ПОСТАНОВЛЕНИЕ Европейского суда по правам человека от 20.11.1995"ПРЕССОС КОМПАНИЯ НАВЬЕРА А. О." (pressos compania naviera s. a.) И ДРУГИЕ ПРОТИВ БЕЛЬГИИ" [рус. (извлечение), англ.]


[неофициальный перевод]
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
СУДЕБНОЕ РЕШЕНИЕ
"ПРЕССОС КОМПАНИЯ НАВЬЕРА А. О." (PRESSOS COMPANIA
NAVIERA S. A.) И ДРУГИЕ ПРОТИВ БЕЛЬГИИ
(Страсбург, 20 ноября 1995 года)
(Извлечение)
КРАТКОЕ НЕОФИЦИАЛЬНОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ДЕЛА
A. Основные факты
Двадцать шесть заявителей - судовладельцы, ассоциации взаимного страхования судовладельцев, конкурсный управляющий судоходной компании. Они предъявили иск Бельгии и оператору частных лоцманских служб в связи с авариями на судах, произошедших в устье реки Шельды.
В Бельгии лоцманское сопровождение морских судов является публичной службой, организованной государством в интересах мореплавания. Законом от 3 ноября 1967 г. было введено обязательное присутствие на входящих в устье Шельды торговых судах лоцмана, имеющего выданную государством официальную лицензию. В соответствии с этим Законом до 1983 г. лоцман рассматривался как советник капитана, он лишь ассистировал ему при проводке, решения принимал сам капитан, и в случаях причинения вреда в результате столкновения судов или иных аварийных ситуаций лоцман, а равно бельгийское государство не несли имущественной ответственности. Кассационный суд своим Решением от 15 декабря 1983 г. изменил сложившуюся практику, установив, что судовладелец или фрахтователь в этих обстоятельствах вправе предъявить иск о возмещении ущерба организатору лоцманских услуг. Однако Закон от августа 1988 г. восстановил прежний порядок. Более того, новому Закону была придана обратная сила, и под его действие подпадали все аналогичные ситуации за тридцать лет, предшествовавших его изданию.
В марте 1989 г. двадцать четыре жалобы о признании недействительным Закона 1988 г. были поданы в Арбитражный суд. 5 июля 1990 г. Арбитражный суд отклонил эти жалобы и 22 ноября 1990 г. еще раз подтвердил свое решение. Кассационный суд отклонил жалобу по вопросам права, которая была подана одним из заявителей.
B. Разбирательство в Комиссии по правам человека
В жалобе, поданной 4 января 1991 г. в Комиссию, заявители утверждали, что правовой режим, установленный Законом 1988 г., нарушает статью 1 Протокола N 1, статью 6 п. 1 Конвенции и статью 14 в сочетании со статьей 1 Протокола N 1. Комиссия 6 сентября 1993 г. признала приемлемыми жалобы на нарушение статьи 1 Протокола N 1 и статьи 6 п. 1 Конвенции.
В своем докладе от 4 июля 1994 г. Комиссия установила факты и выразила мнение, что нарушения статьи 1 Протокола N 1 не было (единогласно), но имело место нарушение статьи 6 п. 1 Конвенции (одиннадцать голосов против шести), за исключением случаев, касающихся второго заявителя (четырнадцать голосов против трех) и двенадцатого (шестнадцать голосов против одного).
Комиссия и Правительство Бельгии передали данное дело в Суд соответственно 9 сентября и 21 октября 1994 г.
ИЗВЛЕЧЕНИЕ ИЗ СУДЕБНОГО РЕШЕНИЯ
ВОПРОСЫ ПРАВА
I. В отношении шестой заявительницы
24. Суд отмечает, что из двадцати шести заявителей, подавших дело в Комиссию, двадцать пять были представлены на Суде. Назначенные заявителями адвокаты не получили никаких распоряжений от шестой заявительницы (см. п. 1 - 2 выше). Это обстоятельство, по мнению Суда, свидетельствует о том, что вышеуказанная заявительница более не намерена поддерживать свои требования (статья 49 п. 2, второй абзац Регламента Суда A).
