ПОСТАНОВЛЕНИЕ Европейского суда по правам человека от 27.09.1995"МАККАНН (mccann) И ДРУГИЕ ПРОТИВ СОЕДИНЕННОГО КОРОЛЕВСТВА" [рус. (извлечение), англ.]


[неофициальный перевод]
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
СУДЕБНОЕ РЕШЕНИЕ
МАККАНН (McCANN) И ДРУГИЕ ПРОТИВ СОЕДИНЕННОГО КОРОЛЕВСТВА
(Страсбург, 27 сентября 1995 года)
(Извлечение)
КРАТКОЕ НЕОФИЦИАЛЬНОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ДЕЛА
A. Основные факты
Заявители, граждане Ирландии и подданные Соединенного Королевства Маргарет Макканн, Даниэл Фаррелл и Джон Сэвидж, являются родителями Даниэля Макканна, Майред Фаррелл и Шона Сэвиджа, которые были застрелены 6 марта 1988 г. в Гибралтаре военнослужащими специальной воздушно-десантной службы, которая входит в состав Британской армии.
Властям Соединенного Королевства, Испании и Гибралтара еще до 4 марта 1988 г. стало известно, что Временная ИРА (Ирландская республиканская армия) планирует террористический акт в Гибралтаре. Из анализа разведывательных данных британские власти и власти Гибралтара пришли к выводу, что 5 марта группа ИРА (личности участников уже были установлены) проведет террористический акт, заложив бомбу с механизмом дистанционного управления в легковой автомобиль. Было решено арестовать членов группы после того, как они доставят автомобиль в Гибралтар, что дало бы возможность обеспечить улики для последующего судебного разбирательства. Власти считали членов группы опасными террористами, которые почти наверняка будут вооружены и в случае столкновения с силами безопасности, возможно, используют свое оружие или взорвут бомбу.
Шестого марта 1988 г. после полудня было установлено, что Шон Сэвидж припарковал автомобиль в Гибралтаре. Позднее наблюдатели заметили, что он вместе с Даниэлем Макканном и Майред Фаррелл обследовал то место, где находился припаркованный им автомобиль. После того как все трое удалились от машины, эксперт по обезвреживанию бомб доложил после беглого визуального осмотра автомашины, что, по его мнению, в ней, возможно, заложена бомба. Было принято решение об аресте трех указанных лиц. Комиссар полиции Гибралтара поручил руководство операцией командиру военнослужащих специальной воздушно-десантной службы (SAS). Двое военнослужащих следовали за Макканном и Фаррелл. Когда Макканн оглянулся, один из них выхватил пистолет и приказал остановиться. Макканн сделал движение рукой к внутреннему карману, рука Фаррелл быстро скользнула к сумочке. Думая, что оба потянулись за механизмом дистанционного управления, чтобы взорвать бомбу, заложенную в автомобиль, сотрудники SAS выстрелили несколько раз с близкого расстояния, сразив обоих.
За Сэвиджем следовали двое других военнослужащих. Когда раздались выстрелы по Макканну и Фаррелл, он резко развернулся и лицом к лицу столкнулся с сотрудниками SAS, следовавшими за ним. Один из них громко приказал ему остановиться и вытащил пистолет. Правая рука Сэвиджа двинулась к бедру. Опасаясь, что он хочет привести в действие механизм дистанционного управления, сотрудники SAS выстрелили с близкого расстояния, что привело к гибели Сэвиджа.
По свидетельству патологоанатома, в Фаррелл попало восемь пуль, в Макканна - пять и в Сэвиджа - шестнадцать.
Ни оружия, ни дистанционного устройства ни у кого из трех подозреваемых обнаружено не было. В результате осмотра было установлено, что в машине, ранее припаркованной Сэвиджем, не было взрывного устройства или бомбы. Однако другая машина, позднее обнаруженная испанской полицией в Марбелле, Испания, содержала взрывное устройство из шестидесяти четырех килограммов взрывчатки "Семтэкс". Эта машина была взята напрокат Фаррелл на чужое имя.
