ПОСТАНОВЛЕНИЕ Европейского суда по правам человека от 24.04.1996"БУГХАНЕМИ (boughanemi) ПРОТИВ ФРАНЦИИ" [рус. (извлечение), англ.]

какой была практика Суда по жалобе, основанной на статье 8, но поданной иностранцем, который после выдворения нелегально вернулся в страну и там тайно проживал.
Следует еще раз подчеркнуть, что рассмотренные Судом дела по высылке из страны указывают на необходимость разработки европейской политики государств - участников, определив пределы их обязательств в этой области. В подобных случаях речь не идет о том, чтобы искать справедливое равновесие между публичным порядком и конкретными интересами заявителя.
Интересы общества и семьи нельзя сравнивать и сопоставлять с интересами, связанными с сутенерской деятельностью. Государства - члены Совета Европы должны также учитывать необходимость защиты женщин, которых сутенеры принуждают к проституции.
Следует также отметить, что среди государств - членов Совета Европы имеется мало стран, которые, подобно Франции, проводят политику воссоединения семей.
ОСОБОЕ МНЕНИЕ СУДЬИ МАРТЕНСА
1. В этом деле Суд вновь столкнулся с вопросом о высылке интегрированного иностранца, который прибыл во Францию в восьмилетнем возрасте, где и проживал, как и его родители, братья и сестры, вплоть до момента его высылки, после двадцати двух лет пребывания в стране.
2. Существует несколько путей рассмотрения данного вопроса.
3. Это, разумеется, тот, по которому до сих пор шло большинство в Суде. Отправной идеей является то, что Конвенция не защищает иностранцев от высылки, даже если они укоренились в стране. Однако они могут ссылаться на Конвенцию, поскольку высылка является вмешательством, нарушающим их право на уважение семейной жизни. В этом случае Суд должен решить, является ли вмешательство оправданным в свете статьи 8 п. 2.
4. В этом традиционном подходе имеются два совершенно очевидных недостатка.
Во-первых, не у всякого интегрировавшегося иностранца есть семейная жизнь.
Во-вторых, это приводит к отсутствию правовой определенности. Национальные административные органы и суды не могут заранее сказать, будет ли признана приемлемой жалоба на высылку такого иностранца. Для национальных властей индивидуальный подход большинства в Суде к каждому случаю в отдельности представляет собой лотерею, а для Суда - источник проблем. Проблемы действительно появляются, поскольку Суду приходится делать почти невозможные сравнения между обоснованностью переданного на его рассмотрение дела и дел, по которым Суд уже вынес решения. А ведь, мягко говоря, совсем нелегко сравнивать такие дела, как: дело Мустаким против Бельгии (Решение от 18 февраля 1991 г. Серия A, т. 193), дело Бельджуди против Франции (Решение от 26 марта 1992 г. Серия A, т. 234-A), дело Насри против Франции (Решение от 13 июля 1995 г. Серия A, т. 320-B) и дело Бугханеми против Франции. Что нужно сделать в этом случае: просто ли сравнить количество и тяжесть наказаний и приговоров или следует также принять во внимание и личные обстоятельства? Вполне очевидно, что большинство в Суде избрало этот последний подход и посчитало для себя возможным провести сравнение, но - при всем моем уважении к Суду - я не могу отделаться от ощущения того, что результаты данного сравнения несколько произвольны.
5. Первый из вышеуказанных недостатков может быть легко устранен, если признать, что высылка интегрировавшихся иностранцев в любом случае является вмешательством в их частную жизнь. Я выступил в поддержку такого подхода в своем совпадающем мнении в связи с делом Бельджуди. Этот подход разделяют также судьи Де Мейер, Моренилла, Вильдхабер. Мне кажется, что при таком подходе судебная практика была бы значительно лучше. Хочу надеяться, что формулировка п. 42 Решения Суда, где он ссылается на "право заявителя на уважение его частной и семейной жизни", является подтверждением того, что Суд к этому стремится.
6. Однако подход с позиции частной жизни сам по себе, конечно, не устраняет второго недостатка в традиционном взгляде, ибо при этом необходимо в то же время определить, является ли вмешательство в частную жизнь оправданным.
7. Чтобы устранить всякую неопределенность, существует только один путь - это признать положение, за которое выступал сначала судья Де Мейер, а затем судья Моренилла. Они исходят из того, что иностранцы, прожившие всю (или почти всю) свою жизнь в каком-либо государстве, должны быть приравнены к гражданам этого государства. Высылка граждан запрещена статьей 3 п. 1 Протокола N 4 (П 4-3-1), судьи Де Мейер и Моренилла утверждают, что высылка интегрировавшихся иностранцев запрещается в соответствии со статьей 3 Конвенции. Принятием данного положения устраняется всякая неопределенность, поскольку статья 3 не допускает исключений. При таком подходе сама по себе высылка такого иностранца является нарушением Конвенции, независимо от совершенных им преступлений.
