ПОСТАНОВЛЕНИЕ Европейского суда по правам человека от 24.03.1988"ОЛССОН (olsson) ПРОТИВ ШВЕЦИИ" [рус. (извлечение), англ.]


[неофициальный перевод]
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
СУДЕБНОЕ РЕШЕНИЕ
ОЛССОН (OLSSON) ПРОТИВ ШВЕЦИИ
(Страсбург, 24 марта 1988 года)
(Извлечение)
КРАТКОЕ НЕОФИЦИАЛЬНОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ДЕЛА
A. Основные факты
Во время относящихся к делу событий заявители, супруги г-н Стиг Олссон и г-жа Гун Олссон, граждане Швеции, проживали в Гетеборге. У них было трое детей, рожденных в браке, - Стивен, Хелена и Томас, соответственно в 1971, 1976 и 1979 гг.
Окружной Совет по социальным проблемам N 6 г. Гетеборга в январе 1980 г. решил, что детей следует взять под наблюдение и изучить социальное положение семьи, а в августе 1980 г. над детьми был установлен временный надзор. В представленном докладе о социальном положении семьи содержался вывод, что развитие детей находится под угрозой, поскольку они живут в неблагоприятной обстановке, их родители неспособны удовлетворить потребности детей в уходе, воспитании и защите, и 16 сентября Совет решил передать детей на государственное попечение.
Это решение было впоследствии подтверждено окружным административным судом; обращение заявителей в апелляционный административный суд было отклонено, и им было отказано в подаче жалобы в Верховный административный суд.
В результате Решения от сентября 1980 г.:
Стивен был помещен в школу-интернат в Гетеборге, руководимую Советом по делам детей с замедленным умственным развитием, а через некоторое время - в приемную семью, проживавшую примерно в ста километрах от дома заявителей в Гетеборге. Он оставался там более двух лет, а затем был переведен в детский дом, управляемый тем же Советом, примерно в восьмидесяти километрах севернее Гетеборга.
Хелена и Томас были направлены в разные приемные семьи, дома которых находились на расстоянии около ста километров друг от друга и примерно шестиста километров к северо-востоку от Гетеборга.
В июне 1982 г. Совет отклонил просьбу заявителей отменить принятые меры; их последующие жалобы в период с 1983 г. по 1986 г. также остались без последствий. Все это время начиная с конца 1980 г. доступ родителей к детям был ограничен.
Лишь 16 февраля 1987 г. апелляционный административный суд принял Решение о воссоединении Стивена с его родителями, что и было сделано. Верховный административный суд 18 июня 1987 г. принял аналогичное Решение в отношении Хелены и Томаса, оговорив это, однако, в соответствии с Законом 1980 г. о передаче детей на государственное попечение, некоторыми условиями и прежде всего состоянием детей. На этом основании с июня 1987 г. Совет запретил заявителям впредь, до последующего уведомления, забирать Хелену и Томаса из приемных семей; неоднократные обращения заявителей с просьбой отменить это решение встретили отказ, и Решение суда было выполнено только через три года.
B. Разбирательство в Комиссии по правам человека
В жалобе, поданной в Комиссию 10 июня 1983 г., заявители утверждали, что Решения, разлучившие их с детьми, нарушили статью 8 Конвенции, а также ее статьи 3, 6, 13, 14 и статью 2 Протокола N 1. Жалоба была признана приемлемой 15 мая 1985 г.
В своем докладе от 2 декабря 1986 г. Комиссия установила факты и выразила мнение, что:
- решения об установлении государственного попечения над детьми заявителей в сочетании с их помещением в разные приемные семьи, проживавшие на далеком расстоянии от места жительства заявителей, явились нарушением статьи 8 Конвенции (восемь голосов против пяти);
- нарушение статей 3, 6, 13 или 14 Конвенции или статьи 2 Протокола N 1 не имело места (единогласно).
Дело было передано в Суд Комиссией 13 марта 1987 г. и Шведским Правительством 13 апреля 1987 г.
ИЗВЛЕЧЕНИЕ ИЗ СУДЕБНОГО РЕШЕНИЯ
ВОПРОСЫ ПРАВА
I. О предмете судебного разбирательства
54. В своих жалобах заявители указали на ряд предполагаемых нарушений Конвенции, являющихся следствием, во-первых, шведского законодательства о правовом положении детей и, во-вторых, шведской судебной практики.
Суд напоминает, что при разбирательстве дела на основе жалобы, поданной в соответствии со статьей 25 Конвенции, он вынужден ограничиться, насколько возможно, рассмотрением конкретного дела (см. Решение по делу Ф. против Швейцарии от 18 декабря 1987 г. Серия A, т. 128, с. 16, п. 31). Соответственно, задача Суда заключается не в оценке шведского права и практики его применения in abstracto, а в том, чтобы определить, привело ли его применение в случае г-на и г-жи Олссон к нарушению Конвенции.
