ПОТРЕБИТЕЛЬ ИЛИ АБОНЕНТ? (Российский судья, 2005, n 7)

(ПРОБЛЕМЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ОТВЕТЧИКА В СУДЕБНЫХ СПОРАХ
ПО ОБЯЗАТЕЛЬСТВАМ ЭНЕРГОСНАБЖЕНИЯ)

Е.В. БЛИНКОВА

Блинкова Е.В., докторант кафедры гражданского права Саратовской государственной академии права, кандидат юридических наук, член Российской академии юридических наук.

В статье 539 Гражданского кодекса РФ сторонами договора энергоснабжения названы энергоснабжающая организация и абонент (потребитель). Подобная формулировка последнего контрагента, отождествляющая понятия абонента и потребителя, нередко в правоприменительной деятельности приводит к спорам. В специальной литературе подобному отождествлению некоторыми авторами не придается значения вследствие отсутствия практической необходимости в этом . Другие, напротив, категоричны: "эти понятия необходимо разграничить, определив абонента как физическое или юридическое лицо, осуществляющее пользование электрической и (или) тепловой энергией по присоединенной к энергоснабжающей организации сети" . Последняя точка зрения нам представляется верной по следующим соображениям.
--------------------------------
Нормативно-правовые акты приводятся по справочно-правовой системе "".
См.: Жанэ А. Субъектный состав договора энергоснабжения // ЭЖ-ЮРИСТ. 2003. N 2.
См.: Андреева Л. Энергоснабжению - четкое правовое регулирование // Российская юстиция. 2001. N 8. С. 37.

Абонент - это не только лицо, чьи сети присоединены к сетям энергоснабжающей организации, что технологически позволяет осуществлять снабжение, но это и сторона, непосредственно заключившая договор энергоснабжения - обязательство, которое связало ее с энергоснабжающей организацией взаимными правами и обязанностями. По общему правилу абонент является потребителем, поскольку обязательство энергоснабжения носит потребительский характер: абонент обязуется использовать энергию в определенных целях. Если же энергия приобретается исключительно с целью последующей продажи, то такой договор уже квалифицируется как обычная купля-продажа. Однако в некоторых случаях, оставаясь абонентом (стороной договора), лицо само непосредственно не потребляет энергию, а потребителями выступают, например, физические лица, проживающие в жилом доме, собственником или балансодержателем которого выступает абонент. В этой ситуации нередко возникает вопрос: кто обязан платить за потребленную энергию - абонент или потребитель?

Например, Арбитражный суд Рязанской области, рассмотрев апелляционную жалобу ОАО "Рязаньгоргражданстрой" на решение от 6 февраля 2002 г. по делу N А54-4271/01-с6 Арбитражного суда Рязанской области, установил, что им с ОАО "Рязаньгоргражданстрой" в пользу муниципального унитарного предприятия "Рязанское муниципальное предприятие тепловых сетей" взыскано 418300 руб. 88 коп. - задолженность за потребленную тепловую энергию. Не соглашаясь с принятым решением, ссылаясь на несоответствие выводов суда обстоятельствам дела, ответчик ОАО "Рязаньгоргражданстрой" в апелляционной жалобе просил решение отменить и в удовлетворении исковых требований отказать. В жалобе заявитель указывал на то, что жилой дом является муниципальной собственностью, не вошел в состав приватизированного ответчиком имущества, договор на снабжение тепловой энергией прекратил свое действие, поэтому обязательства по оплате тепловой энергии отсутствуют. Истец против доводов жалобы возражал, считая решение законным и обоснованным, мотивируя тем, что договорные отношения по теплоснабжению сохранились в связи с пролонгацией договора, что и явилось правовым основанием для взыскания задолженности.

Проверив в соответствии со ст. 155 Арбитражного процессуального кодекса законность и обоснованность обжалуемого судебного акта в полном объеме, рассмотрев доводы жалобы и возражения против них, апелляционная коллегия не нашла оснований для отмены или изменения решения суда. Как усматривалось из материалов дела, иск основан на неисполнении ответчиком обязательств по заключенному сторонами договору от 5 февраля 1999 г. N 114 О-В, а именно: в связи с неоплатой тепловой энергии, потребленной за период с октября 2000 г. по июль 2001 г. по жилому дому N 8 по ул. Советской Армии г. Рязани. Принимая решение по делу, суд первой инстанции обоснованно исходил из факта наличия договорных обязательств между сторонами и из доказанности факта неисполнения ответчиком обязательств по оплате потребленной тепловой энергии. Данный вывод подтверждается материалами дела, из которых следует, что между сторонами заключен договор N 114 О-В от 5 февраля 1999 г. теплоснабжения, в соответствии с условиями которого истец обязался производить отпуск тепловой энергии для нужд отопления и горячего водоснабжения в жилой дом по ул. Советской Армии, д. 8, а ответчик (абонент по договору) обязался оплачивать принятую тепловую энергию в порядке и сроки, предусмотренные разделом 4 договора. Годовой объем на 1999 год тепловой энергии с разбивкой по кварталам установлен п. 2.1.2, 2.2.11 договора.

