ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЙ АКТ И АКТ ТЕРРОРИЗМА: ПОНЯТИЕ, СООТНОШЕНИЕ И РАЗГРАНИЧЕНИЕ

В. ЕМЕЛЬЯНОВ

В. Емельянов, доктор юридических наук, начальник кафедры уголовного права и криминологии Национального университета внутренних дел Украины.

Вопрос о соотношении понятий "террористический акт" и "акт терроризма" - один из самых запутанных как в научной литературе, так и в законодательстве, а соответственно и в правоприменительной практике.

В частности, анализ уголовного законодательства, принятого в государствах, образовавшихся на постсоветском пространстве, показывает, что содержащиеся в уголовных кодексах составы терроризма существенно различаются по своим признакам, а порою вообще несопоставимы. Так, в Уголовном законе Латвии при отсутствии состава диверсии ч. 1 ст. 88 (терроризм) сформулирована таким образом, что практически те же признаки характеризуют состав диверсии в Уголовных кодексах России (ст. 281), Украины (ст. 113), Беларуси (ст. 360), Туркменистана (ст. 173), Узбекистана (ст. 161).

В то же время согласно ч. 1 ст. 155 УК Республики Узбекистан, предусматривающей ответственность за терроризм, под это понятие наряду со многими другими деяниями подпадают и нападения на лиц и учреждения, пользующиеся международной защитой, тогда как в УК РФ (ст. 360), УК Украины (ст. 444), УК РБ (ст. 125), УК Туркменистана (ст. 170) эти деяния предусмотрены в самостоятельном порядке отдельно от составов терроризма.

Обращает на себя внимание и то обстоятельство, что одни и те же деяния в ст. 205 УК РФ и ст. ст. 289, 290 УК РБ называются терроризмом, а в ст. 258 УК Украины - террористическим актом. Кроме того, если в уголовном законодательстве России и Беларуси существуют составы, предусматривающие ответственность отдельно за терроризм и террористический акт, то согласно ч. 2 ст. 88 Уголовного закона Латвии и ч. 2 ст. 155 УК Узбекистана понятием "терроризм" охватываются и те деяния, которые в России и Беларуси расцениваются как террористический акт.

Мало того, и в национальных законодательствах рассматриваемые понятия нередко употребляются далеко не однозначно. Так в УК Республики Беларусь за терроризм (ст. ст. 289, 290) и террористический акт (ст. ст. 124, 359) в раздельном порядке предусмотрена ответственность лишь для случаев совершения этих деяний на территории данного государства. В случае совершения тех же действий на территории иностранного государства квалификация их будет осуществляться по ст. 126 УК РБ, которая предусматривает ответственность за международный терроризм и не устанавливает различий между собственно терроризмом и террористическим актом.

Такая же ситуация в Российской Федерации и на Украине.

Если в УК РФ предусмотрена уголовная ответственность отдельно за терроризм (ст. 205) и террористический акт (ст. 277), а в Федеральном законе от 25 июля 1998 г. "О борьбе с терроризмом" в раздельном порядке речь идет о терроризме и преступлениях террористического характера, то в других важнейших документах эти категории представляются как взаимозаменяемые слова - синонимы. В частности, в Указе Президента РФ от 22 января 2001 г. "О мерах по борьбе с терроризмом на территории Северо - Кавказского региона Российской Федерации" не различаются "терроризм" и "террористические акции", а в Федеральном законе от 3 апреля 1995 г. "Об органах федеральной службы безопасности" сказано, что органы ФСБ осуществляют оперативно - розыскные мероприятия по выявлению, пресечению и раскрытию "террористической деятельности" (ст. 10), а п. "д" ст. 12 обязывает органы ФСБ выявлять, предупреждать и пресекать "акты терроризма".

Если в Комплексной целевой программе борьбы с преступностью на 1996 - 2000 гг., утвержденной Указом Президента Украины от 17 сентября 1996 г., говорилось о необходимости борьбы с "преступлениями террористической направленности", то в Комплексной программе профилактики преступности на 2001 - 2005 гг., утвержденной Указом Президента Украины от 25 декабря 2000 г., поставлена задача разработать проекты законов об усилении борьбы с "террористическими актами".

Существующая терминологическая неразбериха в значительной мере затрудняет эффективную антитеррористическую деятельность, поэтому необходимы усилия ученых и практиков по выработке единообразного подхода к употреблению соответствующих понятий и унификации антитеррористического законодательства.

Анализ научной литературы, международных документов и уголовного законодательства ряда стран позволяет сделать вывод, что дать определение терроризма путем перечисления деяний, в которых он выражается, или путем перечисления альтернативных признаков общего характера не представляется возможным. Это возможно лишь в результате выработки системы взаимосвязанных признаков, определяющих основные характеристики данного деяния и позволяющих отграничить его от смежных деяний. Такими признаками терроризма являются: 1) совершение общеопасных деяний или угрозы таковыми, что порождает общую опасность; 2) публичный характер исполнения с претензией на широкую огласку; 3) преднамеренное создание обстановки страха, напряженности на социальном уровне, направленное на устрашение населения или какой-то его части; 4) применение общеопасного насилия в отношении одних лиц (невинных жертв) или имущества в целях склонения к определенному поведению других лиц.

С учетом указанных признаков целесообразно, на наш взгляд, сформулировать понятие терроризма в соответствующей статье УК следующим образом: терроризм, т.е. совершение или угроза совершения взрыва, поджога или иных общеопасных деяний, могущих повлечь гибель людей или иные тяжкие последствия и направленных на устрашение населения в целях понуждения государства, международной организации, физического или юридического лица или группы лиц к совершению или отказу от совершения какого-либо действия.
Акт терроризма - это совершение конкретного деяния, подпадающего под признаки состава терроризма.

