Постановление Европейского суда по правам человека от 09.11.2006 "Дело "Стоякович (stojakovic) против Австрии" [рус., англ.]

должность. В части, применимой к настоящему делу, пункт 1 статьи 6 Конвенции гласит:
"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела... независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона...".
1. Применимость пункта 1 статьи 6 Конвенции
36. Ссылаясь на дело "Пеллегрен против Франции" (Pellegrin v. France) (см. Постановление Большой палаты Европейского суда, жалоба N 28541/95, § 64, § 66, ECHR 1999-VIII), власти Австрии утверждали, что статья 6 Конвенции неприменима к оспариваемому разбирательству. Они ссылались на задачи Института, приведенные в перечне направлений его деятельности, который они представили. В частности, они подчеркивали задачи Института в отношении эксплуатации системы предупреждения определенных инфекционных болезней, помощи Института в разработке соответствующего законодательства и рекомендаций, а также представления интересов компетентного департамента Министерства труда, здравоохранения и социальных дел в национальных и международных экспертных группах. Далее они обратили внимание на степень ответственности заявителя как главы Института и ссылались, в частности, на его полномочия по принятию решений (Bescheide) в соответствии со статьей 3 Закона о гражданских служащих. Они далее утверждали, что заявитель получал дополнительное денежное содержание за выполнение своих обязанностей, поскольку нес значительную степень ответственности за выполнение задач общего администрирования.
37. Заявитель не согласился с доводами властей Австрии. Он утверждал, что его деятельность как главы Института заключалась, главным образом, в проведении медицинских экспертиз и что он не участвовал в отправлении государственных полномочий. Он утверждал, что его ответственность как главы Института была сравнима с ответственностью директора частной организации.
38. Европейский суд напомнил, что для того, чтобы пункт 1 статьи 6 Конвенции в его "гражданской" части был применим, должен иметь место спор относительно "права", как может быть сказано, минимум на доказуемых основаниях, которое должно быть признано в соответствии с национальным правом. Спор должен быть настоящим и серьезным. Он может относиться не только к фактическому существованию права, но также и к его пределам и способу пользования им. Кроме того, исход разбирательства должен быть напрямую решающим для рассматриваемого гражданского права.
39. Для того, чтобы определить применимость пункта 1 статьи 6 Конвенции к государственным служащим, назначенным или работающим по контракту, Европейский суд принимает функциональный критерий, основанный на характере обязанностей служащих и ответственности. Единственными спорами, исключенными из пределов пункта 1 статьи 6 Конвенции, являются те споры, которые подняты государственными служащими, чьи обязанности олицетворяют собой особую деятельность государственной службы в той мере, в какой последние действуют в качестве доверенного лица государственного органа, ответственного за защиту общих интересов государства или других государственных органов. На практике Европейский суд в каждом деле оценивает, влечет ли за собой должность заявителя, в свете природы обязанностей и ответственности, принадлежащих ей, прямое или косвенное участие в отправлении полномочий, предоставленных законом государства, и обязанностей, предназначенных для защиты общих интересов государства или других государственных органов (см. Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Мартини против Франции" (Martinie v. France) от 12 апреля 2006 г., жалоба N 58675/00, § 26).
40. Для того чтобы оценить, применима ли статья 6 Конвенции к настоящему разбирательству, Европейский суд будет в большей степени учитывать должность заявителя, характер его обязанностей и ответственности, относящихся к должности, нежели особый характер спора между заявителем и государством (см. упоминавшееся выше Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Мартини против Франции", § 30).
41. Европейский суд отметил, что заявитель являлся главой Федерального научно-исследовательского института бактериологии и серологии. Задачи этого учреждения по существу были ограничены проведением различных исследований и экспертиз, сбором и передачей информации, но не включали в себя принятие каких-либо обязательных для исполнения широкой общественностью решений или распоряжений. Кроме того, ничто не указывает на то, что экспертиза, требуемая от Института, носила более чем чисто технический характер или что Институт принимал какое-либо участие в государственных дипломатических миссиях на международных форумах. Европейский суд пришел к выводу, что ответственность и полномочия заявителя как главы Института не выходили за пределы ответственности и полномочий директора сопоставимого частного учреждения. Следовательно, Европейский суд счел, что характер обязанностей и ответственности заявителя как главы Федерального научно-исследовательского института бактериологии и серологии не был сопряжен с осуществлением какой-либо части государственной суверенной власти, если это понятие толковать в широком смысле. Тем не менее, правильным подходом является принятие ограничивающего толкования исключений гарантий, предоставленных пунктом 1 статьи 6 Конвенции (см. упоминавшееся выше Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Мартини против Франции", § 30).
42. Следовательно, статья 6 Конвенции применима в настоящем деле.
