ПОСТАНОВЛЕНИЕ Европейского суда по правам человека от 25.11.1996"УИНГРОУ (wingrove) ПРОТИВ СОЕДИНЕННОГО КОРОЛЕВСТВА" [рус. (извлечение), англ.]


[неофициальный перевод]
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
СУДЕБНОЕ РЕШЕНИЕ
УИНГРОУ (WINGROVE) ПРОТИВ СОЕДИНЕННОГО КОРОЛЕВСТВА
(Страсбург, 25 ноября 1996 года)
(Извлечение)
КРАТКОЕ НЕОФИЦИАЛЬНОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ДЕЛА
A. Основные факты
Заявитель, Найджел Уингроу 1957 г. рождения, житель Лондона, написал сценарий и руководил созданием восемнадцатиминутного видеофильма под названием "Видения экстаза" о жизни и произведениях Святой Терезы Авильской, кармелитской монахини, жившей в XVI в., которую посещали сильные экстатические видения Иисуса Христа.
Он представил видеокассету в Британское управление классификации фильмов для получения сертификата, который позволил бы фильм продавать, сдавать в прокат или демонстрировать его иным способом. 18 сентября 1989 г. управление отклонило заявку на том основании inter alia, что данное произведение своим неприемлемым обращением с темой святости вызовет негодование верующих и что суд присяжных, будучи должным образом сориентирован, усмотрел бы в нем нарушение уголовного закона, запрещающего богохульство.
Заявитель подал жалобу в надзорный Комитет по спорам в сфере видеопродукции, оспаривая мнение управления, что его видеофильм был чисто эротическим по своему содержанию.
6 и 7 декабря 1989 г. жалоба была рассмотрена присутствием из пяти членов Комитета. Большинством в три голоса против двух присутствие поддержало решение управления. Большинство посчитало, что общая тональность и дух видеофильма непристойны, и почти не сомневалось, что при показе фильм мог бы оскорбить чувства верующих, которые обоснованно увидят в нем неуважение к божественности Христа. Меньшинство, соглашаясь с тем, что многие найдут фильм в высшей степени неприятным, тем не менее сочло маловероятным, чтобы суд присяжных, будучи должным образом сориентирован, вынес обвинительный приговор.
Заявителю при вынесении решения было разъяснено, что судебное обжалование его дела бесперспективно в свете действующего законодательства.
B. Разбирательство в Комиссии по правам человека
В жалобе в Комиссию, поданной 18 июня 1990 г., заявитель утверждал, что была нарушена статья 10 Конвенции. Жалоба была признана приемлемой 8 марта 1994 г. В своем докладе от 10 января 1995 г. Комиссия установила фактические обстоятельства дела и выразила мнение, что нарушение статьи 10 имело место (четырнадцатью голосами против двух).
ИЗВЛЕЧЕНИЕ ИЗ СУДЕБНОГО РЕШЕНИЯ
ВОПРОСЫ ПРАВА
I. О предполагаемом нарушении статьи 10 Конвенции
35. Заявитель утверждал, что было нарушено его право на свободу слова, гарантированное статьей 10 Конвенции, которая гласит:
"1. Каждый человек имеет право на свободу выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны государственных органов и независимо от государственных границ...
2. Осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые установлены законом и которые необходимы в демократическом обществе в интересах государственной безопасности, территориальной целостности или общественного спокойствия, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия".
36. Отказ Британского управления классификации фильмов выдать сертификат на видеопроизведение заявителя "Видения экстаза" в сочетании с законодательными нормами, согласно которым распространение видеопроизведения без такого сертификата является уголовным преступлением (см. п. 23 выше), равносилен вмешательству со стороны государственного органа в осуществление заявителем своего права на распространение идей. С этим согласны все участники разбирательства.
Чтобы определить, влечет ли такое вмешательство нарушение Конвенции, Суд должен установить, обоснованно оно или нет в свете статьи 10 п. 2, было ли оно "предусмотрено законом", преследовало ли "правомерную цель" и было ли оно "необходимым в демократическом обществе".
A. Было ли вмешательство "предусмотрено законом"?
37. Заявитель считал, что нормы права, запрещающие богохульство, сформулированы настолько неопределенно, что необычайно трудно заранее определить, будет ли конкретная публикация или показ правонарушением в глазах суда присяжных. Более того, практически невозможно заранее предсказать, что решит административный орган - Британское управление классификации фильмов - в свете возможного исхода гипотетического судебного преследования. В таких обстоятельствах нельзя ожидать, что и заявитель мог предвидеть возможные результаты. Таким образом, требование предсказуемости, которое следует из выражения "предусмотрено законом", выполнено не было.
38. Правительство оспорило это утверждение: общей чертой большинства правовых систем является то, что суды приходят к различным выводам даже при применении к одинаковым обстоятельствам одной и той же нормы. Тем не менее решение правового вопроса не становится от этого недостижимым или непредсказуемым. С учетом бесконечного разнообразия способов выпуска в свет "уничижительных, бранных, грубых или нелепых материалов, касающихся господа Бога, Иисуса Христа или Библии", право не должно стремиться детально определить, что потенциально может прозвучать как богохульство.