Терроризм (акт терроризма) следует рассматривать как составную часть в системе преступления террористического характера (террористической направленности). К категории этих преступлений относятся терроризм, террористический акт и другие преступления (захват заложников, похищение человека, захват зданий, сооружений, водного или воздушного судна, железнодорожного подвижного состава и т.д.), если эти деяния совершаются публично, направлены на устрашение населения в целях оказания влияния на принятие какого-либо решения или отказ от него. Совершение любого деяния, подпадающего под указанные признаки преступлений террористического характера (террористической направленности), следует обозначить категорией "террористическая акция", которая по своему содержанию охватывает и акт терроризма, и террористический акт, и любое другое преступление террористического характера. Именно эта категория преступлений должна быть объектом внимания тех органов и подразделений, деятельность которых непосредственно направлена на борьбу с терроризмом и другими преступлениями террористического характера.

Преступления террористического характера (террористической направленности), в свою очередь, являются составной частью более широкой категории преступлений с признаками (элементами) терроризирования, суть которых состоит в понуждении к совершению каких-либо действий или отказу от них путем устрашения. Однако, в отличие от преступлений террористического характера, устрашающее воздействие при совершении этих преступлений может оказываться не только с помощью насилия или угрозы насилием, но и с помощью ненасильственных действий или угроз таковыми (распространение сведений, ущемление прав или законных интересов, изъятие имущества). Обстановка страха создается не на общесоциальном, а на индивидуальном или узкогрупповом уровне, причем с явным стремлением остаться как можно менее заметным и подверженным широкой огласке.

Терроризм, преступления террористического характера и преступления с признаками терроризирования относятся к категории преступлений, в которых одно действие (бездействие), направленное на устрашение, имеет вспомогательное значение по отношению к основному действию - понуждению к выполнению требований, выступая способом основного действия. При этом преступления террористического характера отличаются от других преступлений с признаками терроризирования тем, что здесь существует сложность вспомогательного действия, обусловленная наличием двух уровней устрашения.

При совершении других преступлений с признаками терроризирования устрашающее воздействие оказывается непосредственно на тех лиц, от которых зависит выполнение требований виновных, и не затрагивает интересов тех, кто вообще не имеет отношения к конфликту.

В отличие от этого при совершении террористических деяний устрашающее воздействие на тех, от кого зависит принятие или непринятие выгодного террористам решения, оказывается посредством устрашающего воздействия на население или какую-то его часть, т.е. посредством устрашения значительной массы людей, не имеющих никакого отношения к существу происходящего.

Терроризм, террористический акт и другие преступления с признаками терроризирования следует отличать от политических и заказных убийств. Если убийство террористической направленности служит средством создания обстановки страха, напряженности и одновременно способом воздействия на третьих лиц, то - политическое или заказное убийство без элементов терроризирования является способом решения каких-либо вопросов самим фактом его совершения; здесь нет необходимости в понуждении кого-то к чему-то, все разрешается в результате самого наступившего последствия.

Хотя в научной литературе и законодательстве террористический акт и акт терроризма употребляются нередко как идентичные понятия либо соотносятся как целое и часть, однако есть и различия между ними.

Во-первых, акт терроризма может выражаться не только в насильственных действиях, повлекших реальные последствия, но и в угрозе осуществления действия и даже бездействия, тогда как содержанием понятия "террористический акт" охватываются лишь реально совершившиеся действия.

Во-вторых, насильственные действия или угрозы таковыми при совершении акта терроризма направлены против неопределенных невинных жертв, тогда как жертва насилия при совершении террористического акта строго персонифицирована.

В-третьих, акт терроризма всегда совершается общеопасным способом (взрывы, поджоги и т.п.) и влечет за собой не только невинные жертвы, но и материальный вред, а террористический акт - способом, как правило, опасным лишь для конкретного лица.

В то же время террористический акт и акт терроризма при определенных условиях могут совпадать по объему, в частности, в случае совершения террористического акта общеопасным способом, в результате чего террористический акт обретает также и черты акта терроризма.

Диспозиция ст. 277 УК РФ сформулирована таким образом, что о возможности обретения предусмотренным здесь преступлением террористического характера можно лишь догадываться, т.е. согласно конструкции состава такой вариант не исключается, но он здесь далеко не единственный.

Таким образом, при характеристике понятия "террористический акт" следует иметь в виду, что этим понятием должны охватываться не только посягательства на жизнь государственных или общественных деятелей. Террористический характер могут иметь любые насильственные действия против любых лиц, если они сопряжены со стремлением к широкой огласке, направлены на устрашение населения или какой-то его части и преследуют цель оказать влияние на развитие событий.

ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 03.04.1995 N 40-ФЗ
"ОБ ОРГАНАХ ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ В РОССИЙСКОЙ
ФЕДЕРАЦИИ
"
(принят ГД ФС РФ 22.02.1995)

"УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" от 13.06.1996 N 63-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 24.05.1996)

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 25.07.1998 N 130-ФЗ
"О БОРЬБЕ С ТЕРРОРИЗМОМ"
(принят ГД ФС РФ 03.07.1998)

УКАЗ Президента РФ от 22.01.2001 N 61
"О МЕРАХ ПО БОРЬБЕ С ТЕРРОРИЗМОМ НА ТЕРРИТОРИИ СЕВЕРО -
КАВКАЗСКОГО РЕГИОНА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
"

Законность, N 7, 2002

ВОЗБУЖДЕНИЕ УГОЛОВНОГО ДЕЛА ПО УПК РФ  »
Комментарии к законам »
Читайте также