ПОСТАНОВЛЕНИЕ Европейского суда по правам человека от 21.12.2001"ДЕЛО К.К.С. ПРОТИВ КОРОЛЕВСТВА НИДЕРЛАНДОВ" [рус., англ.]


[неофициальный перевод
с английского] <*>
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
БЫВШАЯ ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ
ДЕЛО К.К.С. ПРОТИВ КОРОЛЕВСТВА НИДЕРЛАНДОВ
(Жалоба N 58964/00)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ СУДА
(мировое соглашение)
(Страсбург, 21 декабря 2001 года)
По делу "K.K.C. против Королевства Нидерландов" Европейский суд по правам человека (Бывшая Первая секция), заседая Палатой в составе:
--------------------------------
<*> Перевод с английского Берестнева Ю.Ю., Дерковской А.О.
Э. Пальм, председателя,
В. Томассен,
Г. Йорундссона,
Р. Тюрмена,
К. Бырсана,
Ж. Касадеваля,
Б. Цупанчича, судей,
с участием М. О"Бойла, секретаря секции, заседая 11 декабря 2001 года за закрытыми дверями, вынес следующее Постановление:
ПРОЦЕДУРА
1. В основе данного дела лежит жалоба (N 58964/00), поданная 7 июня 2000 года в Европейский суд по правам человека (далее именуется - Суд) против Королевства Нидерландов гражданином Российской Федерации чеченской национальности K.K.C. в соответствии со ст. 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее именуется - Конвенция).
2. Интересы заявителя представлял М. Вийнгаарден (M. Wijngaarden) - адвокат, практикующий в г. Амстердаме. Государство - ответчик представляла Д. Шуккинг (J. Schukking), Уполномоченный Королевства Нидерландов при Европейском суде по правам человека (Министерство иностранных дел Королевства Нидерландов). Председатель Палаты согласилась сохранить анонимность имени заявителя (п. 3 правила 47 Регламента Суда).
3. В своей жалобе заявитель утверждал, что в случае его высылки в Российскую Федерацию он рискует подвергнуться обращению, нарушающему ст. 3 Конвенции.
4. 3 июля 2001 года по получении письменных замечаний сторон Суд объявил жалобу приемлемой для рассмотрения по существу.
Решение по вопросу приемлемости жалобы N 58964/00, поданной K.K.C. против Королевства Нидерландов принято Европейским судом по правам человека 03.07.2001. 5. 1 ноября 2001 года Суд изменил состав своих секций (п. 1 правила 25 Регламента Суда), однако данное дело осталось на рассмотрении Палаты, созданной в рамках бывшей Первой секции.
6. 5 ноября 2001 года Уполномоченный Российской Федерации при Европейском суде по правам человека проинформировал Суд о своем намерении вступить в дело в качестве третьей стороны, что предусмотрено п. 1 ст. 36 Конвенции.
7. 7 ноября 2001 года председатель Суда удовлетворил просьбу Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ) о вступлении в дело в качестве третьей стороны (п. 2 ст. 36 Конвенции). Замечания УВКБ были получены 20 ноября 2001 года.
8. 26 ноября 2001 года власти государства - ответчика проинформировали Суд об условиях мирового соглашения, заключить которое они предложили заявителю. 28 ноября 2001 года заявитель уведомил Суд о своем согласии с условиями соглашения, предложенного властями Королевства Нидерландов. В тот же день Суд получил официальное заявление, подписанное представителями обеих сторон, в котором указывались условия мирового соглашения по делу.
9. 3 декабря 2001 года Суд получил меморандум властей Российской Федерации по существу жалобы.
ФАКТЫ
10. В своей жалобе заявитель указал на то, что в октябре 1994 года, когда он служил в чеченской армии, он был арестован <*> и обвинен в предательстве за отказ выполнить приказ открыть огонь по формированиям чеченской оппозиции. По информации заявителя, в ночь с 25 на 26 ноября 1994 года в ходе нападения формирований оппозиционных сил на Грозный ему удалось бежать. Впоследствии он был объявлен в розыск, в ходе которого представители чеченской армии в период с 26 ноября по 11 декабря 1994 года несколько раз приходили домой к его матери.
--------------------------------
<*> Арест был осуществлен представителями дудаевской администрации. - Примеч. пер.
11. 11 декабря 1994 года в Чечню вошли российские войска. В период последовавшего вооруженного конфликта между российскими и чеченскими войсками заявитель, по его словам, скрывался на территории Чечни.