Расследование дела о гибели указанных лиц коронером Гибралтара было открыто 6 сентября 1988 г. Коронер председательствовал на заседании жюри присяжных, избранных из местных жителей. Были заслушаны показания семидесяти девяти свидетелей, включая военнослужащих, офицеров полиции, сотрудников службы наблюдения, участвовавших в этой операции, а также патологоанатомов, судебных экспертов и специалистов по взрывным устройствам. Тридцатого сентября 1988 г. присяжные вынесли вердикт о правомерности происшедшего.
Не согласившись с вердиктом, заявители 1 марта 1990 г. предъявили иски Министерству обороны в Высоком Суде Северной Ирландии. Однако в ирландском суде оказался невозможным процесс против Короны. Истцы безуспешно пытались преодолеть это препятствие. В конечном счете 4 октября 1991 г. в рассмотрении дела было окончательно отказано.
B. Разбирательство в Комиссии по правам человека
В жалобе, поданной в Комиссию 14 августа 1991 г., заявители утверждали, что лишение жизни Даниэля Макканна, Майред Фаррелл и Шона Сэвиджа является нарушением статьи 2 Конвенции, защищающей право на жизнь. Жалоба была принята к рассмотрению 3 сентября 1993 г.
Предприняв безуспешную попытку мирового соглашения, Комиссия представила доклад 4 марта 1994 г., в котором изложила факты по делу и пришла к заключению, что статья 2 не была нарушена (одиннадцатью голосами против шести).
Дело было передано Комиссией в Суд 20 мая 1994 г.
ИЗВЛЕЧЕНИЕ ИЗ СУДЕБНОГО РЕШЕНИЯ
ВОПРОСЫ ПРАВА
I. О предполагаемом нарушении статьи 2 Конвенции
145. Заявители утверждают, что лишение жизни г-на Макканна, г-жи Фаррелл и г-на Сэвиджа сотрудниками сил безопасности является нарушением статьи 2 Конвенции, которая гласит:
"1. Право каждого человека на жизнь охраняется законом. Никто не может быть умышленно лишен жизни иначе как во исполнение смертного приговора, вынесенного судом за совершение преступления, в отношении которого законом предусмотрено такое наказание.
2. Лишение жизни не рассматривается как нарушение настоящей статьи, когда оно является результатом абсолютно необходимого применения силы:
a) для защиты любого лица от противоправного насилия;
b) для осуществления законного ареста или предотвращения побега лица, задержанного на законных основаниях;
c) для подавления, в соответствии с законом, бунта или мятежа".
A. Толкование статьи 2
1. Общий подход
146. В своем подходе к толкованию статьи 2 Суд должен исходить из того, что цель и предназначение Конвенции как инструмента защиты прав человека и ее применение должны быть такими, чтобы ее гарантии были конкретными и эффективными (см., в частности, Решение по делу Серинг против Соединенного Королевства от 7 июля 1989 г. Серия A, т. 161, с. 34, п. 87, и Решение по делу Лоизиду против Турции (предварительные возражения) от 23 марта 1995 г. Серия A, т. 310, с. 27, п. 72).
147. Нужно также иметь в виду, что статья 2 не только защищает право на жизнь, но и излагает обстоятельства, при которых лишение жизни может быть правомерным; это одна из основополагающих статей Конвенции, в отношении которой в мирное время не допускается отступления, возможного по статье 15. В сочетании со статьей 3 она гарантирует одну из основных ценностей демократических обществ, создавших Совет Европы (см. вышеупомянутое Решение по делу Серинга, с. 34, п. 88). Толкование норм, содержащихся в этой статье, должно быть ограничительным.
