ПОСТАНОВЛЕНИЕ Европейского суда по правам человека от 28.06.1978"КЕНИГ (konig) ПРОТИВ ФЕДЕРАТИВНОЙ РЕСПУБЛИКИ ГЕРМАНИИ" [рус. (извлечение), англ.]


[неофициальный перевод]
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
СУДЕБНОЕ РЕШЕНИЕ
КЕНИГ ({KONIG} <*>) ПРОТИВ ФЕДЕРАТИВНОЙ
РЕСПУБЛИКИ ГЕРМАНИИ
(Страсбург, 28 июня 1978 года)
(Извлечение)
КРАТКОЕ НЕОФИЦИАЛЬНОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ДЕЛА
A. Основные факты
Заявитель, гражданин Германии, по профессии врач - отоларинголог, открыл в 1960 г. в Бад-Хомбурге, земля Гессен (ФРГ), собственную клинику; он был единственным практикующим врачом, работающим в клинике, которой сам же руководил и где занимался, в частности, пластической хирургией.
--------------------------------
<*> Здесь и далее по тексту слова на национальном языке набраны латинским шрифтом и выделены фигурными скобками.
16 октября 1962 г. Региональное медицинское общество обратилось в Медицинский суд при Административном суде Франкфурта с иском о нарушении заявителем профессиональной этики. 9 июля 1964 г. он был признан недостойным заниматься медицинской практикой.
Земельный суд по медицинским профессиям при Высшем земельном административном суде отклонил апелляционную жалобу заявителя. Последнему, в частности, вменялось: производство операций, не связанных с его профессиональной подготовкой; неоправданные обещания в успехе лечения, если клиент соглашается на оплату услуг, не предусмотренных страхованием на случай болезни; выплата денежных вознаграждений тем, кто посылал к нему клиентов; нарушение профессиональных правил в рекламе своей клиники и др.
В 1967 г. у заявителя отозвали разрешение держать клинику, а затем, в 1971 г., и разрешение на занятие медицинской практикой. В 1972 г. против него было возбуждено уголовное преследование за inter alia незаконное занятие медицинской практикой.
Поданные заявителем жалобы об отмене решений об отзыве разрешений рассматривались в компетентных административных судах с ноября 1967 г. и c октября 1971 г. соответственно.
B. Разбирательство в Комиссии по правам человека
Жалоба была подана в Комиссию 3 июля 1973 г. и имела своим предметом длительность разбирательства в судах жалоб заявителя, оспаривавшего отзыв разрешений. Комиссия посчитала жалобу приемлемой и, установив обстоятельства дела, в докладе от 14 декабря 1976 г. пришла к выводу:
десятью голосами против шести, что статья 6 п. 1 Конвенции подлежит применению в отношении прав, за защитой которых заявитель обратился в административные суды;
девятью голосами против шести, при одном воздержавшемся, что в данном случае имело место нарушение статьи 6 п. 1 Конвенции.
Доклад Комиссии содержал особые мнения.
Дело было передано в Суд 28 февраля 1978 г. Правительством Федеративной Республики Германии, а 14 марта 1977 г. - Европейской комиссией по правам человека.
ВОПРОСЫ ПРАВА
1. О предполагаемом нарушении статьи 6 п. 1 Конвенции
85. Суд напоминает, что ни дисциплинарное преследование д-ра Кенига, что привело к рассмотрению дела в профессиональных судах, ни привлечение его к уголовной ответственности не являются в данном случае предметом рассмотрения.
Заявитель жалуется на длительность рассмотрения дел, возбужденных им в Административном суде Франкфурта в связи с отзывом разрешения содержать клинику и заниматься медицинской практикой (см. п. 18 выше). Он утверждает, что произошло нарушение статьи 6 п. 1, которая предусматривает:
"Каждый человек имеет право при определении его гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявляемого ему, на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на судебные заседания в течение всего процесса или его части по соображениям морали, общественного порядка или государственной безопасности в демократическом обществе, а также когда того требуют интересы несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон, или - в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо - при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия".
Таким образом, Суд призван решить, применима ли статья 6 п. 1 к данному случаю, и если да, то был ли соблюден "разумный срок" в каждом из двух судебных процессов.
a) О применимости статьи 6 п. 1 Конвенции
86. Большинство Комиссии придерживается той точки зрения, что статья 6 п. 1 применима к правам, на соблюдении которых заявитель настаивал перед Административным судом Франкфурта, а именно праву управлять своей клиникой и праву заниматься медицинской практикой. Комиссия считает, что эти права относятся к "гражданским". Большинство Комиссии разделилось при этом на две группы, которые пришли к одинаковому выводу при отличающейся аргументации.
Обоснованность этого мнения оспаривается Правительством.
87. Суд отмечает прежде всего неоспоримость того факта, что в соответствии с законодательством Германии спорный вопрос, с которым заявитель обратился в германские суды, - это спор о "правах". Различие в точках зрения Комиссии и Правительства лишь в том, затрагивает ли спор по настоящему делу гражданские права в смысле статьи 6 п. 1 Конвенции.