8. Хотя я разделяю эту позицию, мне трудно признать, что здесь не может быть исключений. В связи с этим я считаю, что хотя, как правило, высылка интегрировавшихся иностранцев является нарушением их права на уважение их частной жизни, однако при совершенно особых обстоятельствах такая высылка может быть оправданной. Думаю, что совпадающее мнение судьи Вильдхабера по делу Насри идет в том же направлении, хотя он, по-видимому, склонен проявлять меньше строгости, чем я, в отношении того, что относится к исключениям.
9. По моему мнению, второй недостаток традиционного подхода, т.е. его непредсказуемость, можно сильно ограничить, если бы Суд признал, что высылка такого иностранца в принципе является нарушением его права на уважение его личной жизни, но в исключительных случаях она может считаться оправданной, если иностранец осужден за очень тяжкие правонарушения, например, преступления против государства, политический или религиозный терроризм или занятие наркобизнесом.
10. Я согласен, что сутенерство в особо тяжелой форме является серьезным и, более того, отвратительным преступлением, но я в то же время считаю, что в связи с настоящим делом оно подпадает под категорию "обычных преступлений", тяжесть которых не настолько велика, чтобы отнести их к исключительным обстоятельствам, могущим оправдать высылку интегрировавшегося иностранца, поскольку в отношении таких преступлений обычные уголовные меры пресечения и санкции должны быть достаточными, как они должны быть достаточными и в отношении правонарушений, совершенных гражданами данной страны.
11. По этим причинам я голосовал за признание нарушения Конвенции.
ОСОБОЕ МНЕНИЕ СУДЬИ БАКА
Как и большинство в Суде, я считаю, что приказ о высылке является вмешательством в личную и семейную жизнь заявителя. Я согласен с тем, что высылка предусмотрена законом и преследует правомерную цель.
В то же время вопреки мнению большинства я считаю, что в демократическом обществе не было необходимости в издании приказа о высылке, так как он несоразмерен преследуемой правомерной цели и соответственно привел в настоящем деле к нарушению статьи 8 Конвенции.
По моему мнению, большая часть семейных и социальных уз заявителя связана с Францией. Его родители и десять братьев и сестер проживают во Франции, а восемь членов этой семьи там родились. У него во Франции есть ребенок, хотя до сих пор точный характер связи между ними остается невыясненным.
Учитывая все эти факторы, а также то, что заявитель покинул Тунис в возрасте восьми лет со знанием арабского языка, не соответствующим уровню, требуемому взрослому для владения повседневным языком, и что "большую часть своего образования он получил" во Франции, я пришел к заключению, что между охраняемыми интересами не было обеспечено справедливой соразмерности. При этих обстоятельствах высылка может полностью разрушить частную и семейную жизнь заявителя, мало способствуя предотвращению совершения преступлений и беспорядков.
Для меня также не убедителен довод Суда о том, что "решение о высылке заявителя было принято после вынесения приговора" и что "тяжесть этого последнего преступления, а также предыдущие судимости сильно ему вредят".
В связи с этим я считаю, что обращение с заявителем, который большую часть своей жизни (двадцать два года) провел во Франции, не должно быть значительно менее благоприятным, чем с гражданином данной страны. Он совершил преступления и был за это осужден. Если само по себе наказание адекватно и соответствует совершенному преступлению, как это и должно быть, то добавлять к этому еще и высылку означает, по моему мнению, придание чрезмерного значения общему интересу в предотвращении преступлений и защите правопорядка по сравнению с защитой права индивидуума на личную и семейную жизнь.



EUROPEAN COURT OF HUMAN RIGHTS
CASE OF BOUGHANEMI v. FRANCE
JUDGMENT
(Strasbourg, 24.IV.1996)
In the case of Boughanemi v. France <1>,
The European Court of Human Rights, sitting, in accordance with Article 43 (art. 43) of the Convention for the Protection of Human Rights and Fundamental Freedoms ("the Convention") and the relevant provisions of Rules of Court A <2>, as a Chamber composed of the following judges:
--------------------------------
Notes by the Registrar
<1> The case is numbered 16/1995/522/608. The first number is the case"s position on the list of cases referred to the Court in the relevant year (second number). The last two numbers indicate the case"s position on the list of cases referred to the Court since its creation and on the list of the corresponding originating applications to the Commission.
<2> Rules A apply to all cases referred to the Court before the entry into force of Protocol No. 9 (P9) (1 October 1994) and thereafter only to cases concerning States not bound by that Protocol (P9). They correspond to the Rules that came into force on 1 January 1983, as amended several times subsequently.
