ПОСТАНОВЛЕНИЕ Европейского суда по правам человека от 10.02.1995"АЛЛЕНЕ ДЕ РИБЕМОН (allenet de ribemont) ПРОТИВ ФРАНЦИИ" [рус.(извлечение), англ.]


[неофициальный перевод]
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
СУДЕБНОЕ РЕШЕНИЕ
АЛЛЕНЕ ДЕ РИБЕМОН (ALLENET DE RIBEMONT) ПРОТИВ ФРАНЦИИ
(Страсбург, 10 февраля 1995 года)
(Извлечение)
КРАТКОЕ НЕОФИЦИАЛЬНОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ДЕЛА
A. Основные факты
24 декабря 1976 г. был убит г-н Жан де Брольи, депутат Парламента и бывший министр. Это произошло рядом с домом, где жил заявитель. В этом же доме проживал финансовый советник г-н Пьер де Варга, вместе с которым заявитель намеревался стать собственником известного парижского ресторана "Харчевня Королевы Гусиные лапки". Это приобретение стало возможным благодаря займу, предоставленному им жертвой убийства. Г-н де Рибемон в момент убийства направлялся к финансовому советнику. Министр внутренних дел Франции г-н Мишель Понятовски совместно с директором Отдела расследований г-ном Жаном Дюкре и директором Уголовной полиции г-ном Пьером Оттавиоли провели 29 декабря 1976 г. пресс-конференцию, на которой министр упомянул имя г-на де Рибемона, назвав его соучастником преступления. Г-н де Рибемон был взят под стражу, и 14 января 1977 г. ему было предъявлено официальное обвинение в преднамеренном убийстве. Однако 1 марта 1977 г. он был выпущен на свободу, а 21 марта 1980 г. дело против него было прекращено.
Заявитель счел, что он был неправомерно публично обвинен министром внутренних дел в совершении преступления и обратился к премьер-министру с требованием возмещения материального и морального ущерба, ссылаясь при этом на телепередачу и статьи в газетах о пресс-конференции 29 декабря 1976 г. Обращение было безуспешным.
Заявитель обратился с жалобой в административный суд (20 сентября 1977 г.), а в последующем - в общий суд (29 февраля 1984 г.). После процессуальных проволочек в течение пяти лет и восьми месяцев административные суды (Парижский административный суд и Государственный совет) пришли к выводу, что они не правомочны рассматривать его дело. Общие суды (Суд большой инстанции Парижа, Апелляционный суд Парижа и Кассационный суд) 30 ноября 1988 г. после процессуальных проволочек в течение четырех лет и девяти месяцев в конечном итоге отказали ему в удовлетворении иска за недостаточностью доказательств.
B. Разбирательство в Комиссии по правам человека
Заявитель обратился с жалобой в Комиссию 24 мая 1989 г.; 8 февраля 1993 г. она было объявлена приемлемой.
В своем докладе от 12 октября 1993 г. Комиссия установила факты и единогласно пришла к выводу, что имело место нарушение статьи 6 п. 1, 2.
21 января 1994 г. дело было передано в Суд.
ИЗВЛЕЧЕНИЕ ИЗ СУДЕБНОГО РЕШЕНИЯ
ВОПРОСЫ ПРАВА
I. О предполагаемом нарушении статьи 6 п. 2 Конвенции
31. Г-н Аллене де Рибемон принес жалобу на высказывания, сделанные 29 декабря 1976 г. в ходе пресс-конференции министром внутренних дел и сопровождавшими его высокопоставленными сотрудниками полиции. Он ссылается на статью 6 п. 2 Конвенции, которая гласит:
"Каждый человек, обвиняемый в совершении уголовного преступления, считается невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком".
A. О применимости статьи 6 п. 2
32. Правительство по существу оспаривает возможность применения статьи 6 п. 2, ссылаясь на Решение по делу Минелли против Швейцарии от 25 марта 1983 г. (Серия A, т. 62). По его мнению, нарушение презумпции невиновности может исходить только от судебной власти и проявиться только по окончании разбирательства в случае осуждения обвиняемого, если мотивы, приведенные судьей, позволяют предположить, что он a priori считал его виновным.