12. 7 февраля 1997 года заявитель уехал из Чечни в Нидерланды, где 15 февраля 1997 года обратился с заявлением о предоставлении убежища или вида на жительство, ссылаясь на обстоятельства гуманитарного характера.
13. 19 августа 1997 года Государственный секретарь юстиции Нидерландов (Staatssecretaris van Justitie) отказал в удовлетворении ходатайства заявителя, на что последним был подан протест <*> (bezwaarschrift) Государственному секретарю.
--------------------------------
<*> Речь идет об обжаловании заявителем отказа Государственного секретаря юстиции Нидерландов удовлетворить ходатайство K.K.C. - Примеч. пер.
14. 12 сентября 1997 года решением административного судьи (politierechter) г. Цволле (Zwolle) заявитель был осужден за совершение 25 мая 1997 года кражи, и ему было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на одни сутки или штрафа в размере 20 нидерландских гульденов (NLG). 15 января 1998 года решением административного судьи (politierechter) г. Амстердама заявитель был признан виновным в совершении 9 ноября 1997 года кражи и ему было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на девять суток или штрафа в размере 480 NLG. 27 марта 1998 года решением административного судьи (politierechter) г. Арнхема заявитель был признан виновным в совершении 31 июля 1997 года кражи и приговорен к наказанию в виде лишения свободы сроком на двое суток или к штрафу в размере 100 NLG.
15. 28 октября 1998 года Государственный секретарь юстиции отказал в удовлетворении протеста заявителя (bezwaarschrift) на Решение от 19 сентября <*> 1997 года. На указанное Решение заявителем была подана апелляция в окружной суд г. Гааги (Arrondissementrechtbank).
--------------------------------
<*> Очевидно, это ошибка. Судя по контексту, речь идет о 19 августа (см. п. 13). - Примеч. пер.
16. 3 мая 1999 года решением административного судьи г. Алмело (Almelo) заявитель был признан виновным в совершении 16 октября 1998 года кражи и приговорен к наказанию в виде лишения свободы сроком на две недели. 5 июля 1999 года решением административного судьи г. Алмело заявитель был признан виновным в совершении 6 мая 1999 года кражи и приговорен к наказанию в виде лишения свободы сроком на две недели.
17. 20 октября 1999 года окружной суд г. Гааги в ходе заседания, состоявшегося в г. Цволле, оставил без удовлетворения апелляцию заявителя на Решение Государственного секретаря юстиции от 28 октября 1998 года. При этом суд допустил возможность того, что заявитель действительно занимал некую должность в чеченской армии в период, когда Чечня заявила о своей независимости от России, и на основании имеющихся данных нельзя было исключить prima facie, что заявитель имел основания опасаться возможных санкций со стороны руководства Чечни за отказ выполнить официальный приказ. Однако ввиду того, что Чечня является частью Российской Федерации, и принимая во внимание содержание официального доклада (ambtsbericht) Министерства иностранных дел Нидерландов (Ministerie van Buitenlandse Zaken) от 15 августа 1996 года, согласно которому граждане России вправе проживать в любой части территории Российской Федерации, окружной суд пришел к выводу о том, что заявитель мог избежать проблем со стороны руководства Чечни, переехав на жительство в другую часть Российской Федерации. Доводы заявителя об обратном были признаны недостаточными.
18. Окружной суд выразил сомнение в истинности утверждения заявителя о том, что он участвовал в захвате полковника российской армии и в этой связи опасался преследования со стороны российских властей. Суд отметил, что заявитель упомянул о факте захвата полковника только после того, как в Решении от 19 августа 1997 года было признано, что заявитель имел возможность поселиться в другом районе Российской Федерации. Кроме того, суд подчеркнул, что не было представлено доказательств, свидетельствующих об опасности для заявителя быть арестованным российскими властями с целью передачи руководству Чечни, и что последнее сможет выследить его на территории Российской Федерации. В окончательном решении окружной суд признал, что хотя лица чеченской национальности могут испытывать дискриминацию на территории Российской Федерации, невозможность проживания заявителя в других регионах Российской Федерации не является установленным фактом. Окружной суд пришел к заключению, что не было представлено доказательств того, что в случае депортации в Россию заявитель столкнется с реальной опасностью подвергнуться обращению в нарушение ст. 3 Конвенции.
19. 13 декабря 1999 года заявителю было предписано покинуть территорию Нидерландов в срок до 15 декабря 1999 года.
