ПОСТАНОВЛЕНИЕ Европейского суда по правам человека от 09.06.1998"МАКГИНЛИ (mcginley) И ИГАН (egan) ПРОТИВ СОЕДИНЕННОГО КОРОЛЕВСТВА" [рус. (извлечение), англ.]


[неофициальный перевод]
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
СУДЕБНОЕ РЕШЕНИЕ
МАКГИНЛИ (McGINLEY) И ИГАН (EGAN) ПРОТИВ
СОЕДИНЕННОГО КОРОЛЕВСТВА
(Страсбург, 9 июня 1998 года)
(Извлечение)
КРАТКОЕ НЕОФИЦИАЛЬНОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ДЕЛА
A. Основные факты
Заявители, г-н Кенет Макгинли и г-н Эдвард Иган, оба британские подданные, родились соответственно в 1938 г. и 1939 г. Г-н Макгинли проживает в Пейсли, а г-н Иган в Глазго, Шотландия.
Между ноябрем 1957 г. и сентябрем 1958 г. Великобритания произвела в атмосфере шесть испытаний ядерного оружия на острове Рождества, в Тихом океане. В этот период г-н Макгинли служил в армии на острове, а г-н Иган, служивший во флоте, находился на борту судна вблизи острова.
Во время этих испытаний воинскому составу было приказано стоять в строю во время и после взрыва на открытой позиции, спиной к месту взрыва, с закрытыми глазами в течение двух секунд после взрыва. Заявители утверждают, что целью этой процедуры было осознанное решение подвергнуть военнослужащих действию радиации в экспериментальных целях. Правительство это отрицает и заявляет, что военнослужащие находились в достаточном удалении от центра взрыва, чтобы не подвергнуться опасному уровню радиации, и что целью процедуры построения было обезопасить персонал от какого-либо вредного воздействия последствий взрыва на их зрение и физическое состояние.
Не существует каких-либо документальных свидетельств относительно уровня воздействия радиации (если оно вообще имело место) на военнослужащих, включая заявителей, поскольку пленочные дозиметры (темнеющие, если они подвергаются воздействию радиации) были выданы только примерно тысяче, в основном гражданских, лиц, находившихся на острове Рождества и работавших в определенных, контролируемых районах, где проходили испытания.
У заявителей существуют определенные проблемы со здоровьем, которые они связывают с воздействием радиации, вызванной ядерными взрывами. Они оба подали прошения о назначении им военной пенсии, которые были отклонены Министерством социального обеспечения inter alia на основании заявления Министерства обороны о том, что никто из заявителей не служил в районах, в которых они могли бы быть подвергнуты опасному уровню радиации. Хотя каждый из заявителей утверждал, что он лечился по поводу болезней, возникших непосредственно после испытательных взрывов, Министерство обороны заявило, что оно не нашло каких-либо медицинских документов, относящихся к данному делу. Последующие обращения заявителей в апелляционный пенсионный суд (АПС) были также отклонены.
Документы, содержащие оригиналы докладов того времени об уровне радиации вблизи острова Рождества, вызванной испытаниями, хранятся в Управлении по исследованиям в области атомного оружия. Хотя эти документы были недоступны для представителей общественности, они не являются секретными и, как утверждает Правительство, могли бы быть предоставлены, если бы это потребовалось, с целью рассмотрения в апелляционном пенсионном суде.
B. Разбирательство в Комиссии по правам человека
Заявление г-на Макгинли было подано в Комиссию 20 апреля 1993 г., а заявление г-на Игана - 31 декабря 1993 г. И то и другое были признаны частично приемлемыми 28 ноября 1995 г.
В своем докладе от 26 ноября 1996 г. Комиссия установила факты и выразила мнение, что имело место нарушение статьи 6 п. 1 Конвенции (единогласно); что нет необходимости в рассмотрении жалобы по статье 13 (единогласно); и что имело место нарушение статьи 8 (двадцатью тремя голосами против трех).
Комиссия направила дело в Суд 22 января 1997 г.
ИЗВЛЕЧЕНИЕ ИЗ СУДЕБНОГО РЕШЕНИЯ
ВОПРОСЫ ПРАВА
I. О предмете судебного разбирательства
67. В своих письменных и устных обращениях в Суд заявители предъявили следующие жалобы. Во-первых, они утверждали, что их права в соответствии со статьей 6 п. 1 на справедливое рассмотрение дела и права в соответствии со статьей 8 на уважение их личной и семейной жизни были нарушены в результате утаивания документов, которые могли бы помочь им установить, имеется ли какая-либо связь между состоянием их здоровья и воздействием радиации. Во-вторых, они утверждали в соответствии со статьей 3 Конвенции, что в результате несправедливого рассмотрения их пенсионных дел они оба испытали острый душевный стресс. В-третьих, они утверждали, что отсутствие со стороны Правительства контроля над воздействием на них радиации в то время, когда они находились на острове Рождества, повлекло за собой нарушение статей 2 и 3. В-четвертых, они заявили об отсутствии в связи с их жалобами каких-либо эффективных внутригосударственных средств правовой защиты (статья 13 Конвенции). И наконец, г-н Макгинли утверждал, что он подвергался преследованиям со стороны государственных органов в нарушение статьи 8.
68. Суд отмечает, что Комиссия признала приемлемыми лишь жалобы заявителей в соответствии со статьей 6 п. 1 и статьями 8 и 13 Конвенции, касающимися отказа предоставить им указанные документы (см. п. 65 выше).
Жалобы по статьям 2 и 3 относительно отсутствия дозиметрического контроля на острове Рождества не рассматривались Комиссией, и в любом случае они основаны на событиях, имевших место в 1958 г., до заявления, сделанного Соединенным Королевством 14 января 1966 г. о признании действия статей 25 и 46 (см п. 63 выше). Жалоба г-на Макгинли относительно преследований была признана неприемлемой ввиду срока давности, предусмотренного статьей 26 Конвенции. Из этого следует, что Суд не компетентен рассматривать эти жалобы.
69. Что касается жалобы в соответствии со статьей 3, то Суд отмечает, что эта жалоба основана на тех же фактах, что и жалобы, поданные в соответствии со статьей 6 п. 1 и статьями 8 и 13, которые Комиссия признала приемлемыми. Хотя Суд мог бы рассмотреть эти факты с точки зрения статьи 3, несмотря на то, что Комиссия не сочла эту жалобу приемлемой (см. например, Решение от 19 февраля 1998 г. по делу Гуерра против Италии (Reports, т. 223, п. 44). Суд, так же как и Комиссия, считает, что содержание жалоб в большей степени подпадает под действие статьи 6 п. 1 и статьи 8.
70. В результате Суд считает необходимым рассмотреть только жалобы заявителей, подпадающие под статью 6 п. 1 и статьи 8 и 13, касающиеся непредоставления документов.
II. Предварительные возражения Правительства
71. Правительство сочло, что жалобы заявителей по статье 6 п. 1 и статье 8 Конвенции относительно отказа в предоставлении им некоторых документов должны были быть объявлены неприемлемыми из-за неполного использования внутренних средств правовой защиты в соответствии со статьей 26 Конвенции, которая предусматривает:
"Комиссия может принимать дела к рассмотрению только после того, как были исчерпаны все внутренние средства правовой защиты, в соответствии с общепризнанными нормами международного права..."
