ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ВОСПРЕПЯТСТВОВАНИЕ ОСУЩЕСТВЛЕНИЮ ПРАВОСУДИЯ И ПРОИЗВОДСТВУ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ

ЗА ВОСПРЕПЯТСТВОВАНИЕ ОСУЩЕСТВЛЕНИЮ ПРАВОСУДИЯ
И ПРОИЗВОДСТВУ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ
В. МАЛЬЦЕВ
В. Мальцев, профессор Волгоградского юридического института МВД России, доктор юридических наук.
К наиболее часто совершаемым преступлениям против правосудия, безусловно, относится деяние, предусмотренное ст. 294 УК (воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования). Другое дело, что его совершение в подавляющем большинстве случаев остается латентным.
Статья 294 УК, соединив в себе содержание ранее действовавших ст. ст. 176(1) (вмешательство в разрешение судебных дел) и 191(3) УК РСФСР 1960 г. (воспрепятствование служебной деятельности прокурора, следователя или лица, производящего дознание), точнее отразила признаки указанных деяний, стала компактнее.
Вместе с тем, как по УК РСФСР, так и сейчас квалификация воспрепятствования осуществлению правосудия и производству предварительного расследования на практике связана с трудностями, обусловленными прежде всего отсутствием апробированного понимания признаков состава рассматриваемого преступления. Попытаемся проанализировать эти признаки.
Непосредственными объектами деяний, указанных в ст. 294 УК, выступают основанная на законе деятельность суда по осуществлению правосудия и деятельность прокурора, следователя или лица, производящего дознание, по всестороннему, полному и объективному расследованию дела.
В диспозиции ч. 1 ст. 294 УК записано: "Вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия - ". По Федеральному конституционному закону "О судебной системе Российской Федерации", принятому Государственной Думой 23 октября 1996 г., "судебная власть в Российской Федерации осуществляется только судами в лице судей и привлекаемых в установленном законом порядке к осуществлению правосудия присяжных, народных и арбитражных заседателей" (ч. 1 ст. 1) и "посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства" (ч. 3 ст. 1). Следовательно, ч. 1 ст. 294 УК ставит под охрану деятельность всей судебной системы Российской Федерации по разрешению всех независимо от их характера дел, буть то уголовные, гражданские, административные либо дела о соответствии нормативных актов Конституции России или по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод.
Вмешательство - это "вторжение в чьи-либо дела, отношения, деятельное участие в них; действия, пресекающие, останавливающие что-либо" <*>. Ущерб интересам правосудия при вмешательстве в деятельность суда по осуществлению правосудия обычно причиняется путем посягательства на самостоятельность судов и независимость судей.
--------------------------------
<*> Словарь русского языка. М., 1981, т. 1, с. 187.
Вмешательство, если оно осуществляется частными лицами, это активное поведение, действия, направленные на создание помех, срыв основанной на законе деятельности суда по осуществлению правосудия (в дальнейшем - деятельность суда). Путем бездействия в деятельность суда, как правило, вмешаться нельзя, ибо бездействие - это по существу отказ от вмешательства, невмешательство. Потому, например, свидетель или потерпевший, отказывающиеся от дачи показаний, хотя и создают помехи для деятельности суда, за вмешательство в его деятельность привлечены быть не могут. Понятно, это не препятствует их привлечению к ответственности по ст. 308 УК (отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний).
Вмешательство в деятельность суда, таким образом, может выражаться, к примеру, в воздействии на суд через средства массовой информации, в шантаже суда (угрозы оглашения, например, позорящих, компрометирующих судью или просто конфиденциальных для него сведений), в создании судье неблагоприятных бытовых условий (допустим, многочисленные ночные звонки, подкуп соседей или членов разного рода товариществ (жилищных, дачных, гаражных и т.п.) в целях проведения ими враждебных акций по отношению к судье).
На практике может возникнуть вопрос: как относиться к просьбам заинтересованных лиц о вынесении, например, заведомо неправосудного приговора? Представляется, что не более как к необоснованным заявлениям и жалобам граждан. Даже тогда, когда при этом оказывается подчас серьезное психологическое воздействие (мать убийцы или, напротив, потерпевшего на протяжении длительного времени с одной и той же просьбой и мольбами встречает судью около двери подъезда его дома либо кабинета), можно говорить лишь об издержках судебной профессии.
Диспозиция ч. 2 ст. 294 УК гласит: "Вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность прокурора, следователя или лица, производящего дознание, в целях воспрепятствования всестороннему, полному и объективному расследованию дела - ". Формы вмешательства в расследование по делу аналогичны тем, которые могут быть использованы при вмешательстве в деятельность суда. Между тем на один момент следует обратить внимание. Поскольку закон говорит о деятельности по расследованию по делу, воспрепятствование иной деятельности прокурора, следователя, лица, производящего дознание (например, проведению прокурором проверок соблюдения законодательства, участию следователя или лица, производящего дознание, в охране общественного порядка), по ч. 2 ст. 294 УК квалифицировано быть не может.
