Статья: Возмещение НДС (Бельковец В.) ("Московский бухгалтер", 2010, n 11-12)

"Московский бухгалтер", 2010, N 11-12
ВОЗМЕЩЕНИЕ НДС
Пожалуй, одна из самых популярных тем налоговых споров - возмещение из бюджета НДС. Налоговики здесь проявляют активное упрямство и нежелание идти на уступки, а заявители пытаются всячески лавировать. В этом им помогает грамотно разработанная учетная политика, а также сложившаяся практика рассмотрения арбитражными судами аналогичных споров. Предлагаем вашему вниманию выборку наиболее интересных судебных споров апреля.
Дисквалификацией бизнес не закроешь
П. подала документы для государственной регистрации создания общества с ограниченной ответственностью (ООО). В свою очередь налоговая инспекция приняла решение о государственной регистрации ООО. Согласно уставу единственным участником, а также генеральным директором ООО является П.
Впоследствии постановлением мирового судьи П. была признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 14.25 Кодекса об административных правонарушениях, за "представление в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, документов, содержащих заведомо ложные сведения, если такое действие не содержит уголовно наказуемого деяния". При этом П. назначено наказание в виде дисквалификации сроком на три года.
По мнению ИФНС, указанное обстоятельство представляет собой неустранимое нарушение закона, допущенное при создании юридического лица, которое является основанием для его ликвидации. Однако арбитры сочли иначе.
В суде налоговики заявили, что при создании ООО допущены грубые нарушения закона и иных правовых актов, которые носят неустранимый характер, а именно учредителем и генеральным директором ООО является П., которой мировым судьей назначено административное наказание в виде дисквалификации.
В соответствии с п. 2 ст. 61 Гражданского кодекса юридическое лицо может быть ликвидировано по решению суда в случае допущенных при его создании грубых нарушений закона, если эти нарушения носят неустранимый характер, либо осуществления деятельности с неоднократными или грубыми нарушениями закона или иных правовых актов.
Судьи сделали вывод, что дисквалификация П. не свидетельствует о наличии неустранимых нарушений, допущенных при создании ООО, которые влекут его ликвидацию. Само по себе учреждение юридического лица не представляет собой предпринимательской деятельности. Кроме того, ООО зарегистрировано до вступления в законную силу постановления мирового суда. То обстоятельство, что П. занимает должность генерального директора в созданном ею юридическом лице, также не образует основания для ликвидации ООО.
Порядок исполнения административного наказания и последствия уклонения от его отбывания установлены разд. V Кодекса об административных правонарушениях. Такое последствие, как ликвидация юридического лица, созданного дисквалифицированным лицом, Кодексом не предусмотрено (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 5 апреля 2010 г. по делу N А56-67625/2009).
Отсутствие документов
Налоговая инспекция провела выездную проверку фирмы на предмет правильности исчисления, своевременности и полноты уплаты налога на прибыль и НДС. По результатам проверки налоговики составили акт и приняли решение привлечь фирму к ответственности по п. 1 ст. 122 Налогового кодекса за неуплату налогов. Помимо этого начислены пени и предложено уплатить недоимку.
В ходе проверки инспекция пришла к выводу, что фирма в нарушение ст. 252 Налогового кодекса включила в расходы, уменьшающие налогооблагаемую прибыль, а также в нарушение ст. ст. 169, 171, 172 предъявила к вычету НДС по операциям, связанным с приобретением юридических и консультационных услуг в области страхования у ряда организаций. Фирма не согласилась с решением ИФНС и обратилась в арбитражный суд.
Это важно. Дисквалификация заключается в лишении физического лица права замещать должности государственной гражданской и муниципальной службы, занимать должности в исполнительном органе управления юридического лица, входить в совет директоров (наблюдательный совет), осуществлять предпринимательскую деятельность по управлению юридическим лицом, а также осуществлять управление юридическим лицом в иных случаях, предусмотренных российским законодательством (ч. 1 ст. 3.11 КоАП РФ).
Налоговая инспекция в обоснование своих доводов сослалась на непредставление фирмой в полном объеме актов выполненных работ с рядом организаций. По мнению налоговиков, у фирмы было достаточно времени для принятия мер по восстановлению указанных документов, в том числе путем получения их у контрагентов, в случае их утраты. Инспекция также ссылалась на то, что фирма не доказала сами факты оказания консультационных и юридических услуг рядом организаций.
В свою очередь фирма объяснила невозможность представить необходимые документы тем, что они изъяты органами внутренних дел в ходе обысков согласно соответствующим протоколам. При этом фирма указала, что часть документов все же представлена.
Судьи установили, что в отношении фирмы было возбуждено четыре уголовных дела, в рамках которых изъяты все документы, касающиеся спорных операций.
При этом судьи сочли, что представленные налоговиками доказательства не подтверждают факт исследования ими всех документов, изъятых у фирмы, а также их возврат.
Арбитры отметили, что непредставление фирмой необходимых документов в любом случае не свидетельствует об отсутствии самих хозяйственных операций.