2. Соблюдение пункта 1 статьи 6 Конвенции
43. Власти Австрии, ссылаясь на соответствующие положения Закона о гражданских служащих относительно апелляционной комиссии, утверждали, что этот орган квалифицируется как суд по смыслу пункта 1 статьи 6 Конвенции. Тем не менее, заявитель отказался от своего права на открытое устное слушание дела, поскольку он не ходатайствовал о проведении такого слушания перед апелляционной комиссией или Конституционным Судом Австрии. Его утверждение о том, что проведение устного и открытого слушания дела было бы невозможно в свете правовой ситуации, было неверным. Хотя национальное право, регулирующее рассматриваемое разбирательство, однозначно не предусматривало открытое слушание дела в апелляционной комиссии, толкование существенных положений в соответствии с Федеральной конституцией, тем не менее, обязало бы апелляционную комиссию провести открытое слушание дела, если это было необходимо в соответствии со статьей 6 Конвенции. Отказ заявителя не выглядел несоразмерным, поскольку важные факты могли быть в достаточной мере установлены на основе материалов дела. Заявитель в основном признавался в обличающих высказываниях и описывал возрастающие тенденции в Институте. Апелляционной комиссии, так или иначе, нужно было просто учесть объективные факты. Кроме того, исключение общественности было оправдано в трудовых спорах между органами власти и гражданскими служащими по причине их обязанности сохранения секретности об осуществлении официальной деятельности. Тем более в настоящих обстоятельствах это относилось к делу, поскольку рассматриваемое разбирательство относилось только к инцидентам внутреннего характера, которые происходили в пределах Института заявителя.
44. Заявитель не согласился с мнением властей Австрии. Он оспаривал то обстоятельство, что он отказался бы от своего права на слушание дела, даже если бы он прямо не ходатайствовал о проведении устного слушания дела. Так или иначе, в настоящем деле отсутствовало какое-либо положение законодательства, предусматривающее открытое устное слушание дела в апелляционной комиссии. Он утверждал, что по его делу могло быть принято решение только на основании материалов дела. Кроме того, отсутствовала какая-либо законная причина, объясняющая, почему необходимое слушание в его деле не должно быть открытым. Апелляционная комиссия должна была провести слушание дела в целях соответствия требованиям пункта 1 статьи 6 Конвенции. Такое слушание дела, возможно, смогло бы привести к более благоприятному исходу разбирательства для него, поскольку могли бы быть заслушаны показания, и апелляционная комиссия могла бы оценить достоверность показаний свидетелей. Кроме того, заявитель утверждал, что два члена апелляционной комиссии являлись гражданскими служащими, которые были связаны инструкциями его бывшего работодателя и, следовательно, не могли считаться независимыми. Наконец, заявитель ссылался на предполагаемые обстоятельства его перевода на другую должность, а именно министерскую программу изменения структуры, которая обязала бы его уйти на пенсию раньше времени.
45. Европейский суд вначале рассмотрит вопрос о том, было ли дело заявителя рассмотрено "судом" по смыслу пункта 1 статьи 6 Конвенции. В связи с этим Европейский суд отметил, что Федеральный министр труда, здравоохранения и социальных дел, рассматривавшая дело заявителя в первой инстанции, является административным должностным лицом. Кроме того, Конституционный Суд Австрии, рассматривавший дело заявителя в последней инстанции, не обладал, при обстоятельствах настоящего дела, необходимым объемом полномочий для того, чтобы являться "судом" по смыслу пункта 1 статьи 6 Конвенции (см. Постановление Европейского суда по делу "Цумтобель против Австрии" (Zumtobel v. Austria) от 21 сентября 1993 г., Series A, N 268-A, p. 13, § 30; и Постановление Европейского суда по делу "Ортенберг против Австрии" (Ortenberg v. Austria) от 25 ноября 1994 г., Series A, N 295-B, p. 50, § 32). В настоящем разбирательстве жалоба на решение комиссии не могла быть подана в административный суд. Следовательно, остается рассмотреть то обстоятельство, может ли апелляционная комиссия, которая рассматривала дело во второй инстанции, считаться "судом" в целях пункта 1 статьи 6 Конвенции.
46. Согласно прецедентному праву Европейского суда "суд" характеризуется в материально-правовом смысле слова своей судебной функцией, то есть разрешением вопросов, находящихся в его компетенции, на основе принципа верховенства права и после проведения судебного разбирательства предписанным способом. "Суд" должен также удовлетворять ряду других требований - независимости, в частности, от исполнительной власти; беспристрастности; сроку полномочий своих судей; гарантиям, предоставляемым его процедурой - некоторые из которых содержатся в тексте пункта 1 статьи 6 Конвенции (см. Постановление Европейского суда по делу "Байшер против Австрии" (Baischer v. Austria) от 20 декабря 2001 г., жалоба N 32381/96, § 23 со ссылкой на Постановление Европейского суда по делу "Белилос против Швейцарии" (Belilos v. Switzerland) от 29 апреля 1988 г., Series A, N 132, p. 29, § 64).
