ПОСТАНОВЛЕНИЕ Европейского суда по правам человека от 11.02.2003"ДЕЛО "БУКОВСКИ (bukowski) ПРОТИВ ПОЛЬШИ" [рус., англ.]


[неофициальный перевод] <*>
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ЧЕТВЕРТАЯ СЕКЦИЯ
ДЕЛО "БУКОВСКИ (BUKOWSKI) ПРОТИВ ПОЛЬШИ"
(Жалоба N 38665/97)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ СУДА
(Страсбург, 11 февраля 2003 года)
По делу "Буковски против Польши" Европейский суд по правам человека (Четвертая секция), заседая Палатой в составе:
--------------------------------
<*> Перевод на русский язык Берестнева Ю.Ю.
сэра Николаса Братца, Председателя Палаты,
М. Пеллонпяя,
А. Пастора Ридруехо,
В. Стражнички,
Р. Марусте,
С. Павловского
Л. Гарлицки, судей,
а также при участии Ф. Элан-Пассос, заместителя секретаря Секции Суда,
заседая 21 января 2003 г. за закрытыми дверями,
вынес следующее Постановление:
ПРОЦЕДУРА
1. Дело было инициировано жалобой (N 38665/97), поданной 19 марта 1997 г. в Европейскую комиссию по правам человека против Польской Республики гражданином Польши Еугениушем Буковски (Eugeniusz Bukowski) (далее - заявитель) в соответствии с бывшей статьей 25 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.
2. Власти Польши были представлены их Уполномоченным при Европейском суде по правам человека К. Джевицки (K. Drzewicki), Министерство иностранных дел Польши.
3. Заявитель утверждал, в частности, что не было соблюдено его право на разрешение спора о его гражданских правах в "разумный срок".
4. 1 ноября 1998 г., в день вступления в силу Протокола N 11 к Конвенции (пункт 2 статьи 5 Протокола N 11 к Конвенции), жалоба была передана на рассмотрение в Европейский суд.
5. Жалоба была передана в ведение Четвертой секции Европейского суда (пункт 1 правила 52 Регламента Европейского суда). В соответствии с пунктом 1 правила 26 Регламента Европейского суда в рамках данной Секции была образована Палата для рассмотрения дела (пункт 1 статьи 27 Конвенции).
6. 1 июня 1999 г. Палата уведомила власти Польши о жалобе заявителя на необоснованную продолжительность судебного разбирательства (подпункт "b" пункта 3 правила 54 Регламента) и объявила остальную часть жалобы неприемлемой.
7. 1 ноября 2001 г. Европейский суд изменил состав своих Секций (пункт 1 правила 25 Регламента). Данное дело было передано на рассмотрение в заново сформированную Четвертую секцию Европейского суда (пункт 1 правила 52 Регламента).
8. Решением от 11 июня 2002 г. Европейский суд объявил жалобу частично приемлемой для рассмотрения по существу.
ФАКТЫ
I. Обстоятельства дела
A. Факты до 1 мая 1993 г.
9. 15 марта 1986 г. заявитель предъявил иск о возмещении ущерба администрации ({Urzad} <*> Dzielnicowy) района Мокотов ({Mokotow}) г. Варшавы (Warsaw), Управлению архитектуры ({Urzad Stolecznej} Architektury) г. Варшавы и трем своим соседям, А.Х (A.H.), Х.Х. (H.H.) и Т.Х. (T.H.) в суд воеводства г. Варшавы ({Sad Wojewodzki}). Заявитель потребовал 1000000 старых польских злотых за ущерб, причиненный ему, по его утверждению, в результате различных препятствий строительству его дома.
--------------------------------
<*> Здесь и далее по тексту слова на национальном языке набраны латинским шрифтом и выделены фигурными скобками.
10. 4 января 1988 г. заявитель отозвал свой иск в отношении первых двух ответчиков. С этого момента судебное разбирательство велось только в отношении его соседей А.Х., Х.Х. и Т.Х.
11. В период между 1988 годом и мартом 1992 года суд воеводства Варшавы назначал восемь слушаний. Он также предписал получить три заключения экспертов по строительству, чтобы оценить размер финансовых убытков, понесенных заявителем.
Последнее из этих заключений было представлено суду в декабре 1992 года.
B. Факты после 1 мая 1993 г.
12. На слушании, проведенном 29 сентября 1993 г., суд заслушал показания З.С. (Z.S.), эксперта.
Позднее обе стороны оспаривали заключение З.С. Тем не менее, заявитель попросил суд вынести решение по его иску, подчеркнув, что продолжительность судебного разбирательства превысила к тому моменту восемь лет.
18 ноября 1994 г. суд предписал получить новые показания З.С.
13. В декабре 1994 г. председательствующий судья отказался от участия в деле и дело было передано другому судье.
14. 27 февраля 1995 г. заявитель подал жалобу на имя председателя апелляционного суда Варшавы ({Sad} Apelacyjny) о, по его словам, "исключительной задержке судебного разбирательства". В письме от 26 апреля 1995 г. председатель апелляционного суда признал, что задержка в судебном разбирательстве действительно имела место вследствие того, что суд воеводства Варшавы не смог сохранить разбирательство в процедурных рамках. Он извинился перед заявителем от имени правосудия.