72. Правительство обратило внимание Суда на тот факт, что правило 6 Регламента АПС (см. п. 59 выше) устанавливает процедуру, которая позволяет истребовать любой относящийся к делу, открытый или закрытый, документ, за исключением тех случаев, когда государственный секретарь, министр или уполномоченное на то должностное лицо установит, что данный документ относится к тем, которые не подлежат рассекречиванию в интересах безопасности. Ни один из заявителей не воспользовался этой процедурой во время рассмотрения их дела в Великобритании. Если бы они это сделали, то органы Конвенции в Страсбурге находились бы в более благоприятном положении, поскольку имели бы мотивированное мнение АПС о том, действительно ли данные документы относятся к рассматриваемым спорным вопросам, а также информацию о том, были ли эти документы на самом деле рассекречены.
73. Заявители не выдвигали аргументов по статье 26.
74. Комиссия заявила, что вопрос о неиспользовании внутренних средств правовой защиты относительно препятствий к доступу в суд должен быть присоединен к рассмотрению дела по существу.
75. Суд согласился с Комиссией в том, что аргументы Правительства относительно внутренних средств правовой защиты тесно связаны с существом жалоб заявителей в соответствии со статьями 6 п. 1 и 8 и должны быть соединены с рассмотрением дела по существу (см. также Решение от 21 сентября 1993 г. по делу Кремцов против Австрии. Серия A, т. 268-В, с. 41, п. 42).
III. О предполагаемом нарушении статьи 6 п. 1 Конвенции
76. Заявители в своих жалобах утверждают, что в результате сокрытия некоторых частей их воинских медицинских карт и отчетов об уровнях радиации на острове Рождества после ядерных испытаний они были лишены реального доступа к суду в нарушение статьи 6 п. 1 Конвенции, которая гласит inter alia:
"Каждый человек имеет право при определении его гражданских прав и обязанностей... на справедливое... разбирательство..."
A. Аргументы сторон
1. Заявители
77. Заявители утверждают, что целью процедуры военного построения (см. п. 10 выше) было умышленное решение подвергнуть военнослужащих, размещенных на острове Рождества или вблизи от него, действию радиации в экспериментальных целях. В подтверждение этого заявления они ссылаются на ряд документов: доклад 1953 г. Британского Комитета обороны по исследовательской политике в области атомного вооружения, в котором содержалось требование, чтобы во время будущих испытаний атомного оружия были проведены исследования влияния различных типов взрывов на "людей, использующих различные виды защиты или без таковых"; меморандум Королевских Военно-воздушных Сил 1955 г., в котором утверждалось, что "во время испытаний в 1957 г. (в Австралии, район Маралинга) военно-воздушные силы приобретут неоценимый опыт в управлении атомным оружием и продемонстрируют влияние атомных взрывов на личный состав и технику"; циркуляр Военного департамента от 1957 г., также относящийся к испытаниям в Австралии, который констатирует, что "весь личный состав, отобранный для несения службы в Маралинге, может быть подвергнут радиации при исполнении ими служебных обязанностей".
78. Они утверждали, что государство принимало участие в сокрытии данных, занималось дезинформацией и препятствовало получению информации с тем, чтобы избежать ответственности за последующие проблемы со здоровьем военнослужащих, вызванные испытаниями на острове Рождества. Так, в период испытаний военные власти решили не контролировать уровни индивидуальных доз радиации, полученных военнослужащими, а в последующие годы были приняты меры, чтобы препятствовать удовлетворению исков о назначении пенсий, поданных ветеранами атомных испытаний, такими, как заявители. Эти меры приняли форму inter alia отказа в доступе к документам, необходимым им для установления того, что их проблемы со здоровьем были связаны с их военной службой.
79. В своей Памятной записке заявители обозначили эти документы как части своих армейских медицинских карт, где подробно говорится о лечении симптомов, связанных с радиацией, таких, как изъязвление кожи, тошнота, диарея, которые появились у них после процедуры построения (см. п. 17 и 47 выше). Там же содержатся данные измерений уровней радиации вблизи острова Рождества непосредственно после проведения ядерных испытаний.
В своих дополнительных заявлениях (см. п. 6 выше) Макгинли и Иган признали, что отчеты об уровнях радиации, представленные в Суд Правительством (см. п. 14 выше), не оказали бы им какой-либо помощи при их обращении в АПС. Однако они полагали, что целый ряд документов, ставших достоянием гласности и относящихся к более ранним английским атомным испытаниям в Австралии, наводит на мысль, что подобные же отчеты могли быть составлены также и в отношении испытаний на острове Рождества. Поэтому они утверждали, что важные материалы все еще продолжают утаиваться и, в частности, соответствующая информация о дозах радиации, полученной военнослужащими, должна была бы содержаться в неопубликованных отчетах контролера дозиметрической службы, который лично отвечал за дозиметрический контроль в различных частях острова.
2. Правительство
80. Правительство отрицало, что существовало какое-либо намерение подвергнуть заявителей и других военнослужащих действию опасных уровней радиации на острове Рождества или в его окрестностях во время проведения атомных испытаний, или какие-нибудь последующие действия по сокрытию или препятствованию в получении информации во избежание ответственности. Правительство утверждало, что материалы, на которых основываются жалобы заявителей в этой связи (см. п. 77 выше), были вырваны из контекста, и ни в коей мере не подтверждают, что военнослужащие были облучены. Правительство представило в Суд ряд датированных тем временем документов, включая планы по обеспечению безопасности во время испытаний (которые предусматривали процедуру построения после взрыва для того, чтобы обеспечить защиту всего личного состава на острове от возможного повреждения зрения и другого риска, вызванного взлетевшими на воздух под действием ударной волны материальными объектами). В Суд были также представлены данные об измерениях радиации в воздухе, в выпадениях на земле, в дождевой воде, морской воде и в организмах рыб вблизи острова Рождества непосредственно после испытаний (см. п. 14 выше). Согласно этому документу, радиация не достигала опасных уровней в районах, где находились обычные военнослужащие, каковыми являлись и настоящие заявители.
81. Правительство заявило, что статья 6 п. 1 не предоставляет какого-либо общего права доступа к информации, находящейся в распоряжении государственных органов, и не обязывает государство открывать все документы, имеющие касательство к возможным в будущем гражданским разбирательствам, которые предположительно могли бы быть возбуждены. Эта статья обязывает государство обеспечить соответствующую процедуру для того, чтобы гарантировать справедливое осуществление гражданских прав.
Такая процедура предусмотрена статьей 6 Регламента АПС (см. п. 59 выше). У заявителей не было бы никакой необходимости цитировать название требуемого документа или номер файла. Вместо этого было достаточно запросить неуточненные документы, связанные, например, с ответом Министерства обороны Министерству социального обеспечения о том, что заявитель был подвергнут нулевой радиации. Не возникло бы никаких возражений по соображениям безопасности против предоставления данных об уровнях радиации. Поскольку ни один из заявителей не воспользовался этой процедурой, то нельзя утверждать, что им было отказано в реальном доступе к суду по причине сокрытия документов.
82. В любом случае Правительство оспаривало тот факт, что некоторые из документов, на сокрытие которых жаловались заявители, существовали вообще и что какие-либо из этих докладов смогли бы помочь заявителям в их жалобах, которые рассматривались в АПС. Таким образом, Правительство настаивало, что изложение дела, представленного в АПС, содержало полные копии всех существовавших тогда военных медицинских отчетов. Данные относительно уровней радиации на острове Рождества не подтвердили бы утверждений заявителей (см. п. 79 выше). Доклады контролера дозиметрической службы (там же) оказались бы неуместными, поскольку данное лицо было ответственно за сбор данных об индивидуальных дозах радиации, полученных теми, кто предположительно мог подвергнуться риску быть облученным и кому выдали пленочные дозиметры. Ни тот, ни другой заявитель не входили в эту категорию людей. И наконец, в ответ на утверждение заявителей, что наличие открытой документации, относящейся к испытаниям в Маралинге в Австралии, по аналогии указывает на существование других, закрытых докладов, которые должны были быть составлены и в отношении острова Рождества, Правительство заявило, что это было не так, поскольку испытания на острове Рождества носили гораздо более ограниченный характер и были сконцентрированы главным образом на изучении эффективности оружия.