20. 30 марта 2000 года Государственный секретарь отказал в удовлетворении повторной просьбы о предоставлении убежища, поданной заявителем на основании новых фактов и обстоятельств. В тот же день заявитель подал протест на указанное решение, а также, с целью предотвращения его депортации из страны, ходатайство о вынесении судебного запрета председателю окружного суда г. Гааги.
21. 14 апреля 2000 года состоялось заседание окружного суда г. Гааги. В ходе судебного слушания заявитель строил свои доводы на основе содержания письма от 3 апреля 2000 года, в котором Государственный секретарь юстиции извещал нижнюю палату (Tweede Kamer) Парламента о том, что ввиду неясности ситуации в Чечне и вплоть до улучшения положения перемещенных лиц из Чечни на территории Российской Федерации, лица чеченской национальности, не имеющие прописки в другом регионе России, не будут депортироваться из страны.
22. 19 апреля 2000 года исполняющий обязанности председателя окружного суда г. Гааги отказал в удовлетворении ходатайства заявителя о вынесении судебного запрета и на основании статьи 33 "b" Закона об иностранцах (Vreemdelingenwet) оставил без удовлетворения также и протест заявителя.
23. Исполняющий обязанности председателя суда отметил, что новые обращения заявителя затрагивают общую ситуацию в Чечне, но не относятся конкретно к положению самого заявителя. Несмотря на то, что исполняющий обязанности председателя суда согласился с тем, что общая ситуация в Чечне ухудшилась, однако это не значило, что заявитель, ввиду заявлений, служивших основаниями для его первого ходатайства о предоставлении убежища, теперь должен рассматриваться как имеющий право на получение убежища или вида на жительство на иных основаниях.
24. Поскольку заявитель в своих доводах опирался на письмо Государственного секретаря от 3 апреля 2000 года, адресованное нижней палате Парламента, исполняющий обязанности председателя суда счел, что ввиду совершенных заявителем уголовных правонарушений отсрочить его депортацию с территории Нидерландов не представляется возможным. По данному вопросу исполняющий обязанности председателя суда отметил, что в соответствии с разделом A4/4.3.2 Руководства 1994 г. по применению Закона об иностранцах (Vreemdelingencirculaire) Государственный секретарь не обязан учитывать соотношение интересов данного лица и характера уголовного правонарушения и что не возникло никаких особых обстоятельств, на основании которых Государственный секретарь должен был в силу предоставленных ему полномочий отступить от установленных принципов политики. Председатель далее принял во внимание то обстоятельство, что данное политическое решение не могло быть истолковано как автоматическое указание на то, что соответствующие иностранцы в случае депортации из страны будут подвергнуты обращению, которое запрещено ст. 3 Конвенции. Исполняющий обязанности председателя суда пришел к заключению о том, что не было установлено, что в случае принудительного возвращения заявителя на родину последний подвергнется преследованиям или станет жертвой обращения в нарушение положений ст. 3 Конвенции.
25. 30 июня 2000 года было издано предписание о депортации заявителя, который к тому моменту скрылся от органов власти Нидерландов.
ПРАВО
26. 28 ноября 2001 года Суд получил нижеприведенное заявление, подписанное Уполномоченным Королевства Нидерландов при Европейском суде по правам человека и представителем заявителя:
"Власти Королевства Нидерландов и заявитель K.K.C. достигли соглашения по делу на основе соблюдения прав человека, признанных в Конвенции, с целью прекращения рассмотрения жалобы заявителя Европейским судом по правам человека на следующих условиях:
a) На основании данного соглашения власти Королевства Нидерландов предоставят K.K.C. бессрочный вид на жительство;
b) В дополнение к этому власти Королевства Нидерландов выплатят заявителю 1400 Евро с учетом НДС в счет издержек и расходов, понесенных в результате разбирательства данного дела в Европейском суде по правам человека. Указанная сумма будет выплачена сразу по получении уведомления о Постановлении, вынесенном Судом в соответствии со статьей 39 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод;
c) K.K.C. заявляет, что при условии выполнения положений пункта "b", у него больше нет претензий к Королевству Нидерландов по фактам, изложенным в его жалобе в Европейский суд по правам человека.
Королевство Нидерландов и K.K.C. обязуются по выполнении условий, предусмотренных пунктами "a" и "b", незамедлительно информировать об этом Суд.
