ПОСТАНОВЛЕНИЕ Европейского суда по правам человека от 01.07.2003"ДЕЛО "ФИНУКЕЙН (finucane) ПРОТИВ СОЕДИНЕННОГО КОРОЛЕВСТВА" [рус., англ.]


[неофициальный перевод] <*>
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ЧЕТВЕРТАЯ СЕКЦИЯ
ДЕЛО "ФИНУКЕЙН (FINUCANE) ПРОТИВ СОЕДИНЕННОГО КОРОЛЕВСТВА"
(Жалоба N 29178/95)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ СУДА
(Страсбург, 1 июля 2003 года)
По делу "Финукейн против Соединенного Королевства" Европейский суд по правам человека (Четвертая секция), заседая Палатой в составе:
---------------------------------
<*> Перевод на русский язык Ю. Берестнева, М. Виноградова.
М. Пеллонпяя, председателя Палаты,
сэра Николаса Братца,
Э. Пальм,
М. Фишбаха,
Х. Касадеваля,
С. Павловского,
Х. Боррего Боррего, судей,
а также с участием М. О"Бойля, секретаря Секции Суда,
заседая 10 июня 2003 г. за закрытыми дверями,
вынес следующее Постановление:
ПРОЦЕДУРА
1. Дело было инициировано жалобой (N 29178/95), поданной 5 июля 1994 г. в Европейскую комиссию по правам человека против Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии подданным Соединенного Королевства Джеральдин Финукейн (Geraldine Finucane) (далее - заявитель) в соответствии с бывшей статьей 25 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.
2. Интересы заявителя представлял Питер Мадден (Peter Madden), практикующий юрист из г. Белфаст (Belfast). Власти Соединенного Королевства представлял уполномоченный представитель К. Уомерсли (C. Whomersley) от Министерства иностранных дел и по делам Содружества.
3. Заявитель утверждала, что не было проведено соответствующее, эффективное расследование смерти ее мужа, Патрика Финукейна (Patrick Finucane).
4. Жалоба была передана в Европейский суд 1 ноября 1998 г., когда вступил в силу Протокол N 11 к Конвенции (пункт 2 статьи 5 Протокола N 11 к Конвенции).
5. Жалоба была передана в производство Третьей секции Суда (пункт 1 правила 52 Регламента). В этой Секции была сформирована Палата в соответствии с пунктом 1 правила 26 Регламента (пункт 1 статьи 27 Конвенции) для рассмотрения этого дела.
6. 1 ноября 2001 г. Европейский суд сменил состав своих Секций (пункт 1 правила 25). Это дело было передано на рассмотрение новообразованной Четвертой секции.
7. Своим Решением от 2 июля 2002 г. Европейский суд признал жалобу приемлемой для рассмотрения по существу.
8. Как заявитель, так и власти Соединенного Королевства представили свои замечания по существу жалобы (пункт 1 правила 59 Регламента). Палата, после согласования со сторонами, решила, что нет необходимости в проведении слушаний по делу (пункт 3 правила 59 in fine Регламента).
ФАКТЫ
I. Обстоятельства дела
9. Заявитель родилась в 1950 году и сейчас живет в Белфасте, Северная Ирландия.
10. Примерно в 19 часов 25 минут 12 февраля 1989 г. муж заявителя, солиситор Патрик Финукейн, был убит в присутствии заявителя и их трех детей двумя людьми в масках, которые проникли к ним в дом. Она и сама была ранена, возможно, отрекошетившей пулей. У Патрика Финукейна была прострелена голова, шея и грудная клетка. Шесть пуль попали в голову, и было очевидно, что одна или несколько из них были выпущены с расстояния в 15 дюймов, когда он уже лежал на полу. На следующий день после убийства, 13 февраля 1989 г., какой-то человек позвонил в редакцию газеты и заявил, что ответственность за убийство Патрика Финукейна, как офицера временной Ирландской республиканской армии (ИРА), а не как солиситора, берет на себя незаконное верноподданное вооруженное формирование Ольстерских Борцов за Свободу (ОБС).
11. Патрик Финукейн мог представлять различные конфликтующие стороны в Северной Ирландии и принимал участие во многих громких делах. Заявитель уверена, что его убили из-за работы, поскольку до его убийства он получал через своих клиентов угрозы убийства от королевских констеблей Ольстера (ККО) и подвергался покушениям. Случайные угрозы поступали в адрес Патрика Финукейна с конца 1970-х годов. После выступления в деле на стороне Брайана Гиллена (Brian Gillen) в деле, касающемся плохого обращения в полицейской тюрьме, угрозы, очевидно, усилились, его клиенты заявляли, что констебли часто превышали свои полномочия и угрожали убить его в ходе допросов, проводимых в пересыльных центрах, таких, как Каслри (Castlereagh). 5 января 1989 г., за пять недель до его смерти, один из клиентов Патрика Финукейна заявил, что констебль ККО сказал, что он скоро умрет. 7 января 1989 г. другой клиент утверждал, что ему сказали, что Фуникан был убит. Его убили менее чем через четыре недели после того, как Дуглас Хогг (Douglas Hogg), член Парламента, а впоследствии заместитель министра внутренних дел, при рассмотрении в Комитете законопроекта "О предупреждении терроризма (Временные положения)" 17 января 1989 г. сказал:
"Я должен, с большим сожалением, констатировать тот факт, что в Северной Ирландии есть ряд солиситоров, которые потворствуют делам ИРА".
1. Расследование убийства
12. После убийства дом заявителя был окружен полицией и экспертами провелся осмотр места преступления. Были сделаны фотографии и составлены схемы. Инспектор, осматривавший машину, найденную брошенной, пришел к выводу, что она использовалась убийцами.
13. 13 февраля 1989 г. было проведено патологоанатомическое исследование трупа.
14. В антримском полицейском участке была оборудована специальная комната. Многие подозреваемые из числа ольстерских борцов за свободу (ОБС) были задержаны и допрошены.
15. 4 июля 1989 г. констебли (ККО) нашли одно из оружий, которые возможно использовались при убийстве. 5 апреля 1990 г. трое членов ОБС были обвинены в его хранении и хранении другого оружия, а также в участии в ОБС. Оружие было украдено из хранилища полка обороны Ольстера (ПОО) в августе 1987 г. и в 1988 г. один из членов ПОО был признан виновным в совершении кражи.
16. В сентябре 1990 г. полиция нашла огнестрельное оружие на чердаке квартиры Уильяма Стоби (William Stobie). Стоби был арестован. Он был, по словам заявителя, допрошен где-то с 13 по 20 сентября 1990 г. по делу об убийстве Финукейна. Какой-то журналист предположительно разговаривал с этим Стоби и рассказал полиции об этом разговоре, но отказался делать какие-либо заявления. Заявитель предполагала, что Стоби отказался помогать полиции в расследовании убийства, но признался, что он был начальником снабжения в ПОО и предоставил оружие для убийства, а затем вернул его обратно. Также заявляется, что он сказал полиции, что в течение последних трех лет он был осведомителем Специальной службы при Департаменте уголовного розыска. 16 января 1991 г. было принято решение не выдвигать обвинения против Стоби в отношении дела Финукейна, очевидно из-за недостаточности доказательной базы. 23 января 1991 г. было принято решение не осуществлять никаких процессуальных действий в отношении Стоби по двум обвинениям, касающимся операций с оружием. Прокуратура не смогла предоставить никаких доказательств и Стоби был оправдан.