3. Комиссия
83. Комиссия не нашла, что медицинские документы, свидетельствующие о лечении, якобы полученном заявителями сразу же после испытательных взрывов, действительно существовали на дату признания Соединенным Королевством права на подачу индивидуальной жалобы в Суд (см. п. 63 выше). Она, однако, установила, что отчеты о радиационном состоянии окружающей среды на острове Рождества на то время были составлены, но до сих пор не обнародованы по причинам национальной безопасности. Не имея возможности изучить эти отчеты (см. п. 14 выше), Комиссия пришла к выводу, что у заявителей была серьезная и оправданная заинтересованность в получении доступа к этим отчетам inter alia с целью обоснования своих пенсионных требований. Принимая во внимание особенности системы хранения государственных документов в Соединенном Королевстве, которые могли бы создать трудности для заявителей в поисках относящихся к делу документов, а также право государственных секретарей отказывать по соображениям государственной безопасности в предоставлении материалов, запрошенных в соответствии со статьей 6 Регламента АПС, Комиссия пришла к выводу, что у заявителей не существовало каких-либо реальных возможностей для получения указанных документов. В этих обстоятельствах возможность их доступа к АПС была для них скорее теоретической, нежели реальной, следовательно, имело место нарушение статьи 6 п. 1.
B. Оценка Суда
1. Применимость статьи 6 п. 1
84. У сторон, выступавших в Суде, не было разногласий по поводу того, что судебное разбирательство, связанное с пенсионными делами, затрагивает "определение гражданских прав" (заявителей). Суд согласен. Из этого следует, что статья 6 п. 1 применима.
2. Соблюдение
85. Суд рассмотрит вопрос о том, не лишило ли сокрытие документов реального доступа заявителей к АПС или к справедливому разбирательству их дела в этом суде.
Суд отмечает, что для того, чтобы выиграть дело в АПС, заявители должны были на основании надежных свидетельств поставить вопрос о разумном сомнении относительно того, были ли или нет их проблемы со здоровьем причинно связаны с их службой в вооруженных силах (см. п. 54 выше). Поскольку они утверждали, что различные болезненные симптомы, которые у них обнаружились, были вызваны воздействием на них вредных уровней радиации во время испытаний на острове Рождества, им было необходимо представить надежные доказательства, вызывающие разумное сомнение inter alia в том, что заявление Министерства обороны, согласно которому они не подверглись радиации, не соответствует действительности.
86. Суд считает, что если государство - ответчик действительно без серьезных на то оснований препятствовало заявителям в получении доступа к документам, находящимся в его распоряжении (или вообще отрицало бы их существование), и эти документы помогли бы заявителям доказать в АПС, что они были подвергнуты опасным уровням радиации, то это означало, что они были лишены права на справедливое разбирательство в нарушение статьи 6 п. 1.
87. По утверждению заявителей, документы, о которых идет речь, являются частью их военных медицинских карт, свидетельствующих о том, что они страдали и лечились от болезней, связанных с облучением, вскоре после испытательных взрывов, а также другими записями, такими, как протоколы контролера дозиметрической службы, по которым было бы возможно определить степень их личной дозы облучения (см. п. 79 выше).
88. Что касается первой категории документов, то Суд, так же как и Комиссия, не уверен, что даже если бы из представлений заявителей можно было бы заключить, что медицинские карты были заведены в связи с их лечением по поводу последствий испытательных взрывов, то эти документы все еще существовали на дату, когда Соединенное Королевство сделало заявление по поводу статей 25 и 46 (см. п. 63 выше).
Что же касается документов относительно степени радиационного облучения, которому подвергся каждый из заявителей, то ясно, что никаких персональных записей не существовало, поскольку во время испытаний не проводилось какого-либо индивидуального дозиметрического контроля состояния военнослужащих, в число которых входили и заявители. Последние согласились, что доклады о радиационной обстановке на острове Рождества не смогли бы помочь им добиться удовлетворения своих требований (см. п. 79 выше). Суд не прошел мимо утверждения заявителей, что и другие относящиеся к делу документы должны были быть составлены в период проведения испытаний и что они все еще скрываются государством, однако Суд обращает внимание на то, что это утверждение не было подтверждено доказательствами и является поэтому не более чем предположением.
89. Более того, отмечает Суд, если бы даже можно было установить, что в то время, когда заявители подали свои жалобы, в распоряжении государства действительно находились материалы, относящиеся к спорным вопросам, рассматривавшимся в АПС, то в соответствии со статьей 6 Регламента АПС заявители имели возможность обратиться к председателю суда с просьбой издать приказ о выдаче государством любого относящегося к делу документа (см. п. 59 выше). Правительство утверждало, что для того, чтобы применить эту процедуру, заявителям не потребовалось бы точно указывать необходимый документ, а надо было лишь сделать общий запрос, например попросить предоставить документальные свидетельства, относящиеся к утверждениям, что каждый из заявителей подвергся нулевому уровню облучения. Более того, именно Правительство заявило, что если бы председатель АПС дал указание в соответствии со статьей 6 открыть отчеты об уровнях радиации, то не возникло бы никаких причин по соображениям безопасности для утаивания подобных отчетов в соответствии со статьей 6 (2) "b" (см. п. 59 выше).
Суд не располагает свидетельствами, которые могли бы вызвать сомнения в этих утверждениях, особенно принимая во внимание тот факт, что ни один из заявителей в силу неуказанных причин не попытался воспользоваться процедурой, предусмотренной статьей 6.
90. Суд считает, что в этих обстоятельствах, когда существовала процедура для получения доступа к документам, которая не была использована заявителями, нельзя сказать, что государство препятствовало заявителям получить доступ к каким-либо относящимся к данному делу свидетельствам; или лгало, отрицая их существование; или что заявители таким образом были лишены реального доступа к АПС или справедливого разбирательства дела в этом суде.
Из этого следует, что нарушение статьи 6 п. 1 Конвенции не имело места.
91. Ввиду вышеуказанных выводов для Суда не было необходимости решать, следует ли поддержать предварительное возражение Правительства (см. п. 75 выше).
IV. О предполагаемом нарушении статьи 8 Конвенции
92. Заявители утверждали, что утаивание данных документов означало, кроме того, нарушение их прав на уважение их личной и семейной жизни в соответствии со статьей 8 Конвенции, которая гласит:
"1. Каждый человек имеет право на уважение его личной и семейной жизни, неприкосновенности его жилища и тайны корреспонденции.
2. Не допускается вмешательство со стороны государственных органов в осуществление этого права, за исключением вмешательства, предусмотренного законом и необходимого в демократическом обществе в интересах государственной безопасности и общественного спокойствия, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц".
A. Аргументы сторон
93. Правительство утверждало, как и применительно к статье 6 п. 1, что у заявителей не было достаточных оснований жаловаться на то, что им было отказано в доступе к документам, поскольку они не предприняли никаких шагов для того, чтобы добиться этого. В любом случае указанные в их заявлении документы не имеют отношения лично к заявителям и не могли бы пролить свет на обстоятельства их личной жизни.