148. Суд считает, что исключения, изложенные в п. 2, конечно, распространяются на случаи намеренного лишения жизни, но говорят не только о них. Как указала Комиссия, текст статьи 2, взятой в целом, свидетельствует, что п. 2 главным образом определяет не те случаи, при которых кто-то может быть намеренно лишен жизни, а описывает ситуации, когда допускается "применение силы", что может привести к непреднамеренному лишению жизни. Применяемая сила, однако, должна быть "абсолютно необходимой" для достижения одной из целей, изложенных в подпунктах "a", "b" и "c" (см. жалобу N 10044/82, Стюарт против Соединенного Королевства от 10 июля 1984 г. Серия А, т. 39, с. 169 - 171).
149. В этом отношении использование формулы "абсолютно необходимый" в п. 2 статьи 2 указывает на то, что следует провести более строгую и тщательную, чем обычно, проверку того, является ли действие государства "необходимым в демократическом обществе" в соответствии с п. 2 в статьях 8 - 11 Конвенции. В частности, применение силы должно быть строго соразмерно достижению целей, изложенных в п. 2 "a", "b" и "c" статьи 2.
150. В соответствии с важностью этой нормы (статьи 2) в демократическом обществе Суд должен при рассмотрении дела подвергнуть случаи лишения жизни самому тщательному изучению, особенно тогда, когда преднамеренно применяется сила, влекущая за собой лишение жизни, причем необходимо учитывать не только действия представителей государства, которые реально применяют эту силу, но также и все сопутствующие обстоятельства, включая такие вопросы, как планирование возможных действий и контроль за ними.
2. Об обязанности охранять жизнь в свете статьи 2 п. 1
a) Соответствие национального права и практики его применения требованиям статьи 2
151. В разделе жалобы под таким заголовком заявители утверждают, что в статье 2 п. 1 Конвенции на государства возлагается позитивная обязанность "охранять" жизнь. В частности, национальное право должно строго контролировать и ограничивать обстоятельства, при которых человек может быть лишен жизни представителями государства, действующими от его имени. Государство должно также обеспечить надлежащую подготовку, инструктаж и указания для своих военнослужащих или других должностных лиц, действующих от его имени, которые вправе применять силу, и должно осуществлять строгий контроль за любыми операциями с применением силы, способной повлечь за собой лишение жизни.
По мнению заявителей, внутреннее право является расплывчатым и неопределенным и не включает норму об абсолютной необходимости, содержащуюся в статье 2. Они утверждают, что это само по себе представляет нарушение статьи 2 п. 1. Это положение нарушается также тем, что право не содержит требования, чтобы должностные лица действовали в строгом соответствии с нормами статьи 2 п. 1.
152. По мнению Комиссии, с которым согласилось Правительство Соединенного Королевства, статью 2 не следует толковать как требование наличия во внутреннем праве идентичной формулировки. Достаточно, если оно по существу обеспечивает охрану права, предусматриваемого Конвенцией.
153. Суд напоминает, что Конвенция не обязывает Высокие Договаривающиеся Стороны инкорпорировать ее нормы в национальное законодательство (см. inter alia Решение по делу Джеймс и другие против Соединенного Королевства от 21 февраля 1986 г. Серия A, т. 98, с. 47, п. 84, и Решение по делу "Святые монастыри" против Греции от 9 декабря 1994 г. Серия A, т. 301-A, с. 39, п. 90). Более того, в функции органов Конвенции не входит изучение in abstracto соответствия законодательных или конституционных норм требованиям Конвенции (см., например, Решение по делу Класс и другие против Федеративной Республики Германии от 6 сентября 1978 г. Серия A, т. 28, с. 18, п. 33).
154. Учитывая вышесказанное, следует отметить, что статья 2 Конституции Гибралтара (см. п. 133 выше) аналогична статье 2 Конвенции, за исключением того, что норма, обосновывающая применение силы, способной повлечь за собой лишение жизни, говорит о "разумно оправданной" силе в отличие от "абсолютно необходимой" в п. 2 статьи 2. Хотя на первый взгляд кажется, что норма Конвенции является более строгой, чем соответствующая норма национального права, Правительство утверждает, что, учитывая, каким образом норма толкуется и применяется национальными судами (см. п. 134 - 135 выше), между двумя этими понятиями нет по существу сколько-нибудь значительной разницы.