2. Коронерское расследование
17. Расследование по делу смерти Патрика Финукейна началось 6 сентября 1990 г. и закончилось в тот же день. Были заслушаны показания королевских констеблей, принимавших участие в расследовании смерти, заявителя, двух соседей и водителя такси, чья машина была угнана и использовалась убийцами. Интересы заявителя в расследовании дела представлял адвокат, который мог допрашивать от ее имени свидетелей по делу. После дачи показаний, заявитель захотела сделать заявление, касающееся угроз в адрес ее мужа со стороны королевских констеблей Ольстера, но ей было запрещено делать это коронером, на том основании, что это не имело отношения к делу.
18. Судебное исследование доказательств показало, что по жертве было произведено как минимум одиннадцать выстрелов из 9 мм автоматического пистолета системы Браунинг и два выстрела из 38 револьвера. Старший инспектор ККО, который занимался расследованием убийства, сказал, что пистолет Браунинг был одним из 13 единиц оружия, украденного из хранилища членом полка обороны Ольстера (ПОО - местное армейское подразделение Британской армии), который впоследствии был посажен в тюрьму за кражу. Это оружие попало в руки трем членам ОБС, которые позднее были осуждены за хранение оружия и участие в ОБС. Но полиция уверена, что во время убийства Патрика Финукейна, оружия у этих троих не было.
19. В соответствии с доказательствами, предоставленными старшим инспектором Симпсоном (Simpson), полиция допросила четырнадцать человек, имеющих отношение в убийству, и установила, что, несмотря на то, что их подозрения не были удовлетворены, среди них были главные преступники, но у полиции не было достаточно доказательств для предъявления обвинения в убийстве. Ни один из этих четырнадцати не имел никаких связей с силами безопасности. Старший инспектор Симпсон позже заявил, что ни один из подозреваемых не связан с силами безопасности. Он отклонил утверждение ОБС, что Патрик Финукейн был членом временной ИРА.
20. При проведении расследования были рассмотрены факты, устанавливающие, что убийцы воспользовались машиной марки Форд Сиерра (Ford Sierra), регистрационный номер VIA 2985, которая была отнята у водителя такси незадолго до убийства. Старший инспектор Симпсон привел доказательства, показывающие то, что угонщики не совершали убийство, и сказал, что считает, что точность попадания показывает, что он был уже убит. Он узнал, что угрозы смертью были адресованы заключенному под стражу клиенту убитого. Также он видел отрывки из доклада группы международных юристов. Хотя он и не знал, кто был допрошен, он сказал, что не было найдено никаких доказательств подтверждающих предположения. Позже он заявлял, что только ознакамливался с докладом международных юристов и не знал о существовании фактов, связывающих силы безопасности со смертью Финукейна.
3. Расследование, проведенное Стивенсом (Stevens)
21. 14 сентября 1989 г. Старший констебль ККО поручил Джону Стивенсу, заместителю Старшего констебля, рассмотреть заявление о сговоре между членами сил безопасности и верноподданных вооруженных формирований ("первое расследование Стивенса").
22. Несмотря на то, что заявитель говорила, что ККО утверждало, что Джон Стивенс также расследовал и смерть Патрика Финукейна, власти Соединенного Королевства утверждали, что расследование было вызвано другими событиями, а не убийством Патрика Финукейна.
23. 5 апреля 1990 г. Джон Стивенс представил свой отчет Старшему констеблю ККО. Хотя полный доклад и не опубликовывался, министр Северной Ирландии сделал заявление в Палате Общин 17 мая 1990 г. Он сказал, что в результате проведенного расследования было арестовано 94 человека, 59 из которых были обвинены в совершении преступлений. Он сказал, что несмотря на то, что передача сведений силами безопасности вооруженным формированиям и имела место, этим занималось всего несколько человек и это не получило широкого распространения. Любое доказательство или подозрение, свидетельствующие о противоправном поведении, были тщательно проверены. Никаких обвинений не было предъявлено членам ККО, но Стивенс установил, что несколько членов ПОО совершили проступки. Стивенс высказал подробные рекомендации, направленные на улучшение порядка передачи и контроля за засекреченной информацией.
24. В результате расследования Стивенса, Брайан Нельсон (Brian Nelson), который являлся тайным агентом, предоставляющим информацию британской военной разведывательной службе, и который стал начальником разведывательного отдела в Ассоциации обороны Ольстера (АОО), незаконное верноподданное вооруженное формирование, руководящее деятельностью ОБС, был арестован. При рассмотрении его дела судом, власти Соединенного Королевства утверждали, что он вышел из-под контроля и начал принимать личное участие в заговорах о совершении убийств. Первоначально ему было предъявлено тридцать пять обвинений, от тринадцати в последствии отказались и, в результате, ему было предъявлено пять обвинений в сговоре о совершении убийств, за которые он был приговорен к десяти годам тюремного заключения. Он допрашивался следователями из следственной группы Стивенса. По утверждению властей Соединенного Королевства, он не признался в соучастии в убийстве.
25. Отбывая заключение, Брайан Нельсон признался, что, являясь начальником разведывательного отдел в АОО, он сам преследовал Патрика Финукейна, и, будучи двойным агентом, сообщил своим начальникам из британской армии об этом. Также утверждалось, что Нельсон передал фотографию Финукейна в АОО перед его убийством. Из достоверных источников стало известно, что Нельсон сам показал убийцам дом Финукейна. Эти утверждения были показаны в еженедельной телепередаче Би-Би-Си "Панорама" 8 июня 1992 г. и копия программы была отослана Генеральному прокурору.
26. После передачи "Панорама", Генеральный прокурор попросил Старшего констебля ККО провести дальнейшее расследование, основывающееся на вопросах, поднятых в программе. В апреле 1993 г. Джону Стивенсу, а за тем и Старшему констеблю полиции Нортумбрии было предписано провести второе расследование (второе расследование Стивенса). По утверждению властей Соединенного Королевства Стивенс расследовал предполагаемое участие Брайана Нельсона и служащих армии в смерти Патрика Финукейна (см. ниже также заявление Джона Стивенса прессе, параграф 33). Заявитель утверждала, что ни один из группы следователей, проводящих расследование, не связывался ни с ней, ни с ее законным представителем, ни с одним из бывших клиентов Патрика Финукейна, чтобы узнать об угрозах, поступавших перед его убийством.
27. 21 января 1995 г. Джон Стивенс передал его окончательный отчет Генеральному прокурору, приложив ранние отчеты от 25 апреля 1994 г. и 18 октября 1994 г. 17 февраля 1995 г. Генеральный прокурор издал распоряжение о "не обвинении" Старшего констебля ККО.
28. В ответ на парламентский запрос от 15 мая 1995 г., Сэр Джон Вилер (Sir John Wheeler), член парламента, сказал, что Генеральный прокурор признал, что не было достаточных доказательств, кроме признания Нельсона, для выдачи ордера на арест. Он отказал в размещении копий трех отчетов Стивенса в библиотеке Палаты Общин, утверждая, что отчеты полиции конфиденциальны.
4. Гражданское производство
29. 11 февраля 1992 г. заявитель получила приказ о вызове в суд вместе с Министерством обороны и Брайаном Нельсоном, требующих возмещения убытков за счет имущества умершего, имущества заявителя и других иждивенцев умершего. Утверждалось, что убийство было совершено с подстрекательством с молчаливого допущения, знания, одобрения и содействия первого ответчика вторым ответчиком, который в то время был служащим или агентом первого ответчика. Также утверждалось, что первый ответчик допускал халатность при собирании, записи, сохранении, обеспечении безопасности и распространении материалов, касающихся умершего, а также при предупреждении, защите и охране умершего.
30. Иск заявителя был рассмотрен 8 декабря 1993 г., а Министерства обороны - 29 декабря 1993 г. В своих возражениях по иску от 11 октября 1995 г. утверждалось, что Брайан Нельсон действовал в качестве агента для и от имени Министерства обороны, но также говорилось, что даже если он и располагал какими-либо сведениями о предполагаемом покушении на Патрика Финукейна, то не сообщал их Министерству, как от него требовалось.
