (в том числе впервые), то она распространяется на те деяния, которые начаты до ее вступления в законную силу и продолжались (длящиеся правонарушения) после ее вступления в силу. Представляется, что в этом случае виновный должен нести ответственность только за ту часть деяния, которая имела место после вступления устанавливающей ответственность нормы Закона в силу <*>.
--------------------------------
<*> Бахрах Д.Н. Действие норм права во времени: Теория, законодательство, судебная практика. М.: Норма, 2004. С. 125.
Во-первых, до момента введения в действие ФЗ N 167-ФЗ законодательство содержало обязанность по регистрации в качестве страхователя (без возможности привлечения к административной ответственности) - ч. 2 ст. 9 и п. 1 ч. 2 ст. 12 Федерального закона от 16.07.99 N 165-ФЗ.
Во-вторых, с вступлением в силу ФЗ N 167-ФЗ данная обязанность сохраняется.
Интересно отметить, что ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении от 05.11.02 по делу N 967/5 (дело в ВАС N 169503) <*> указал, что "в соответствии со статьями 1, 2, 4 Федерального закона от 16.07.99 N 165-ФЗ "Об основах обязательного социального страхования" и статьями 1, 2 Федерального закона от 15.12.01 N 167-ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" обязательное пенсионное страхование в Российской Федерации является составной частью обязательного социального страхования, подчиняется его общим принципам и задачам. В свою очередь, обязательное социальное страхование - часть государственной системы социальной защиты населения, одним из принципов которой является всеобщий, обязательный характер социального страхования". Суд пришел к выводу, что, "исходя из принципа обязательного, всеобщего характера пенсионного страхования, направленного на социальную защиту населения в Российской Федерации, регистрация в территориальных органах Пенсионного фонда Российской Федерации в качестве страхователей обязательна для всех лиц, являющихся страхователями в силу статьи 6 Закона, в том числе созданных до вступления в силу данного Закона. При этом, как правомерно указал суд апелляционной инстанции в своем Постановлении, тридцатидневный срок, установленный для регистрации в территориальных органах страховщика, подлежит исчислению с 17.12.01" (дата вступления в силу ФЗ N 167-ФЗ).
--------------------------------
<*> После принятия данного решения Президиумом ВАС РФ судебная практика отличается единообразным решением аналогичных дел. См., например: Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 4 ноября 2003 года по делу N Ф08-4338/2003-1674А, Постановление ФАС Уральского округа от 23 июня 2004 года по делу N Ф09-2528/04-АК, Постановление ФАС Поволжского округа от 4 сентября 2003 года по делу N А 65-7098/2003-СА2-38, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 24 декабря 2003 года по делу N А05-5930/03-300/20, Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 5 февраля 2004 г. по делу N А74-1822/03-К2-Ф02-108/04-С1, Постановление ФАС Дальневосточного округа от 3 августа 2004 года по делу N Ф03-А59/04-2/1946, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 16 марта 2004 года по делу N Ф04/1351-406/А27-2004, Постановление ФАС Московского округа от 26 мая 2004 г. по делу N КА-А40/3759-04. Информация о делах получена из правовой системы .
6. КоАП РФ связывает срок давности привлечения к ответственности с моментом обнаружения длящегося правонарушения. "Необходимо иметь в виду, - правильно указывается в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ, - что днем обнаружения длящегося административного правонарушения считается день, когда должностное лицо, уполномоченное составлять протокол об административном правонарушении, выявило факт его совершения" <*>. Представляется, что днем обнаружения в случаях, если это очевидно, можно считать день фактического обнаружения неисполнения обязанности, а в случаях, требующих анализа документов, фактов - день составления акта камеральной или выездной проверки.
--------------------------------
<*> Аналогичная формулировка используется в актах, регулирующих дисциплинарную ответственность. Так, в ст. 88 Дисциплинарного устава вооруженных сил РФ сказано, что дисциплинарное взыскание на военнослужащего налагается не позднее 10 суток с того дня, когда командиру (начальнику) стало известно о совершенном проступке.
