...В течение 1998 г. по решению Госналогслужбы России была изменена процедура рассмотрения вопроса о зачете экспортерам сумм НДС, уплачиваемых поставщикам. Здесь имело место некоторое ущемление прав налогоплательщиков по возврату НДС в связи с задержкой рассмотрения этих вопросов в налоговых органах. Что изменилось в этой части в свете действия части первой НК РФ?

Вопросы, связанные с обложением НДС внешнеэкономической деятельности, возникают особенно часто.
Налоговый эффект (льготирование) экспортных поставок только в виде возврата (зачета) экспортеру входного НДС в расчете на 1998 г. составляет около 32 млрд руб.
Поэтому вполне понятен интерес к данной проблеме как со стороны государства, так и налогоплательщиков. Контролирующие налоговые органы для подтверждения этой льготы должны убедиться в том, что она предоставляется на законных основаниях.
В ст.21 НК РФ, регламентирующей права налогоплательщиков, предусмотрено, что налогоплательщик имеет право использовать налоговые льготы при наличии основания и в порядке, установленном законодательством о налогах и сборах.
В пп."а" п.1 ст.5 Закона РФ "О налоге на добавленную стоимость" записано, что от налога на добавленную стоимость освобождаются экспортируемые товары, работы и услуги как собственного производства, так и приобретенные. По сути, это все, что сказано в Законе. Что касается технологически четкого механизма контроля за предоставлением льготы, то он подробно прописан в Инструкции N 39.
До февраля 1998 г. контроль за правильностью предоставления налоговых льгот по экспортным в дальнее зарубежье поставкам в полном объеме производили местные налоговые инспекции, в которых стояли на налоговом учете предприятия - экспортеры.
Однако в ряде случаев должного финансового контроля за этими процессами не осуществлялось - льготы давались в отдельных случаях необоснованно, с использованием схем "лжеэкспорта".
С этой целью в конце января 1998 г. Госналогслужба России направила на места телеграммы, согласно которым контроль за предоставлением льгот значительно ужесточился, а именно: соответствующие документы должны были предоставляться в Москву, в центральный аппарат Госналогслужбы России для дополнительного экспертного контроля, где уже по согласованию с Минфином России и решался вопрос о предоставлении льгот. Была создана специальная рабочая группа, которая рассматривала возможность возвращения НДС "живыми" деньгами в первую очередь тем, кто не имел задолженности перед бюджетом.
Эти меры должны были усилить реальный контроль не только за предоставлением налоговых льгот экспортеру, но и за поступлением налогов от поставщика этого экспортера. Ведь когда экспортер закупает сырьевые ресурсы для производства товара на экспорт, он оплачивает поставщику не только материальные ресурсы, но и суммы НДС по ним, поскольку выплаченные поставщику суммы НДС и должны впоследствии возмещаться экспортеру. Возмещаться из бюджета должны те средства, которые фактически поступили в бюджет от поставщика на предыдущей стадии. Поэтому возникает вопрос: уплатил ли поставщик в бюджет ту сумму НДС, которая по закону должна быть впоследствии возвращена экспортеру? В связи с этим была сделана попытка предоставлять экспортеру льготу только при наличии документов, свидетельствующих об уплате НДС поставщиком, что объективно отвечает сути налоговых обязательств налогоплательщика.
С этой точки зрения, меры, изложенные в этих телеграммах, должны были способствовать дополнительному налоговому контролю за предоставлением льгот реальному экспортеру при наличии условий, необходимых для возврата входного НДС. Но на практике получилось так, что правы оказались налогоплательщики, обращавшиеся в Госналогслужбу России с жалобами на нарушение сроков, в течение которых предоставляется возмещение по входному НДС.
Действительно, в п.21 Инструкции N 39 сказано, что налогоплательщик имеет право на возврат сумм по письменному заявлению в течение десяти дней. Естественно, при централизованной системе контроля срок в отдельных случаях нарушался, и налогоплательщики вполне обоснованно предъявляли претензии на этот счет.