31. 22 января 1998 г. заявитель, со своей стороны, предоставила более полный и подробный отчет о деле и требование о предоставлении более полного и подробного отчета со стороны Министерства обороны. 8 апреля 1998 г. она представила перечень необходимых документов. 20 мая 1999 г. - дополнительный список документов, подтвержденный письменным показанием под присягой постоянным заместителем министра обороны. Заявитель попросила копии этих документов, которые были ей предоставлены 20 июля 1999 г. Затем заявитель ходатайствовала о проведении проверки оригиналов этих документов, но 21 октября 1999 г. получила ответ, что у Министерства обороны таких оригиналов нет.
5. Последние изменения
a) Третье расследование Стивенса
32. 12 февраля 1999 г. власти Соединенного Королевства заявили, что на встрече заявителя и доктора Моулема (Mowlem), министра Северной Ирландии, ему был передан документ, который, как утверждалось, содержал новые сведения, касающиеся убийства Патрика Финукейна. Этот документ был передан Джону Стивенсу, который сейчас является заместителем главы Столичной полиции, которому было поручено Старшим констеблем ККО провести расследование убийства мужа заявителя (третье расследование Стивенса).
33. 28 апреля 1999 г. на пресс-конференции Джон Стивенс сказал:
"... в сентябре 1989 г. ... мне было поручено... провести так называемое "расследование Стивенса" нарушений мер безопасности силами безопасности Северной Ирландии.
Расследование началось после краж из полицейского участка Данмери (Dunmurry).
Расследование закончилось предъявлением обвинения 43 людям и общим сроком заключения под стражу в размере 800 лет.
Мой следующий отчет содержал более 100 рекомендаций, касающихся правил обращения с документами и информацией.
Все эти рекомендации были учтены и претворены в жизнь.
После первого расследования Стивенса последовало второе расследование в апреле 1993 г. ...
По требованию Генерального прокурора я должен был исследовать другие обстоятельства, относящиеся к предыдущему расследованию. [В последующем Старший констебль ККО] относился к возобновлению расследования, как к необходимости "связать некоторые распущенные концы".
Ни в своем первом расследовании, ни во втором я не расследовал убийство Патрика Финукейна... Но мои расследования касались его убийства в связи с деятельностью так называемого двойного агента Брайана Нельсона.
Старший констебль ККО попросил меня провести независимое расследование убийства Патрика Финукейна. Также я расследовал обстоятельства, связанные с актом по надзору за соблюдением прав в Ирландии "Неумолимая разведка" и докладом комиссара ООН...".
b) Уголовное преследование
34. 23 июня 1999 г. обвинения были предъявлены:
- Уильяму Альфреду Стоби (William Alfred Stobie) за убийство Патрика Финукейна;
- Марку Барру (Mark Barr), Полю Александру Гивенсу (Paul Alexander Givens) и Уильяму Хачинсону (William Hutchinson) за недобросовестное владение документами, содержащими полезную для террористов информацию.
35. Комитет по отправлению правосудия заявил, что Уильям Стоби, будучи обвиненным, сказал:
"Я не признаю себя виновным в предъявленном мне сегодня обвинении. В то время я работал осведомителем в Специальной службе при Департаменте уголовного розыска. В ночь смерти Патрика Финукейна, я предупредил по телефону Специальную службу о важных событиях в отношении человека, которого должны были убить. Но в то время я еще не знал, кого именно должны были убить".
36. Солиситор Уильяма Стоби сказал суду, что его клиент работал осведомителем полиции с 1987 г. по 1990 г. и что он, вопреки правилам, сообщил полиции важные сведения перед убийством Финукейна. Он также заявил, что при рассмотрении 23 января 1991 г. дела об обвинении его клиента в хранении огнестрельного оружия, прокуратура не могла предоставить доказательств, и его клиент был оправдан. По утверждению солиситора, большое количество доказательств против его клиента было в распоряжении властей уже по крайней мере 10 лет.
37. 26 ноября 2001 г. в прессе говорилось, что рассмотрение дела Уильяма Стоби в суде закончилось неудачей, поскольку Лорд - главный судья отменил вердикт о невиновности ввиду отсутствия доказательств. Прокуратура указала, что основной свидетель, журналист, не мог давать показания ввиду серьезного душевного расстройства.
38. 12 декабря 2001 г. Уильям Стоби был застрелен, вскоре после получения угроз от верноподданных вооруженных формирований.
39. Последующие аресты, произведенные в ходе расследования Стивенса в марте 2002 г., осуществлялись в отношении лиц, имеющих отношение к убийству Финукейна.
c) Предполагаемое международное расследование
40. 24 октября 2001 г. власти Соединенного Королевства объявили в Парламенте, что среди мер, предложенных в преддверии Великой пятницы Ирландскому Правительству, было предложение назначить независимого судью, который бы расследовал предполагаемые заговоры сил безопасности о совершении убийств людей из числа участников верноподданных вооруженных формирований, включая убийство Патрика Финукейна. При проведении расследования судья бы решал вопрос о необходимости проведения официального расследования каких-либо убийств.
d) Отчет о третьем расследовании Стивенса
41. 17 апреля 2003 г. сэр Джон Стефенс (John Stephens) представил свой отчет Генеральному прокурору. Доклад на девятнадцати страницах, включающий рекомендации, был опубликован. Его резюме включало следующее:
"4.6. Мне удалось собрать достаточно доказательств, чтобы сделать вывод, что убийства Патрика Финукейна и Брайана Адама Ламберта можно было предупредить. Я также считаю, что расследование убийства Патрика Финукейна, проведенное ККО, должно было закончиться быстрым установлением и арестом его убийц.
4.7. Я пришел к выводу, что в обоих убийствах имел место заговор, что подтверждается многими фактами. Масштаб преднамеренной неудачи сохранить записи, отсутствие отчетности, сокрытие доказательств и иных сведений, вплоть до участия самих агентов в совершении убийства..."
Он заявил, что расследование в отношении вопросов, поднятых этим отчетом, продолжается.
II. Применимое национальное законодательство
A. Коронерское расследование
1. Законные положения и правила
42. Порядок проведения коронерского расследования регулируется Законом 1959 года о коронерах (Северная Ирландия) и Правилами коронеров (практика и процедура) 1963 года. Эти акты устанавливают порядок рассмотрения коронером дел о насильственной или внезапной смерти при сомнительных обстоятельствах, который впоследствии может провести расследование с или без следственного жюри, с целью установления, с помощью показаний свидетелей и отчетов о вскрытии трупа и других судебных исследованиях, того, кем был умерший, а также причины, времени и места наступления смерти.
43. В соответствии с Законом о коронерах каждый медицинский работник, бюро регистрации смерти или владелец похоронного бюро, у которых есть основания полагать, что человек умер в результате прямого или косвенного применения насилия, обязаны сообщать об этом коронеру (статья 7). Любой медицинский работник, который проводил вскрытие, должен в письменной форме уведомить коронера о результатах исследования (статья 29). При нахождении трупа, или в случае необъяснимой смерти или смерти при сомнительных обстоятельствах, полиция округа обязана сообщить об этом коронеру (статья 8).
44. Правила 12 и 13 Правил коронеров наделяют коронера правом отложить расследование случая, когда человек может быть или был обвинен в совершении убийства или другого особого уголовного преступления в отношении умершего.
45. Если коронер примет решение провести расследование с участием следственного жюри, коллегия присяжных избирается таким же образом, как в уголовном процессе, то есть путем случайного выбора компьютером людей из выборных списков данного округа.