"Срок давности привлечения к административной ответственности за правонарушения, по которым предусмотренная нормативным правовым актом обязанность не была выполнена к определенному в нем сроку, начинает течь с момента наступления указанного срока", - сказано в четвертом абзаце п. 14 Постановления. Представляется, что здесь допущена грамматическая ошибка: не с момента наступления, а после даты окончания срока исполнения обязанности, после того как совершено правонарушение, начинает течь срок давности привлечения к административной ответственности.
Нередко на практике возникает вопрос о том, что делать, если срок давности привлечения к ответственности истек, а обязанность не выполнена, правонарушение продолжается. Представляется, что в подобном случае следует вновь обнаружить его, составить новый протокол об административном правонарушении. Независимо от того, почему в установленный срок виновный не был наказан, продолжаемое, злостное нарушение закона не должно быть безнаказанным. Данное предложение, безусловно, требует выработки дополнительных критериев возможности последующей реакции уполномоченных органов на продолжение противоправного деяния. К таким условиям "повторного обнаружения" может быть отнесено наличие промежуточного указания на необходимость устранить допущенное нарушение с установлением необходимого и достаточного срока для этого (например, путем направления представления или предписания об устранении нарушения).
К сожалению, КоАП РФ не предусмотрел приостановление течения срока давности привлечения к ответственности со дня поступления дела в суд. В результате возникают такие ситуации: суд первой инстанции, рассматривая дело об административном правонарушении по заявлению государственного органа или по жалобе на постановление государственного органа, не считает возможным привлечь лицо к ответственности. Такое постановление суда обжалуется в суд второй инстанции, оно отменяется, и дело направляется на новое рассмотрение. А повторно рассмотреть дело и вынести решение о привлечении к ответственности не позволяет истекший срок давности.
7. В Постановлении Президиума ВАС РФ от 10.04.02 N 3611/01 <*> рассмотрена следующая ситуация. Инспекция Министерства Российской Федерации по налогам и сборам обратилась в Арбитражный суд с иском к банку о взыскании штрафа за несообщение налоговому органу сведений об открытии счетов организацией.
--------------------------------
<*> Вестник ВАС РФ. 2002. N 8. С. 8 - 9.
В ходе проверки налоговой инспекцией установлен факт несообщения банком в налоговый орган в установленный п. 1 ст. 86 Налогового кодекса РФ пятидневный срок об открытии валютных счетов ОАО, о чем составлен соответствующий акт от 28.09.2000.
На основании акта проверки инспекцией принято решение от 27.10.2000 о привлечении банка к налоговой ответственности, предусмотренной п. 2 ст. 132 Налогового кодекса РФ.
Принимая решение об удовлетворении иска, судебные инстанции исходили из положений п. 1 ст. 86 Кодекса, предусматривающей обязанность банка сообщить налоговому органу об открытии или закрытии счета организации в пятидневный срок со дня соответствующего открытия или закрытия такого счета. Поскольку сообщения инспекции в установленный срок банком не направлены, требование истца признано правомерным.
Президиум ВАС РФ посчитал данные выводы ошибочными по следующим основаниям. Согласно п. 2 ст. 132 Кодекса ответственность банка установлена за несообщение банком налоговому органу сведений об открытии или закрытии счета организацией или индивидуальным предпринимателем. Банк сообщил налоговому органу об открытии валютных счетов ОАО 18.09.2000, счета зарегистрированы.
Таким образом, сообщение направлено банком до выявления налоговым органом факта ненаправления этого сообщения.
Ответственность в случае несвоевременного сообщения налоговому органу об открытии или закрытии счетов организациям, в том числе за нарушение срока, установленного п. 1 ст. 86 Налогового кодекса РФ, упомянутой выше нормой не установлена.
При этих обстоятельствах судом необоснованно расширена сфера действия нормы о налоговой ответственности.
Из этого акта правосудия можно сделать общий вывод о том, что, если субъект права добровольно выполнил обязанность, срок исполнения которой составом правонарушения не предусмотрен, до привлечения его к ответственности за это длящееся правонарушение, его нельзя привлекать к ответственности за нарушение срока выполнения обязанности.
8. Длящееся правонарушение оканчивается вследствие наступления следующих юридических фактов.
1. Действий:
а) виновного лица (например, добровольная ликвидация юридического лица, совершающего правонарушение);
б) других лиц (например, принудительная ликвидация юридического лица, совершающего правонарушение, изъятие вещей, явившихся предметами административного правонарушения).