В отношении доначисления фирме налога на прибыль и НДС в связи с отсутствием ряда первичных бухгалтерских документов (договоров, актов выполненных работ, счетов-фактур) судьи указали следующее: во-первых, в данном случае реальность спорных сделок, а также несение расходов и уплата НДС подтверждены движением денежных средств по расчетным счетам участников сделок; во-вторых, при отсутствии документов, позволяющих контролировать правильность исчисления и уплаты налогов, ИФНС на основании пп. 7 п. 1 ст. 31 Налогового кодекса обязана определить суммы налогов к уплате расчетным путем на основании имеющейся у нее информации о фирме, а также данных об иных аналогичных налогоплательщиках.
При этом арбитры особо подчеркнули: предусмотренное пп. 7 п. 1 ст. 31 Налогового кодекса полномочие налоговиков носит публично-правовой характер, что не позволяет ИФНС произвольно отказаться от необходимости его применения для установления фактической обязанности по уплате налогов. Иное противоречит целям и задачам налогового контроля.
Таким образом, решение ИФНС о доначислении налогов признано необоснованным (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 2 апреля 2010 г. по делу N А56-15844/2008).
Раздельный учет НДС
Налоговая инспекция провела выездную проверку соблюдения предприятием налогового законодательства. По результатам проверки инспекция составила акт и приняла решение привлечь предприятие к налоговой ответственности.
В проверяемый период предприятие реализовывало продукцию на внутреннем рынке и на экспорт, в связи с чем представило декларации по НДС и заявило вычеты по внутренним и экспортным операциям.
При проведении проверки инспекторы пришли к выводу о нарушении предприятием п. 1 ст. 153, п. 6 ст. 166, п. 10 ст. 165, ст. 171 и п. 3 ст. 172 Налогового кодекса при исчислении НДС. Расчет сумм НДС, предъявленного предприятию при приобретении материалов, товаров (работ, услуг) и принимаемого к вычету в доле по продукции на экспорт, предприятие производило с нарушением порядка, установленного приказами "Об учетной и налоговой политике" на соответствующий год.
Решением ИФНС предприятию доначислен НДС, начислены пени. Также предприятие привлечено к налоговой ответственности по п. 1 ст. 122 Налогового кодекса.
По версии налоговиков, при расчете НДС, предъявленного за услуги производственного характера, принимаемого к вычету в доле (по продукции на экспорт), предприятие учитывало только затраты по услугам за пользование водой, электроэнергией и часть затрат на топливо. Затраты по остальным услугам производственного характера не учитывались, а отнесены в полном объеме к вычетам по внутреннему рынку. Кроме того, при расчете сумм экспортного НДС не учтены затраты на приобретение топлива в производственных целях. ИФНС установила, что расчет прочих затрат, относимых к экспортной продукции, не соответствует принятой учетной политике. Поэтому налоговики сами рассчитали коэффициент распределения "входного" НДС - как соотношение себестоимости экспортной продукции и общей себестоимости продукции. Предприятие не согласилось с решением ИФНС и оспорило его в арбитражный суд.
При рассмотрении спора в суде арбитры пришли к выводу, что ИФНС при исчислении коэффициента распределения НДС использовала показатели, которые не предусмотрены учетной политикой предприятия. Также судьи указали, что по операциям реализации в Беларусь НДС исчислен по ставке 18 процентов в связи с истечением 180 дней с момента отгрузки. При этом предприятие не включило в налоговые вычеты, уменьшающие суммы НДС, суммы налога, предъявленные поставщиками товаров (работ, услуг), использованных для производства продукции, поставленной в Беларусь. Поэтому коэффициент распределения НДС подлежал перерасчету с учетом изменения объема реализации продукции по ставке 18 процентов.
Арбитры указали: предприятие с учетом особенностей своей деятельности должно самостоятельно разработать порядок раздельного учета "входного" НДС и методику его распределения между видами реализованной продукции для применения налогового вычета и зафиксировать данную методику в учетной политике организации. При этом основное условие, которое необходимо выполнить при разработке методики распределения "входного" НДС, - это возможность исчисления оплаченной части налога, приходящейся на товары (работы, услуги), фактически использованные при производстве и реализации экспортируемой продукции.
Методика распределения "входного" НДС, которую фактически применяет предприятие, не обеспечивает правильность исчисления той части уплаченного поставщикам налога, которая соответствует стоимости материальных ресурсов, фактически использованных при производстве и (или) реализации товаров на экспорт. Показатели, выбранные предприятием для расчета коэффициента, несопоставимы, и их включение в формулу расчета привело к искажению суммы налога, относящегося к экспорту (и, соответственно, суммы налога, относящейся к внутреннему рынку).
Так, числитель определен исходя из стоимости только электроэнергии, воды и топлива, относящихся к экспорту, а в знаменатель включена стоимость топлива и всех услуг производственного характера. Тем самым фактическая методика расчета коэффициента распределения не соответствует принятой предприятием учетной политике, что привело к искажению суммы налога, относящегося к экспорту.