46. Факты, подлежащие расследованию устанавливаются правилами 15 и 16 Правил коронеров:
"15. Процедура и доказательства, полученные при проведении расследования, должны устанавливать следующие факты, а именно: -
a) личность умершего;
b) причину, время и место смерти;
c) иные факты, необходимые в соответствии с правительственным декретом 1976 г. "О бюро регистрации рождений и смертей" (Северная Ирландия).
16. Ни коронер, ни следственное жюри не должны высказывать свое мнение по вопросам об уголовной или гражданской ответственности, либо по фактам, указанным в предыдущем правиле".
47. Форма вердикта в Северной Ирландии соответствует следующим положениям, а именно, он должен включать имя и другие подробности об умершем, указание причины смерти (например, огнестрельное ранение) и обстоятельства, касающиеся времени и места наступления смерти. В Англии и Уэльсе форма вердикта прилагается к Правилам английских коронеров и содержит раздел, озаглавленный "выводы следственного жюри/коронера о смерти", в который включаются такие выводы, как, например, "правомерно убитый". Эти выводы подразумевают выражение мнения относительно уголовной ответственности, так что они подразумевают доводы, подтверждающие, наступила ли смерть в результате преступления, но не делается никаких попыток установить виновное лицо. Следственное жюри в Англии и Уэльсе также может приложить к вердикту свои рекомендации.
48. Но в Северной Ирландии коронер обязан (пункт 2 статьи 6 Закона 1972 года об уголовном преследовании (Северная Ирландия)) предоставить письменный отчет Генеральному прокурору, если имеются обстоятельства подтверждающие, что смерть наступила в результате уголовного преступления.
49. До недавнего времени юридическая помощь при проведении коронерского расследования не предоставлялась, поскольку во время его проведения не устанавливалась гражданская ответственность и не выдвигались обвинения в совершении преступления. Закон, предусматривающий оказание юридической помощи в ходе коронерского расследования (Закон 1981 года о юридической помощи, консультации и правовой защите (Северная Ирландия), приложение 1 параграф 5) не вступил в силу. Но 25 июля 2000 г. Лорд-канцлер объявил об установлении Внезаконной Добровольной Программы, позволяющей проводить общественную оценку фактов при проведении расследования в Северной Ирландии. В марте 2001 г. он представил критерии, которыми нужно было руководствоваться при определении необходимости проведения общественной оценки заявлений о представлении фактов. Это включало inter alia рассмотрение финансовой приемлемости, было ли необходимо проведение государственного расследования и было ли единственным способом провести его - назначить коронерское расследование, сможет ли заявитель принимать эффективное участие в нем и имел ли заявитель достаточно тесную связь с умершим.
50. Коронер имеет право вызвать того свидетеля, которому, по его мнению, необходимо участвовать в расследовании (статья 17 Закона о коронерах) и он может разрешить любому заинтересованному лицу допросить свидетеля (правило 7). В Англии, и Уэльсе, и Северной Ирландии свидетель может не свидетельствовать против себя. В Северной Ирландии это право установлено пунктом 2 правила 9, гласящем, что лицо, подозреваемое в причинении смерти, не может принуждаться давать показания при проведении расследования.
51. Что касается документальных доказательств или устных показаний, то они при проведении коронерского расследования, как и при уголовном судопроизводстве, подвергаются проверке о соответствии Закону о неприкосновенности сведений, касающихся интересов государства, который определяет сведения, касающиеся интересов государства, такие как национальная безопасность, заключающаяся в нераспространении определенной информации и определенных документов или групп документов. Требования о неприкосновенности сведений, касающихся интересов государства должны подтверждаться сертификатом.
2. Масштаб расследований
52. Правила 15 и 16 (см. выше) происходят из рекомендаций комитета Бродрика (Brodrick) по коронерам и установлению смерти:
"... целью проведения коронерского расследования является просто поиск и запись стольких фактов, касающихся смерти, скольких этого требует интерес государства, не принимая решения, исходя из этих фактов, о вине... Во многих случаях, возможно даже в большинстве, факты сами демонстрируют виновен ли кто-либо в причинении смерти; существует различие между видом процедуры, позволяющей третьим лицам разрешать спорный вопрос и процедурой, при которой само лицо рассматривает Дело."
53. Национальные суды дали, inter alia, следующие комментарии:
"... Необходимо отметить, что задачей является не установить обстоятельства смерти, которая может затронуть общие и широкие вопросы, а установить, "что... способствовало наступлению смерти", а это уже гораздо более узкий вопрос, направленный на установление средств, приведших к смерти.
... [предыдущие судебные решения] разъяснили, что, как указал комитет Бродрика, одной из целей расследования является "уменьшить слухи или подозрения" эта цель должна быть ограничена уменьшением слухов или подозрений касающихся обстоятельств смерти, а не уменьшением слухов или подозрений об обстоятельствах, способствовавших наступлению смерти." (сэр Томас Бингхем (Thomas Bingham), апелляционный суд, Дело "Р. против коронера Северного Хамберсайда и Сканторпа ex parte Роя Джамисона" (R. v. Coroner for North Humberside and Scunthorpe ex parte Roy Jamieson), апрель 1994 года).
"Было установлено, что, хотя слово "причина" может трактоваться широко, оно означает "средства", способствовавшие наступлению смерти, а не широкий перечень обстоятельств... Вкратце, расследование должно фокусировать свое внимание на обстоятельствах, непосредственно приведших к смерти и должно ограничиваться только этими обстоятельствами..." (Симон Браун (Simon Brown), апелляционный суд, Дело "Р. против коронера западного округа Восточного Суссекса ex parte Хомберга и других" (R. v. Coroner for Western District of East Sussex, ex parte Homberg and others), (1994) 158 JP 357).
"... не стоит забывать, что расследование направлено на поиск фактов, а не на установление вины. Процедура и правила доказывания подходящие для одного, не подходят для другого. При ведении расследования никогда не следует забывать, что на этой стадии нет ни сторон, ни обвинительного акта, нет прокурора, нет защитника, нет судебного разбирательства, - это просто попытка установить факты. Это инквизиционный процесс, процесс расследования, довольно не похожий на судебное разбирательство...
Признанным является тот факт, что целью расследования является уменьшение слухов. Но это не означает, что обязанностью коронера является расследование каждого слуха или предположения, ставшего ему известным. Его обязанностью является выполнение его законной роли - расследование не должно сводиться только к рассмотрению слухов и предположений. Правильным для него будет расследование фактов, имеющих отношение к рассматриваемым вопросам." (Лорд Лейн (Lord Lane), апелляционный суд, Дело "Р. против коронера южного Лондона ex parte Томпсона" (R. v. South London Coroner ex parte Thompson) (1982) 126 SJ 625).
B. Генеральный прокурор
54. Генеральный прокурор, назначаемый в соответствии с Законом 1972 года об уголовном преследовании (Северная Ирландия) (далее - Закон 1972 года), является независимым должностным лицом со стажем работы по специальности в Северной Ирландии не менее 10 лет, назначаемый на должность Генеральным Атторнеем, и который занимает эту должность до выхода в отставку, и может быть снят с должности только за правонарушение. Его обязанностями в соответствии со статьей 5 Закона 1972 года являются, inter alia:
"a) рассмотрение или передача для рассмотрения, с намерением возбудить или продолжить в Северной Ирландии какое-либо уголовное производство, либо подачу апелляции, либо какую-либо иную процедуру, связанную с уголовным делом в Северной Ирландии, информацией, представленной для его рассмотрения либо Старшим констеблем, действующим в соответствии с пунктом 3 статьи 6 данного Закона или Генеральным Атторнеем или любым другим органом или лицом;
b) исследование или передача для исследования всех документов, которые, в соответствии со статьей 6 данного Закона, должны быть переданы или предоставлены ему, и которые он сочтет необходимыми и подлежащими исследованию с целью последующего расследования фактов, обнаруженных при их исследовании;
c) возбуждение и ведение, от имени государства, дел, преследуемых по обвинительному акту, или дел, преследуемых в порядке суммарного производства, если он сочтет необходимым расследовать их самому".