94. Заявители оспаривали тот факт, что им было предоставлено право доступа к документам, которые позволили бы им установить, подверглись ли они опасным уровням радиации на острове Рождества, с тем чтобы можно было оценить возможные последствия испытаний для их здоровья.
95. Комиссия сочла, что отчеты об уровнях радиации на острове Рождества имеют непосредственное отношение к личной жизни заявителей и что последние были серьезно и обоснованно заинтересованы в получении доступа к этим документам, поскольку они являлись единственным источником важнейших данных, на основании которых заявители могли составить представление о характере и физических последствиях своего участия в программе испытаний. По основаниям, о которых упоминалось выше в связи со статьей 6 п. 1, Комиссия сочла вероятным, что если бы заявители в процессе разбирательства их пенсионного дела воспользовались процедурой, предусмотренной статьей 6 Регламента АПС, и обратились с просьбой предоставить им эту документацию, то их просьба была бы отклонена по причинам национальной безопасности.
Более того, Комиссия убеждена, что независимо от спорных вопросов, связанных с пенсионными требованиями заявителей, встает отдельный вопрос для рассмотрения по статье 8, поскольку государство в период, когда Комиссия рассматривала это дело, не предоставило заявителям на индивидуальной основе каких-либо объяснений или информации относительно характера их участия в программе испытаний и влияния этих испытаний на их здоровье, несмотря на то, что Комиссия сочла разумной обеспокоенность со стороны заявителей, вызванную не в последнюю очередь данными о том, что срок жизни ветеранов атомных испытаний ниже, чем средний показатель.
По вышеуказанным основаниям Комиссия сочла, что английская правовая система не отреагировала адекватным образом на заинтересованность заявителей в получении доступа к соответствующим документам.
B. Оценка Судом
1. Применимость
96. Суд напоминает, что г-н Макгинли служил механиком установки на острове Рождества в период, когда Соединенное Королевство осуществляло там программу атомных испытаний, и что он находился на расстоянии примерно 25 миль от места, где были произведены пять взрывов. Г-н Иган служил кочегаром на корабле, который, по данным Министерства обороны, стоял на расстоянии примерно 60 миль от места, где был произведен один взрыв. Во время каждого взрыва заявителям было приказано принять участие в построении на открытом воздухе (см. п. 10 выше). В отсутствие какого-либо индивидуального дозиметрического контроля они оставались в неведении относительно того, подверглись они или нет такому уровню радиации, который был связан с риском для их здоровья.
97. Суд считает, что ввиду вышеизложенного спорный вопрос о доступе к информации, которая могла бы развеять опасения заявителей на этот счет или позволила бы им оценить опасность, которой они были подвергнуты, достаточно тесно связан с личной и семейной жизнью по смыслу статьи 8 для того, чтобы поднять этот спорный вопрос в соответствии с положениями вышеуказанной статьи.
Из этого следует, что статья 8 является применимой.
2. Соблюдение
98. Суд считает, что нельзя утверждать, будто бы Соединенное Королевство "вмешалось" в осуществление прав заявителей на уважение их личной и семейной жизни. Данная жалоба касается не какого-либо действия государства, а скорее его предполагаемой неспособности предоставить заявителям доступ к информации.
Хотя целью статьи 8 является главным образом защита личности от произвольного вмешательства государственных органов, она не просто обязывает государство воздерживаться от такого вмешательства: в дополнение к этому основному негативному обязательству она может означать и положительные обязательства, неотъемлемые от подлинного уважения личной и семейной жизни. Для того чтобы определить, существует ли подобное положительное обязательство, Суд примет во внимание справедливый баланс, который следует установить между интересами общества в целом и противостоящими им интересами соответствующей личности или личностей (см. Решение по делу Гаскин против Соединенного Королевства от 7 июля 1989 г. Серия A, т. 160, с. 17, п. 42).
99. В этой связи Суд отмечает, что, учитывая тот известный факт, что высокий уровень радиации оказывает скрытое, но серьезное и продолжительное воздействие на здоровье, вполне естественно, что неуверенность заявителей в том, подвергались ли они риску или нет во время облучения, вызывала у них большую тревогу и причиняла страдания. Суд напоминает, что заявители признали в связи со статьей 6 п. 1, что данные об уровне радиации не помогли бы им при разбирательстве их дела в АПС (см. п. 79 выше). Тем не менее Суд считает, что поскольку эти документы содержали информацию, которая могла бы помочь заявителям в оценке уровней радиации в районе их пребывания во время испытаний, а также могла бы успокоить их в этом отношении, они были заинтересованы, в соответствии со статьей 8, в получении доступа к этим документам. Как было отмечено выше (п. 88), существование каких-либо других относящихся к делу документов не было подтверждено и поэтому представляет собой всего лишь предположение. По этой причине настоящее дело отличается от дела Гуерра и другие против Италии (упоминавшегося в п. 69 выше), в котором не оспаривалось, что деятельность завода, имеющего отношение к делу Гуерры, представляла риск для населения Манфредонии и что государственные учреждения имели в своем распоряжении информацию, которая позволила бы жителям оценить этот риск и предпринять шаги по его предотвращению.
100. Суд напоминает, что Правительство заявило, что не существовало веских причин, связанных с соображениями национальной безопасности для сокрытия информации относительно уровней радиации на острове Рождества после испытаний (см. п. 81 выше).
101. В этих обстоятельствах, учитывая заинтересованность заявителей в получении доступа к указанным материалам и очевидную незаинтересованность скрывать их в государственных интересах, Суд считает, что на государство это возлагает позитивное обязательство в соответствии со статьей 8. Там, где Правительство имеет отношение к рискованным действиям (подобным тем, что являются предметом спора в настоящем деле) и которые могли бы иметь скрытые неблагоприятные последствия для здоровья всех лиц, вовлеченных в подобные действия, уважение личной и семейной жизни, в соответствии со статьей 8, требует, чтобы была создана эффективная и доступная процедура, предоставляющая этим лицам возможность получить всю необходимую и относящуюся к ним информацию.
102. Что касается соответствия вышеуказанного позитивного обязательства, то Суд напоминает о своих выводах в отношении жалобы по статье 6 п. 1, что статья 6 Регламента АПС предусматривает процедуру, которая позволила бы заявителям получать от Министерства обороны требуемые документы, подтверждающие, что они не подвергались опасному уровню облучения. Нет каких-либо оснований считать, что эта процедура не была бы результативной (см. п. 89 выше). Однако ни один из заявителей не пожелал воспользоваться этой процедурой и, по свидетельствам, представленным Суду, не обращался когда-либо ранее в компетентные органы с просьбой предоставить ему указанные документы.
Этим настоящее дело отличается от дела Гаскина (упоминавшегося в п. 98 выше), где заявитель подал прошение в Высокий Суд с просьбой предоставить ему документацию, доступа к которой он добивался.
103. Суд считает, что, предусмотрев вышеуказанную процедуру, государство выполнило свое позитивное обязательство по статье 8 в отношении заявителей. Следовательно, нарушение этой статьи не имело места.
104. Принимая во внимание этот вывод, Суд не считает необходимым выносить решение по предварительному возражению Правительства (см. п. 75 выше).
V. Предполагаемое нарушение статьи 13 Конвенции
105. Заявители утверждали, что они были лишены возможности эффективного судебного обжалования в нарушение статьи 13, которая гласит:
"Каждый человек, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективные средства правовой защиты перед государственным органом даже в том случае, если такое нарушение совершено лицами, действовавшими в официальном качестве".
