Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.06.2009 n 15АП-4334/2009 по делу n А53-340/2009 По делу о признании недействительным договора страхования ущерба, нанесенного третьим лицам в связи с осуществлением страхователем деятельности, указанной в договоре, в пределах установленной договором (лимитом) ответственности.Суд первой инстанции Арбитражный суд Ростовской области

ПЯТНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 16 июня 2009 г. N 15АП-4334/2009
Дело N А53-340/2009
Резолютивная часть постановления объявлена 11 июня 2009 года.
Полный текст постановления изготовлен 16 июня 2009 года.
Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего Пономаревой И.В.
судей Величко М.Г., Ванина В.В.
при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Харитоновым А.С.
при участии:
от истца: Ковтюх Андрей Васильевич, паспорт, доверенность N 47 от 28.01.2009 г.
от ответчика: Морина Надежда Анатольевна, паспорт, доверенность от 02.02.2009 г.
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу закрытого акционерного общества Страховая компания "Мегарусс-Д" в лице Ростовского агентства Южнороссийского филиала закрытого акционерного общества СК "Мегарусс-Д"
на решение Арбитражного суда Ростовской области от 24 апреля 2009 года принятое судьей Соколовой Т.Б. по делу N А53-340/2009 о признании договора страхования недействительным
по иску: закрытого акционерного общества Страховая компания "Мегарусс-Д"
к ответчику: Кредитному потребительскому кооперативу граждан "Гарантия"
установил:
Закрытое акционерное общество Страховая компания "Мегарусс-Д" (далее - истец) обратилось в Арбитражный суд Ростовской области с иском к Кредитному потребительскому кооперативу граждан "Гарантия" (далее - ответчик) о признании договора страхования N 39/000003/Ф-ЮЖН (03)/200 от 12.05.2008 года недействительным.
Решением Арбитражного суда Ростовской области от 24.04.2009 г. в удовлетворении иска отказано.
Решение мотивировано тем, что истцом не представлены в дело доказательства о якобы обманных действиях со стороны страхователя при заключении договора. Довод страховщика в части несоответствия договора страхования закону, по признаку отсутствия решения собрания кооператива о заключении спорного договора суд первой инстанции признал необоснованным, поскольку истец ошибочно распространил на данную ситуацию п. 2 ст. 20 Закона 117-ФЗ "О кредитно - потребительских кооперативах граждан". Суд первой инстанции указал, что истец не представил суду доказательств того, что ответчик, как юридическое лицо, сторона в договорах на передачу в пользование кооперативу личных сбережений членов кооператива и договора страхования гражданской ответственности, умышленно действовал в целях причинения вреда вкладчикам и, тем самым, ввел в заблуждение страховщика при заключении договора.
Не согласившись с данным судебным актом, истец обжаловал решение суда первой инстанции в порядке, предусмотренном гл. 34 АПК РФ и просил, решение суда первой инстанции отменить и принять по делу новый судебный акт о признании спорного договора страхования недействительным.
В обоснование апелляционной жалобы истец приводит следующие доводы:
- суд первой инстанции не учет того, что действия страхователя после заключения спорного договора страхования свидетельствуют о том, что ответчиком при заключении договора сообщены ложные сведения, т.е. заполняя и отвечая на вопросы страховщика, ответчик заранее знал, что эти сведения не соответствуют действительности;
- спорный договор страхования гражданской ответственности заключенный между истцом и ответчиком не соответствует требованиям закона и устава в части предмета договора;
- участие в управлении кооператива пайщиками свидетельствует о том, что все сделки руководства ответчика по передачи денежных средств заемщикам из числа пайщиков совершались с согласия пайщиков. Таким образом, у страхователя отсутствует интерес в сохранении имущества полученного от пайщиков, так как и кредитором и дебитором в данных договорах являются члены кооператива;
- суд первой инстанции в решении не отразил тот факт, что в документах представленных ответчиком имеются неустранимые несоответствия;
- суд не учел тот факт, что в соответствии с протоколом общего собрания пайщиков от 27.11.2008 г. Устав КПКГ "Гарантия" от 01.04.2008 г. признан недействительным как принятый с нарушением закона.
В судебном заседании представитель ответчика заявил ходатайство об отложении судебного заседания в связи с невозможностью явки в судебный процесс юриста, так как юрист находится в другом судебном процессе.
Представитель истца возражал против удовлетворения заявленного ходатайства об отложении судебного заседания.
Ходатайство ответчика об отложении судебного заседания судом рассмотрено и отклонено, поскольку в материалах дела имеются все необходимые для рассмотрения жалобы документы, в судебном заседании принимает участие иной полномочный представитель ответчика.