33. Комиссия допускает, что принцип презумпции невиновности - прежде всего гарантия процессуального характера по уголовным делам, но сфера применения этого принципа значительно шире: он обязателен не только для уголовного суда, который решает вопрос об обоснованности обвинения, но и для всех остальных органов государства.
34. Задача Суда состоит в том, чтобы определить, затрагивала ли ситуация, сложившаяся в данном деле, те права, которые предоставляет заявителю статья 6 п. 2 (см. mutatis mutandis Решение по делу Секанина против Австрии от 25 августа 1993 г. Серия A, т 266-A, с. 13, п. 22).
35. Презумпция невиновности, закрепленная в п. 2 статьи 6, является одним из элементов справедливого судебного разбирательства, о котором говорит п. 1 той же статьи (см., в частности, Решение по делу Девеер против Бельгии от 27 февраля 1980 г. Серия A, т. 35, с. 30, п. 56, и Решение по вышеупомянутому делу Минелли, с. 15, п. 27). Этот принцип нарушается, если суд объявит обвиняемого виновным, в то время как его виновность не была предварительно доказана. Если отсутствуют формальные подтверждения этого, достаточно, чтобы мотивация судьи давала основания полагать, что он предполагал обвиняемого виновным (см. вышеупомянутое дело Минелли, с. 18, п. 37).
Однако сфера применения статьи 6 п. 2 не ограничивается ситуацией, о которой говорит Правительство. Действительно, Суд констатировал нарушение принципа в вышеупомянутых делах Минелли и Секанина; национальные суды, рассматривавшие эти дела, прекратили их в связи с истечением срока давности в первом случае и в связи с оправданием подсудимого - во втором. Кроме того, Суд установил, что эта статья применима и к ряду других дел, когда национальные суды не выносили решения о виновности (см. Решения по делу Адольф против Австрии от 26 марта 1982 г. Серия A, т. 49, и делу Лутц против Федеративной Республики Германии от 25 августа 1987 г. Серия A, т. 123-A, 123-B и 123-C).
Кроме того, Суд напоминает, что Конвенция должна толковаться так, чтобы гарантировать конкретные и реальные, а не иллюзорные и теоретические права (см. помимо прочих Решения по делу Артико против Италии от 13 мая 1980 г. Серия A, т. 37, с. 16, п. 33, делу Серинг против Соединенного Королевства от 7 июля 1989 г. Серия A, т. 161, с. 34, п. 87, и делу Круз Варас и другие. Серия A, т. 201, с. 36, п. 99). Это касается и права, закрепленного в статье 6 п. 2.
36. Суд считает, что посягательство на презумпцию невиновности может исходить не только от судьи или от суда, но и от других публичных властей.
37. 29 декабря 1976 г., в то время, когда проходила пресс-конференция, г-н Аллене де Рибемон был задержан полицией. Хотя его тогда еще не обвиняли в соучастии в предумышленном убийстве (см. п. 12 выше), его задержание и содержание под стражей вписывались в рамки начатых за несколько дней до того судебным следователем предварительных следственных действий, что позволяло рассматривать его в качестве "обвиняемого" в смысле статьи 6 п. 2. Обоим высокопоставленным сотрудникам полиции как раз и было поручено вести расследование. Их высказывания на пресс-конференции, поддержанные министром внутренних дел, объясняются тем, что по делу уже велось расследование, и напрямую связаны с ним. Следовательно, в данном случае статья 6 п. 2 применима к данному делу.
B. О соблюдении статьи 6 п. 2
1. Ссылка на дело в ходе пресс-конференции
38. Свобода выражения своего мнения, гарантируемая статьей 10 Конвенции, распространяется и на свободу получения и распространения информации. Следовательно, статья 6 п. 2 не может препятствовать властям информировать общественность о ведущихся уголовных расследованиях, но она требует, чтобы власти делали это сдержанно и деликатно, как того требует уважение презумпции невиновности.