Королевство Нидерландов заявляет, что данное соглашение ни при каких условиях не может рассматриваться как признание им того факта, что в случае высылки заявителя из Королевства Нидерландов в Российскую Федерацию были бы нарушены положения Конвенции, на которые ссылался заявитель.
Настоящее соглашение представляет собой окончательное разрешение спора. Королевство Нидерландов и заявитель обязуются не просить передачи дела в Большую палату в соответствии с пунктом 1 статьи 43 Конвенции."
27. Суд принимает к сведению соглашение, заключенное сторонами по делу (ст. 39 Конвенции); выражает удовлетворение тем, что соглашение основывается на соблюдении прав человека, признанных в Конвенции и Протоколах к ней (п. 1 in fine ст. 37 Конвенции и п. 3 правила 62 Регламента Суда).
28. Таким образом, дело должно быть исключено из списка подлежащих рассмотрению в Суде дел.
НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО СУД ЕДИНОГЛАСНО
1. Постановил исключить дело из списка подлежащих рассмотрению в Суде дел;
2. Принял к сведению обязательство сторон не просить передачи дела в Большую палату.
Совершено на английском языке. Уведомления в письменном виде направлены 21 декабря 2001 года в соответствии с п. 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.
Председатель
Элизабет ПАЛЬМ
Секретарь
Майкл О"БОЙЛ



EUROPEAN COURT OF HUMAN RIGHTS
FORMER FIRST SECTION
CASE OF K.K.C. v. THE NETHERLANDS
(Application No. 58964/00)
JUDGMENT
(Friendly settlement)
(Strasbourg, 21.XII.2001)
In the case of K.K.C. v. the Netherlands,
The European Court of Human Rights (Former First Section), sitting as a Chamber composed of:
Mrs E. Palm, President,
Mrs W. Thomassen,
Mr Gaukur {Jorundsson} <*>,
Mr {R. Turmen},
Mr {C. Birsan},
Mr J. Casadevall,
Mr {B. Zupancic}, judges,
and Mr M. O"Boyle, Section Registrar,
--------------------------------
<*> Здесь и далее по тексту слова на национальном языке набраны латинским шрифтом и выделены фигурными скобками.
Having deliberated in private on 11 December 2001,
Delivers the following judgment, which was adopted on that date:
PROCEDURE
1. The case originated in an application (no. 58964/00) against the Kingdom of the Netherlands lodged with the Court under Article 34 of the Convention for the Protection of Human Rights and Fundamental Freedoms ("the Convention") by a Russian national of Chechen origin, Mr K.K.C. ("the applicant"), on 7 June 2000.
2. The applicant was represented before the Court by Mr M. Wijngaarden, a lawyer practising in Amsterdam. The Dutch Government ("the Government") were represented by their Agent, Ms J. Schukking, of the Ministry of Foreign Affairs. The President of the Chamber acceded to the applicant"s request not to have his name disclosed (Rule 47 § 3 of the Rules of Court).
3. The applicant complained that his expulsion to Russia would expose him to a real risk of being subjected to treatment contrary to Article 3 of the Convention.
4. On 3 July 2001, after obtaining the parties" observations, the Court declared the application admissible.
5. On 1 November 2001 the Court changed the composition of its Sections (Rule 25 § 1), but this case remained with the Chamber constituted within former Section I.
6. On 5 November 2001, the Russian Government informed the Court that they wished to avail themselves of their right under Article 36 § 1 of the Convention to intervene as a third party in the proceedings before the Court.
7. On 7 November 2001, the President granted the request of the United Nations High Commissioner for Refugees (UNHCR) for leave to intervene as a third party in the proceedings (Article 36 § 2 of the Convention). The comments of the UNHCR were received on 20 November 2001.
8. On 26 November 2001, the respondent Government informed the Court of the terms of a friendly settlement that they had proposed to the applicant. On 28 November 2001, the applicant informed the Court that he accepted the terms of the settlement proposed by the Government. On the same date the Court received a formal declaration, signed by the representatives of both parties, setting out the terms of the friendly settlement of the case.
9. On 3 December 2001, the Court received comments by the Russian Government relating to the merits of the application.
THE FACTS
10. The applicant claims that in October 1994, when serving in the so-called "Chechen army", he was arrested, detained and accused of treason for having refused to carry out an order to open fire on Chechen opposition forces, and that, during the night of 25 to 26 November 1994 when opposition forces attacked Grozny, he escaped from detention. After this had been detected, a search for him was ordered in the course of which "Chechen army" officials came to his mother"s house several times between 26 November and 11 December 1994.