55. Статья 6 Закона 1972 г. требует от коронеров и Старшего констебля ККО предоставлять информацию Генеральному прокурору, в ниже приведенных случаях:
"2) Если из обстоятельств расследованного или расследуемого коронером дела ему станет известно о возможном совершении преступления, он, как только это будет возможно, должен предоставить Генеральному прокурору письменный отчет об этих обстоятельствах.
3) Обязанностью Старшего констебля является время от времени предоставлять Генеральному прокурору факты и информацию, касающуюся -
a) дел, преследуемых по обвинительному акту, [таких как убийство], предположительно совершенных с нарушением права Северной Ирландии; ...
и по запросу Генерального прокурора устанавливать и предоставлять ему информацию, по любому делу, которое покажется ему требующим проведения расследования, на том основании, что оно может представлять собой правонарушение, предусмотренное правом Северной Ирландии, или информацию, которая может показаться Генеральному прокурору, требующей исполнения его функций, предусмотренных данным Законом."
III. Применимое международное право и практика
56. Параграф 9 Принципов эффективного предупреждения и расследования внезаконных, произвольных и суммарных казней ООН, рекомендованных Резолюцией Экономического и Социального Совета ООН от 24 мая 1989 г. (далее - Принципы ООН о внезаконных казнях) устанавливает, inter alia, что:
"Производится тщательное, оперативное и беспристрастное расследование всех подозрительных случаев внезаконных, произвольных и суммарных казней, включая случаи, когда в жалобах родственников или в других достоверных сообщениях говорится о наступлении неестественной смерти в вышеуказанных обстоятельствах..."
57. Параграфы с 10 по 17 Принципов ООН о внезаконных казнях содержат ряд подробных требований, которые должны быть соблюдены при проведении расследования таких смертей.
Параграф 10 гласит, inter alia:
"Орган расследования имеет право затребовать всю необходимую для проведения расследования информацию. Лица, проводящие расследование - также имеют полномочия обязывать официальных лиц, предположительно связанных с любыми такими казнями, явиться для дачи свидетельских показаний..."
Параграф 11 устанавливает:
"В случаях, когда установленные процедуры расследования не удовлетворяют требованиям в силу недостаточной компетентности или пристрастности, в связи с важностью вопроса и в связи с явным наличием систематических злоупотреблений, а также в случаях, когда поступают жалобы на эти недостатки от семьи жертвы, или по другим существенным причинам правительства проводят расследование с помощью независимой комиссии по расследованию или путем аналогичной процедуры. Членами такой комиссии избираются лица, известные своей беспристрастностью, компетентностью и личной независимостью. В частности, они должны быть независимыми от любой организации, учреждения или лица, которое может быть объектом расследования. Комиссия имеет право затребовать всю необходимую для проведения расследования информацию и проводит расследование в соответствии с настоящими Принципами".
Параграф 16 предусматривает, inter alia:
"Семьи покойных и их законные представители уведомляются о любом слушании и любой информации, относящейся к расследованию, и имеют доступ к ним, а также имеют право представлять другие свидетельства...".
В параграфе 17 говорится, inter alia, что:
"В течение разумного срока составляется письменный отчет о методах и результатах таких расследований. Отчет незамедлительно предается гласности; он должен содержать информацию о рамках следствия, процедурах и методах, применявшихся для оценки доказательств, а также выводы и рекомендации на основании полученных результатов и применимого законодательства...".
58. Миннесотский протокол (Модельный протокол о расследовании внезаконных, произвольных и суммарных казней, содержащийся в Руководстве по эффективному предупреждению и расследованию внезаконных, произвольных и суммарных казней) устанавливает в разделе B "Целей расследования":
"Как указано в параграфе 9 Принципов, основной задачей расследования является установление истины о событиях, приведших к смерти жертвы при сомнительных обстоятельствах. Для выполнения этой задачи лица, проводящие расследование, по крайней мере, должны:
a) установить личность жертвы;
b) выявить и сохранить факты, возможно относящиеся к смерти;
c) установить свидетелей и получить от них показания, касающиеся смерти;
d) определить причину, способ, место и время смерти, равно как и предметы, которые могли вызвать смерть;
e) установить характер смерти: естественная смерть, смерть, наступившая в результате несчастного случая, самоубийство или убийство;
f) выявить и задержать лицо (лиц) причастное(ых) к смерти;
g) обязать подозреваемых преступников предстать перед соответствующим судом, установленном в законе".
59. В разделе D сказано, что "В делах, где есть предположение об участии государства в совершении преступления, для соблюдения принципа объективного и беспристрастного расследования, необходимо учредить специальную комиссию по расследованию...".
ПРАВО
I. Предполагаемое нарушение статьи 2 Конвенции
60. Заявитель жаловалась, что не было проведено эффективного расследования смерти ее мужа, Патрика Финукейна, которая предположительно явилась результатом заговора сил безопасности с убийцами. Она ссылалась на статью 2 Конвенции, пункт 1 которой гласит:
"Право каждого лица на жизнь охраняется законом...".
A. Доводы сторон
1. Заявитель
61. Заявитель утверждала, что расследование смерти ее мужа, проведенное ККО, было абсолютно недостаточным, поскольку в ходе расследования не рассматривалась возможность заговора и следователи находились в зависимости от тех людей, против которых были сделаны заявления об их причастности к убийству. Коронерское расследование также было ограниченным, поскольку не привлекались главные свидетели или иные лица, подозреваемые в причастности к убийству, а также не проводилось мероприятий по установлению личности или преследованию в судебном порядке преступников, совершивших какое-либо правонарушение. Как было показано, ни одно из двух расследований Стивенса не затрагивало ни смерти Патрика Финукейна, ни выполнения требований о независимости, быстроте, государственной проверке или доступности ближайшим родственникам. Следователи никогда, например, не связывались с членами семьи заявителя, с организацией солиситоров, где работал ее муж или с его клиентами, которые сообщали об угрозах смертью ее мужу.
62. Что касается третьего коронерского расследования, то оно началось спустя десять лет после убийства. И до настоящего времени группа следователей под руководством Стивенса отказывалась предоставить какие-либо сведения, полученные в ходе расследования. Что касается предполагаемой недостаточности сотрудничества с различными следователями, то она считала, что независимое судебное расследование было бы подходящим способом решения вопроса. Третье расследование Стивенса также не было в достаточной мере независимым, как утверждал старший констебль ККО, а Стивенс, как казалось заявителю, отчитывался перед Старшим констеблем. Существовала служебная зависимость между главой расследования и Старшим констеблем организации, против которой выдвигались серьезные обвинения.
63. Кроме того, заявитель утверждала, что процесс исследования Генеральным прокурором доказательств на протяжении всего дела был секретным и не афишировался, также не предъявлялись причины о не выдвижении обвинения. Его нельзя рассматривать, как независимую инстанцию, поскольку его ведомство находилось в тесной взаимосвязи с полицией. Его решения о не выдвижении обвинения подвергают сильному сомнению его независимость, в частности, например, в отношении доказательства против Стоби, которое стало известно властям еще 10 лет назад. Заявитель ссылалась на решение не предъявлять обвинение Стоби в 1991 году, за его участие в убийстве Финукейна и участие в АОО, решение не представлять доказательства в суде по обвинению его в хранении оружия в январе 1991 года, не предъявление обвинения Брайану Нельсону, несмотря на доказательство передачи им установленным киллерам фотографии Патрика Финукейна и заведующему хранилищем оружия за сговор.
