Достаточно ли для признания сомнительной задолженности безнадежной подтверждения судебным исполнителем факта невозможности взыскания долга?

В соответствии с п.2 ст.266 НК РФ безнадежными долгами (долгами, нереальными ко взысканию) признаются долги перед налогоплательщиком, по которым истек установленный срок исковой давности, а также долги, по которым в соответствии с гражданским законодательством обязательство прекращено вследствие невозможности его исполнения, на основании акта государственного органа или ликвидации организации.
Согласно пп.3, 4 п.1 ст.26 Федерального закона от 21.07.1997 N 119-ФЗ "Об исполнительном производстве" (далее - Закон N 119-ФЗ) исполнительный документ, по которому взыскание не производилось или произведено частично, возвращается взыскателю, в частности, если невозможно установить адрес должника-организации или место жительства должника-гражданина, место нахождения имущества должника либо получить сведения о наличии принадлежащих ему денежных средств и иных ценностей, находящихся на счетах и во вкладах или на хранении в банках либо иных кредитных организациях (за исключением случая, если настоящим Законом предусмотрен розыск должника или его имущества), и если у должника отсутствуют имущество или доходы, на которые может быть обращено взыскание, и принятые судебным приставом-исполнителем все допустимые законом меры по отысканию его имущества или доходов оказались безрезультатными.
В соответствии с Письмом Минюста России от 11.06.2003 N 06-3041 с наличием указанных, в частности, в пп.3, 4 п.1 ст.26 Закона N 119-ФЗ оснований пп.3 п.1 ст.27 вышеприведенного Закона связывает окончание исполнительного производства.
Таким образом, при окончании исполнительного производства судебный пристав-исполнитель констатирует исключительно положения, закрепленные пп.3, 4 п.1 ст.26 Закона N 119-ФЗ, и не делает выводы о реальности или нереальности взыскания.
Проверка наличия или отсутствия должника либо его имущества производится судебным приставом-исполнителем на день проведения исполнительных действий, поэтому п.3 ст.15 Закона N 119-ФЗ установил правило о прерывании срока предъявления исполнительного документа, а ст.26 этого Закона закрепила за взыскателем право нового предъявления исполнительного документа в пределах срока предъявления. При этом отсутствие должника, выявленное при предыдущем исполнении исполнительного документа, не является основанием для отказа в его новом принятии.
Таким образом, акт судебного пристава-исполнителя о невозможности взыскания и постановление об окончании исполнительного производства и возвращении исполнительного документа не являются основанием для признания суммы дебиторской задолженности безнадежной.
Пропуск организацией срока повторного предъявления исполнительного листа к исполнению в рамках гражданского законодательства не может рассматриваться в режиме истечения срока исковой давности.
Таким образом, не взысканная в связи с пропуском срока обращения к судебному приставу за исполнением судебного решения дебиторская задолженность не может быть в целях налогообложения учтена в уменьшение налоговой базы, поскольку данное основание не содержится в перечне условий признания задолженности безнадежной, установленном п.2 ст.266 НК РФ.
Основанием для уменьшения налоговой базы по таким суммам может быть только наличие документов, подтверждающих факт ликвидации должника.
Г.И.Писцов
Подписано в печать
06.07.2004
"Налоговый вестник", 2004, N 8

Банком безвозмездно получены основные средства от организации, являющейся основным акционером банка . В соответствии с пп.11 п.1 ст.251 НК РФ стоимость таких основных средств не включается в налоговую базу по налогу на прибыль, если основное средство находилось на балансе в течение не менее одного года. Имеет ли банк право амортизировать данные основные средства?  »
Бухгалтерские консультации »
Читайте также