Договор был заключен на определенный срок - с 1 января 1999 г. по 31 декабря 1999 г. (п. 6.5), однако в соответствии с п. 6.5 договора и п. 2 ст. 540 ГК РФ считается продленным на 2000 и 2001 гг., поскольку до окончания срока его действия ни одна из сторон не заявила о его прекращении.

Письмо от 11 октября 2000 г. N 03/365, на которое ссылался в возражениях на иск ответчик, нельзя рассматривать как основание прекращения договорных обязательств. В данном письме, адресованном МУП "РМПТС" и главе администрации г. Рязани, содержалась просьба об отключении тепловых сетей к жилому дому N 8 в связи с тем, что дом не принят в муниципальную собственность, а также содержится сообщение о невозможности нахождения тепловых сетей на балансе ответчика в связи с отсутствием денежных средств для дальнейшей эксплуатации дома. Однако из содержания письма не следовало, что в нем был поставлен вопрос о прекращении договора, поэтому данное письмо не является тем заявлением, с которым закон связывает возможность одностороннего отказа от исполнения обязательств. Кроме того, суд принял во внимание и то обстоятельство, что, несмотря на наличие письма, ответчик фактически потреблял тепловую энергию, поскольку жилой дом, и в том числе внутридомовые тепловые сети, находились на балансе ответчика в спорный период и были сняты с баланса в сентябре 2001 г. в связи с состоявшейся передачей дома в муниципальную собственность по акту приема-передачи от 19 сентября 2001 г.
Ссылка ответчика на принадлежность жилого дома к муниципальной собственности в обоснование отсутствия у него обязательств по оплате тепловой энергии была признана несостоятельной по следующим соображениям. Как усматривалось из акта оценки стоимости имущества по состоянию на 1 июля 1992 г., спорный 80-квартирный жилой дом по ул. Советской Армии, д. 8, в состав приватизированного имущества ОАО "Рязаньгоргражданстрой" не вошел, а отражен в составе объектов социально-бытового и социально-культурного назначения, остающихся в муниципальной собственности. Тем же актом оценки от 22 февраля 1993 г. подтверждается, что объект находился на балансе треста "Рязаньгоргражданстрой" на момент приватизации. Однако невключение данного объекта в состав приватизированного имущества не означало, что жилой дом выбыл из владения и снят с баланса ответчика. Не был снят жилой дом с баланса ответчика и по завершении строительства, поскольку акт от 29 сентября 1999 г., утвержденный главой администрации г. Рязани, свидетельствовал об окончании строительства жилого дома, заказчиком и исполнителем работ по которому значится ОАО "Рязаньгоргражданстрой". Не является свидетельством передачи жилого дома собственнику и акт от 15 декабря 1999 г., поскольку данный акт приема-передачи отражает передачу части квартир в спорном доме по договору долевого участия в строительстве дома. Сам ответчик в письме от 11 октября 2000 г. N 03/365 признал, что жилой дом находится на его балансе. Таким образом, доказательств того, что жилой дом в спорный период был передан в муниципальную собственность в установленном законом порядке, в дело не было представлено.

Решение о передаче жилого дома в муниципальную собственность в установленном законом порядке было принято Рязанским городским Советом лишь 8 февраля 2001 г. Во исполнение данного решения и Постановления администрации г. Рязани от 10 июля 2001 г. N 2411 состоялась фактическая передача жилого дома в муниципальную собственность в соответствии с актом приема-передачи от 19 сентября 2001 г.
Ссылка ответчика на акт N 745 от 5 января 1999 г. "Энергонадзора" как на доказательство принадлежности тепловых сетей дома истцу несостоятельна, поскольку актом зафиксирован факт допуска теплоиспользующих установок и тепловых сетей жилого дома по ул. Советской Армии, д. 8, в эксплуатацию, этот документ не является правоустанавливающим для определения титульной принадлежности объекта - тепловых сетей дома, доказательств передачи тепловых сетей жилого дома на баланс РМПТС не представлено, кроме того, в договоре от 5 февраля 1999 г. указано, что внутренняя система отопления дома находится на балансе потребителя (п. 6.1) (ответчика по делу).

На основании изложенного, учитывая, что жилой дом и внутридомовые тепловые сети находились в спорный период на балансе ответчика, именно последний, а не граждане, как ошибочно полагал ответчик, являлся потребителем тепловой энергии, передаваемой истцом. Представленной в дело справкой МУП "Кустовой вычислительный центр" от 26 ноября 2001 г. подтверждается, что платежи от населения за теплоснабжение по дому N 8 ул. Советской Армии до октября 2001 г. в МУП РМПТС не поступали.