2. Власти Соединенного Королевства
64. Власти Соединенного Королевства согласились, что, в свете предыдущих Постановлений (см. Постановление Европейского суда по делу "Хью Джордан против Соединенного Королевства" (Hugh Jordan v. United Kingdom), жалоба N 24746/94, Постановление Европейского суда по делу "МакКерр против Соединенного Королевства" (McKerr v. United Kingdom), жалоба N 28883/95, Постановление Европейского суда по делу "Келли и другие против Соединенного Королевства" (Kelly and Others v. United Kingdom), жалоба N 30054/96, и Постановление Европейского суда по делу "Шенехен против Соединенного Королевства" (Shanaghan v. United Kingdom), жалоба N 37715/97, ECHR 2001-III), расследование, проведенное ККО, коронерское расследование и расследования Стивенса не удовлетворяют процессуальным требованиям статьи 2 Конвенции. Они подчеркнули, что отчеты о первом и втором расследовании не опубликовывались, поскольку это нанесло бы ущерб национальной безопасности.
65. Так или иначе, власти Соединенного Королевства заявили, что третье расследование носило комплексный характер и касалось смерти Патрика Финукейна. Оно проводилось офицерами полиции в составе от 18 до 20 человек не из Северной Ирландии, и отчет о нем предоставлялся Генеральному прокурору. К настоящему времени, не считая Уильяма Стоби, было арестовано и допрошено 14 человек в связи с убийством. Пока ККО противостояли настоящему заявлению об опубликовании сведений, полученных в ходе третьего расследования, на том основании, что это может причинить ущерб национальной безопасности, материалов, которые могли быть представлены суду или были бы полезны в ведущемся расследовании, было указано, что отказ в опубликовании будет пересмотрен, если станет очевидно, что это не нанесет ущерб указанным интересам.
66. Кроме того, власти Соединенного Королевства подтвердили, что группа следователей под руководством Стивенса старалась информировать заявителя на столько, на сколько это было возможно. Но заявитель отказывалась встречаться с полицией или следователями Стивенса и неоднократно показывала свое нежелание принимать участие в расследовании. В этих обстоятельствах власти Соединенного Королевства утверждали, что первые два расследования Стивенса не удовлетворяли требованиям статьи 2 Конвенции, поскольку их основной целью не было убийство мужа заявителя, а целью третьего расследования было его убийство и оно велось со всей тщательностью. Власти Соединенного Королевства признали, что, поскольку оно проводилось спустя несколько лет после расследуемого события, оно не удовлетворяло требованиям быстроты и стремительности.
B. Оценка Европейского суда
1. Общие принципы
67. Обязательство охранять право на жизнь, предусмотренное статьей 2 Конвенции, необходимо рассматривать в совокупности со статьей 1 Конвенции, устанавливающей обязанность обеспечивать "каждому, находящемуся под [их] юрисдикцией, права и свободы, определенные настоящей Конвенции", требует в случае убийства человека проведения эффективного официального расследования (см., mutatis mutandis, Постановление Европейского суда по делу "МакКанн и другие против Соединенного Королевства" (McCann and Others v. United Kingdom) от 27 сентября 1995 г., Series A, N 324, p. 49, § 161 и Постановление Европейского суда по делу "Кайя против Турции" (Kaya v. Turkey) от 19 февраля 1998 г., Reports of Judgments and Decisions 1998-I, p. 324, § 86). Основной целью таких расследований является обеспечение эффективного применения внутреннего законодательства, охраняющего право на жизнь, и, в делах с участием государственных служащих или органов, обеспечить их ответственность за совершенные убийства. Вид расследования, применяющегося в таких случаях, может меняться в зависимости от обстоятельств. Но, независимо от применяющегося вида, государственные органы должны действовать по своему усмотрению, в зависимости от учитываемых обстоятельств. Они не могут предоставить право близким родственникам самим выбирать подать ли формальную жалобу или взять на себя ответственность за проведение следственных мероприятий (см., например, mutatis mutandis, Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Ильхан против Турции" ({Ilhan} <*> v. Turkey), жалоба N 22277/93, ECHR 2000-VII, § 63).
--------------------------------
<*> Здесь и далее по тексту слова на национальном языке набраны латинским шрифтом и выделены фигурными скобками.
68. Чтобы расследование предполагаемого незаконного убийства государственными служащими было эффективным, необходимо, чтобы лица, проводящие это расследование не имели никакой заинтересованности в исходе расследования (см., например, Постановление Европейского суда по делу "Гюлеч против Турции" ({Gulec} v. Turkey) от 27 июля 1998 г., Reports 1998-IV, § 81 - 82; Постановление Европейского суда по делу "Огур против Турции" ({Ogur} v. Turkey), жалоба N 21954/93, ECHR 1999-III, § 91 - 92). Это подразумевает не только отсутствие служебной зависимости, но и практической (см., например, Постановление Европейского суда по делу "Эрги против Турции" ({Ergi} v. Turkey) от 28 июля 1998 г., Reports 1998-IV, § 83 - 84, а также недавние дела по Северной Ирландии, например, Постановление Европейского суда по делу "МакКерр против Соединенного Королевства" (McKerr v. United Kingdom), жалоба N 28883/95, § 128; Постановление Европейского суда по делу "Хью Джордан против Соединенного Королевства" (Hugh Jordan v. United Kingdom), жалоба N 24746/94, § 120, и Постановление Европейского суда по делу "Келли и другие против Соединенного Королевства" (Kelly and Others v. United Kingdom), жалоба N 30054/96, § 114, ECHR 2001-III).
69. Расследование также должно установить, была ли примененная сила оправданной или нет (например, упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "Кайя против Турции", p. 324, § 87), установить и наказать виновных (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "Огур против Турции", § 88). Государственные органы должны принять соответствующие доступные им меры по обеспечению сохранности доказательств, касающихся происшествия, включая inter alia показания очевидцев, судебные доказательства и, где это возможно, результаты вскрытия трупа, которые представляют собой полное и подробное описание травмы, а также объективные клинические заключения, включая причину смерти (см., например, Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Салман против Турции" (Salman v. Turkey), жалоба N 21986/93, ECHR 2000-VII, § 106; Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Танрикулу против Турции" ({Tanrikulu} v. Turkey), жалоба N 23763/94, ECHR 1999-IV, § 109; Постановление Европейского суда по делу "Гюль против Турции" ({Gul} v. Turkey) § 89 от 14 декабря 2000 г., жалоба N 22676/93). Любые недостатки при расследовании, уменьшающие возможность установить причину смерти или лицо или лиц, ответственных за нее, вступают в противоречие с вышеуказанными принципами.
70. Требование о быстроте и разумной стремительности подразумевается (см. Постановление Европейского суда от 2 сентября 1998 г. по делу "Яса против Турции" ({Yasa} v. Turkey), Reports 1998-IV, pp. 2439 - 2440, § 102 - 104; Дело "Сакиси против Турции" ({Cakici} v. Turkey) [GC], жалоба N 23657/94, ECHR 1999-IV, § 80, 87 и 106; вышеупомянутое Дело "Танрикулу против Турции" ({Tanrikulu} v. Turkey), § 109; Дело "Махмут Кайя против Турции" (Mahmut Kaya v. Turkey), жалоба N 22535/93, ECHR 2000-III, § 106 - 107). Так как могут возникнуть препятствия или трудности в ходе расследования, быстрая реакция государственных органов на применение силы, при соблюдении соответствующих норм права, может рассматриваться, как необходимость для обеспечения общественного доверия и для предотвращения любых сговоров о совершении противоправных деяний (см., например, вышеуказанное Дело "Хаг Джордан против Соединенного Королевства" (Hugh Jordan v. the United Kingdom), § 108, 136 - 140).