Учитывая свое заключение относительно статьи 6 п. 1 (см. п. 90 выше), Суд не считает необходимым отдельное рассмотрение жалобы по статье 13, требования которой являются менее строгими и поглощаются в данном деле статьей 6 п. 1.
ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ СУД
1. Постановил единогласно, что предварительное возражение должно быть связано с Решением дела по существу;
2. Постановил шестью голосами против трех, что нарушение статьи 6 п. 1 Конвенции не имело места;
3. Постановил единогласно, что нет необходимости в принятии Решения по предварительному возражению в отношении статьи 6 п. 1;
4. Постановил пятью голосами против четырех, что нарушение статьи 8 Конвенции не имело места;
5. Постановил единогласно, что нет необходимости принимать Решение по предварительному возражению в отношении статьи 13 Конвенции;
6. Постановил единогласно, что нет необходимости в рассмотрении жалобы по статье 13 Конвенции.
Совершено на английском и французском языках и оглашено во Дворце прав человека в Страсбурге 9 июня 1998 г.
Председатель
Рудольф БЕРНХАРДТ
Грефье
Герберт ПЕТЦОЛЬД



В соответствии со статьей 51 п. 2 Конвенции и статьей 53 п. 2 Регламента Суда A к настоящему Решению прилагаются особые мнения судей.
СОВМЕСТНОЕ ОСОБОЕ МНЕНИЕ СУДЕЙ
ДЕ МЕЙЕРА, ВАЛЬТИКОСА И МОРЕНИЛЛЫ
С момента создания ядерного оружия было известно, что оно способно не только вызвать немедленную смерть огромного числа людей, но может также спустя много времени иметь серьезные последствия для здоровья и физической целостности тех, кто подвергся его прямому или косвенному воздействию с близкого или дальнего расстояния. После того, что случилось в Хиросиме и Нагасаки в августе 1945 года, ни у кого на этот счет не может быть никаких сомнений.
Британское Правительство, которое с 1952 г. также постоянно проводило испытания оружия подобного типа и было, в частности, заинтересовано в получении информации о "влиянии ядерных взрывов на личный состав и снаряжение" <1>, "с применением и без применения различных средств защиты" <2>, было хорошо осведомлено об этих последствиях. Накануне проведения испытаний, являющихся предметом спора в данном деле, в инструкции, озаглавленной "Правила радиологической безопасности, остров Рождества", от марта 1958 г. <3> говорилось, что "опасность является весьма коварной, поскольку последствия проявляются не сразу, и ущерб здоровью может стать заметным лишь через несколько лет".
--------------------------------
<1> Памятная записка от 29 ноября 1955 г. Совместная организация по испытанию атомного оружия и подготовке (приложение B к Памятной записке заявителей и приложение 11 к Памятной записке Правительства). Доклад Комиссии, п. 19.
<2> Доклад Комитета от 20 мая 1953 г. Испытания атомного оружия (приложение A к Памятной записке заявителей и приложение 11 к Памятной записке Правительства). Доклад Комиссии, п. 17.
<3> Приложение 8 к Памятной записке Правительства (см. п. 1.1 этой записки).
Соответственно, долг властей состоял в том, чтобы взять на себя ответственность за людей, находившихся в районе проведения испытаний, когда были произведены ядерные взрывы. Они должны были предпринять шаги с тем, чтобы обеспечить этим людям возможность иметь полную информацию о своем положении, необходимую для эффективного осуществления своих прав.
Власти государства - ответчика не могли ограничиться лишь принятием некоторых мер защиты военнослужащих во время непосредственного проведения испытаний, подобных тем, которые были им предписаны на острове Рождества в инструкции от марта 1958 г., упомянутой выше, и в ряде других документов, датированных августом - сентябрем 1958 г., <4> которые включали, в частности, приказ, отданный солдатам, находившимся в этом районе, повернуться спиной к эпицентру взрыва и держать глаза прикрытыми и закрытыми <5>.
--------------------------------
<4> Приложение 9 и 10 к Памятной записке Правительства.
<5> Инструкция о личной безопасности от 5 апреля 1958 г., п. 3 "j" (см. приложение 9 к Памятной записке Правительства). См. доклад Комиссии, п. 15, 37 и 49 и Решение, п. 10.
Властям следовало бы проверить состояние здоровья участников испытаний как до, так и после взрывов и проследить за их физическим состоянием по крайней мере в течение того времени, пока солдаты находились на службе в армии. Власти должны были также проинформировать их о любых полученных и относящихся к их здоровью данных.
Именно это в некоторой степени и было сделано властями во время испытаний на острове Рождества, когда они провели медицинские наблюдения над личным составом, который должен был работать в "контролируемых зонах" или иметь дело с радиоактивными материалами <6>.
--------------------------------
<6> См. записку от марта 1958 г., упомянутую выше, п. 10.
Масштабы этих мероприятий были значительно уже по сравнению с тем, что было организовано в ноябре 1957 г. для испытаний в Маралинге, когда было решено, что весь задействованный персонал пройдет медицинскую проверку как до отъезда из Англии, так и после возвращения туда: см. по этому вопросу документ от 19 ноября 1957 г. Личный состав Соединенного Королевства для выполнения служебных обязанностей в Маралинге. (См. приложение 11 к Памятной записке Правительства и приложение C к Памятной записке заявителей.)
Но это не было сделано в отношении двух заявителей в этом деле, один из которых находился на военной службе с октября 1956 г. по ноябрь 1959 г., <7> а другой - во флоте с октября 1956 г. по февраль 1961 г. <8> Во время испытаний 1958 г. на острове Рождества они находились там по приказу - один где-то на другом конце острова во время взрывов 28 апреля, 22 августа и 2, 11 и 23 сентября, <9> а другой - на палубе судна у побережья острова во время взрыва 28 апреля <10>.
--------------------------------
<7> См. Доклад Комиссии, п. 37 и 39. Решение, п. 15 и 17.
<8> См. Доклад Комиссии, п. 49 и 50. Решение, п. 34 и 36.
<9> См. Доклад Комиссии, п. 37. Решение, п. 16.
<10> См. Доклад Комиссии, п. 49. Решение, п. 35.
Их медицинские карты, представленные Правительством <11>, практически не содержат никакой информации касательно их физического состояния до и после испытаний или относительно возможных последствий их присутствия вблизи места проведения взрывов <12>. Правительство дало понять, что такая информация вообще отсутствует. Это означает, что, не осуществив сбора подобной информации, власти проявили самую серьезную халатность и небрежность <13>.
--------------------------------
<11> См. приложения 5, 6 и 7 к Памятной записке Правительства.
<12> В документах г-на Макгинли нет никаких данных за период с 30 декабря 1957 г. по 15 сентября 1958 г., в документах г-на Игана нет никаких данных за период с 8 марта 1958 г. по 30 ноября 1958 г.
<13> Именно об этом, по всей вероятности, говорится в протоколах заседания 15 июля 1958 года (другими словами, примерно три месяца спустя после взрыва 28 апреля 1958 г.), когда обсуждались меры безопасности против радиации на острове Рождества (см. приложение 1 к Памятной записке заявителей и приложение 11 к Памятной записке Правительства). На этом заседании два старших офицера ВВС, без каких-либо возражений со стороны своих коллег (одного армейского, а другого - морского офицера), присутствовавших на этом заседании, и при поддержке командующего группой войск особого назначения (также офицера ВВС), председательствовавшего на заседании, выступили против проведения анализов крови у личного состава. Один из них даже заметил, что если военнослужащий, получивший предварительно свидетельство о хорошем состоянии своего здоровья, впоследствии заболел бы лейкемией, то было бы трудно опровергнуть утверждение, что болезнь явилась результатом действия радиации, которой он был подвергнут (см. п. 2 и 5 протоколов). Было решено, что только личный состав, направленный в "передовую зону", пройдет врачебный контроль и что Министерство военно-воздушных сил решит, будет ли подобная процедура применена к личному составу, который будет направлен на остров Рождества впоследствии (см. п. 6, второй подпункт протоколов).