Представитель истца в судебном заседании заявил ходатайство о приобщении к материалам дела заключения почерковедческой экспертизы от 15.05.2009 г. которое по его мнению подтверждает, что спорный договор подписан неуполномоченным лицом.
Ходатайство судом рассмотрено и отклонено, поскольку данное доказательство было получено истцом после принятия оспариваемого судебного акта. Истец не привел суду апелляционной инстанции уважительных причин невозможности получения и представления названого доказательства в суд первой инстанции как того требуют разъяснения п. 26 Пленума ВАС РФ N 36 от 28.05.2009 г. "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции". При рассмотрении дела в суде первой инстанции истец не воспользовался своим правом на заявление о фальсификации подписи на спорном договоре в связи с чем несет риск соответствующих неблагоприятных последствий своих бездействий.
Представитель истца в судебном заседании доложил апелляционную жалобу, просил решение суда первой инстанции отменить, удовлетворив заявленные требования.
Представитель ответчика в судебном заседании просил решение суда первой инстанции оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.
Изучив материалы дела, оценив доводы апелляционной жалобы, выслушав представителей участвующих в деле лиц, арбитражный суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.
Как следует из материалов дела, 12.05.2008 года между истцом (страховщик) и ответчиком (страхователь) был заключен договор страхования N 39/000003/Ф-ЮЖН (03)/2008.
В соответствии с условиями договора страховщик взял на себя обязанность при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) за обусловленную договором плату (страховую премию) произвести страховую выплату. Договор заключен на основании заявления ответчика от 10.05.2008 года.
Пунктом 1.1. спорного договора предусмотрено, что предметом договора, является: обязанность страховщика за обусловленную договором плату при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая), возместить ущерб, нанесенный третьим лицам в связи с осуществлением страхователем деятельности, указанной в договоре в пределах установленной договором (лимитом) ответственности.
Страховая сумма (лимит ответственности) составляет, согласно п. 2.8. договора, 50 млн. рублей.
Договор заключен на 12 месяцев и вступает в силу с момента его подписания.
Страховое общество, считая, что договор страхования является недействительным как не соответствующий требованиям статьям 168, 179, 942 Гражданского кодекса Российской Федерации обратилось с настоящим иском в арбитражный суд.
Оценив представленные в дело документы, суд первой инстанции установил, что между сторонами заключен договор страхования в виде подписанных трех документов: заявление-вопросник - подписан страхователем; текст договора - подписан сторонами; и, полис страхования общегражданской ответственности - подписан страховщиком.
В тексте договора также указанно (п. 5), что к нему прилагаются в качестве неотъемлемой части Правила (страховщика) страхования общегражданской ответственности физических и юридических лиц ЗАО СК "Мегарусс-Д".
В п. 1.1. договора, определяя его предмет, стороны согласовали обязанность страховщика при наступлении страхового случая возместить ущерб, нанесенный третьим лицам в связи с осуществлением страхователем деятельности, указанной в договоре страхования.
Пункт 3 договора - Объект страхования, - определен как имущественный интерес страхователя, связанный с обязательствами, возникшими у него вследствие причинения вреда имуществу третьих лиц (пайщиков), добровольно переданному страхователю в качестве пая на основании договора "О передаче личных сбережений... " приложение N 3. Согласно указанного договора ("О передаче личных сбережений... ") пайщики передавали кооперативу денежные средства не в качестве пая, а во временное возмездное пользование, оставаясь при этом собственниками данного имущества (п. 1.3 договоров, п. 3 ст. 15 ФЗ "О КПКГ" N 117-ФЗ от 07.08.2001 года), тогда как паевые взносы передаются в собственность кооператива для осуществления им уставной деятельности (ст. 3 ФЗ-117).
Таким образом, суд первой инстанции счел установленным факт страхования по договору страхования общегражданской ответственности от 12.05.2008 г. не ответственности кооператива за утрату паев членов кооператива, а его ответственности за утрату полученных в срочное пользование личных сбережений членов КПКГ, т.е. наличие соглашения сторон об определении имущественного интереса (статья 929 Гражданского кодекса Российской Федерации), являющегося объектом страхования (пп. 1 части 1 ст. 942 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Из материалов дела следует, что в тексте договора страхования от 12.05.2008 года стороны не определили понятие "страховой случай" как события, на случай которого осуществляется страхование. Однако, стороны указали о применимости для регулирования отношений Правил страхования общегражданской ответственности, в пп. 3.1, 3.2 п. 3 в которых дано определение страхового случая, как факт, установленный судебным решением или на основе предъявленной имущественной претензии ответственности страхователя за причинение вреда имуществу третьих лиц при осуществлении страхователем деятельности, когда такая ответственность повлекла обязанность страховщика выплатить страховое возмещение по договору страхования.
