Статья: Анализ экономической деятельности сырьедобывающих регионов с помощью модели распределения зон ответственности (Скориков О.В., Сурков С.А.) ("Экономический анализ: теория и практика", 2009, n 3)

"Экономический анализ: теория и практика", 2009, N 3
АНАЛИЗ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СЫРЬЕДОБЫВАЮЩИХ РЕГИОНОВ
С ПОМОЩЬЮ МОДЕЛИ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ ЗОН ОТВЕТСТВЕННОСТИ
Совершенствование управления экономическим развитием требует повышения точности экономических и социально-экономических прогнозов. Основой такого повышения могут служить модели функционирования экономики, на основе которых можно зафиксировать основные факторы, определяющие как развитие, так и особенности функционирования общественно-экономического механизма. Наиболее актуальными являются эти особенности для региональных экономик, поскольку их состояние обычно очень неустойчиво и опирается на небольшое количество основополагающих возможностей. Наиболее типичными в этом смысле являются региональные экономики сырьедобывающих регионов, которые базируются на монопродукции сырьевого направления и предпринимают пока во многом тщетные усилия, чтобы изменить сложившуюся ситуацию.
Эти вопросы долгое время не рассматривались и не находили должного отражения в работах специалистов. Более того, только в последние годы стал активно обсуждаться вопрос о промышленной политике, как свидетельствуют документы Торгово-промышленной палаты Российской Федерации [1]. В частности, при обсуждении данного вопроса отмечается, что в период экономических реформ управление осуществлялось по модели использования финансовых инструментов. Ставилась практически единственная задача финансовой стабилизации как условия массированного притока в экономику России иностранного и частного капитала. Одновременно решались задачи преобразований форм собственности, либерализации внешнеэкономической деятельности. Задач экономического роста, активной промышленной политики как таковых не ставилось, хотя они и провозглашались. В значительной степени, как указывается в документе [1], перечисленные проблемы за прошедшее время частично решены. Однако ни власти, ни бизнес, ни население не могут быть удовлетворены темпами и перспективами экономического роста. Страна находится на исторической стадии постиндустриальной модернизации страны, и в систему новых целей и ценностей входят информатизация промышленности и повседневной деятельности населения, нарастание доли интеллектуального продукта в структуре производства, модернизация промышленности. Здесь сталкиваются два подхода. Радикально-либеральный заключается в том, что никакой промышленной политики как таковой в национальной экономике быть не должно. Отраслевые пропорции, проблемы перелива капитала между секторами, регионами, а также многие другие проблемы должны по идее данного подхода решаться на стыке спроса и предложения в ходе осуществления саморегуляции рынка. Но механизмы и институты рыночной экономики в российском случае еще не являются настолько зрелыми и в полной мере функционирующими и сами должны быть предметом активного регулирования и поддержки. Второй подход тяготеет к традициям экономики госкапитализма, чиновного администрирования, использования бюджетных дотационных механизмов. Авторы документа считают более взвешенной позицией понимание промышленной политики как структурного маневра, т.е. определенных усилий, направленных на перелив капитала из одной отрасли в другую. Активная промышленная политика должна решать двойную задачу как конъюнктурной модернизации экономики путем решения ее самых острых текущих проблем и стимулирования экономического роста, так и определения долговременной стратегии экономического развития страны. Такой подход, возможно, и имеет право на существование, но является паллиативным, поскольку не указывает, как эта политика скажется на проблемах сырьедобывающих регионов, которым в случае ее реализации остается усиление эксплуатации работников добывающих отраслей и природных ресурсов.
В обществе происходят перемены, как пишет А. Буланов [2], людьми и их поведением нельзя больше управлять посредством прямых приказаний, их не очень любят. Происходит зарождение новой формы управления информационным обществом, и причины или внешние формы изменения управленческой модели кроются в трансформации двух основных рычагов управления, как считает А. Буланов, угроз и обещаний. Угрозы регулируются устоявшейся во всем мире правовой системой и растущей прежде всего благодаря Интернету и телекоммуникациям информационной прозрачностью общества. Сегодняшние угрозы в большей степени обращаются не к лишению жизни или свободы, а к отлучению от материальных благ и принудительной десоциализации. Обещания определяются в рамках существующей потребительской модели развития, функцию обещания в которой в концентрированном виде выполняют бренды, а в диссипированном виде - стиль жизни с высоким уровнем потребления. Наличие выбора является главной составляющей свободы. Указанная проблема выбора может быть отнесена и к путям преобразования экономической политики, в том числе и применительно к будущему сырьедобывающих регионов, поскольку их жители более других из-за неустойчивости социальной и природной среды хотели бы знать перспективы своего существования.