2. Содержание обжалуемых высказываний
39. Как и заявитель, Комиссия считает, что высказывания министра внутренних дел и сделанные в его присутствии заявления подчиненного ему комиссара, ведущего следствие, и директора департамента уголовной полиции несовместимы с принципом презумпции невиновности. Действительно, Комиссия отмечает, что в них г-н Аллене де Рибемон был представлен как один из подстрекателей к убийству г-на де Брольи.
40. По мнению Правительства, такие заявления относятся к числу информационных сообщений об уголовных расследованиях; они не могут наносить ущерба презумпции невиновности, поскольку они не связывают судей и могут быть опровергнуты в ходе дальнейшего расследования. Факты дела иллюстрируют это утверждение, т.к. обвинение было предъявлено заявителю лишь через две недели после пресс-конференции, а затем дело против него было прекращено за отсутствием состава преступления.
41. Суд отмечает, что в данном случае некоторые из наиболее высокопоставленных сотрудников французской полиции назвали г-на Аллене де Рибемона без каких-либо оговорок одним из подстрекателей, т.е. соучастником убийства (см. п. 11 выше). Здесь явно налицо заявление о виновности, которое, с одной стороны, побуждало общественность поверить в нее, а с другой - предваряло оценку фактов дела компетентными судьями. Следовательно, нарушение статьи 6 п. 2 имело место.
II. О предполагаемом нарушении статьи 6 п. 1 Конвенции
42. Г-н Аллене де Рибемон также жалуется на затяжку разбирательства дел по возмещению ущерба, которые он возбудил сначала в административных, а затем и в общих судах. Он ссылается на статью 6 п. 1, которая гласит:
"Каждый человек имеет право при определении его гражданских прав и обязанностей... на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок... судом..."
43. Применимость статьи 6 п. 1 споров не вызывала. Как и Комиссия, Суд отмечает, что данные дела касались исков по возмещению ущерба, нанесенного посягательствами на честь и достоинство, которые, по словам заявителя, ему пришлось выдерживать в связи с оспариваемыми заявлениями. Следовательно, эти дела имели целью разрешение спора гражданского характера в смысле статьи 6 п. 1.
A. Принимаемый во внимание период
44. Конечная дата периода, который должен приниматься во внимание, разногласий не вызывала; это 30 ноября 1988 г. - дата, когда Кассационный суд отклонил жалобу заявителя на Решение Парижского апелляционного суда от 21 октября 1987 г. (см. п. 26 выше).
45. Иначе обстоит дело с исходной датой данного периода.
По мнению Правительства, рассмотрение дела в административных судах не должно приниматься во внимание. Эти суды не могли вынести решения по существу, поскольку принцип разделения административной и судебной властей не позволяет этим судам принимать дела, рассмотрение которых ведет к вмешательству в деятельность общих судов. Адвокаты г-на Аллене де Рибемона не могли не знать об этом принципе.
Напротив, заявитель утверждает, что жалоба в Административный суд Парижа была отправной точкой процедуры и в свете конфликта компетенций, имевшего место в данном случае, обращение в общий суд явилось необходимым продолжением обращения в административный суд. Он добавляет, что в данном случае компетенция административной юрисдикции представлялась такой естественной, что премьер-министр опротестовал в Парижском суде большой инстанции подсудность дела общим судам.
46. Как и Комиссия, Суд соглашается с доводами заявителя. Суд отмечает, что проблема разграничения административной и общей юрисдикций в делах о возмещении вреда представляется весьма сложной и щекотливой, тем более что высказывания исходили от члена Правительства. Следовательно, адвокатов г-на Аллене де Рибемона нельзя упрекать в том, что сперва они обратились в административный суд.