39. Комиссия, отметив, что заявитель имел достаточные возможности получить юридическую консультацию, придерживалась той точки зрения, что он мог без особых усилий предвидеть те ограничения, которым подвергнется его видеопроизведение.
40. Суд напомнил, что его установившаяся практика исходит из того, что национальная "правовая норма", будь то статутное или прецедентное право (см. inter alia Решение "Санди таймс" против Соединенного Королевства от 26 апреля 1979 г. Серия А, т. 30, с. 30, п. 47), должна быть сформулирована с достаточной степенью четкости, чтобы заинтересованные лица могли, получив при необходимости юридическую консультацию по делу, предвидеть в разумных пределах те последствия, которые способны повлечь их действия. Закон, предоставляя широкую свободу оценки, не вступает в противоречие с этим требованием, при условии, что пределы усмотрения, предопределенные правомерной целью, ради которой он издан, указаны достаточно ясно, с тем чтобы обеспечить адекватную защиту индивида от произвольного вмешательства (см., например, Решение по делу Толстой-Милославский против Соединенного Королевства от 13 июля 1995 г. Серия А т. 316-B, с. 71 - 72, п. 37).
41. Суд считает, что, отказав в выдаче сертификата на распространение видеофильма заявителя на том основании, что он нарушал норму уголовного права, запрещающую богохульство, Британское управление классификации фильмов действовало в рамках своих полномочий на основании статьи 4 (1) Закона 1984 г. (см. п. 24 выше).
42. Суд признает, что такое преступление, как богохульство, в силу своей природы не поддается точному юридическому определению. Поэтому национальным властям должна быть предоставлена возможность проявления гибкости при оценке того, укладываются ли обстоятельства конкретного дела в рамки принятого определения данного преступления (см. mutatis mutandis упомянутое в п. 40 Решение по делу Толстого-Милославского, с. 73, п. 41).
43. По-видимому, у участников разбирательства нет сомнений или разногласий по поводу определения преступления богохульства в английском праве, как оно сформулировано Палатой лордов в деле Уайтхаус против "Гей ньюс лтд. энд Лемон" (см. п. 27 выше). Ознакомившись с содержанием видеопроизведения, Суд удостоверился, что заявитель легко мог предвидеть, получив надлежащую юридическую консультацию, что фильм, в особенности сцены, включающие действия с распятой фигурой Христа, мог подпасть под действие норм о богохульстве.
Приведенный выше вывод подкрепляет решение заявителя не обращаться в суд после того, как его адвокат разъяснил ему, что данная присутствием Комитета по спорам правовая формула богохульства представляла собой точное изложение действующего права (см. mutatis mutandis Решение по делу "Открытая дверь" и "Дублинские повитухи" против Ирландии от 29 октября 1992 г. Серия А, т. 246, с. 27, п. 60).
44. В этих обстоятельствах нельзя сказать, что правовые нормы, о которых идет речь, не предоставляют заявителю адекватной защиты от произвольного вмешательства. Поэтому Суд приходит к выводу, что оспариваемое ограничение было "предусмотрено законом".
B. Преследовало ли вмешательство правомерную цель?
45. Заявитель оспаривал утверждение Правительства, что его видеопроизведению было отказано в выдаче сертификата для распространения, чтобы "защитить право граждан не подвергаться оскорблениям в своих религиозных чувствах". По его мнению, понятие "права других лиц" в этом контексте неприменимо, ибо это право охватывает только то, что может прямо и непосредственно оскорбить других лиц. Оно не включает в себя гипотетическое право некоторых верующих испытывать беспокойство от перспективы, что другие люди, увидевшие данное видеопроизведение, будут им шокированы.
В любом случае, утверждал далее заявитель, ограничение на распространение фильма не могло преследовать правомерной цели, т.к. оно основывалось на дискриминационном Законе, ограничивавшемся защитой христиан, в особенности исповедующих англиканскую веру.
46. Правительство ссылалось на дело Институт Отто-Премингер против Австрии (Решение от 20 сентября 1994 г. Серия А, т. 295, с. 17 - 18, п. п. 47 - 48), где Суд согласился с тем, что уважение религиозных чувств верующих может законно побудить государство ограничить публичный показ провокационных изображений предметов религиозного поклонения.
47. Комиссия сочла, что нормы английского права о богохульстве стремятся исключить такую трактовку объектов религиозного поклонения, которая способна вызвать справедливое негодование среди верующих христиан. Отсюда следует, что применение этих норм к настоящему случаю было направлено на защиту права граждан не подвергаться оскорблениям в своих религиозных чувствах.