2. Событий (например, смерть физического лица, совершающего правонарушение).
Необходимо учесть возможность прекращения длящегося правонарушения фактически (путем исполнения обязанности, в результате изменения законодательства и т.д.) и юридически (в частности, путем привлечения виновного к ответственности).
Представляется, что длящееся правонарушение может считаться прекращенным юридически с момента вступления в силу постановления по делу. Соответственно, спорно мнение о том, что "противоправное действие (бездействие) при длящемся проступке продолжается вплоть до момента его выявления, поэтому к юридическому факту, подтверждающему наличие длящегося проступка, относится его обнаружение, со дня которого начинается исчисление сроков давности привлечения к административной ответственности" <*>. В такой ситуации продолжение деликта может иметь место и после возбуждения дела, при этом степень общественного вреда от него автоматически не снизится.
--------------------------------
<*> См. комментарий к ст. 4.5 КоАП РФ: Агапов А.Б. Постатейный комментарий к КоАП РФ. М.: Статут, 2002.
Следует отметить, что при прекращении правонарушения юридически не обязательно имеет место привлечение к ответственности, т.е. вынесено ли постановление о назначении наказания. В ряде случаев, несмотря на наличие правонарушения, выносится постановление о прекращении производства по делу (при малозначительности в соответствии со ст. 2.9 КоАП РФ, при истечении срока давности, исчисляемого с момента обнаружения правонарушения), что, однако, не означает, что незаконное действие (бездействие) фактически прекратилось.
Таким образом, в случае юридического прекращения правонарушения в реальности имеет место единое деяние, однако юридически дальнейшее противоправное деяние необходимо расценивать как повторное.
В рассматриваемом примере не подлежит применению норма п. 7 ст. 24.5 КоАП РФ, согласно которой производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению при наличии по одному и тому же факту совершения противоправных действий (бездействия) лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, постановления о назначении административного наказания либо постановления о прекращении производства по делу об административном правонарушении.
Без такого решения вопроса наказание превратилось бы в подобие "индульгенции" ("грамоты об отпущении грехов"), т.к. позволило бы виновному продолжать правонарушение после обнаружения деликта уполномоченными должностными лицами государственного органа и соответствующей реакции на него.
Необходимо напомнить, что ч. 4 ст. 4.1 КоАП РФ четко устанавливает, что "назначение административного наказания не освобождает лицо от исполнения обязанности, за неисполнение которой административное наказание было назначено". Неисполнение обязанности и после вступления в силу постановления о наложении наказания за такое деяние в соответствии со ст. 4.3 КоАП РФ - отягчающее ответственность обстоятельство (продолжение противоправного поведения).
Таким образом, в рассматриваемой ситуации мы имеем дело с необходимой юридической фикцией. Ее отсутствие влечет безнаказанность деятельности, злостно нарушающей соответствующие нормы законодательства в случае, если лицо привлекалось к ответственности за данный факт.
Так, вряд ли вызывает сомнения, что факт привлечения родителя к ответственности по ч. 1 ст. 157 УК РФ за злостное уклонение от уплаты по решению суда средств на содержание несовершеннолетних детей не снижает актуальность выполнения соответствующей обязанности и не исключает возможность повторного наказания виновного.
Показательным является следующее дело об административном правонарушении. Постановлением от 09.06.2003 N 12 государственного инспектора по использованию и охране земель предприниматель Р. привлечен к административной ответственности, предусмотренной ст. 7.1 КоАП РФ за нарушение земельного законодательства, выразившееся в использовании земельных участков без оформленных в установленном порядке правоустанавливающих документов на землю под зданиями магазинов в виде взыскания штрафа в размере 2000 руб.
Предприниматель Р. обратился в Арбитражный суд Челябинской области с заявлением к Комитету по земельным ресурсам и землеустройству о признании незаконным Постановления от 09.06.2003 о привлечении к административной ответственности, предусмотренной ст. 7.1 КоАП РФ.
Решением суда от 30.09.2003 заявленные требования удовлетворены. Постановление от 09.06.2003 N 12 Комитета по земельным ресурсам и землеустройству признано незаконным, принятым в нарушение п. 7 ст. 24.5 КоАП РФ и отменено.