71. По этим же причинам в расследовании должен присутствовать элемент общественного контроля самого расследования или его результатов, для обеспечения соответствия теории практике. Степень общественного контроля зависит от обстоятельств дела. Но близкие родственники жертвы должны принимать участие во всех делах в пределах, обеспечивающих соблюдение его или ее интересов (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "Гюлеч против Турции", p. 1733, § 82; упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "Огур против Турции", § 92; упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "Гюль против Турции", § 93; а также недавние дела Северной Ирландии, например, упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "МакКерр против Соединенного Королевства, § 148).
2. Жалоба по настоящему делу
72. Европейский суд установил, что расследование было инициировано ККО, после смерти Патрика Финукейна. По результатам расследования не было предъявлено никаких обвинений. Коронерское расследование, было начато 6 сентября 1990 г. и закончилось в тот же день. Два полицейских расследования Стивенса прошли в 1989 - 1990 гг. и 1993 - 1995 гг. Третье расследование Стивенса началось в 1999 году и продолжается до сих пор. 23 июня 1999 г. Уильяму Стоби было предъявлено обвинение в убийстве Патрика Финукейна. По этому делу 26 ноября 2001 г. был вынесен вердикт о невиновности, поскольку обвинение не предоставило доказательств.
73. Заявитель подавала несколько жалоб, касающихся процедуры, ссылаясь на то, что она не соответствует обязанностям, возложенным статьей 2 Конвенции. Европейский суд отметил, что власти Соединенного Королевства в основном согласились с тем, что во время разбирательства не были соблюдены все гарантии, но они не согласились со всеми замечаниями заявителя.
i) Полицейское расследование
74. Во-первых, что касается полицейского расследования, Европейский суд отметил, что расследование началось непосредственно после смерти и были приняты необходимые меры для обеспечения сохранности доказательств, найденных на месте преступления. Машина и оружие, использовавшиеся при совершении преступления, были найдены, но не способствовали предъявлению обвинений в убийстве. Несколько подозреваемых из числа верноподданных вооруженных формирований были допрошены. Хотя следователь, расследовавший Дело и заявил, что он уверен, что главные исполнители убийства находятся среди них, у него не было достаточных доказательств, чтобы предъявить обвинение.
75. Полицейское расследование не смогло пролить свет на сговор сил безопасности с верноподданными вооруженными формированиями о преследовании Патрика Финукейна. Оружие было украдено из хранилища ПОО, член полка был обвинен в краже, а члены ОБС в незаконном хранении оружия. Очевидным является тот факт, что оружие попало в руки верноподданных формирований с помощью сил безопасности. Однако офицер, который вел коронерское расследование, заявил, что ни один из 14 допрошенных в связи с причастностью к убийству не имел никаких связей с силами безопасности. Подозрения о сговоре полиции были также представлены еще с ранней стадии расследования, в частности в отношении угроз ККО клиентам Патрика Финукейна.
76. Расследование вели офицеры ККО, которые являются частью полиции, которая в свою очередь, как подозревала заявитель и другие люди, угрожала Патрику Финукейну. Все они подчинялись старшему констеблю ККО, который мог налагать дисциплинарное или уголовное взыскание (см. выше § 55). В данных обстоятельствах расследованию недоставало независимости, что привело к возникновению серьезных сомнений в тщательности и эффективности рассмотрения вопроса о возможном заговоре.
ii) Коронерское расследование
77. В Северной Ирландии, как и в Англии, и Уэльсе, расследование смерти может проводиться путем коронерского расследования. Такие расследования проводятся в виде публичных слушаний, возглавляемых коронером, независимыми государственными служащими, как правило, заседающими со следственным жюри, с целью установить факты, касающиеся смерти при сомнительных обстоятельствах. Судебный пересмотр производится в случае расхождения коронеров во взглядах и в отношении каких-либо ошибочных обстоятельств, представленных следственному судье. Однако существуют строгие гарантии, касающиеся законности и обоснованности процессуальных действий. В деле "МакКанн и другие против Соединенного Королевства" (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского суда, p. 49, § 162) Европейский суд пришел к выводу, что коронерское расследование в отношении трех подозреваемых Ирландской республиканской армии, застреленных десантниками в районе Гибралтара, соответствовало процессуальным обязательствам, содержащимся в статье 2 Конвенции, поскольку был предоставлен подробный отчет о подробностях убийства и родственникам умершего была дана возможность допрашивать и подвергать перекрестному допросу свидетелей по делу. Но необходимо отметить, что коронерское расследование по данному делу было своего рода исключением по сравнению с другими делами в Северной Ирландии (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "Хью Джордан против Соединенного Королевства", упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "МакКерр против Соединенного Королевства" и упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "Келли и другие против Соединенного Королевства"). Стремительность и тщательность расследования в деле "МакКанн против Соединенного Королевства" не оставили у Европейского суда сомнений в том, что важные факты по делу были исследованы при активном участии высоко квалифицированного законного представителя заявителя.
78. Но в настоящем деле расследование затронуло только те обстоятельства, которые непосредственно относились к убийству Патрика Финукейна. Не было проведено расследования предполагаемого ККО или других подразделений сил безопасности. Заявителю не была дана возможность сделать заявление об угрозах в адрес ее мужа со стороны полиции, поскольку коронер признал это не относящимся к делу. Последние события показывают, что осведомители, работающие на Специальную службу при Департаменте уголовного розыска или на силы безопасности, знали или содействовали покушению на Патрика Финукейна (см. § 16, 25 и 36, касающиеся Уильяма Стоби и Брайана Нельсона), что подтверждает, что власти знали и потворствовали убийству. Расследование не смогло удовлетворить серьезный и законный интерес членов семьи и общества, и оно не может рассматриваться как эффективное, а также оно не установило личности виновных в преступлении и не предъявило им обвинения. В этом отношении расследование не соответствовало требованиям статьи 2 Конвенции.
iii) Расследования Стивенса
79. Европейский суд установил, что ответом государственных органов на вопросы, возникшие из наличия предполагаемого сговора между верноподданными формированиями и силами безопасности, стало возбуждение специального полицейского расследования, возглавляемого старшим офицером не из Северной Ирландии. Не очевидным является тот факт, что первые два расследования, какими бы полезными они не показались для обнаружения сведений, были направлены на расследование смерти Патрика Финукейна с целью предъявления обвинений виновным лицам. Так или иначе, отчеты о расследовании опубликованы не были, и заявителя никогда не ставили в известность о фактах, установленных при расследовании. Не были соблюдены необходимые элементы: общественный контроль и доступ членов семьи к расследованию.