Возможно также, что такая информация существует или существовала и что считалось необходимым держать ее в секрете или уничтожить <14>.
--------------------------------
<14> Тенденцию приуменьшать или вообще отрицать воздействие атомных взрывов на здоровье человека можно, в частности, обнаружить в телексе от 31 июля 1956 г., где содержится просьба заменить слова "показывает увеличение" словами "не показало увеличения" (см. приложение K к Памятной записке заявителей и приложение 11 к Памятной записке Правительства), а также в письме от 22 декабря 1955 г., которое содержит рекомендацию не передавать австралийскому правительству некоторые образцы в течение нескольких дней "с тем, чтобы некоторые основные изотопы с коротким периодом распада в значительной степени распались" (см. приложение F к Памятной записке заявителей и приложение 11 к Памятной записке Правительства, п. 19 доклада Комиссии).
Как бы то ни было, такую информацию необходимо было собрать и следовало сообщить тем, кого она касалась.
Поскольку этого не случилось, государство - ответчик сделало невозможным для заявителей эффективно осуществить свои права в соответствующих судебных органах <15> и лишило их личной информации, в получении которой у них имелся "жизненно важный интерес" <16>.
--------------------------------
<15> См. mutatis mutandis Решение по делу Эйри против Ирландии от 9 октября 1979 г. Серия A, т. 32, с. 12 - 14, п. 24.
<16> См. mutatis mutandis Решение по делу Гаскин против Соединенного Королевства от 7 июля 1989 г. Серия A, т. 160, с. 20, п. 49, а также Решение по делу Гуэрра и другие против Италии от 19 февраля 1998 г.
Заявителей нельзя подвергать критике за то, что они не воспользовались процедурой, установленной статьей 6 Регламента пенсионного апелляционного суда <17>. Тот факт, что такая процедура существовала, не может в данном случае быть достаточным основанием, чтобы считать выполненными позитивные обязательства, налагаемые на государство статьями 6 и 8 Конвенции <18>. Заявители имели право на информацию о всех последствиях для их здоровья, которые могли явиться следствием их пребывания в районе испытаний, включая те, которые могли повлиять на их пенсионные дела. Они имели право знать, что могло произойти с ними, и без вынужденного запроса с их стороны.
--------------------------------
<17> См. п. 89, 90, 102 и 103 Решения.
<18> См. п. 98 - 101 Решения.
Поэтому, по нашему мнению, имело место нарушение прав, предусмотренных статьями 6 и 8 Конвенции.
ОСОБОЕ МНЕНИЕ СУДЬИ ПЕККАНЕНА
1. Я согласен с большинством, что в связи с разбирательством пенсионного дела заявителей статья 8 не была нарушена. Однако кроме заинтересованности в установлении их права на пенсию заявители имели более широкий интерес в получении доступа к информации, относящейся к предполагаемому опасному уровню облучения. Эта заинтересованность не была в достаточной мере принята во внимание большинством.
2. Краткое изложение отчетов о контроле за радиационным фоном окружающей среды на острове Рождества было опубликовано в 1993 г., спустя 35 лет после испытаний (см. п. 13 Решения). Сами отчеты, послужившие основой для краткого изложения, не были предоставлены в распоряжение заявителей до тех пор, пока Правительство не направило их в качестве приложения к своей Памятной записке в Суд (см. п. 14 Решения). Таким образом, заявители не имели доступа к этой информации в течение большей части своей жизни.
3. Действительно, в соответствии со статьей 6 Регламента АПС в течение шести недель вслед за сообщением ему изложения дела, подготовленного Министерством социального обеспечения, каждый заявитель имел возможность запросить требуемую документацию (см. п. 59 Решения). Однако хотя я и согласен с тем, что Регламент обеспечивал достаточную гарантию прав заявителей на справедливое разбирательство в АПС, я полагаю, что этой процедуры не было достаточно, чтобы считать, что государство выполнило свое позитивное обязательство по статье 8, поскольку процедура относилась лишь к пенсионным требованиям. Однако большинство Суда решило, что и вне зависимости от их заинтересованности в решении пенсионного вопроса, и кроме нее, у заявителей был непреходящий и более широкий интерес относительно доступа к информации о степени воздействия (если оно имело место) на них опасных уровней радиации (см. п. 99 Решения).
4. В своем Решении по делу L. C. B. против Соединенного Королевства (от 9 июня 1998 г. Reports, т. 76, с. 1404, п. 40) Суд признал спорным утверждение, что если были основания полагать, что дочери ветерана ядерных испытаний грозила опасность заболеть с риском для жизни вследствие пребывания ее отца на острове Рождества, то государственные органы были обязаны сообщить об этом ее родителям. Хотя я согласен с большинством, что в отсутствие каких-либо ясных свидетельств о существовании соответствующих документов такое обязательство по фактам данного дела не возникает и поэтому оно отличается от дела Гуэрра и другие против Италии (см. п. 99 Решения), я считаю, что государство должно было предоставить заявителям эффективную и доступную процедуру, которая позволила бы им получить любую необходимую и относящуюся к делу информацию (см. п. 101 Решения). Однако разбирательство не показало, что кроме шестинедельного срока, предусмотренного статьей 6, в распоряжении заявителей была какая-либо иная процедура, которая позволила бы им получить документы, не ставшие пока достоянием гласности.
5. В этих обстоятельствах я считаю, что доступные заявителям процедуры были недостаточными для того, чтобы признать, что государство выполнило свое позитивное обязательство предоставить средства, благодаря которым заявители могли бы получить доступ к этой информации.
Поэтому в этом отношении имело место нарушение статьи 8 Конвенции.



EUROPEAN COURT OF HUMAN RIGHTS
CASE OF McGINLEY AND EGAN v. THE UNITED KINGDOM
JUDGMENT <*>
(Strasbourg, 9.VI.1998)
In the case of McGinley and Egan v. the United Kingdom <1>,
--------------------------------
<*> The present judgment is subject to editorial revision before its reproduction in final form in Reports of Judgments and Decisions 1998. These reports are obtainable from the publisher Carl Heymanns Verlag KG (Luxemburger Strasse 449, D-50939 {Koln} <**>), who will also arrange for their distribution in association with the agents for certain countries as listed overleaf.
--------------------------------
<**> Здесь и далее по тексту слова на национальном языке набраны латинским шрифтом и выделены фигурными скобками.
The European Court of Human Rights, sitting, in accordance with Article 43 of the Convention for the Protection of Human Rights and Fundamental Freedoms ("the Convention") and the relevant provisions of Rules of Court A <2>, as a Chamber composed of the following judges:
---------------------------------
Notes by the Registrar
<1> The case is numbered 10/1997/794/995-996. The first number is the case"s position on the list of cases referred to the Court in the relevant year (second number). The third number indicates the case"s position on the list of cases referred to the Court since its creation and the last two numbers indicate its position on the list of the corresponding originating applications to the Commission.
<2> Rules of Court A apply to all cases referred to the Court before the entry into force of Protocol No. 9 (1 October 1994) and thereafter only to cases concerning States not bound by that Protocol. They correspond to the Rules that came into force on 1 January 1983, as amended several times subsequently.