Таким образом, суд первой инстанции обосновано пришел к выводу о том, что в отношениях сторон выполнено так же требование пп. 2, п. 1 ст. 942 Гражданского кодекса Российской Федерации о достижении соглашения о страховом случае.
Согласно раздела 5 "Страховая сумма" "Правил страхования общегражданской ответственности страховщика" страховой суммой признается такая сумма, в пределах которой страховщик обязуется выплатить страховое возмещение. В п. 2.8 договора такая сумма определена в размере 50 млн. рублей. Следовательно, указание суда первой инстанции на то, что при заключении спорного договора сторонами выполнено требование пп. 3 п. 1 ст. 942 Гражданского кодекса Российской Федерации по установлению в договоре размера страховой суммы соответствует материалам судебного дела.
В п. 2.4 договора страхования стороны определили срок его действия с 12.05.08 г. по 11.05.09 г., т.е. выполнили требование пп. 4 п. 1 ст. 942 Гражданского кодекса Российской Федерации о достижении соглашения по существенным условиям договора страхования.
На основании изложенного суд первой инстанции обосновано не принимает доводы страховщика о не достижении между сторонами соглашения по существенным условиям договора страхования.
Довод заявителя апелляционной жалобы о том, что суд первой инстанции не учел того, что действия страхователя после заключения спорного договора страхования свидетельствуют о том, что ответчиком при заключении договора сообщены ложные сведения, т.е. заполняя и отвечая на вопросы страховщика, ответчик заранее знал, что эти сведения не соответствуют действительности, не принимаются апелляционным судом в силу следующего.
В соответствии с частью 1 статьи 944 Гражданского кодекса Российской Федерации при заключении договора страхования страхователь обязан сообщить страховщику известные страхователю обстоятельства, имеющие существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления (страхового риска) если эти обстоятельства не известны и не должны быть известны страховщику. Существенными во всех случаях признаются обстоятельства, определенно оговоренные страховщиком в стандартной форме договора страхования (страхового полиса) или его письменном запросе. Разработанный страховщиком стандартный бланк заявления на страхование применительно к правилам статьи 944 Кодекса имеет такое же значение, как и письменный запрос. Если после заключения договора страхования будет установлено, что страхователь сообщил страховщику заведомо ложные сведения о названных обстоятельствах, страховщик вправе потребовать признания договора недействительным и применения последствий, предусмотренных пунктом 2 статьи 179 Кодекса.
Обязанность доказывания наличия прямого умысла страхователя при сообщении страховщику заведомо ложных сведений об обстоятельствах, изложенных в пункте 1 статьи 944 Гражданского кодекса Российской Федерации, лежит на страховщике, обратившемся в суд с иском о признании сделки недействительной.
Однако истцом не представлены в дело доказательства о якобы обманных действиях со стороны страхователя при заключении договора. Ссылаясь на то, что, указав в заявлении - вопроснике в качестве объекта страхования ответственность "за внедоговорной вред", истец указывает, что генеральный директор КПКГ "Гарантия" впоследствии делал заявления о страховании финансовых договорных рисков, т.е. договорной ответственности. Доказательства утверждения генерального директора ответчика о страховании договорной ответственности в материалы дела не представлено. Суд первой инстанции также обосновано указал, что если подобные заявления и имели место со стороны директора, то такие действия со стороны страхователя являются юридически незначимыми, поскольку стороны не изменили предмет договора.
Суд первой инстанции правомерно отклонил довод истца о том, что после заключения договора страхования ответчик подал заявление о признании его банкротом, - как показатель обмана страховщика при заключении договора страхования. Договор страхования заключен 12.05.08 года, при этом страховщик не представил суду доказательств, что он требовал от страхователя предоставления доказательств о реальности его финансового состояния, а страхователь уклонился от выполнения данной обязанности. После заключения договора страхования, кооператив
Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.06.2009 n 15АП-4155/2009 по делу n А53-130/2009 По делу об обязании общества с ограниченной ответственностью приостановить деятельность, связанную с привлечением денежных средств граждан и юридических лиц как участников долевого строительства для строительства многоквартирных домов, до устранения выявленных фактов нарушений законодательства РФ об участии в долевом строительстве многоквартирных домов.Суд первой инстанции Арбитражный суд Ростовской области  »
Читайте также