48. Суд считает, что цель вмешательства состояла в том, чтобы оградить религиозную тему от такой трактовки, "которая при помощи уничижительного, бранного, оскорбительного, грубого и нелепого тона, стиля и духа способна оскорбить тех, кто верует и поддерживает предания и этику христианства" (см. п. 15 выше).
Такая цель, несомненно, соответствует защите "прав других лиц" в смысле статьи 10 п. 2. Эта статья полностью созвучна статье 9, гарантирующей религиозную свободу.
49. Была ли реальная необходимость защитить публику от риска, связанного с показом фильма, это другой вопрос, который будет рассмотрен ниже при оценке "необходимости" вмешательства.
50. Верно, что нормы английского права о богохульстве распространяются только на христианскую веру. Аномалия подобного положения дел в многоконфессиональном обществе была признана отделением Высокого Суда в деле R. против Главного судьи, третья сторона Чоудхари (vol. 1 All England Law Reports 206, p. 317) (см. п. 28 выше). Однако Европейский Суд не может высказываться in abstracto о совместимости внутреннего права с Конвенцией. Степень защиты других религий английским правом не является вопросом, поставленным перед Судом, который должен сосредоточить свое внимание на данном деле (см. Решение по делу Класс и другие против Федеративной Республики Германии от 6 сентября 1978 г. Серия А, т. 28, с. 18, п. 33).
Тот бесспорный факт, что правовые нормы о богохульстве не регламентируют равным образом различные религии, исповедуемые в Соединенном Королевстве, не умаляет легитимности цели, преследуемой в имеющихся обстоятельствах.
51. Следовательно, отказ выдать сертификат на распространение фильма "Видения экстаза" был обусловлен целью, являвшейся на основании статьи 10 п. 2 правомерной.
C. Было ли вмешательство
"необходимым в демократическом обществе"?
52. Суд напоминает, что свобода слова является одной из основных опор демократического общества. Однако, как специально указывается в статье 10 п. 2, осуществление этой свободы налагает обязанности и ответственность. В их число в контексте религиозных убеждений может быть легитимно включена и обязанность избегать, по мере возможности, того, что представляется другим необоснованно оскорбительным и даже оскверняющим религиозные ценности (см. упомянутое в п. 46 Решение по делу Института Отто-Премингер, с. 18 - 19, п. п. 47, 49).
53. Любое ограничение на свободу слова, будь то в контексте религиозных убеждений или в каком-либо другом, будет несовместимо со статьей 10, если оно не обусловлено inter alia необходимостью, как того требует п. 2 данной статьи. Рассматривая вопрос, можно ли считать ограничения прав и свобод, гарантированных Конвенцией, "необходимыми в демократическом обществе", Суд, однако, последовательно указывал, что государства - участники пользуются определенным, но не неограниченным усмотрением при оценке их целесообразности. В любом случае именно Европейскому Суду предстоит принять окончательное решение о совместимости таких ограничений с Конвенцией, и он выносит его, оценивая, применительно к обстоятельствам конкретного дела, соответствовало ли inter alia данное вмешательство "неотложной общественной потребности" и было ли оно "соразмерно преследуемой законной цели".
54. По мнению заявителя, не было "неотложной общественной потребности" запрещать видеопроизведение на основании сомнительного предположения, что оно могло бы нарушить правовые нормы о богохульстве; в действительности преобладала общественная потребность позволить его распространение. Более того, поскольку адекватная защита уже предусмотрена целым арсеналом норм, законы о богохульстве, несовместимые с европейским представлением о свободе слова, практически являются излишними. Во всяком случае запрещать демонстрацию видеофильма, который не содержит непристойностей, порнографии и не выставляет Христа в ненадлежащем виде, было несоразмерно с преследуемой законом целью.
55. Для Комиссии то обстоятельство, что "Видения экстаза" являются короткометражным видеопроизведением, а не художественным фильмом, означает, что его распространение носило бы более ограниченный характер и, очевидно, не привлекло бы к нему внимания. Комиссия пришла к тому же выводу, что и заявитель.
56. Правительство утверждало, что видеопроизведение заявителя было недвусмысленно провокационным и непристойным изображением объекта религиозного поклонения, что его распространение было бы в достаточной степени публичным и широко распространенным, что оно было бы равносильно оскорбительным и агрессивным нападкам на религиозные убеждения христиан. При таких обстоятельствах,

"СОГЛАШЕНИЕ МЕЖДУ ПРАВИТЕЛЬСТВОМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ПРАВИТЕЛЬСТВОМ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН О ПОРЯДКЕ И УСЛОВИЯХ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ПРОГРАММ РОССИЙСКИХ ТЕЛЕРАДИОВЕЩАТЕЛЬНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ НА ТЕРРИТОРИИ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН И ТЕЛЕРАДИОВЕЩАТЕЛЬНЫХ ПРОГРАММ КАЗАХСТАНСКОЙ ТЕЛЕРАДИООРГАНИЗАЦИИ НА ТЕРРИТОРИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"(Заключено в г. Москве 25.11.1996)  »
Международное законодательство »
Читайте также