Mr R. Bernhardt, President,
Mr J. De Meyer,
Mr N. Valticos,
Mr R. Pekkanen,
Mr J.M. Morenilla,
Sir John Freeland,
Mr A.B. Baka,
Mr G. Mifsud Bonnici,
Mr V. Butkevych,
and also of Mr H. Petzold, Registrar, and Mr P.J. Mahoney, Deputy Registrar,
Having deliberated in private on 28 November 1997, 3 February and 21 May 1998,
Delivers the following judgment, which was adopted on the lastmentioned date:
PROCEDURE
1. The case was referred to the Court by the European Commission of Human Rights ("the Commission") on 22 January 1997, within the threemonth period laid down by Article 32 § 1 and Article 47 of the Convention. It originated in two applications (nos. 21825/93 and 23414/94) against the United Kingdom of Great Britain and Northern Ireland lodged with the Commission under Article 25 by Mr Kenneth McGinley on 20 April 1993 and Mr Edward Egan on 31 December 1993 respectively. Both the applicants are British nationals.
The Commission"s request referred to Articles 44 and 48 and to the declaration whereby the United Kingdom recognised the compulsory jurisdiction of the Court (Article 46). The object of the request was to obtain a decision as to whether the facts of the case disclosed a breach by the respondent State of its obligations under Articles 6, 8 and 13 of the Convention.
2. In response to the enquiry made in accordance with Rule 33 § 3 (d) of Rules of Court A, the applicants stated that they wished to take part in the proceedings and designated the lawyer who would represent them. On 27 February 1997 the President of the Court, Mr R. Ryssdal, authorised this lawyer to represent the applicants despite the fact that he was not resident in one of the Contracting States (Rule 30 § 1).
3. The Chamber to be constituted included ex officio Sir John Freeland, the elected judge of British nationality (Article 43 of the Convention), and the President of the Court (Rule 21 § 4 (b)). On 21 February 1997, in the presence of the Registrar, the President drew by lot the names of the other seven members, namely Mr J. De Meyer, Mr N. Valticos, Mr R. Pekkanen, Mr J.M. Morenilla, Mr A.B. Baka, Mr G. Mifsud Bonnici and Mr V. Butkevych (Article 43 in fine of the Convention and Rule 21 § 5).
4. As President of the Chamber (Rule 21 § 6), Mr Ryssdal, acting through the Registrar, consulted the Agent of the United Kingdom Government ("the Government"), the applicants" lawyer and the Delegate of the Commission on the organisation of the proceedings (Rules 37 § 1 and 38). Pursuant to the order made in consequence on 25 March 1997, the Registrar received the applicants" and the Government"s memorials on 2 October 1997.
5. On 24 April 1997 the President decided to grant Liberty and the Campaign for Freedom of Information, two non-governmental human rights organisations based in London, leave to submit joint written comments on specified issues in the case (Rule 37 § 2). On the same date he refused such leave to the New Zealand Nuclear Test Veterans" Association. The comments of Liberty and the Campaign for Freedom of Information were received by the Registrar on 1 July 1997.
6. On 31 October 1997 the President granted leave to the applicants to submit supplementary written observations. These were received by the Registrar on 18 November 1997.
7. On 21 November 1997, Mr R. Bernhardt, Vice-President of the Court, replaced, as President of the Chamber, Mr Ryssdal, who was unable to take part in the further consideration of the case (Rule 21 § 5).
8. In accordance with the President"s decision, the hearing took place in public in the Human Rights Building, Strasbourg, on 26 November 1997. The Court had held a preparatory meeting beforehand.
There appeared before the Court:
(a) for the Government
Mr M. Eaton, Foreign and Commonwealth Office, Agent,
Mr J. Eadie, Barrister-at-Law,
Mr N. Lavender, Barrister-at-Law, Counsel,
Mrs J. Alexander, Ministry of Defence,
Mr T. Wilson, Ministry of Defence,
Mr D. Smith, Department of Social Security,
Dr C. Sharp, National Radiological Protection Board, Advisers;
(b) for the Commission
Mrs J. Liddy, Delegate;
(c) for the applicants
Mr I. Anderson, Advocate, Counsel.
The Court heard addresses by Mrs Liddy, Mr Anderson and Mr Eadie.
AS TO THE FACTS
I. The circumstances of the case
A. The Christmas Island nuclear tests
9. Between 1952 and 1967 the United Kingdom carried out a number of atmospheric tests of nuclear weapons in the Pacific Ocean and at Maralinga, Australia, involving over 20,000 servicemen. Among these tests were the "Grapple Y" and "Grapple Z" series of six detonations at Christmas Island in the Pacific Ocean (November 1957 - September 1958), of weapons many times more powerful than those discharged at Hiroshima and Nagasaki.
1. The line-up procedure
10. During the Christmas Island tests, service personnel were ordered to line up in the open and to face away from the explosions with their eyes closed and covered until twenty seconds after the blast.
The applicants alleged that the purpose of this procedure was deliberately to expose servicemen to radiation for experimental purposes. The Government denied this and stated that it was believed at the time of the tests, and was the case, that personnel were sufficiently far from the centre of the detonations to avoid being exposed to radiation at any harmful level and that the purpose of the line-up procedure was to ensure that they avoided eye damage and other physical injury caused by material blown about by the blast.
2. Radiation levels records
11. No record exists of the degree of exposure to radiation, if any, of servicemen such as the applicants, since film badges (which turn black if exposed to radiation) were issued only to the approximately 1,000 predominantly non-service personnel on Christmas Island who were working in identified, controlled and active areas. According to the applicants (see paragraph 78 below), this decision was taken to avoid future liability for radiation-caused harm. According to the Government, however, experience of earlier nuclear test explosions in Maralinga, Australia, where film badges had been issued to all personnel, had shown that personnel with duties such as the applicants" were not exposed to measurable levels of radiation.
12. Documents containing the original contemporaneous recordings of environmental radiation levels in the vicinity of Christmas Island following the tests were stored at the Atomic Weapons Research Establishment ("AWRE") at Aldermaston, England. Although these documents were not available for inspection by members of the public, the Government claimed that since the information contained in them would not have given rise to security concerns, they could have been produced if required for the purposes of proceedings before the Pensions Appeal Tribunal ("PAT" - see paragraph 59 below).
13. In 1993 a summary of "all the surviving data" gathered by the environmental monitoring programme was published as Technical Note no. 16/93, "Environmental Monitoring at Christmas Island 1957 - 1958". This, inter alia, described the environmental monitoring programme set up for the tests and included sample measurements of radiation in the air, sea water and deposited on the ground. The sources of the information upon which the technical note was based were also listed.
14. The Government annexed to their memorial to the Court in the present case a number of documents, not hitherto in the public domain, including a report by the AWRE of the measurements made of radioactive fall-out on various Pacific islands, including Christmas Island, during April - May 1958 (Grapple Y) and of the concurrent programme of fish sampling; a report by Major J.T. McLean describing measurements of fallout on various Pacific Islands between 1 July and 30 November 1958 (Grapple Z); a report of residual radiation measurements following the Grapple Y explosion on Christmas Island; a summary statement of environment radiation measurements following the Grapple Y explosion, by AWRE, dated May 1958; and interim reports on radiological measurements following the Grapple Y and Grapple Z detonations.