Довод ответчика о том, что договор теплоснабжения от 5 февраля 1999 г. заключался лишь на время проведения отделочных работ по жилому дому, не подтвержден содержанием договора, в частности условием о сроке его действия и последующим поведением ответчика, не предпринявшего действия к расторжению договора в связи с окончанием отделочных работ. Ссылка ответчика на правила ст. 210 ГК РФ об обязанности собственника по содержанию имущества необоснованна, т.к. согласно данной правовой норме собственник несет бремя содержания этого имущества, если иное не предусмотрено законом или договором. После приватизации предприятия-балансодержателя режим пользования спорным имуществом не изменился, оно осталось в безвозмездном законном владении ответчика, и, поскольку иное не установлено договором ответчика с собственником, следует считать, что при совершении сделки приватизации жилой дом, оставшийся в муниципальной собственности, был передан собственником в пользование ответчику на условиях несения бремени содержания, и это являлось условием такой приватизации. Односторонний отказ от содержания этого дома без оформления в установленном порядке передачи объекта собственнику не предусмотрен законодательством. Кроме того, ответчик добровольно принял на себя обязательства по оплате тепловой энергии перед истцом.

На основании изложенного, учитывая, что требование об оплате было предъявлено ответчику в установленном п. 4.1 договора порядке путем предъявления платежных документов к счету ответчика в банке, сроки оплаты и окончательных расчетов истекли, доказательств оплаты в дело не представлено, требование о взыскании 418300 руб. 88 коп. задолженности удовлетворено обоснованно в соответствии со ст. ст. 309, 539, 544 ГК РФ, решение суда отмене или изменению не подлежит .
--------------------------------
См.: Постановление Арбитражного суда Рязанской области от 21 марта 2002 г. N А54-4271/01-С6.

Другой пример из судебной практики примечателен тем, что в отсутствие договорных обязательств собственник или балансодержатель (квазиабонент) становится должником в обязательстве из неосновательного обогащения.

Так, Арбитражный суд Рязанской области, рассмотрев апелляционную жалобу ОАО "Фирма "Комбайн" г. Рязани на решение от 6 мая 2002 г. по делу N А54-666/02-С17 Арбитражного суда Рязанской области, установил, что МУП "Рязанское муниципальное предприятие тепловых сетей" обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с ОАО "Фирма "Комбайн" 2000 руб. - стоимости потребленной тепловой энергии в период с ноября 1999 г. по май 2000 г. домами N 1, корп. 1, N 1, корп. 6 по ул. Бирюзова и N 9, корп. 1 по ул. Космонавтов г. Рязани. В процессе рассмотрения спора истец в порядке ст. 37 АПК РФ увеличил сумму исковых требований до 459131,84 руб. Исковые требования были мотивированы тем, что вступившим в законную силу решением арбитражного суда от 28 мая 2001 г. по делу N А54-2714/00-С9 признаны обоснованными действия МУП "РМПТС" по предъявлению платежных требований на оплату потребленной тепловой энергии в период с ноября 1999 г. по май 2000 г. спорными домами.

Решением по делу от 6 мая 2002 г. иск удовлетворен в сумме 375892,3 руб., исходя из тарифов, установленных решением Рязанского городского Совета от 17 июля 1997 г. N 150, количества проживающих в спорных домах жильцов, а также с учетом оплаты 67550,91 руб. за горячее водоснабжение и отопление за период с 1 ноября 1999 г. по 31 мая 2000 г. Не соглашаясь с принятым судебным актом, ответчик обратился с апелляционной жалобой, в которой просил решение отменить, ссылаясь при этом на то, что не является надлежащим ответчиком по делу, поскольку не является собственником спорных домов.

Проверив в порядке ст. ст. 153, 155 АПК РФ законность и обоснованность обжалуемого судебного акта, апелляционная инстанция не нашла оснований для его отмены либо изменения, исходя при этом из следующего. Как установлено материалами дела, за потребленную в период с ноября 1999 г. по май 2000 г. домами N 1, корп. 1 по ул. Бирюзова, N 1, корп. 6 по ул. Бирюзова, N 9, корп. 1 по ул. Космонавтов тепловую энергию муниципальным унитарным предприятием "РПМТС" были направлены инкассовые платежные требования о безакцептном списании с ОАО "Фирма "Комбайн" 473606,3 руб. - стоимости потребленной тепловой энергии.

ОАО "Фирма "Комбайн", не считая себя законным владельцем спорных жилых домов, обратилось в Арбитражный суд Рязанской области с иском о признании не подлежащими исполнению данных инкассовых платежных требований. Решением арбитражного суда от 28 мая 2001 г. по делу N А54-2714/00-С9 в удовлетворении иска было отказано. Решение суда оставлено без изменения по результатам рассмотрения апелляционной и кассационной жалоб.

Судебными актами по данному делу установлено, что на основании Договора от 30 апреля 1993 г. с Российским фондом федерального имущества ОАО "Фирма "Комбайн" приобрело в собственность имущество государственного предприятия ПО "Рязанский комбайновый завод". Согласно п. 1.4 Договора объекты жилого фонда, состоящие на балансе завода на момент приватизации его имущества, являются государственной собственностью

СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ КОНСТИТУЦИОННЫХ НОРМ О СУДЕ ПРИСЯЖНЫХ ЗАСЕДАТЕЛЕЙ  »
Комментарии к законам »
Читайте также