155. По мнению Суда, независимо от того, насколько справедливо данное утверждение, различие между этими двумя нормами не настолько велико, чтобы на одном этом основании сделать вывод о нарушении статьи 2 п. 1.
156. Что касается аргументов заявителей относительно подготовки и инструктирования лиц, действующих от имени государства, и необходимости оперативного контроля, Суд считает, что это вопросы, которые в контексте данного дела поднимают в свете статьи 2 п. 2 проблему соразмерности реакции государства на возникшую угрозу террористического акта. В этом отношении достаточно отметить, что инструкции о порядке действий, полученные военнослужащими и полицейскими в данном случае, представляют собой ряд правил, четко определяющих порядок применения силы, и полностью соответствуют внутренним нормам, а также по существу норме, содержащейся в Конвенции (см. п. 16, 18 и 136 - 137 выше).
b) Адекватность коронерского расследования как механизма проведения следствия
157. В разделе под таким заголовком заявители также утверждают, ссылаясь на соответствующие нормы, содержащиеся в Принципах ООН о применении силы (см. п. 138 - 139 выше), что государство обязано обеспечить эффективную процедуру ex post facto для установления обстоятельств, связанных с гибелью в результате действий лиц, выступающих от имени государства, путем независимой судебной процедуры, к которой родственники должны иметь свободный доступ.
Вместе с amici curiae организацией "Международная амнистия", Англо-ирландской правозащитной организацией и другими организациями они утверждают, что процедура расследования не отвечала этому процессуальному требованию в силу ряда недостатков. В частности, не было проведено независимое полицейское расследование ни одного из аспектов операции, в ходе которой в результате применения огнестрельного оружия погибли люди; не были соблюдены существующие правила расследования на месте преступления; не все очевидцы происшествия были найдены или опрошены полицией; коронер рассматривал дело с составом присяжных, сформированным из жителей гарнизонного городка, тесно связанного с военными; коронер отказал в разрешении на проведение проверки состава присяжных с целью исключить тех из них, кто находится на службе Короны; ограничение в публичном интересе свидетельств по указанию правительственных властей фактически помешало изучению операции в целом.
По мнению заявителей, в ходе расследования они не имели равного представительства со стороной, защищавшей интересы Короны, что значительно затрудняло их усилия по установлению истины; им не оказали судебной помощи, и их представляли только два адвоката; свидетельские показания были предоставлены заблаговременно представителям Короны и адвокатам, представлявшим интересы полиции и военнослужащих, но не были предоставлены их адвокатам, за исключением отчетов о результатах баллистической и патологоанатомической экспертиз; они не имели средств, необходимых для оплаты копии следственных протоколов, которая составляла от 500 до 700 фунтов стерлингов.
158. Правительство утверждает, что механизм расследования был эффективным, независимым и гласным, полностью удовлетворял всем процессуальным требованиям, которые можно вывести из статьи 2 п. 1 Конвенции. В частности, представители Правительства утверждали, что Суд не должен стремиться определить единый набор норм, на основе которых должны оцениваться все следственные действия по установлению обстоятельств смерти. Более того, важно проводить различие между следствием

РАСПОРЯЖЕНИЕ Правительства РФ от 26.09.1995 n 1343-р<ОБ ОДОБРЕНИИ ПОПРАВОК К ПРИЛОЖЕНИЮ К МЕЖДУНАРОДНОЙ КОНВЕНЦИИ ПО РЕГУЛИРОВАНИЮ КИТОБОЙНОГО ПРОМЫСЛА ОТ 2 ДЕКАБРЯ 1946 ГОДА>  »
Международное законодательство »
Читайте также