РЕШЕНИЕ Европейского суда по правам человека от 29.04.2003"ПО ВОПРОСУ ПРИЕМЛЕМОСТИ ЖАЛОБЫ n 63378/00 "ЮРИЙ ЕВГЕНЬЕВИЧ МАЙЗИТ (yuriy yevgenyevich mayzit) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

часть жалобы явно необоснованной. Они утверждали, что у заявителя было достаточно возможностей изучить материалы дела против него, собранные следственными органами. Окончательный вариант обвинительного заключения был передан заявителю 8 августа 2000 г., а неделю спустя следственные органы предоставили ему материалы дела для изучения. Поскольку заявитель был осужден через несколько месяцев, 25 декабря 2000 г., он имел достаточно времени, чтобы подготовить свою защиту. Кроме того, за это время заявитель написал десятки жалоб в различные органы. Жалобы содержали ссылки на законы, и это означает, что заявитель пользовался юридической литературой. Заявитель получал копии как постановления, так и стенограммы слушаний по делу, чтобы у него была возможность подать апелляцию. Власти Российской Федерации приложили копию ходатайства от 15 марта 2001 г., в котором представитель заявителя просил администрацию тюрьмы передать заявителю кодексы.
Заявитель утверждал, что информация, представленная властями Российской Федерации, не является действительной. Он заявил, что ничто не подтверждает, что ходатайство о передаче ему кодексов было когда-либо удовлетворено и что, в любом случае, к 15 марта 2001 г. он уже отбывал наказание. Огромное количество жалоб, написанных в заключении, только подтверждает его твердое желание отстаивать свои права, несмотря на невыносимые условия содержания под стражей. Разбирательство по делу длилось с 9 октября по 25 декабря 2000 г., и в это время заявитель провел в целом 22 дня в тесной камере размерами 0,8 x 1,5 м ("каменный стакан"), в которой он ожидал вызова судьи. Он находился в наручниках во время судебных слушаний - даже во время перерывов - и ему приходилось писать жалобы руками, прикованными одна к другой.
Европейский суд посчитал, в свете представленных сторонами доводов, что жалоба затрагивает вопросы фактов и права согласно Конвенции, разрешение которых требует рассмотрения по существу. Таким образом, Европейский суд пришел к выводу, что данная часть жалобы не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Никаких других оснований для объявления жалобы неприемлемой не установлено.
3. Ссылаясь на пункт 4 статьи 5 Конвенции, заявитель жаловался на то, что он не смог добиться судебного пересмотра решения о его заключении под стражу. Пункт 4 статьи 5 Конвенции устанавливает следующее:
"4. Каждый, кто лишен свободы в результате ареста или заключения под стражу, имеет право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности его заключения под стражу и на освобождение, если его заключение под стражу признано судом незаконным".
Власти Российской Федерации утверждали, что национальное право, а именно часть 1 статьи 220 Уголовно-процессуального кодекса 1960 г., устанавливает право заявителя ходатайствовать о судебном пересмотре его содержания под стражей. Администрация изолятора не останавливала жалобы и ходатайства заявителя. Что касается длительности разбирательства, в ходе которого заявитель стремился оспорить законность его предварительного заключения, власти Российской Федерации сослались на Решение президиума Калининградского областного суда от 16 сентября 2002 г. Это Решение отменило Решения от 4 сентября и 15 декабря 2000 г., поскольку существовали препятствия при пересмотре решения о содержании под стражей. Таким образом, пересмотр решения о содержании под стражей подвел итог с точки зрения исправления возможного нарушения прав заявителя.
Заявитель указал, что власти Российской Федерации действительно признали, что его ходатайство об освобождении из-под стражи все еще не было рассмотрено.
Европейский суд не смог согласиться с властями Российской Федерации, что данная часть жалобы является преждевременной, поскольку разбирательство в национальных судах было возобновлено. Целью пункта 4 статьи 5 Конвенции является обеспечение освобождения из-под стражи. Не ясно, как рассмотрение ходатайства заявителя об освобождении из следственного изолятора от 30 июля 2000 г. может иметь какое-либо значение, поскольку прошло более двух лет с тех пор, как заявитель оставался под стражей по смыслу пункта 4 статьи 5 Конвенции, и в настоящее время отбывает наказание.