Кроме того, в тексте Закона РФ "О налоге на добавленную стоимость", к сожалению, нет такого положения, которое давало бы право налоговым органам требовать доказательств того, что поставщик экспортера заплатил НДС в бюджет. Поэтому без внесения поправок в законодательство юридическое право предъявлять подобное требование экспортеру или поставщику формально отсутствует. В связи с этим рабочая комиссия до принятия Госналогслужбой России Приказа от 25.12.1998 N ГБ-3-09/343 продолжала работать без отслеживания исполнения налоговых обязательств со стороны поставщика. Процедура централизованного контроля была отменена согласно этому Приказу с 1 января 1999 г., то есть с этого момента был осуществлен возврат к тому порядку возмещения, который существовал до издания телеграмм.
Впредь до внесения изменений в законодательство в части порядка возмещения НДС по экспортной продукции эта процедура будет по-прежнему осуществляться в порядке и сроки, установленные п.3 ст.7 Закона РФ от 06.12.1991 N 1992-1, при условии доказательства факта экспорта документами в порядке, предусмотренном п.22 Инструкции N 39.
В связи с этим полная ответственность за обоснованность возврата из федерального бюджета сумм налога на добавленную стоимость организациям - экспортерам возлагается, как это и было ранее, на налоговые инспекции, в которых налогоплательщики состоят на налоговом учете.
Разумеется, принимаемые меры оперативного характера коренным образом налоговых отношений не решают.
Деформация реальной налоговой льготы по экспорту с целью получения незаконных преимуществ требует адекватного реагирования со стороны государственных органов.
В частности, в качестве одного из вариантов такого подхода можно было бы рассматривать предложение о том, что суммы НДС, уплаченные поставщикам материальных ресурсов (работ, услуг), использованных при производстве и реализации экспортированных товаров (работ, услуг), возмещению из бюджета не подлежат, а относятся на издержки производства и обращения в соответствии с пп."б" п.2 ст.7 Закона РФ "О налоге на добавленную стоимость". Это означало бы установление единого порядка, когда на выходе отсутствует налог - источник, из которого можно вычесть входной НДС, и этот входной "ложится" на затраты производства и компенсируется в дальнейшем продавцу через получаемую выручку от реализации продукции.
Могли бы быть рассмотрены и другие варианты принятия законодательной нормы на этот счет:
а) стимулировать экспортной льготой только непосредственных производителей товаров (работ, услуг), а налогоплательщиков - перепродавцов перевести на общую схему, то есть входной НДС относить на издержки обращения без возмещения (зачета) из бюджета;
б) возмещение (зачет) НДС, уплаченного организациями - экспортерами поставщикам за материальные ресурсы (выполненные работы, оказанные услуги), стоимость которых отнесена на издержки производства и обращения экспортированной продукции (работ, услуг), производить только после представления организациями - экспортерами документов, подтверждающих:
- реальный экспорт товаров (работ и услуг);
- уплату в бюджет сумм НДС поставщиками экспортера.
Набор этих, а также, возможно, и других законодательных инициатив вполне вписывается в мероприятия Плана действий по реализации мер Правительства РФ и Банка России по стабилизации социально - экономического положения в стране.
Говоря о других вариантах упорядочения налоговых обязательств налогоплательщиков - экспортеров, можно выделить и такой, как создание нормальных финансовых условий для экспортеров по выполнению заказов от инопартнеров, то есть сделать, например, так, чтобы получаемые от иностранных фирм авансы для формирования оборотных средств, необходимых для выполнения производственной программы - контракта, на предварительной стадии не облагались НДС.
Действительно, взимаемый по действующему налоговому законодательству с сумм авансов по расчетной ставке 16,67% налог на добавленную стоимость согласно п.1 ст.4 Закона РФ "О налоге на добавленную стоимость" после подтверждения факта экспорта должен быть возвращен экспортеру.
Наиболее оптимальным по таким контрактам был бы шестимесячный срок длительности производственного цикла продукции.
Есть основание полагать, что при таком варианте законодательные органы примут положительное решение.
Подписано в печать Б.А.Минаев
23.04.1999 Государственный советник

налоговой службы II ранга "Налоговый вестник", 1999, N 5

Имеет ли право налогоплательщик - экспортер на возмещение входного НДС в случае расчетов с поставщиком простым векселем?  »
Бухгалтерские консультации »
Читайте также