15. 16 мая 1995 г. заявитель подал жалобу на имя председателя Верховного суда ({Sad Najwyzszy}) Польши о бездействии суда воеводства Варшавы. 13 июня 1995 г. председатель Верховного суда направил жалобу министру юстиции - должностному лицу, ответственному за осуществление контроля за проведением судебных разбирательств. Тем не менее, он отметил, что, несмотря на то, что дело уже было передано под надзор министра, с 29 сентября 1993 г. в суде воеводства Варшавы не было проведено ни одного слушания по делу.
16. Впоследствии заявитель направил три сходные жалобы председателю апелляционного суда Варшавы.
В письме от 4 августа 1995 г. председатель вновь принес свои извинения заявителю и признал, что контроль за проведением судебных разбирательств не был слишком эффективным. Он также сообщил заявителю, что председателю суда воеводства Варшавы даны указания предпринять шаги с целью ускорить судебное разбирательство.
17. 4 октября 1995 г. суд провел слушание и вручил сторонам копии нового заключения З.С. Поскольку уровень инфляции и покупательная способность польской валюты за это время значительно изменились, суд предписал заявителю указать точную сумму требуемого возмещения ущерба в свете данных обстоятельств.
18. 11 октября и 17 октября 1995 г. заявитель подал в суд два заявления и указал, что общая цена иска на тот момент составляла 355585,59 новых польских злотых.
19. 6 марта 1996 г. суд провел слушание. Он предписал заявителю заплатить судебную пошлину в размере 14342 новых польских злотых за подачу, по мнению суда, нового иска более высокой цены, в противном случае исковое заявление было бы ему возвращено.
20. 31 мая 1996 г., на основании апелляции, поданной заявителем, апелляционный суд Варшавы отменил оспариваемое судебное предписание как преждевременное. Он установил, что нижестоящий суд неправильно истолковал заявление заявителя, и предписал суду получить от заявителя четкое заявление о цене иска на тот момент.
21. В то же время, 5 мая 1997 г. заявитель подал жалобу в суд на отсутствие развития судебного процесса. Он подчеркнул, что на тот момент продолжительность судебного разбирательства составляла примерно двенадцать лет, но до принятия решения по его иску было все еще очень далеко. Он повторил, что не увеличивал и не собирался увеличивать цену иска.
22. На слушании, проведенном 26 мая 1997 г., суд предписал З.С. подготовить еще одно заключение и определить стоимость на тот момент различных элементов, включенных в его заключение от 28 февраля 1995 г. Это предписание стало следствием того, что с начала 1995 года уровень инфляции и покупательная способность польской валюты вновь значительно изменились.
23. 27 августа 1997 г. суд провел следующее слушание.
24. 9 сентября 1997 г. заявитель подал жалобу в Верховный суд Польши, указав на то, что продолжительность разбирательства по его делу превысила все разумные сроки. 22 сентября 1997 г. Департамент анализа судебной практики Верховного суда сообщил заявителю, что ему следует направить свою жалобу в Министерство юстиции Польши, ответственное за осуществление контроля за проведением судебных разбирательств.
25. 3 октября 1997 г. суд воеводства Варшавы предписал получить показания еще одного эксперта по строительству.
20 декабря 1997 г. К.С. (K.S.), эксперт, представил свое заключение суду.
26. 20 апреля, 24 июня и 14 сентября 1998 г. суд воеводства Варшавы провел слушания.
27. 15 октября 1998 г. заявитель представил на рассмотрение суда заявление, указав, что К.С. основывал свои выводы на неточных показателях стоимости строительных работ и, следовательно, сделал неверный вывод относительно оценки ущерба, причиненного заявителю.
28. 2 ноября 1998 г. заявитель представил свои замечания относительно оцененной К.С. стоимости определенных строительных работ. Затем он попросил суд возобновить разбирательство по его делу и вынести "любое решение, которое бы прекратило разбирательство, продолжающееся на тот момент тринадцать лет".
29. 26 ноября 1998 г. заявитель вновь попросил суд вынести решение.
30. Следующее слушание состоялось 8 февраля 1999 г. Суд заслушал показания К.С. и отложил разбирательство дела с тем, чтобы дать эксперту возможность подготовить дополнительное заключение.
31. На слушании, проведенном 26 апреля 1999 г., суд предписал К.С. подготовить еще одно дополнительное заключение.
32. Последующие слушания состоялись 25 августа и 22 ноября 1999 г. Суд заслушал показания эксперта и 22 ноября 1999 г. вновь предписал заявителю точно определить свои исковые требования.
10 января 2000 г. заявитель сообщил суду в письменной форме, что он уже трижды точно определял свои исковые требования.
33. 15 мая 2000 г. суд провел слушание, но затем отложил разбирательство дела на неопределенный срок.
Следующие слушания были назначены на 10 апреля и 5 июля 2001 г. и затем на 14 февраля и 14 мая 2002 г.