Р.С. Моисеев [3] рассмотрел проблемы развития сырьедобывающих регионов на примере Камчатки и выделил две группы факторов, влияющих на их разрешение: внерегиональные, обусловливающие формирование сырьедобычи и переработки как отрасли специализации региона в глобальном экономико-географическом пространстве, и внутрирегиональные, влияющие на создание производств внутрирегионального значения, на формирование отраслевой и территориальной структуры горнопромышленного регионального комплекса и на его встраивание в региональное экономико-географическое пространство. Как отмечает Р.С. Моисеев, в России только формируется капиталистический уклад, при котором развитие экономических структур подчинено в конечном счете главному стимулу, главной движущей силе - прибыли. В мировой экономике формируется процесс глобализации, ориентированный на интересы развитых стран. Вследствие ориентации развития всей глобализирующейся мировой экономической системы на интересы узкой части этой системы процессы глобализации неизбежно управляемы, регулируемы, и очень часто это происходит в явной и жесткой форме. Это противоречие с принципами свободной, либеральной рыночной экономики может, как считает Р.С. Моисеев, свидетельствовать о формировании в XXI в. нового типа общественных отношений. Человечество переходит в принципиально новую фазу развития, вызванную накопившимися и не разрешимыми в современных условиях противоречиями в экономической, социальной, экологической сферах. Принятая ООН политика, ориентированная на устойчивое развитие человечества, предусматривает для всех стран переход к гармоничному, взаимоувязанному учету экономических, социальных и экологических интересов при принятии всех решений, определяющих социально-экономическое развитие стран, регионов, предприятий. Возникающая в связи с принятием политики устойчивого развития ситуация вносит в развитие мировой экономики и национальных экономик принципиально новые аспекты, как, например, необходимость включать в механизмы развития сложную систему взаимоувязанных ограничителей, сдерживающих, вплоть до ничтожного, влияние такой движущей силы капиталистических отношений, как прибыль. Р.С. Моисеев указывает, что необходимо выработать методы рационализации человеческих потребностей, но это противоречит принципам формирования общества потребления в развитых странах или потребительской модели развития в России. Сложность перехода к устойчивому развитию, по его мнению, связана не только с необходимостью разработки эффективных механизмов для обеспечения этого перехода, но и с сопротивлением рудиментов и людей эпохи неустойчивого развития, стремлением законсервировать привычные удобные старые стереотипы. Как считает Р.С. Моисеев, в сложившихся в настоящее время в России общественных условиях преобладание сырьедобывающей экономической специализации и вывоз капитала в другие страны гарантированы. До последнего времени политика государства была ориентирована на обеспечение интересов крупнейших финансово-промышленных группировок как продукта этих общественных условий. Однако многоукладность экономики России может свести на нет и эти интересы, и интересы широких слоев населения, если не будет обеспечено разумное, а не основанное на приходящей с Запада моде хозяйствование в рамках самой России.
Отсюда вытекает несоответствие экономического изобилия сырьедобывающих регионов и культурно-социальной ситуации. Эти регионы, как считает на примере Сибири С.А. Шоткинов [4], воспринимаются как некая общественная кладовая, откуда можно брать, ничего не отдавая взамен. Д.Н. Верхотуров [5] пишет, что при существующей структуре страны, когда все находится в центральных районах, а остальные остаются слаборазвитыми окраинами, нечего и думать не только о процветании, но и даже о сохранении страны в обозримом будущем. Для сохранения России как целостного государства необходима принципиально другая структура: расселения, экономики, промышленности и транспорта. Однако следует отметить, что для создания этой структуры нужно построить модель, описывающую взаимоотношения различных укладов экономики в сырьедобывающих регионах.
Целью данной статьи является построение модели развития экономики в случае сочетания различных видов экономических отношений.
Для построения модели необходимо ввести показатель, на применение
которого должна ориентироваться разрабатываемая концепция. В качестве
такого показателя можно использовать удельную отдачу на одного работающего,
нормированную на некоторые показатели общественной пользы, в частности,
индекс здоровья [6], индекс развития человеческого потенциала [7] и уровень
инфернальности [8]. Тогда выражение для искомого показателя на данной
территории (о чем говорит индекс "T" у всех показателей) будет выглядеть,
как
V = D / (N Z I Q ),
T T T T T T
где D - общий доход; N - численность работающих; Z - индекс
T T T
здоровья; I - индекс развития человеческого потенциала (ИЧРП); Q -
T T
уровень инфернальности.