80. Что касается самого позднего расследования (третье расследование Стивенса), непосредственно касающегося убийства Финукейна, власти Соединенного Королевства решили, что, будучи проведенным спустя примерно десять лет после самого события, расследование не может соответствовать требованиям об эффективности и стремительности. Так же не ясно, до какой степени окончательный отчет должен быть обнародован, несмотря на то, что его резюме было недавно опубликовано. Европейский суд не счел необходимым, в свете этих отклонений, рассматривать последующие предположения, касающиеся недостаточной полноты доступа заявителя к расследованию или независимости расследования от полицейской службы Северной Ирландии (которая заменила ККО).
iv) Генеральный прокурор
81. Заявитель предполагала, что Генеральный прокурор также продемонстрировал свою зависимость в данном деле. В предыдущих делах Европейский суд указывал, что Генеральный прокурор, который является служащим судебного ведомства и отвечает за предъявление обвинений за совершение возможных преступлений, не обязан указывать причины принятия решения о невыдвижении обвинения, чего он и не делал в настоящем деле. При судебном пересмотре дела в Северной Ирландии его также не могут обязать указать причины своих действий, но необходимо отметить, что в Англии и Уэльсе, где следственное жюри может выносить вердикты по незаконным причинениям смерти, суды обязывают Генерального прокурора пересмотреть его решение о непредъявлении обвинения в свете такого вердикта и проверяют, были ли его основания для принятия такого решения достаточными. Такой возможности в Северной Ирландии, где следственному жюри не разрешается выносить вердикты по делам, касающимся незаконного или какого-либо другого причинения смерти, нет.
82. Европейский суд не считает возможным на данной стадии установить, что в действительности произошло в 1990 - 1991 годы и в 1995 году, когда были приняты решения о предъявлении обвинения лицам, возможно причастным к убийству Финукейна (см. выше § 16 и 27). Но особо важно, чтобы, в случаях сомнений в независимости полицейского расследования и возможности осуществления над ним общественного контроля, государственный служащий, который принимает решение предъявлять или нет обвинение, продемонстрировал свою независимость при принятии решения. Как указал Европейский суд в деле "Хью Джордан против Соединенного Королевства" (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского суда, § 123), отсутствие оснований принятия Решения о невыдвижении обвинения в спорных делах может не может вызывать общественное доверие и может воспрепятствовать получению членами семьи жертвы сведений, являющихся для них особо важными, а также оспариванию решения.
83. Несмотря на подозрения в заговоре, не было представлено никаких оснований, подтверждающих решение о непредъявлении обвинений, не было предоставлено никакой информации ни заявителю, ни обществу, которая бы гарантировала, что Закон был соблюден. Это не может рассматриваться, как соответствующее положениям статьи 2 Конвенции, до тех пор, пока информация не будет предоставлена. Но это не является предметом рассмотрения дела.
v) Вывод
84. Европейский суд установил, что при расследовании смерти Патрика Финукейна не были соблюдены требования стремительности и эффективности в отношении заговора представителей сил безопасности. Следовательно имело место несоблюдение процессуальных требований, установленных статьей 2 Конвенции, и, следовательно, она была нарушена.
II. Применение статьи 41 Конвенции
85. Статья 41 Конвенции гласит:
"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".
A. Ущерб
86. Заявитель ходатайствовала об определении величины морального вреда исходя из принципа справедливости. Она сказала, что любое возмещение вреда, как справедливое удовлетворение требований, как в других делах Северной Ирландии (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "Хью Джордан против Соединенного Королевства", упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "МакКерр против Соединенного Королевства", упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "Келли и другие против Соединенного Королевства" и упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "Шенехен против Соединенного Королевства") будет рассматриваться, как завершение предусмотренных в статье 2 Конвенции следственных действий. В связи с этим, она ссылается на подход, выработанный национальными судами по жалобе, поданной Джонатаном МакКерром (Jonathan McKerr) после Постановления Европейского суда о факте продолжения государством нарушать процессуальные обязательства, предусмотренные статьей 2 Конвенции. 26 июля 2002 г. Высокий Суд правосудия Северной Ирландии отклонил апелляцию, установив, что Европейский суд не должен был бы применять свое дискреционное право о назначении справедливого удовлетворения требований, если бы он рассмотрел возможность restitutio in integrum посредством проведения эффективного расследования и счел, что любое обязательство прекращается после принятия Европейским судом соответствующего Постановления. Это Решение было отменено апелляционным судом Северной Ирландии 10 января 2003 г., а жалоба о разрешении подать апелляцию в суд короны, очевидно, находится на рассмотрении Палаты лордов. Заявитель ходатайствовала, чтобы Европейский суд указал, что справедливое удовлетворение требований не прекращает права, установленные статьей 2 Конвенции. Так как она не хотела получить справедливого возмещения вреда, чтобы тем самым поставить под вопрос, принятое решение возбудить расследование, принятое на национальном уровне, она просила Европейский суд не назначать справедливого возмещения, если он согласится с Высоким Судом правосудия по вышеуказанному вопросу.
87. Власти Соединенного Королевства указали, что заявитель уже получила достаточную сумму денег, около полумиллиона фунтов стерлингов, в соответствии с Законом о компенсации вреда, причиненного преступлением и проявила неопределенность в своем желании требовать возмещения морального вреда. Поскольку ее основной целью было добиться Постановления против властей Соединенного Королевства, то оно и будет являться достаточно справедливым возмещением ущерба.
88. Европейский суд указал, что он присуждал компенсацию морального вреда и в других подобных случаях, где имело место нарушение статьи 2 Конвенции (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "Хью Джордан против Соединенного Королевства", упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "МакКерр против Соединенного Королевства", упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "Келли и другие против Соединенного Королевства" и упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "Шенехен против Соединенного Королевства"). Компенсация, на которую ссылались власти Соединенного Королевства, не относилась к компенсации недостатков официального расследования и, таким образом, не препятствует присуждению возмещения морального вреда.
89. Что касается взглядов заявителя на положения об эффективном расследовании, Европейский суд ранее не указывал, что власти Соединенного Королевства должны, в ответ на установление факта нарушения статьи 2, провести новое расследование смерти мужа заявителя, а они отказались сделать это (см. Постановление Европейского суда по делу "Юлькю Екинчи против Турции" ({Ulku} Ekinci v. Turkey) от 16 июля 1992 г., § 179). Не считает он это соответствующим и по настоящему делу. Нельзя предположить, что новое расследование может быть проведено результативно или обеспечит компенсацию семье жертвы или обществу в результате проведения открытого и строго подотчетного расследования. Истечение времени, повлиявшее на доказательства и на наличие свидетелей, может неизбежно привести такое расследование к неудовлетворительным и неубедительным результатам, оно не сможет выявить важные факты и положить конец сомнениям и подозрениям. Даже в делах об исчезновении, где можно сказать, что на карту поставлено больше, так как родственники находятся в постоянном неведении судьбы жертвы или места нахождения тела, Европейский суд отказывает в выдаче декларации о проведении нового расследования (см. Постановление Европейского суда по делу "Орхан против Турции" (Orhan v. Turkey) от 18 июня 2002 г., жалоба N 25656/94, § 451). Это скорее подпадает под функции Комитета министров, действующего на основании статьи 46 Конвенции, определять, что необходимо сделать в каждом конкретном случае (см., mutatis mutandis, Постановление Европейского суда по делу "Акдивар и другие против Турции" (Akdivar and Others v. Turkey) от 1 апреля 1998 г. (статья 50), Reports 1998-II, p. 723, § 47).
90. Европейский суд не может издать декларацию или разъяснения, требуемые заявителем, ввиду последствий данного Постановления. Как указала заявитель, она не хочет выплаты морального вреда.
B. Судебные расходы и издержки
91. Заявитель потребовала сумму возмещения в размере 94020,22 фунтов стерли

"СОГЛАШЕНИЕ МЕЖДУ ПРАВИТЕЛЬСТВОМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И КАБИНЕТОМ МИНИСТРОВ УКРАИНЫ О ЛИКВИДАЦИИ И ПОРЯДКЕ ВОЗВРАТА АВИАЦИОННОЙ ТЕХНИКИ, НАХОДЯЩЕЙСЯ НА РЕМОНТНЫХ ПРЕДПРИЯТИЯХ МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ УКРАИНЫ"(Заключено в г. Киеве 01.07.2003)  »
Международное законодательство »
Читайте также