Европейский суд посчитал, в свете представленных сторонами доводов, что жалоба затрагивает вопросы фактов и права согласно Конвенции, разрешение которых требует рассмотрения по существу. Таким образом, Европейский суд пришел к выводу, что данная часть жалобы не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Никаких других оснований для объявления жалобы неприемлемой не установлено.
4. Ссылаясь на подпункт "c" пункта 3 статьи 6 Конвенции, заявитель жаловался на то, что он не имел возможности выбрать себе защитника. Подпункт "c" пункта 3 статьи 6 Конвенции гласит:
"3. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права:
...с) защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника или, при недостатке у него средств для оплаты услуг защитника, пользоваться услугами назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия..."
Власти Российской Федерации утверждали, что вопрос о представлении интересов заявителя его родственниками рассмотрен вместе с ходатайством заявителя о его освобождении из-под стражи. Поскольку соответствующее решение было отменено, разбирательство по этому вопросу все еще проходит, и нельзя утверждать, что заявитель исчерпал все внутренние средства правовой защиты, доступные ему.
Заявитель утверждал, что его жалоба не может считаться преждевременной через два года после судебного разбирательства, на которое его родственники не были допущены в качестве его адвокатов.
Как и в отношении предыдущей части жалобы, Европейский суд не смог согласиться с властями Российской Федерации, что данная часть жалобы является преждевременной. Верно, что Решение от 4 сентября 2000 г. - в котором Московский районный суд отказался допустить родственников заявителя в качестве его защитников - сейчас отменено и назначено новое рассмотрение вопроса. Но отмена этого Решения не может ретроспективно изменить тот факт, что заявитель не был представлен на слушаниях от 5 декабря 2001 г. лицом, которому он доверял. Отмена не касалась действительного признания вины, и ничто не указывает на то, что это могло привести к пересмотру дела заявителя по существу, в котором он, возможно, был представлен иным образом. Что касается утверждения властей Российской Федерации, что заявитель не исчерпал внутренних средств правовой защиты, доступных ему, Европейский суд отметил, что этот вопрос поднимался заявителем в его апелляции, но Калининградский областной суд не дал на него ответа.
Европейский суд посчитал, в свете представленных сторонами доводов, что жалоба затрагивает вопросы фактов и права согласно Конвенции, разрешение которых требует рассмотрения по существу. Таким образом, Европейский суд пришел к выводу, что данная часть жалобы не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Никаких других оснований для объявления жалобы неприемлемой не установлено.
5. Наконец, Европейский суд рассмотрел оставшуюся часть жалоб заявителя, поданных им.
Однако, принимая во внимание все материалы, предоставленные ему, Европейский суд установил, что эти жалобы не раскрывают каких-либо признаков нарушений прав и свобод, установленных в Конвенции или Протоколах к ней. Следовательно, данная часть жалобы должна быть отклонена как явно необоснованная согласно пунктам 3 и 4 статьи 35 Конвенции.
НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ СУД ЕДИНОГЛАСНО:
объявил приемлемыми, не вынося решения по существу, жалобы заявителя
a) что условия содержания под стражей нарушали положения статьи 3 Конвенции;
b) что ввиду того факта, что он содержался под стражей в таких условиях, у него не было достаточно времени и условий для подготовки своей защиты в нарушение подпункта "b" пункта 3 статьи 6 Конвенции;
c) что ходатайство об освобождении из-под стражи не было рассмотрено в нарушение пункта 4 статьи 5 Конвенции;
d) что ему не позволили осуществлять свою защиту с помощью представителя, выбранного им самим, в нарушение подпункта "c" пункта 3 статьи 6 Конвенции;
объявил неприемлемой остальную часть жалобы.
Председатель Палаты
Х.РОЗАКИС
Заместитель Секретаря
Секции Суда
С.НИЛЬСЕН

"ПРОГРАММА СОЮЗНОГО ГОСУДАРСТВА "ЗАЩИТА ОБЩИХ ИНФОРМАЦИОННЫХ РЕСУРСОВ БЕЛАРУСИ И РОССИИ"(Утверждена 29.04.2003 Постановлением 7 Совета Министров Союзного государства)  »
Международное законодательство »
Читайте также