Суд не усматривает никаких оснований публичного характера для продолжения рассмотрения дела шестой заявительницы, которое сходно с остальными делами (статья 40 п. 4 Регламента Суда A).
В связи с этим следует отделить дело компании "Сити корпорейшн" от дел остальных заявителей и прекратить его рассмотрение.
II. О предполагаемом нарушении статьи 1 Протокола N 1
25. Заявители критикуют Закон от 30 августа 1988 г., изменивший Закон об управлении морскими судами от 3 ноября 1967 г. (см. п. 9 и 18 выше). По их утверждению, он нарушает статью 1 Протокола N 1, которая гласит:
"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право беспрепятственно пользоваться своим имуществом. Никто не может быть лишен своего имущества, иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.
Предыдущие положения ни в коей мере не ущемляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов".
A. Предварительное возражение Правительства
26. Правительство, как и ранее в Комиссии, обосновывает неприемлемость жалобы тем, что не исчерпаны внутренние средства правовой защиты. По его мнению, первые двадцать четыре заявителя должны были обратиться в суды общей юрисдикции с вопросом о совместимости оспариваемого Закона со статьей 1 Протокола N 1. Это было бы нелишним наряду с обращением о признании Закона 1988 г. недействительным в Арбитражный суд, ибо в компетенцию данного органа не входят требования, связанные с нарушениями отдельных положений международного права (см. п. 19 выше). Кроме того, Решение Арбитражного суда от 5 июля 1990 г. (см. п. 7 выше) не является обязательным для обычных судов, которые сами могли отказаться применять Закон 1988 г., если бы они посчитали его противоречащим Конвенции.
Не могут быть признаны лицами, использовавшими все внутренние средства правовой защиты, двадцать пятый и двадцать шестой заявитель. Первый не поставил перед судом вопрос о несовместимости Закона 1988 г. со статьей 1 Протокола N 1, не дав таким образом Кассационному суду возможности ответить на него. Второй же вообще не обжаловал Закон 1988 г.
27. Суд напоминает о том, что статья 26 Конвенции требует исчерпания только таких эффективных правовых средств, которые могут исправить предполагаемое нарушение (см. среди прочих Решение по делу Кигана от 26 мая 1994 г. Серия A, т. 290, с. 17, п. 39).
Суд отмечает, что в Арбитражном суде первые двадцать четыре заявителя приводили в свете (прежних) статей 6 и 6 bis Конституции Бельгии практически те же доводы, что и позднее в органах Конвенции; они ссылались также на нарушение статьи 11 (в старой нумерации, теперь статья 16) Конституции и статьи 1 Протокола N 1. Арбитражный суд посчитал, что этими статьями защищается только ранее приобретенная собственность (см. п. 7 выше).
Европейский суд отметил, что этот вывод позволяет всем заявителям считать, что, по мнению Арбитражного суда, представленные двадцатью четырьмя заявителями факты не подпадают под сферу действия статьи 1 Протокола N 1. Учитывая уровень и авторитет этого суда в правовой системе Бельгии, этот вывод может обречь на провал любую жалобу, которую заявители могли бы подать (см. mutatis mutandis Решения по делу Хаусшильдта от 24 мая 1989 г. Серия A, т. 154, с. 19, п. 41, и по делу "Святые монастыри" от 9 декабря 1994 г. Серия A, т. 301-A, с. 29, п. 51).
Таким образом, данное возражение отклоняется.
B. Обоснование требования
28. Заявители возражают против Закона 1988 г. по двум основаниям.