47. Европейский суд отметил, что в соответствии с применимыми положениями Закона о гражданских служащих апелляционная комиссия, учрежденная в Министерстве государственной службы и спорта, рассматривает дела сенатами, состоящими из трех членов: судья в качестве председателя, юридически обученный гражданский служащий из департамента истца как представитель работодателя и юридически обученный гражданский служащий, назначенный Профсоюзом гражданских служащих как представитель служащего.
48. Европейский суд отметил, что тот факт, что интересы как работодателя, так и служащего представлены в составе суда, не может считаться противоречащим пункту 1 статьи 6 Конвенции, если не возникает дисбаланса между противоречащими интересами в рассматриваемом деле (см. Решение Европейского суда по делу "Сиглфирдингур против Исландии" ({Siglfirdingur} v. Iceland) от 7 сентября 1999 г., жалоба N 34142/96). В настоящем деле отсутствуют какие-либо указания на наличие несоразмерности сил.
49. Далее Европейский суд отметил, что члены апелляционной комиссии назначаются сроком на пять лет и не связаны какими-либо инструкциями при выполнении своих функций. Учитывая этот последний момент, Европейский суд не может согласиться с доводом заявителя, что члены апелляционной комиссии, рассматривавшие его дело, были связаны инструкциями его бывшего работодателя, а именно Федерального министра труда, здравоохранения и социальных дел.
50. Наконец, учитывая сложившееся прецедентное право, относящееся к схожим органам (см., например, Постановление Европейского суда по делу "Шталлингер и Кузо против Австрии" (Stallinger and Kuso v. Austria) от 23 апреля 1997 г., Reports of Judgments and Decisions 1997-II, § 34 - 37, относящееся к комитетам по земельной реформе и Решение Европейского суда по делу "Роса против Австрии" (Rozsa v. Austria) от 6 апреля 2004 г., жалоба N 67950/01, касающееся судебных и апелляционных советов по налоговым правонарушениям) Европейский суд счел, что апелляционная комиссия должна рассматриваться в качестве суда по смыслу пункта 1 статьи 6 Конвенции.
51. Следовательно, Европейский суд возвращается к вопросу непроведения открытого устного слушания дела в этом суде. Власти Австрии утверждали, что заявитель отказался от своего права на открытое слушание дела. Заявитель не согласился с этим доводом и утверждал, что, так или иначе, слушание дела не было бы открытым согласно соответствующим положениям национального права.
52. Европейский суд отметил, что заявитель в своих доводах от 21 июня 2000 г. ходатайствовал перед апелляционной комиссией допросить свидетеля в контексте слушания дела. Кроме того, в своей жалобе в Конституционный Суд Австрии он утверждал, что апелляционная комиссия приняла решение по итогам закрытого заседания. Таким образом, Европейский суд не может признать тот факт, что заявитель отказался от своего права на слушание дела.
53. Далее Европейский суд отметил, что в соответствии с устоявшимся прецедентным правом заявитель в принципе имел право на слушание дела в суде первой инстанции, рассматривавшем его дело, если отсутствовали исключительные обстоятельства, которые оправдывали обхождение без слушания дела (см., например, Постановление Европейского суда по делу "Фредин против Швеции (N 2)" (Fredin v. Sweden (No. 2)) от 23 февраля 1994 г., Series A, N 283-A, pp. 10 - 11, § 21 - 22; упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "Шталлингер и Кузо против Австрии", pp. 679 - 80, § 51; Постановление Европейского суда по делу "Аллан Якобссон против Швеции (N 2)" (Allan Jacobsson v. Sweden (No. 2)) от 19 февраля 1998 г., Reports 1998-I, p. 168, § 46). Европейский суд согласен с такими исключительными обстоятельствами в делах, в которых судебные разбирательства относились к исключительно правовым или технико-юридическим вопросам (см. Постановление Европейского суда по делу "Шулер-Цграгген против Швейцарии" (Schuler-Zgraggen v. Switzerland) от 24 июня 1993 г., Series A, N 263, p. 19 - 20, § 58; Решение Европейского суда по делу "Варела Ассалину против Португалии" (Varela Assalino v. Portugal) от 25 апреля 2002 г., жалоба N 64336/01; Решение Европейского суда по делу "Шпайль против Австрии" (Speil v. Austria) от 5 сентября 2002 г., жалоба N 42057/98).
54. Тем не менее, Европейский суд считает, что отсутствовали какие-либо
Постановление Европейского суда по правам человека от 09.11.2006 'Дело 'Лулуев и другие (luluyev and others) против Российской Федерации' [рус., англ.]  »
Читайте также