Mr R. Ryssdal, President,
Mr F. Matscher,
Mr L.-E. Pettiti,
Mr A. Spielmann,
Mr N. Valticos,
Mr S.K. Martens,
Mr A.N. Loizou,
Mr A.B. Baka,
Mr M.A. Lopes Rocha,
and also of Mr H. Petzold, Registrar, and Mr P.J. Mahoney, Deputy Registrar,
Having deliberated in private on 24 November 1995 and 27 March 1996,
Delivers the following judgment, which was adopted on the last-mentioned date:
PROCEDURE
1. The case was referred to the Court by the European Commission of Human Rights ("the Commission") and by the French Government ("the Government") on 1 March and 20 April 1995 respectively, within the three-month period laid down by Article 32 para. 1 and Article 47 (art. 32-1, art. 47) of the Convention. It originated in an application (no. 22070/93) against the French Republic lodged with the Commission under Article 25 (art. 25) by a Tunisian national, Mr Kamel Boughanemi, on 3 June 1993.
The Commission"s request referred to Articles 44 and 48 (art. 44, art. 48) and to the declaration whereby France recognised the compulsory jurisdiction of the Court (Article 46) (art. 46). The object of the request was to obtain a decision as to whether the facts of the case disclosed a breach by the respondent State of its obligations under Article 8 (art. 8) of the Convention.
2. In response to the enquiry made in accordance with Rule 33 para. 3 (d) of Rules of Court A, the applicant stated that he wished to take part in the proceedings and designated the lawyer who would represent him (Rule 30). By a letter of 1 August 1995 the lawyer in question informed the Registrar that he was no longer acting for Mr Boughanemi.
3. The Chamber to be constituted included ex officio Mr L.-E. Pettiti, the elected judge of French nationality (Article 43 of the Convention) (art. 43), and Mr R. Ryssdal, the President of the Court (Rule 21 para. 4 (b)). On 5 May 1995, in the presence of the Registrar, the President drew by lot the names of the other seven members, namely Mr F. Matscher, Mr A. Spielmann, Mr N. Valticos, Mr S.K. Martens, Mr A.N. Loizou, Mr A.B. Baka and Mr M.A. Lopes Rocha (Article 43 in fine of the Convention and Rule 21 para. 5) (art. 43).
4. As President of the Chamber (Rule 21 para. 6), Mr Ryssdal, acting through the Registrar, consulted the Agent of the Government, the applicant"s lawyer and the Delegate of the Commission on the organisation of the proceedings (Rules 37 para. 1 and 38). Pursuant to the orders made in consequence, the registry received the Government"s memorial on 28 August 1995. On 30 October 1995 the Secretary to the Commission indicated that the Delegate did not wish to reply in writing.
5. On 19 June 1995 the Commission had produced various documents that the Registrar had requested on the President"s instructions.
6. In accordance with the President"s decision, the hearing took place in public in the Human Rights Building, Strasbourg, on 21 November 1995. The Court had held a preparatory meeting beforehand.
There appeared before the Court:
(a) for the Government
Mr M. Perrin de Brichambaut, Director of Legal Affairs, Ministry of Foreign Affairs, Agent,
Mr J. Cochard, Emeritus President of the Social Division of the Court of Cassation and President of an association for the prevention of procuring,
Mrs M. Pauti, Head of the Comparative and International Law Office, Department of Civil Liberties and Legal Affairs, Ministry of the Interior,
Mrs S. Crouzier, assistant at the Legal Affairs Department, Ministry of Foreign Affairs, Counsel;
(b) for the Commission
Mr J.-C. Geus, Delegate.
The Court heard addresses by Mr Geus, Mr Perrin de Brichambaut and Mr Cochard.
AS TO THE FACTS
I. Particular circumstances of the case
7. Mr Kamel Boughanemi was born on 23 November 1960 in Tunisia and has Tunisian nationality. He came to France in 1968 and lived there continuously until his deportation. His parents and his ten brothers and sisters reside in France. Eight of his brothers and sisters were born there. He claims that he lived with a woman of French nationality (Miss S.), whose child, born on 19 June 1993, he formally recognised on 5 April 1994.
A. The applicant"s criminal record
8. The applicant was convicted on a number of occasions. On 21 December 1981 he was sentenced to ten months" imprisonment, four of which were suspended, for burglary. On 22 September 1983 he was sentenced to two months" imprisonment for an assault resulting in the victim"s not being fit for work for a period exceeding eight days. On 25 September 1986 he was fined 1,500 francs for driving without a licence and without insurance and on 24 March 1987 he was sentenced to three years" imprisonment for living on the earnings of prostitution with aggravating circumstances.
B. The deportation procedure
1. The deportation order
9. On 8 March 1988 the Minister of the Interior issued an order for Mr Boughanemi"s deportation worded

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Европейского суда по правам человека от 23.04.1996"РЕМЛИ (remli) ПРОТИВ ФРАНЦИИ" [рус. (извлечение), англ.]  »
Международное законодательство »
Читайте также