Освободив организатора лоцманской службы от ответственности за ошибки его персонала и ограничив его ответственность лишь ответственностью самого персонала за эти ошибки, Закон, по утверждению заявителей, налагает на них чрезмерное бремя, нарушая справедливое равновесие между требованиями общественного интереса и требованиями защиты их права беспрепятственно пользоваться своим имуществом. Тем самым нарушается второй абзац или, по крайней мере, первая фраза статьи 1 Протокола N 1.
Кроме того, обратная сила Закона лишает заявителей их права на возмещение причиненного вреда, что противоречит второй фразе первого абзаца данной статьи.
1. О наличии "имущества" в смысле статьи 1
29. По утверждению Правительства, право требования заявителей не может считаться "имуществом" в смысле статьи 1. Ни одно из них не было установлено решением суда, имеющим преюдициальный характер. Однако это является условием того, чтобы право требования было бесспорным, действительным, подлежащим исполнению и, следовательно, защищаемым статьей 1.
Поскольку Решение Кассационного суда от 15 декабря 1983 г. было неожиданным и явно спорным (см. п. 17 выше), заявители не могли ссылаться и на "законное ожидание" компенсации со стороны государства (см. Решение по делу "Пайн Велли девелопментс лтд." и другие от 29 ноября 1991 г. Серия A, т. 222, с. 23, п. 51). Это привело бы к смешению права собственности с правом на собственность.
Комиссия в основном согласна с этим аргументом.
30. Заявители подчеркивают, что по законодательству Бельгии гражданская ответственность, право требовать возмещение возникают в принципе одновременно с причинением ущерба, при этом суд своим решением только подтверждает его наличие и определяет размер.
Правительство отметило, что понятия "имущество" и "собственность" в смысле статьи 1 имеют автономное значение, которое не зависит от того, как они квалифицируются во внутреннем праве соответствующего государства.
31. Чтобы определить, идет ли речь в данном конкретном случае о наличии "имущества", Суд может принять во внимание внутреннее законодательство, действующее на момент предполагаемого нарушения, поскольку у него нет основания полагать, что оно противоречит предмету и целям статьи 1 Протокола N 1. Речь идет об аквелианском режиме, порождающем требования о возмещении непредвиденного вреда.
Требования такого рода могут быть имущественного характера и в таковом качестве охватываются первой фразой статьи 1 Протокола N 1, которую и надлежит применить (см. mutatis mutandis Решение по делу Ван Марль и другие от 26 июня 1986 г. Серия A, т. 101, с. 13, п. 41).
С учетом решений Кассационного суда от 5 ноября 1920 г., 15 декабря 1983 г. и 17 мая 1985 г. (см. п. 17 выше) заявители могли "правомерно ожидать", что их требование возмещения ущерба в связи с авариями будет определено на основании общих принципов ответственности за причинение вреда (см. mutatis mutandis вышеупомянутое Решение по делу "Пайн Велли девелопментс лтд." и другие).
32. Таковой была ситуация с делами, возникшими до 17 сентября 1988 г., даты вступления в силу Закона 1988 г. (см. п. 6 и 18 выше).
2. О наличии вмешательства
33. Как вытекает из практики Суда, статья 1, гарантирующая по существу право собственности, содержит три разные нормы: в первой норме, выраженной в первом предложении первого абзаца и имеющей общий характер, устанавливается принцип беспрепятственного пользования имуществом; вторая норма, зафиксированная во втором предложении того же абзаца, регулирует случаи лишения собственности, устанавливая определенные условия; в третьей норме, содержащейся во втором абзаце, за государствами - членами признается среди прочих право регламентировать использование собственности в соответствии с общественными интересами. Вторая и третья нормы, касающиеся частных случаев нарушения права собственности, должны толковаться в свете закрепленного в первой норме принципа (см. среди прочих вышеупомянутое Решение по делу "Святые монастыри", с. 31, п. 56).
34. Как отмечает Суд, Закон 1988 г. освободил государство и прочих организаторов лоцманских служб от ответственности за действия, за которые ранее они могли бы нести ответственность. Этот Закон явился вмешательством в право требования возмещения ущерба, которое в соответствии с действующим внутренним правом могло быть реализовано до принятия данного Закона, и, следовательно, вмешательством в право любого лица, в том числе и заявителей, на беспрепятственное пользование своим имуществом (см. п. 31 выше).