88. Как Комиссия, так и Правительство согласны, что понятие "гражданские права и обязанности" не может толковаться исключительно в свете внутреннего законодательства государства - ответчика.
Проблема толкования понятий, используемых в Конвенции, в сравнении с их смыслом во внутреннем законодательстве уже несколько раз возникала перед Судом. Так, он пришел к выводу, что используемый в статье 6 п. 1 термин "обвинение" следует понимать в "смысле настоящей Конвенции" (см. Решение по делу Неймастера от 27 июня 1968 г. Серия A, т. 8, с. 41, п. 18; см. также Решение по делу Вемхофа от 27 июня 1968 г. Серия A, т. 7, с. 26 - 27, п. 19; Решение по делу Рингейзена от 16 июля 1971 г. Серия A, т. 13, с. 45, п. 110; Решение по делу Энгель и другие от 8 июня 1976 г. Серия A, т. 22, с. 34, п. 81). Суд также признал, в контексте дела Энгель и другие автономию понятия "уголовный" в смысле статьи 6 п. 1 (см. вышеупомянутое Решение по делу Энгель и другие, с. 34, п. 81). То же самое Суд признал, хотя и имплицитно, в отношении понятия "гражданские права и обязанности" (см. вышеупомянутое Решение по делу Рингейзена, с. 39, п. 94).
Суд подтверждает эту позицию применительно к настоящему случаю. Поэтому он полагает, что этот же принцип автономности применим и к рассматриваемому вопросу; всякое иное решение может привести к результатам, несовместимым с задачами и целью Конвенции (см. mutatis mutandis вышеупомянутое Решение по делу Энгель и другие, с. 34, п. 81).
89. Придя к выводу, что понятие "гражданские права и обязанности" является автономным, Суд тем не менее не считает, что в данном контексте законодательство государства - ответчика не имеет значения. Будет ли право рассматриваться как гражданское в смысле Конвенции, зависит не от его юридической квалификации во внутреннем законодательстве, а от того, какое материальное содержание вложено в него этим законодательством и какие последствия оно связывает с ним. Осуществляя свою контрольную функцию, Суд должен принимать в расчет задачи и цели как Конвенции, так и правовых систем государств - участников (см. mutatis mutandis вышеупомянутое Решение по делу Энгель и другие, с. 35, п. 82).
90. Правительство представило дело так, что статья 6 п. 1 охватывает частноправовые споры в традиционном смысле, т.е. споры между частными лицами или между частным лицом и государством в той мере, в какой последнее действует как субъект гражданского права; остальные споры между индивидом и государством, выступающим в качестве носителя публичной власти, должны быть исключены из сферы действия этой статьи.
Относительно сферы применения статьи 6 п. 1 Суд в своем Решении по делу Рингейзена от 16 июля 1971 г. указал: "для того, чтобы статья 6 п. 1 была применима, не обязательно, чтобы обе стороны спора были частными лицами... Формулировки статьи 6 п. 1 значительно шире; французское выражение "споры о правах и обязанностях гражданского характера" охватывает любое разбирательство, результат которого имеет определяющее значение для частных прав и обязанностей. Английский текст, где говорится об "определении гражданских прав и обязанностей", подтверждает такое толкование. Характер закона, на основании которого решается данный вопрос... и органа, на который возложены полномочия по его решению... не имеют поэтому большого значения" (с. 39, п. 94).
Если дело касается спора между лицом и публичной властью, не имеет решающего значения, в каком качестве она выступала, как носитель гражданских прав или публичной власти.
Соответственно, решающим для квалификации спора как спора о гражданских правах, является сам характер права, ставшего причиной спора.
91. Суд напомнил, что заявитель, опротестовывая в административных судах Германии отданный компетентными властями приказ об отзыве разрешений на содержание клиники и занятие медицинской практикой, настаивал лишь на праве продолжать заниматься той профессиональной деятельностью, на которую он уже ранее имел необходимые разрешения. Если бы процедура рассмотрения дела в административных судах завершилась успешно для него, заявитель не получил бы новых разрешений: суды бы просто аннулировали решения об их отзыве, принятые высокими должностными лицами Висбадена и Дармштадта (см. статью 42 германского Административно-процессуального кодекса).
Поэтому Суду необходимо лишь установить, носит ли право д-ра Кенига иметь частную клинику и заниматься медицинской практикой гражданско-правовой характер в смысле статьи 6 п. 1.