B. The particular circumstances
of the first applicant"s case
1. Mr McGinley"s presence during
the Christmas Island tests
15. Mr Kenneth McGinley was born in 1938 and lives in Paisley, Scotland.
16. In 1956, following a medical examination which found him fit for full combat service in any part of the world, he was enlisted into the army as a sapper with the Royal Engineers. In December 1957 he was posted to Christmas Island where he worked as a plant operator at Port London and in the quarries at the northern end of the island. According to information supplied by the Ministry of Defence ("MOD") for the purposes of his pension application (see paragraph 22 below), he was present at a distance of approximately 25 miles (40 kilometres) from the following test detonations: Grapple Y on 28 April 1958, Grapple Z on 22 August 1958, Grapple Z2 on 2 September 1958, Grapple Z3 on 11 September 1958 and Grapple Z4 on 23 September 1958, in which three nuclear explosive devices in the megaton range were detonated as high air bursts over the sea to the south of Christmas Island and two balloon-borne nuclear explosive devices in the kiloton range were detonated over the south-east corner of the island.
2. Mr McGinley"s medical records
17. Mr McGinley stated in his pension application (see paragraph 21 below) that four days after the test explosion on 28 April 1958 he attended his medical officer on Christmas Island because he had developed nausea, diarrhoea and itchy blisters on the backs of his hands, neck and cheeks. He stated that he was treated for the blisters with a plastic spray twice a day for ten to twelve days. No contemporaneous record of this treatment has been produced.
The transcripts of his medical records set out in his Statement of Case to the PAT (see paragraph 28 below) contained the following entries.
18. He was treated on Christmas Island between 15 and 23 September 1958 for a throat infection and in the United States" Tripler Army Hospital and on Christmas Island for tonsillitis in October and November 1958. In February 1959 he was admitted to the Catterick Military Hospital, England, suffering from influenza. In August 1959 he was admitted to the Cowglen Military Hospital in Scotland suffering from a duodenal ulcer, which led to a recommendation that he be discharged from the army as unfit for further military service. This was effected on 10 November 1959 and he was awarded a 20% pension in relation to the ulcer since it was considered to be attributable to military service.
19. In his statement on discharge, in response to the question "If you are suffering from any diseases, wound, or injuries, state what they are, and also when and where they first started...", he referred to out-patient treatment which he had received in Germany in June 1957 for a torn cartilage and on Christmas Island in May 1958 for a broken ankle; this latter treatment had not been recorded elsewhere in the service medical records contained in the Statement of Case.
In response to the question "Give details... of any incidents during your service which you think caused or made worse your disability", he referred to his service in May 1959 as a plant operator in Northumberland, England, and the fact that "the food consisted of compound rations three meals per day". He made no mention of the conditions he allegedly developed following the test explosion on 28 April 1958 (see paragraph 17 above).
20. Subsequent to his discharge, the medical records show that Mr McGinley continued to suffer stomach pain and in August 1962 he underwent an operation to remove the duodenal ulcer. In June 1968 he was admitted to hospital for a week suffering from renal colic. In July 1976 he had a sebaceous cyst removed from his right cheek. In December 1976 he was diagnosed as infertile.
21. In June 1980 he applied for his pension to be reviewed on the ground that the condition of his ulcer had deteriorated. The pension was increased to 30%, reduced again to 20% in June 1982 and restored to 30% on 13 December 1982 following an appeal to the PAT.
3. Mr McGinley"s application for a pension
based on complaints allegedly related to exposure
to radiation
22. Following a series of articles in the press in 1982 about the potential effects of the Christmas Island explosions on those exposed to them, Mr McGinley came to attribute his health problems to his service on the island and became chairman of the British Nuclear Tests Veterans" Association ("BNTVA"), an organisation which campaigned for compensation for the servicemen present during the tests.
23. On 1 April 1984 he made a claim for an increase in his pension, complaining of depression, sterility and severe arthritis. In his application he described the line-up procedure followed during the tests and the rash he had allegedly developed subsequently (see paragraphs 10 and 17 above), and continued:
"I consider that my problems are directly linked with radiation exposure. Since leaving the service I have experienced bouts of moodiness and at time [sic] unexplained attacks of very quick tempered actions. Then later regret them. I have been examined at the Western Infirmary in 1976 and diagnosed as sub-sterile. My own doctor... believes there is a direct link. I have also suffered from mysterious paralysis of legs and arms and have been for the past four years been [sic] in extreme pain sometimes 24 hours per day."
24. In response to this application, the Department of Social Security ("DSS") made enquiries of Mr McGinley"s general practitioner ("GP") and the MOD.
His GP reported that the applicant"s records showed treatment for a duodenal ulcer in 1960 and a stomach ulcer in 1980, and an investigation of fertility in 1977. In 1983 the applicant had complained of arthritis, but the specialist who had given him a full medical examination could find no evidence of any organic disease. The GP also stated that Mr McGinley suffered from an acneiform skin condition and also reported "one positive finding - of which he is unaware - is a polycythaemia (haemoglobin level 17.6%) [a disorder whereby an abnormally high number of red blood cells are produced]".
25. The MOD responded to the DSS"s enquiries by stating that the areas on Christmas Island in which the applicant had served were not subject to fall-out, and therefore:
"His radiation exposure from the UK nuclear tests was ZERO and the radiation effective dose equivalent which it represents was ZERO. His overall radiation dose from the ever present background radiations was no more and probably less than he would have received had he remained in UK instead of seeing service in the South Pacific area in 1958.
As his radiation effective dose was ZERO, ex-Spr [sapper] McGinley"s medical condition would not have been caused by ionising radiations from the UK nuclear test programmes."
26. On 30 November 1984 Mr McGinley"s claim was refused, on the grounds that there was no evidence that the condition of his ulcer had deteriorated or that his reduced fertility, facial acne, right renal colic or arthritis had been either attributable to or aggravated by his service in the armed forces.
4. Mr McGinley"s appeal to the Pensions Appeal Tribunal
27. On 21 January 1985 the applicant appealed to the PAT, stating:
"I was deliberately exposed to unknown hazards i.e. THREE HYDROGEN BOMB TESTS in 1958 for the Government"s Scientific Curiosity Programme... My own Military Medical Records have been "doctored" along with many other members of the BNTVA. I have been victimised by the Ministry of Defence in that they have admitted that they advise the DSS on Medical matters of Nuclear Tests Participants..."
28. On receipt of the notice of appeal, the DSS prepared a Statement of Case for the PAT (see paragraph 57 below).
Thus, on 11 February 1985, an enquiry was sent to the Medical Records Section of the MOD, asking for all the available medical records relating to the applicant between December 1957 and December 1958 and/or confirmation that he had been treated for a rash on his body and face on Christmas Island at some time during this period.
On 13 February 1985, the MOD replied:
"No A & D [admission and discharge] books held under particulars quoted. N/T [no trace] medical records."
29. The DSS also sought further medical evidence, including hospital case notes and the following reports from the applicant"s GP and a number of specialists who examined him for the purpo

"СОГЛАШЕНИЕ МЕЖДУ ПРАВИТЕЛЬСТВОМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ПРАВИТЕЛЬСТВОМ ФЕДЕРАТИВНОЙ РЕСПУБЛИКИ ГЕРМАНИЯ ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ЯДЕРНЫЙ УЩЕРБ В СВЯЗИ С ПОСТАВКАМИ ИЗ ФЕДЕРАТИВНОЙ РЕСПУБЛИКИ ГЕРМАНИЯ ДЛЯ ЯДЕРНЫХ УСТАНОВОК В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"(Вместе с "ОБРАЗЦОМ ПИСЬМА - ПОДТВЕРЖДЕНИЯ")(Заключено в г. Бонне 08.06.1998)  »
Международное законодательство »
Читайте также