11. On 11 December 1994, Russian troops arrived in Chechnya. During the subsequent armed conflict between the Russian and Chechen forces, the applicant claims to have remained in hiding in Chechnya.
12. On 7 February 1997, the applicant was able to leave Chechnya and travelled to the Netherlands where, on 15 February 1997, he applied for asylum or, alternatively, a residence permit for compelling reasons of a humanitarian nature.
13. On 19 August 1997, the Netherlands State Secretary of Justice (Staatssecretaris van Justitie) rejected the applicant"s requests. The applicant filed an objection (bezwaarschrift) with the State Secretary.
14. On 12 September 1997, the Zwolle Magistrate (politierechter) convicted the applicant of theft committed on 25 May 1997 and imposed a fine of 20 Netherlands guilders (NLG) or, alternatively, one day imprisonment. On 15 January 1998, the Amsterdam Magistrate convicted the applicant of theft committed on 9 November 1997 and imposed a fine of NLG 480 or, alternatively, nine days" imprisonment. On 27 March 1998, the Arnhem Magistrate convicted the applicant of theft committed on 31 July 1997 and imposed a fine of NLG 100 or, alternatively, two days" imprisonment.
15. On 28 October 1998, the State Secretary rejected the applicant"s objection (bezwaarschrift) against the decision taken on 19 September 1997. The applicant filed an appeal against this decision with the Hague Regional Court (Arrondissementsrechtbank).
16. On 3 May 1999, the Almelo Magistrate convicted the applicant of theft committed on 16 October 1998 and sentenced him to two weeks" imprisonment. On 5 July 1999, the Almelo Magistrate convicted the applicant of theft committed on 6 May 1999 and sentenced him to two weeks" imprisonment.
17. On 20 October 1999, the Hague Regional Court sitting in Zwolle rejected the applicant"s appeal against the State Secretary"s decision of 28 October 1998. It found it not unlikely that the applicant has held a function in the "Chechen army" when Chechnya declared itself independent from Russia and that it could not be excluded prima facie that he had reasons to fear the Chechens for having refused to execute an official order. However, considering that Chechnya is part of the Russian Federation and noting the contents of the official report (ambtsbericht) of 15 August 1996 from the Netherlands Ministry of Foreign Affairs (Ministerie van Buitenlandse Zaken), according to which Russian citizens can settle freely anywhere in the Russian Federation, the Regional Court held that the applicant could avoid problems from the Chechen side by settling elsewhere in the Russian Federation. It found the applicant"s arguments to the contrary to be insufficient.
18. The Regional Court doubted the veracity of the applicant"s claim that he had been involved in the capture of a Russian army colonel and, on this ground, feared persecution from the side of the Russian authorities. It noted that the applicant had only mentioned the capture of this colonel after, in the decision of 19 August 1997, it was held that he had an alternative settlement possibility within the Russian Federation. It also did not find it established that there was a risk that the applicant would be arrested by the Russian authorities with a view to handing him over to the Chechens or that the latter would trace him in the Russian Federation. The Regional Court finally held that, although persons of Chechen origin might experience discrimination in the Russian Federation, it was not established that the applicant"s life elsewhere in the Russian Federation would be untenable. The Regional Court concluded that, in these circumstances, it had not been established that the applicant, if expelled to Russia, would face a real and personal risk of being subjected to treatment in violation of Article 3 of the Convention.
19. On 13 December 1999, the applicant was ordered to leave the Netherlands before 15 December 1999.
20. On 30 March 2000, the State Secretary rejected a second request for asylum filed by the applicant on the basis of new facts and circumstances. On the same day, the applicant filed an objection against this decision and, in order to prevent his expulsion, applied for an injunction with the President of the Hague Regional Court.
21. On 14 April 2000, a hearing took place before the Hague Regional Court. In the proceedings before the Hague Regional Court the applicant relied on a letter of 3 April 2000 in which the State Secretary of Justice informed the Lower House (Tweede Kamer) of Parliament that, given the unclear situation in Chechnya and pending an improvement of the situation of displaced Chechen persons within the Russian Federation, persons of Chechen origin not holding a permit of residency for another area within the Russian Federation would not be expelled.
22. On 19 April 2000, the Acting President of the Hague Regional Court rejected the applicant"s request for an injunction and, under Article 33 b of the Aliens Act (Vreemdelingenwet), also rejected the applicant"s objection.