92. Суд отмечает, что в Федеративной Республике Германии содержание частной клиники является в определенной степени коммерческой деятельностью с целью извлечения дохода; германское право квалифицирует ее как "промысел" ("Gewerbe"). Эта деятельность осуществляется в частном секторе на основе договоров между клиникой и ее пациентами и напоминает осуществление частного права, в чем-то приближающегося к праву собственности. Частные клиники, разумеется, находятся под контролем властей, осуществляемым в общественных интересах для охраны здоровья. Такой контроль в общественных интересах, как правило, осуществляется в государствах - членах Совета Европы во всех сферах частной профессиональной деятельности и не может сам по себе служить основанием для вывода, что содержание частной клиники является деятельностью в сфере публичного права. Деятельность, относимая правом государства к частноправовой, не превращается автоматически в публично-правовую по той причине, что на ее осуществление выдается административное разрешение и что она осуществляется под контролем, вплоть до отзыва разрешения, если это требуется в интересах общественного порядка и обеспечения здоровья населения. Суд напомнил в этом контексте дело Рингейзена, где речь шла о контроле государственных властей за договорами купли - продажи между частными лицами: тем не менее Суд пришел к выводу о гражданско-правовом характере спорного права (см. вышеупомянутое Решение с. 39, п. 94).
93. В Федеративной Республике Германии медицинские профессии традиционно относятся к свободным профессиям; более того, законодательство о врачебной деятельности особо подчеркивает это (см. п. 20 выше). Медицинская профессия не относится к государственной службе: получив разрешение, врач свободен решать, будет ли он заниматься практикой или нет, своих пациентов он лечит на основании договора. Конечно, помимо лечения своих пациентов практикующий врач, по определению вышеупомянутого акта, "обязан заботиться о здоровье населения в целом". Ответственность медицинского сообщества перед обществом не меняет, однако, частного характера медицинской практики; эта ответственность, хотя и имеет большое социальное значение, является вторичной, как и в других профессиях, чей сугубо частный характер не ставится под сомнение.
94. В этих условиях не имеет значения, что в данном деле компетентными властями в осуществление государственных полномочий принимались административные меры. Не играет роли и то, что в соответствии с правом заинтересованного государства вынесение решений по подобным делам возложено на административные суды. Единственное, что имеет значение, согласно статье 6 п. 1, так это то, что предметом рассмотрения в данных делах были права частного характера.
95. Поскольку права, затронутые решениями об отзыве разрешений и составляющие предмет разбирательства дел в административных судах, относятся к частным правам, Суд пришел к выводу о применимости статьи 6 п. 1, не считая нужным отвечать на вопрос - как соотносится понятие "гражданские права и обязанности" в смысле этой статьи с "частными правами".
96. В Комиссии заявитель дополнительно утверждал, что фактически ему было предъявлено "уголовное обвинение" в смысле статьи 6 п. 1 Конвенции. Комиссия, однако, отвергла это утверждение в своем Решении относительно приемлемости жалобы.
Суд полагает, что подобная постановка вопроса заявителем исходит из тех же фактов, что и его утверждение о гражданско-правовом характере его судебных дел. Соответственно, это не отдельная жалоба, а лишь иная форма юридической аргументации. Суд может рассмотреть любую правовую проблему, возникшую в ходе рассмотрения переданного ему дела, изучить фактические обстоятельства дела, представленные ему заявителем и Комиссией, и дать им правовую оценку, если сочтет это необходимым (см. Решение от 23 июля 1968 г. по существу дела "О языках в Бельгии". Серия A, т. 6, с. 30, п. 1; Решение по делу Де Вильде, Оомс и Версип против Бельгии от 18 июня 1971 г. Серия A, т. 12, с. 29, п. 49; Решение по делу Хэндисайда от 7 декабря 1976 г. Серия A, т. 24, с. 20, п. 41; Решение от 18 января 1978 г. по делу Ирландия против Соединенного Королевства. Серия A, т. 25, с. 63, п. 157).
Однако Суд не считает нужным выяснить, должна ли статья 6 п. 1 быть применена в данном деле в аспекте "уголовного обвинения". Хотя статья 6 не столь требовательна в отношении гражданско-правовых споров в сравнении с уголовными делами, это различие в данном случае не имеет значения: на все охватываемые статьей 6 виды судебных разбирательств распространяется требование "разумного срока", соблюдение которого германскими судами и подлежит рассмотрению.
b) О соблюдении статьи 6 п. 1 Конвенции
97. По мнению Комиссии, продолжительность разбирательства, инициированного заявителем, в административных судах превысила "разумный срок", о котором говорится в статье 6 п. 1 Конвенции. Представитель Правительства признала в Суде, что продолжительность этих разбирательств является серьезной проблемой. Более того, она упомянула некоторые предложения, обсуждаемые сейчас в Федеративной Республике Германии и направленные на то, чтобы ускорить разбирательство в административных судах.

РЕКОМЕНДАЦИЯ n 159 Международной организации труда"О ПРОЦЕДУРАХ ОПРЕДЕЛЕНИЯ УСЛОВИЙ ЗАНЯТОСТИ НА ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЕ"(Принята в г. Женеве 27.06.1978 на 64-ой сессии Генеральной конференции МОТ)  »
Международное законодательство »
Читайте также