В данной работе предлагается использовать специально разработанную модель распределения зон ответственности для анализа экономической деятельности и определения направлений экономического развития.
Сущность модели можно представить следующим образом. Вся совокупность общественной деятельности (в смысле, противоположном специфически частной, личной деятельности) разделяется на ряд зон ответственности, в рамках которых всеми сторонами признается преимущество каждой стороны в пределах ее зоны ответственности. Иными словами, все многообразие человеческой деятельности в социуме должно быть распределено между зонами ответственности, и любое действие в социуме, каким бы новым и неизвестным бы оно ни было, должно попадать в какую-либо зону ответственности. Здесь есть некоторое допущение, заключающееся в том, что не предполагается в ближайшее время появление новых явлений социума, не вписывающихся в предложенную схему. Однако таким недостатком страдает подавляющее большинство социально-экономических моделей, только этот факт не всегда выделяется в явном и открытом виде.
Модель реализуется в виде топологического представления, в котором зоны ответственности представлены в виде неправильных многоугольников, неправильной формы секторов окружностей, прямоугольников или даже более сложных фигур с пересечением их площадей, что олицетворяет пересечение зон ответственности. Каждая фигура легко прописывается по площади, если построить иерархию интересов (можно использовать, например, систему сбалансированных показателей Каплана и Нортона [9] или концепцию Европейского фонда качества EFQM [10]). Частным случаем зон ответственности можно считать концентрические окружности определенного радиуса типа кругов Эйлера или неконцентрических кругов вида диаграмм Венна [11]. Такой вариант можно отнести, например, к описанию зон экономической ответственности в случае анализа крупного населенного пункта или нескольких населенных пунктов. Однако для малонаселенных сырьедобывающих регионов с распределенным по территории и экономическим интересам хозяйственным механизмом данную модель графически можно представить в общем виде, приведенном на рис. 1.
Графическое изображение модели
распределения зон ответственности

Рис. 1
Как уже отмечалось, общая деятельность индивидов в социуме может быть представлена в виде нескольких зон ответственности, среди которых целесообразно выделить следующие:
1) зона ответственности власти простирается на те области деятельности, которые не могут быть реализованы без участия государства в его различных проявлениях;
2) зона ответственности бизнеса, представляющая собой совокупность всех тех направлений деятельности людей, которые требуют инициативы и предприимчивости;
3) зона ответственности населения как совокупности людей;
4) зона ответственности гражданского общества;
5) зона ответственности религиозных конфессий;
6) зона ответственности индивидов.
Отдача от каждой зоны пропорциональна площади зоны, плотности населения и числу центров ответственности в каждой зоне.
Эти зоны ответственности могут пересекаться и перемещаться, но в качестве первого приближения можно принять вариант неподвижных границ зон ответственности. Зон пересечения между шестью зонами образуется 30, но из-за повторов реально их 15. Однако не все из них дают экономическую отдачу, поэтому далее рассматриваются те из них, которые могут дать какую-либо прибыль.
На первом этапе анализа самый простой вариант модели реализуется суммированием всех величин отдач от каждой из зон и от зон их пересечения в предположении об отсутствии членов, отвечающих за взаимодействие перечисленных факторов, но это можно считать первым приближением. Во втором приближении эти члены необходимо будет учитывать. С учетом этих ограничений можно считать, что общая отдача от территории (фактически, удельный региональный ВРП) будет равна сумме отдач от всех зон.
Умножение этой величины на площадь и численность населения дает полный ВРП, но для аналитических целей лучше использовать удельные показатели, как и принято в настоящей работе. Для упрощения можно принять, что все изучаемые обстоятельства относятся к одной и той же популяции, живущей на определенной территории.
Если необходимо решить оптимизационную задачу и найти, например, максимум отдачи, то необходимо определить первую производную от отдачи, представленной в виде функции, и приравнять ее к нулю. Если перейти к бесконечно малым приращениям и затем к частным производным (поскольку все функции зависят от многих переменных), то оптимизационная задача в этом случае решается путем разрешения уравнения относительно произвольной
Статья: Разработка методики рейтинга студентов (выпускников) вуза как средства стимулирования сотрудничества вузов и коммерческих организаций (Гончаренко Л.П., Пономарев М.А.) ('Экономический анализ: теория и практика', 2009, n 3)  »
Читайте также