23. The Acting President noted that the applicant"s new submissions concerned the general situation in Chechnya and did not specifically relate to the applicant"s personal situation. Although the Acting President agreed that the general situation in Chechnya had deteriorated, this did not imply that the applicant, having regard to the statements forming the basis of his first asylum request, should now be regarded as being eligible for asylum or a residence permit on other grounds.
24. Insofar as the applicant relied on the State Secretary"s letter of 3 April 2000 to the Lower House, the Acting President accepted that, given the applicant"s criminal antecedents, his departure from the Netherlands could not be deferred. On this point the Acting President held that, in accordance with Section A4/4.3.2. of the 1994 Aliens Act Implementation Guidelines (Vreemdelingencirculaire), the State Secretary was under no obligation to balance the interests involved by making an assessment of the offence concerned and that no special circumstances had appeared on the grounds of which the State Secretary should have used his inherent competence to deviate from established policy rules. The President further considered that this policy decision could not be interpreted as an automatic indication that the aliens concerned, if expelled, would be exposed to treatment prohibited by Article 3 of the Convention. The Acting President concluded that it had not been established that the applicant, if forcibly returned to his country of origin, would be persecuted or run a real risk of being subjected to treatment contrary to Article 3 of the Convention.
25. On 30 June 2000 an order was issued for the expulsion of the applicant, who had gone into hiding in the meantime.
THE LAW
26. On 28 November 2001 the Court received the following declaration signed by the Agent of the respondent Government and the applicant"s representative:
"The Government of the Netherlands and the applicant, Mr K.K.C., have now reached the following settlement, on the basis of respect for human rights as defined in the Convention, in order to terminate the proceedings before the European Court of Human Rights on the following terms:
(a) The Government of the Netherlands will grant Mr K.K.C., with reference to the present settlement, a Netherlands residence permit without restrictions;
(b) In addition, the Government of the Netherlands will pay to the applicant the sum of 1,400.- VAT included, for legal costs incurred in the proceedings before the European Court of Human Rights. It will be payable immediately after the notification of the decision taken by the Court pursuant to Article 39 of the European Convention on Human Rights.
(c) Mr K.K.C. declares that, subject to the fulfilment of what is stated under (b), he has no further claims against the State of the Netherlands based on the facts of the application filed by him.
Both the Government of the Netherlands and Mr K.K.C. undertake to inform the Court forthwith of the fulfilment of the conditions stated under (a) and (b).
The Government of the Netherlands declares that the above settlement can in no way be interpreted as a recognition on its behalf that a violation of the provisions of the Convention, invoked by the applicant, would occur if he were to be deported to Russia.
The present settlement will constitute the final resolution of the case. The Government and the applicant further undertake not to request the referral of the case to the Grand Chamber under Article 43 § 1 of the Convention."
27. The Court takes note of the agreement reached between the parties (Article 39 of the Convention). It is satisfied that the settlement is based on respect for human rights as defined in the Convention or its Protocols (Article 37 § 1 in fine of the Convention and Rule 62 § 3 of the Rules of Court).
28. Accordingly, the case should be struck out of the list.
FOR THESE REASONS, THE COURT UNANIMOUSLY
1. Decides to strike the case out of the list;
2. Takes note of the parties" undertaking not to request a rehearing of the case before the Grand Chamber.
Done in English, and notified in writing on 21 December 2001, pursuant to Rule 77 §§ 2 and 3 of the Rules of Court.
Michael O"BOYLE
Registrar
Elisabeth PALM
President

)(Подписано в г. Москве 21.12.2001) ">"ДОПОЛНЕНИЕ К СОГЛАШЕНИЮ МЕЖДУ ПРАВИТЕЛЬСТВОМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ПРАВИТЕЛЬСТВОМ ФЕДЕРАТИВНОЙ ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ РЕСПУБЛИКИ ЭФИОПИИ ОБ УРЕГУЛИРОВАНИИ ЗАДОЛЖЕННОСТИ ФЕДЕРАТИВНОЙ ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ РЕСПУБЛИКИ ЭФИОПИИ ПЕРЕД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИЕЙ ПО РАНЕЕ ПРЕДОСТАВЛЕННЫМ КРЕДИТАМ"(Вместе с <ГРАФИКАМИ ПОГАШЕНИЯ КОНСОЛИДИРУЕМЫХ СУММ...>)(Подписано в г. Москве 21.12.2001)  »
Международное законодательство »
Читайте также