34. Исходя из материалов, рассмотренных Европейским судом, явствует, что судебное разбирательство все еще проходит в суде первой инстанции.
ПРАВО
I. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции
35. Заявитель жаловался на то, что решение по его иску о возмещении ущерба не было принято в "разумный срок". Он утверждал, что был нарушен пункт 1 статьи 6 Конвенции, соответствующая часть которого гласит:
"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на... разбирательство дела в разумный срок... судом...".
A. Доводы, представленные в Европейский суд
1. Заявитель
36. Заявитель утверждал, что продолжительность судебного разбирательства по его делу, уже превысившая шестнадцать лет, явно несовместима с требованием о "разумном сроке", установленном пунктом 1 статьи 6 Конвенции.
Он добавил, что период до 1 мая 1993 г. действительно находится вне юрисдикции ratione temporis Европейского суда. Однако в течение последующих девяти лет власти не достигли сколь либо значительных успехов в судебном разбирательстве, которое, как и шестнадцать лет назад, все еще проходит в суде первой инстанции.
37. Согласно доводам заявителя, представленным в Европейский суд, вопросы, которые должны были составить содержание Судебного решения по его иску, не представляли сложность. Дело касалось обычного иска о возмещении ущерба, основанного на неоспоримых фактах, и единственным спорным вопросом, требующим разрешения, был причиненный ему ущерб. Однако это обычные вопросы, подлежащие разрешению судом первой инстанции.
Далее заявитель утверждал, что тот факт, что суду воеводства Варшавы было необходимо получить показания эксперта, не сделал дело более сложным. Он полагал, что для суда вполне естественно обращаться к эксперту при рассмотрении дел в случаях, когда, разрешение спора зависело от специальных знаний.
38. Заявитель признал, что несколько раз оспаривал заключения экспертов. Но заявил, что всего лишь воспользовался своим процессуальным правом и на то у него были достаточные основания, потому что эти заключения были неверными. Это не вызвало значительной задержки судебного разбирательства.
По его мнению, то, как суд воеводства Варшавы рассматривал дело и особенно получал доказательства, явилось главной причиной задержки. В связи с этим заявитель подчеркнул, что, согласно статье 6 Конвенции, суды ответственны за контроль за работой экспертов. Этот контроль распространяется на точность, последовательность и правильность выводов экспертов. Обязанностью суда воеводства Варшавы было вынести решение по иску заявителя, несмотря на то, что заключения экспертов были противоречивыми.
Заявитель сделал вывод о том, что пункт 1 статьи 6 Конвенции был нарушен.
2. Власти Польши
39. Власти Польши утверждали, что иск заявителя включал сложные спорные вопросы фактов и права. Более того, суду воеводства Варшавы было необходимо получить шесть заключений экспертов, чтобы установить цену иска. Процесс получения показаний/доказательств представлял сложность, потому что эксперты не пришли к согласию относительно размера ущерба, причиненного заявителю и, кроме того, заявитель неоднократно оспаривал их заключения.
40. Далее власти Польши утверждали, что власти проявили должную заботливость при рассмотрении иска заявителя. Тем не менее, власти Польши признали, что имели место некоторые задержки, которые могут быть отнесены к действиям суда воеводства Варшавы. Например, в нескольких случаях он откладывал слушания, не назначая даты следующего. Также суд действительно мог лучше осуществлять контроль за поведением сторон, чтобы ускорить процесс получения доказательств.
41. Тем не менее, по мнению властей Польши, задержка в судебном разбирательстве по меньшей мере частично была вызвана поведением заявителя. В частности, он подавал многочисленные жалобы на продолжительность судебного разбирательства. Это, в свою очередь, привело к тому, что материалы дела многократно посылали в апелляционный суд и в Верховный суд. Согласно мнению властей Польши, это повлекло за собой задержку судебного разбирательства приблизительно до пяти месяцев.
42. Власти Польши признали, что обязанность организовать свою правовую систему так, чтобы позволить судам соответствовать требованиям пункта 1 статьи 6 Конвенции, включая право на разбирательство дела в разумный срок, лежит на государстве. Однако, в своих доводах, власти исполнили эту обязанность по настоящему делу, постепенно (то есть с 1993 года до настоящего времени) увеличивая бюджетные расходы на судебную систему, особенно на суд воеводства Варшавы, который был самым перегруженным судом Польши.
В итоге, власти Польши призвали Европейский суд установить, что нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции не было.
B. Мнение Европейского суда
1. Период, который должен учитываться/быть рассмотрен
43. Европейский суд отметил, что рассматриваемое судебное разбирательство началось 15 марта 1986 г. и, согласно данным, которыми располагает Европейский суд, все еще проходит в суде воеводства Варшавы. Таким образом, оно продолжается уже шестнадцать лет и десять месяцев

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Европейского суда по правам человека от 11.02.2003"ДЕЛО "ХАММЕРН (hammern) ПРОТИВ НОРВЕГИИ" [рус., англ.]  »
Международное законодательство »
Читайте также