Таким образом, период, который должен приниматься во внимание при определении разумной длительности разбирательства, начался с 23 марта 1977 г., т.е. с момента подачи жалобы премьер-министру (см. п. 13 выше, а также см. Решение по делу Каракайа против Франции от 26 августа 1994 г. Серия A, т. 289-B, с. 42, п. 29), и длился приблизительно одиннадцать лет и восемь месяцев.
B. Разумная длительность разбирательства
47. Разумность длительности разбирательства оценивается в зависимости от обстоятельств дела и с учетом критериев, установившихся в судебной практике Суда, в частности сложности дела, поведения заявителя, поведения компетентных органов (см. помимо прочего Решение по делу Катте Клитше де ла Гранж против Италии от 27 октября 1994 г. Серия A, т. 293-B, с. 37 - 38, п. 51). По этому последнему пункту учитывается и важность предмета разбирательства для заявителя (см., в частности, Решение по делу Хокканен против Финляндии от 23 сентября 1994 г. Серия A, т. 299-A, с. 25, п. 69).
1. Сложность дела
48. Комиссия, на мнение которой ссылается г-н Аллене де Рибемон, признает, что начатое им разбирательство представляет определенную сложность, поскольку оно связано с ответственностью государства.
49. По мнению Правительства, в связи с делом встает деликатная проблема доказательства ошибочности высказываний и понесенного вследствие этого ущерба. К этому прибавляются осложнения процессуального характера, которым способствовал заявитель.
50. С точки зрения Суда, даже если дело в силу вышеперечисленных причин и было сложным, то его сложность не может полностью оправдать длительность судебного разбирательства.
2. Поведение заявителя
51. Г-н Аллене де Рибемон утверждает, что затягивание разбирательства не может быть вменено ему в вину.
52. По мнению Правительства, заявитель, напротив, в течение почти шести лет затягивал разбирательство. Он ждал одиннадцать месяцев, прежде чем ответить на письменные возражения министра культуры и министра внутренних дел в административном суде; семь месяцев - после регистрации его апелляционной жалобы в Государственном совете, прежде чем представить дополнительные разъяснения по жалобе; девять месяцев - после отклонения его жалобы Государственным советом, прежде чем подать исковое заявление в общий суд; десять месяцев при неоднократных напоминаниях судьи понадобилось для представления материалов, необходимых для передачи в апелляционный суд, что на три месяца задержало эту передачу.
Не обратившись в общий суд сразу по вынесении административным судом Парижа Решения о неподсудности ему данного дела, истец затянул разбирательство еще на два года и семь месяцев, т.е. на то время, которое понадобилось для подтверждения Государственным советом Решения административного суда Парижа.
53. Как и Комиссия, Суд констатирует, что поведение г-на Аллене де Рибемона в определенной степени задержало разбирательство дела.
Как уже указал Суд, в связи с тем, что трудно определить, какая система судов правомочна рассматривать данное дело, заявителя нельзя упрекать в том, что он обратился в первую очередь к административным судам (см. п. 46 выше). Это относится как к обращению в суд первой инстанции, так и к обращению в апелляционную инстанцию, являющемуся следствием первого обращения, поэтому срок в два года и семь месяцев между вынесением Решений Административным судом (13 октября 1980 г.) и Государственным советом (27 мая 1983 г.) не может быть поставлен в упрек только г-ну Аллене де Рибемону.
Таким образом, если предположить, что заявитель может считаться ответственным за задержку в три года и четыре месяца, остается еще около

"СОГЛАШЕНИЕ МЕЖДУ ПРАВИТЕЛЬСТВОМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ПРАВИТЕЛЬСТВОМ РЕСПУБЛИКИ МОЛДОВА О СОЦИАЛЬНЫХ ГАРАНТИЯХ И ПЕНСИОННОМ ОБЕСПЕЧЕНИИ БЫВШИХ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ И ЧЛЕНОВ ИХ СЕМЕЙ"(Заключено в г. Москве 10.02.1995)  »
Международное законодательство »
Читайте также