55. Во время слушания в Суде Правительство заявило, что в своем докладе Комиссия вышла за рамки принятого ею Решения о приемлемости от 15 мая 1985 г., рассмотрев ряд мер, которые не были тщательно изучены или в отношении которых - на указанную выше дату - не были исчерпаны внутренние средства правовой защиты. Соответственно, по мнению Правительства, Суд не должен рассматривать, во-первых, меры относительно посещения заявителями своих детей, принятые Советом 21 октября 1980 г., 10 августа 1982 г., 2 августа 1983 г., 6 декабря 1983 г. и 30 октября 1984 г., а также Решения окружного административного суда от 17 ноября 1982 г., во-вторых, Решения, принятые Советом 6 декабря 1983 г. и 30 октября 1984 г. и касающиеся отклонения прошений заявителей об отмене попечения (см. п. 30 и 31 выше).
В ответ Комиссия заявила, что она следовала своей обычной практике рассматривать факты дела такими, каковы они были на момент составления доклада, и что в то время, когда данное дело рассматривалось в Комиссии, Правительство не выдвигало аргумента о неисчерпании внутренних средств правовой защиты в отношении вышеуказанных Решений.
56. Суд отмечает, что все вышеуказанные Решения были приняты раньше, чем состоялись заседания Комиссии по вопросу о приемлемости и существе дела (15 мая 1985 г.). В этих обстоятельствах ничто не мешало Правительству выдвинуть возражение о неисчерпанности внутренних средств правовой защиты (см. Решение по делу Боцано от 18 декабря 1986 г. Серия A, т. 111, с. 19, п. 44). Более того, вопросы относительно права заявителей посещать своих детей и их прошений об отмене государственного попечения были затронуты на этом заседании.
Кроме того, статья 47 Регламента Суда предусматривает, что "сторона, желающая выдвинуть предварительное возражение, должна подать официальное заявление с изложением этого возражения и его обоснованием не позднее того момента, когда эта сторона информирует Председателя о своем намерении не представлять памятной записки". Такой документ по существу дела не был представлен, равно как и вышеуказанное заявление было выдвинуто лишь на заседании Суда. Поэтому заявление Правительства должно быть отклонено как опоздавшее.
Решение Комиссии о признании жалобы приемлемой определяет рамка рассмотрения дела Судом. Однако в интересах экономии процесса он может принимать во внимание и другие факты, если они представляют собой продолжение фактов, лежащих в основе жалоб, признанных приемлемыми (см. Решение по делу Уикса от 2 марта 1987 г. Серия A, т. 114, с. 21, п. 37). По мнению Суда, вышеуказанные меры можно рассматривать как подпадающие под эту категорию, и, следовательно, приняв их во внимание, Комиссия действовала должным образом.
57. С другой стороны, Решения 1987 г. относительно запрета на возврат Хелены и Томаса из приемных семей (см. п. 32 выше) являются предметом дополнительной жалобы, которую г-н и г-жа Олссон подали в Комиссию 23 октября 1987 г. Никакие новые вопросы, поднятые в этой жалобе, не могут быть разрешены Судом в настоящем Решении (см. Решение по делу Шведского профсоюза машинистов от 6 февраля 1976 г. Серия A, т. 20, с. 13, п. 34, и вышеупомянутое Решение по делу Уикса).
II. О предполагаемом нарушении статьи 8 Конвенции
A. Введение
58. Заявители утверждали, что решение властей взять детей под попечение, способ осуществления этого решения и отказ властей отменить попечение привели к нарушению статьи 8 Конвенции, которая гласит:
"1. Каждый человек имеет право на уважение его личной и семейной жизни, неприкосновенности его жилища и тайны корреспонденции.
2. Не допускается вмешательство со стороны государственных органов в осуществление этого права, за исключением вмешательства, предусмотренного законом и необходимого в демократическом обществе в интересах государственной безопасности и общественного спокойствия, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц".
Нарушение оспаривалось Правительством, но было признано большинством членов Комиссии.
59. Для родителей и детей быть вместе - это основа семейной жизни; более того, естественные семейные отношения не прекращаются ввиду того, что ребенок взят под государственное попечение (см. Решение по делу W. против Соединенного Королевства от 8 июля 1987 г. Серия A, т. 121, с. 27, п. 59). Из вышесказанного следует, и это не оспаривалось Правительством, что обсуждаемые меры фактически означали вмешательство в осуществление права заявителей на уважение их семейной жизни.
Подобное вмешательство означает нарушение статьи 8, если оно не было предусмотрено законом и не имело цель или цели, которые являются правомерными в соответствии со статьей 8 п. 2, и было "необходимо в демократическом обществе" для осуществления указанной цели или целей (там же, с. 27, п. 60 "a").
B. "Предусмотрено законом"
60. Заявители не отрицали, что власти действовали в соответствии со шведским законом. Однако они утверждали, что власти приняли меры не "в соответствии с правом" по смыслу статьи 8, поскольку законодательством не были установлены ограничения на применение дискреционных полномочий и закон был сформулирован столь неопределенно, что результаты его применения оказались непредсказуемыми.
Правительство оспаривало это утверждение, с чем не согласилась Комиссия.