Вместе с тем судьи установили, что ИФНС при исчислении данного коэффициента использовала показатели, не предусмотренные учетной политикой налогоплательщика. Так как себестоимостью продукции является стоимость используемых в процессе производства продукции ресурсов и затрат на производство и сбыт этой продукции, то использование в формуле расчета коэффициента показателей себестоимости, включающих в себя не только материальные затраты за полученные услуги, облагаемые НДС, но и не облагаемые НДС, затраты по заработной плате, амортизационные отчисления и другие, повлекло неверное исчисление коэффициента распределения.
Таким образом, при исчислении коэффициента распределения НДС налогоплательщик должен соблюдать методику, отраженную в его учетной политике, и учитывать только те показатели, которые относятся как к производству экспортной продукции, так и ко всей продукции в целом. Из состава сопоставимых затрат должны быть исключены затраты, которые не относятся к оказанию услуг производственного характера. Поскольку при проведении проверки ИФНС при исчислении коэффициента распределения использовала показатели, не предусмотренные учетной политикой предприятия, расчет произведен неправильно.
В период налоговой проверки произошло изменение размера налоговых обязательств предприятия за проверяемый период, так как был увеличен объем реализации на внутреннем рынке без изменения сумм налоговых вычетов, отраженных в налоговых декларациях. Следовательно, коэффициент распределения НДС подлежал перерасчету с учетом изменения объема реализации продукции по ставке 18 процентов.
Арбитры пояснили, что необходимость ведения раздельного учета сумм НДС законодателем установлена для операций, облагаемых по разным ставкам, а не по статусу реализованной продукции. Применение в отношении операций по реализации в установленном порядке вместо налоговой ставки 0 процентов налоговой ставки 18 процентов предполагает и перераспределение сумм налоговых вычетов, относящихся к данным операциям реализации. Так как распределение сумм "входного" НДС в проверяемый период производилось пропорционально объему реализации на экспорт в общем объеме реализации, то при изменении данной пропорции должен быть произведен перерасчет сумм налоговых вычетов, в данном случае по экспортным операциям в сторону уменьшения и, соответственно, увеличения сумм вычетов по внутреннему рынку.
Так как предприятие не осуществляло корректировку сумм налоговых вычетов при представлении измененных деклараций, отраженные в ранее представленных декларациях суммы вычетов соответствуют объему реализации в периоды, по которым были представлены измененные декларации. Таким образом, налоговики не доказали обоснованность произведенных им доначислений в соответствующем размере (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 2 апреля 2010 г. по делу N А26-5170/2008).
Произвольно выбрать период вычета нельзя
По результатам камеральной проверки декларации по НДС налоговая инспекция привлекла компанию к ответственности по п. 1 ст. 122 Налогового кодекса. Предложено уплатить НДС в сумме более 2 млн руб., также отказано в возмещении НДС. Компания не согласилась с решением инспекции и обжаловала в Управление ФНС России по региону, которое в свою очередь апелляционную жалобу компании оставило без удовлетворения.
Проверяющие пришли к выводу, что компания в I квартале 2008 г. необоснованно заявила вычеты по НДС, в результате чего занижена сумма налога к уплате. При этом инспекторы сослались на то, что вычеты по приобретенным основным средствам, оплата за которые произведена в марте 2005 г., должны быть заявлены за налоговый период 2005 г., но при наличии соответствующих первичных документов, после принятия на учет основных средств и использования их в деятельности, облагаемой НДС.
Судьи установили, что компания в 2005 г. купила имущество, которое передано по акту приема-передачи. При этом компании выставлен счет-фактура. Платежными поручениями в том же периоде произведена оплата приобретенного имущества.
Компания включила в книгу покупок за I квартал 2008 г. счет-фактуру от 2005 г. с суммой НДС к возмещению.
Однако арбитры пришли к выводу, что компания не доказала как возможность, так и правомерность применения спорной суммы налоговых вычетов в 2008 г. на основании счета-фактуры, акта приема-передачи и платежных поручений от 2005 г.
Судьи указали, что частичное и (или) произвольное предъявление вычетов по НДС в разных налоговых периодах по выбору налогоплательщика может привести к неоднократному возмещению налога.
Кроме того, поскольку период проведения налоговой проверки ограничен (три года), произвольный выбор периода предъявления к вычету НДС влечет фактическую бесконтрольность в определении сумм НДС, подлежащих уплате в бюджет. В рассмотренном случае проверка достоверности данных, заявленных только в 2008 г., по отношениям, возникшим в 2005 г., не будет полной. Этим ограничивается возможность осуществления налоговыми органами своих контрольных функций (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 2 апреля 2010 г. по делу N А45-9630/2009).
К сведению. При исчислении коэффициента распределения НДС налогоплательщик должен соблюдать методику, отраженную в его учетной политике, и учитывать только те показатели, которые относятся как к производству экспортной продукции, так и ко всей продукции в целом.
В.Бельковец
Юрист,
редактор-эксперт по правовым вопросам
Подписано в печать
18.06.2010

Статья: Отчитаться по 15-е число... (Пименова Ю.) ('Московский бухгалтер', 2010, n 11-12)  »
Читайте также