Поскольку данный Закон касается случаев, произошедших до 17 сентября 1988 г. и являющихся предметом данного дела, это вмешательство рассматривается как лишение собственности в смысле второго предложения первого абзаца статьи 1.
3. Обоснованность вмешательства
35. Теперь Суд должен установить, совершалось ли это вмешательство в "соответствии с общими интересами" и соблюден ли принцип соразмерности.
a) О соответствии общим интересам
36. Оправдывая вмешательство, Правительство выдвигает три типа "важных соображений, связанных с интересами общества": защита финансовых интересов государства; восстановление правовой стабильности в вопросах ответственности и гармонизация бельгийского законодательства с законодательствами соседних стран и в особенности Нидерландов.
37. Суд напоминает, что национальные власти обладают определенной свободой усмотрения, решая, что является "общественно полезным", ибо в системе Конвенции они первыми ощущают наличие проблемы, оправдывающей в интересах общества лишение собственности, и находят меры для разрешения.
Кроме того, само понятие "в интересах общества" имеет широкое значение. В частности, решению принять закон об отчуждении собственности обычно предшествует рассмотрение политических, экономических и социальных вопросов, по которым в демократическом государстве могут разумно сосуществовать противоречивые мнения. Считая совершенно нормальным, что законодатель располагает большими возможностями для проведения социально-экономической политики, Суд уважает подход законодателя к проблеме требований, связанных с "интересами общества", за исключением случаев, когда оценка законодателя явно лишена разумных оснований (см. mutatis mutandis Решение по делу Джеймса от 21 февраля 1986 г. Серия A, т. 98-И, с. 32, п. 46), что совершенно не относится к данному случаю.
В тексте документа при переводе, видимо, допущена опечатка: вместо "т. 98-И" следует читать "т. 98-B". b) Соразмерность вмешательства
38. Вмешательство в право беспрепятственно пользоваться своим имуществом предполагает "справедливое равновесие" между интересами общества и необходимостью соблюдения фундаментальных прав человека. Необходимость обеспечения такого равновесия отражена в структуре статьи 1 в целом и, соответственно, во второй фразе, которая должна прочитываться в свете закрепленного в первой фразе принципа (см. п. 33 выше). В частности, необходимо, чтобы была разумная соразмерность между используемыми средствами и той целью, на которую направлена любая мера, лишающая лицо собственности.
Чтобы определить, соблюдается ли необходимое равновесие, и в частности соразмерность бремени, налагаемого на заявителя, уместно принять во внимание условия компенсации, предусмотренные во внутреннем законодательстве. При невыплате определенной суммы, в разумных пределах соответствующей стоимости имущества, лишение собственности в принципе представляет собой серьезное нарушение; невыплата компенсации может быть оправданна на основе статьи 1 только при исключительных обстоятельствах (см. вышеупомянутое Решение по делу "Святые монастыри", с. 34 - 35, п. 70 - 71).
39. В данном случае Закон 1988 г. просто-напросто ликвидировал, с обратной

[рус., англ.](по состоянию на 31.12.2004) "><СТАТУС КОНВЕНЦИИ n 156 МЕЖДУНАРОДНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ТРУДА "О РАВНОМ ОБРАЩЕНИИ И РАВНЫХ ВОЗМОЖНОСТЯХ ДЛЯ ТРУДЯЩИХСЯ МУЖЧИН И ЖЕНЩИН: ТРУДЯЩИЕСЯ С СЕМЕЙНЫМИ ОБЯЗАННОСТЯМИ" (ЖЕНЕВА, 23 ИЮНЯ 1981 ГОДА)> [рус., англ.](по состоянию на 31.12.2004)  »
Международное законодательство »
Читайте также