61. Среди требований, которые Суд определил как вытекающие из фразы "предусмотрено законом", имеются следующие:
a) Какая-либо норма не может считаться "законом", если она не сформулирована с достаточной точностью так, чтобы гражданин самостоятельно или, если понадобится, с профессиональной помощью мог предвидеть с долей вероятности, которая может считаться разумной в данных обстоятельствах, последствия, которые может повлечь за собой конкретное действие. Однако опыт показывает, что абсолютная точность недостижима и что необходимость избегать чрезмерной жесткости формулировок и следовать за изменяющимися обстоятельствами ведет к тому, что многие законы неизбежно изложены в терминах, которые в большей или меньшей степени являются неопределенными (см., например, Решение по делу "Санди таймс" от 26 апреля 1979 г. Серия A, т. 30, с. 31, п. 49).
b) Фраза "предусмотрено законом" не просто отсылает к внутреннему праву, но имеет в виду и качество закона, требуя, чтобы последний соответствовал принципу верховенства права. Таким образом, подразумевается, что во внутреннем праве должны существовать определенные меры защиты против произвольного вмешательства публичных властей в осуществление прав, охраняемых inter alia п. 1 статьи 8 (см. Решение по делу Мэлоуна от 2 августа 1984 г. Серия A, т. 82, с. 32, п. 67).
c) Закон, который предусматривает дискреционные полномочия, сам по себе не является несовместимым с требованиями предсказуемости при условии, что дискреционные полномочия и способ их осуществления указаны с достаточной ясностью для того, чтобы с учетом правомерности цели указанных мер обеспечить индивиду адекватную защиту от произвольного вмешательства властей (см. Решение по делу Гиллоу от 24 ноября 1986 г. Серия A, т. 109, с. 21, п. 51).
62. Шведский закон, применимый к данному делу, является, по общему признанию, весьма неопределенным по своей терминологии и предоставляет довольно широкие пределы усмотрения, в особенности в отношении проведения в жизнь решений по делам об установлении государственного попечения. В частности, он предусматривает возможность вмешательства властей в случае, если здоровье или развитие ребенка находятся под угрозой или в опасности, не требуя представления доказательства реального вреда (см. п. 35, 37 выше).
С другой стороны, обстоятельства, требующие взятия ребенка под государственное попечение и осуществления такого решения настолько разнообразны, что едва ли возможен закон, предусматривающий все случаи. Если бы в своем праве действовать власти были ограничены случаями конкретного причинения вреда, это безосновательно снизило бы эффективность необходимой ребенку защиты. К тому же гарантии против произвольного вмешательства обеспечиваются тем, что осуществление почти всех предусмотренных законом полномочий или поручено, или подконтрольно административным судам на нескольких уровнях. Это относится и к учреждению попечения над ребенком, отказу снять его и большинству шагов по исполнению соответствующих решений (см. п. 44, 45, 50 выше). Учитывая эти гарантии, объем дискреционных полномочий, предоставленных законом властям, представляется Суду весьма разумным и приемлемым для целей статьи 8.
63. Таким образом, Суд пришел к заключению, что указанное вмешательство властей было "предусмотрено законом".
C. Правомерная цель
64. Заявители утверждали, что из всех целей, перечисленных в п. 2 статьи 8, только "охрана здоровья или нравственности" могли бы оправдать решение установить попечение над их детьми, но здоровью или нравственности последних реально ничто не угрожало на момент принятия решения.
Комиссия, с другой стороны, сочла, что эти решения были приняты в интересах детей и имели законную цель охраны их здоровья или нравственности, а также защиты "прав и свобод других лиц".
65. По мнению Суда, соответствующее шведское законодательство было принято с целью защиты детей, и ничто не дает оснований предполагать, что в данном случае оно было использовано с какой-то иной целью. Таким образом, вышеуказанное вмешательство, призванное обеспечить нормальное развитие Стивена, Хелены и Томаса, отвечает правомерным целям п. 2 статьи 8, что и признано Комиссией.
D. "Необходимо в демократическом обществе"
66. Заявители утверждали, что обсуждаемые меры не могут рассматриваться как "необходимые в демократическом обществе". Это утверждение оспаривалось Правительством, но было принято большинством Комиссии.
1. Введение
67. В соответствии со сложившейся практикой Суда, понятие необходимости подразумевает, что вмешательство соответствует какой-либо насущной общественной потребности и что оно соразмерно преследуемой правомерной цели. При определении того, является ли вмешательство "необходимым в демократическом обществе", Суд учитывает, что за государствами - участниками Конвенции остается определенная свобода усмотрения (см. среди многих источников вышеупомянутое Решение по делу W. против Соединенного Королевства.

"КОНВЕНЦИЯ О БОРЬБЕ С НЕЗАКОННЫМИ АКТАМИ, НАПРАВЛЕННЫМИ ПРОТИВ БЕЗОПАСНОСТИ МОРСКОГО СУДОХОДСТВА" (sua)(Заключена в г. Риме 10.03.1988)  »
Международное законодательство »
Читайте также