Удовлетворяя заявленные требования, суд, руководствуясь п. 7 ст. 24.5 КоАП РФ, исходил из того, что по данному факту Постановлением от 21.02.2003 N 2 предприниматель уже был привлечен к административной ответственности по ст. 7.1 КоАП РФ.
ФАС УрФО оставил решение Арбитражного суда Челябинской области в силе со ссылкой на Постановление о привлечении к административной ответственности от 21.02.2003 N 2, также применив в данном случае п. 7 ст. 24.5 КоАП РФ, согласно которому наличие по одному и тому же факту совершения противоправных действий (бездействия) лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, постановления о назначении административного наказания, является обстоятельством, исключающим производство об административном правонарушении <*>.
--------------------------------
<*> Постановление ФАС УрФО от 19.11.03 по делу N Ф09-3928/03-АК. Информация о деле получена из правовой системы .
Таким образом, неприятие указанной выше юридической фикции влечет на практике невозможность применения мер принуждения к лицам, продолжающим противоправное поведение, несмотря на наличие официального порицания. При этом в большинстве случаев продолжение данного деяния является умышленным, выражает явное неуважение к обществу, влечет повышение степени вреда общественным отношениям, что в ряде случаев должно влечь и ужесточение наказания.
Ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ устанавливает, что нарушение законодательства о труде и об охране труда влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от 5 до 50 минимальных размеров оплаты труда. А ч. 2 ст. 5.27 гласит, что нарушение указанного законодательства лицом, ранее подвергнутым административному наказанию за аналогичное административное правонарушение, влечет дисквалификацию на срок от одного года до трех лет.
В случае если мы допускаем названную юридическую фикцию, возникает вопрос о моменте возникновения возможности повторного привлечения за длящееся правонарушение.
Так, в юридической литературе отмечается, что "инспектор из федеральной инспекции по труду может привлечь должностное лицо к ответственности по ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ, а затем спустя три недели повторно выявить нарушение, которое лицо в силу короткого промежутка времени не успело устранить. Это будет основанием для привлечения его к ответственности по ч. 2 ст. 5.27 КоАП РФ" <*>.
--------------------------------
<*> Шигин Н.С. Дисквалификация. Проблемы реализации и применения на практике // Административная ответственность. Вопросы теории и практики / Отв. ред. Н.Ю. Хаманева. М., 2004. С. 145.
В качестве возможного варианта разрешения данной ситуации может быть предложено истечение срока, необходимого и достаточного для исполнения соответствующей обязанности (с учетом необходимости исполнения всех "сопутствующих" требований правовых актов). Моментом начала течения указанного срока является вступление в законную силу первого постановления.
Примером необходимости предоставления такого срока можно признать положения законодательства об акционерных обществах. Так, в случае выявления недобросовестной эмиссии ценных бумаг (ст. 15.17 КоАП РФ) в форме непредставления документов на государственную регистрацию выпуска ценных бумаг нужно учитывать, что утверждение ряда документов относится к компетенции общего собрания акционеров. В связи с указанным необходимо предоставить достаточное время для проведения соответствующих мероприятий, связанных с подготовкой, созывом и проведением общего собрания акционеров (в частности, следует учесть срок для закрытия реестра, установленный ст. 51 ФЗ от 26.12.95 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" <*>, срок для сообщения о проведении общего собрания акционеров, установленный ст. 52 ФЗ "Об акционерных обществах" и т.д.).
--------------------------------
<*> Российская газета. 1995. N 248. 29 декабря.
9. В заключение хотелось бы отметить, что анализ современной правоприменительной практики свидетельствует о целесообразности дальнейшего рассмотрения поставленных вопросов на теоретическом уровне. Назрела также необходимость совместного постановления Президиумов ВС РФ и ВАС РФ, направленного на уточнение и расширение положений Постановления Пленума ВС СССР от 04.03.29.
Административное право и процесс, 2005, N 3

РОЛЬ СУДА В ПРОФИЛАКТИКЕ ПРЕСТУПЛЕНИЙ СРЕДИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ  »
Комментарии к законам »
Читайте также
Популярные документы