Вмешательство в деятельность суда или в расследование по делу, совершенное лицом с использованием своего служебного положения (ч. 3 ст. 294 УК), представляет наиболее опасное и самое распространенное из преступлений, предусмотренных ст. 294 УК. Важно подчеркнуть, что интересы правосудия ч. 3 ст. 294 УК поставлены под охрану как от посягательств так называемых представителей "телефонного права", так и от деяний, совершаемых работниками самой судебно - следственной системы.
Отсутствие в диспозиции ч. 3 ст. 294 УК термина "должностное лицо" означает, что такое вмешательство может быть совершено и должностными лицами, и лицами, не являющимися должностными, но по роду работы непосредственно обеспечивающими осуществление правосудия или расследование по делу. Поскольку на последних обычно возлагаются специальные обязанности по созданию надлежащих условий для деятельности суда или расследования по делу, преступления, предусмотренные ч. 3 ст. 294 УК, могут совершаться и путем бездействия (например, секретарь суда или заведующая канцелярией прокуратуры утаивают важную для разрешения дела корреспонденцию). Это, безусловно, касается и должностных лиц.
Надо иметь в виду, что использование служебного положения предполагает такие действия должностного лица, которые вытекают из его служебных полномочий и связаны с осуществлением прав и обязанностей, которыми это лицо наделено в силу занимаемой должности.
При этом не обязательно, чтобы должностное лицо, вмешивающееся в деятельность суда или в расследование по делу, обладало по отношению к судье, прокурору, следователю или лицу, производящему дознание, властными полномочиями. Согласно ч. 2 ст. 5 Закона от 23 октября 1996 г. "судьи, присяжные, народные и арбитражные заседатели, участвующие в осуществлении правосудия, независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и закону", да и у прокуроров, следователей в данном отношении есть определенные процессуальные гарантии (ст. ст. 127, 211, 212 УПК).
Для установления объективной стороны состава деяния, предусмотренного ч. 3 ст. 294 УК, следовательно, достаточно того факта, что должностное лицо, вмешиваясь в деятельность суда или в расследование по делу, имеет возможность использовать свои полномочия во вред законным интересам судьи, прокурора, следователя или лица, производящего дознание. Причем в отличие от ранее действовавшей ст. 191(3) УК РСФСР по ч. 3 ст. 294 УК РФ могут быть квалифицированы и действия должностных лиц, предлагающих прокурору, следователю, лицу, производящему дознание, различные незаконные льготы и привилегии, услуги имущественного и неимущественного характера. Ибо в ст. 191(3) УК РСФСР говорилось о воспрепятствовании служебной деятельности, а в ст. 294 УК речь идет лишь о вмешательстве с целью воспрепятствовать расследованию по делу. Вмешательство же в расследование возможно и посредством "приобретения" благожелательного к себе отношения со стороны прокурора, следователя, лица, производящего дознание.
Вмешательство в деятельность суда или в расследование по делу с использованием служебного положения (ч. 3 ст. 294 УК) по своим формам намного разнообразней того, которое подразумевается в диспозициях ч. 1 и ч. 2 ст. 294 УК и совершается частными лицами. От вмешательства последних суд, прокурор, следователь, лицо, производящее дознание, неплохо защищены своими служебными полномочиями, да и способов вмешательства в деятельность суда или в расследование по делу без угроз и насилия у частных лиц не так уж и много. Этого нельзя сказать в отношении вмешательства, осуществляемого лицами с использованием своего служебного положения. Можно выделить пять наиболее типичных ситуаций при совершении таких деяний.
1. Вмешательство в деятельность суда или в расследование по делу осуществляется должностными лицами, обладающими наибольшими властными полномочиями в стране, регионе, городе или районе (лица, занимающие государственные должности Российской Федерации, ее субъектов, должности глав администраций городов, районов, их заместителей, начальников отделов, депутаты разных уровней и т.д.). Оно может совершаться как посредством угроз должностного лица судье, прокурору, следователю, лицу, производящему дознание (непредоставлением по закону положенной квартиры, смещением с должности, преследованием по службе и т.п.), так и путем обещания разного рода преимуществ и льгот.
Полномочия этих должностных лиц позволяют им вмешиваться в деятельность суда или в расследование по делу и непосредственно, и при помощи руководителей суда, прокуратуры, органов следствия и дознания, обычно, как минимум, заинтересованных в хороших отношениях с законодательной и исполнительной властью. Поскольку в последнем случае такое вмешательство непосредственно осуществляется указанными руководителями, названные должностные лица в качестве исполнителей преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 294 УК, привлечены быть не могут. С учетом конкретных обстоятельств дела они должны нести ответственность как организаторы или подстрекатели преступления.
2. Вмешательство в деятельность суда или в расследование по делу осуществляется должностными лицами, которым судьи, прокуроры, следователи, лица, производящие дознание, подчинены по службе (председатели судов и их заместители, прокуроры и их заместители, начальники следственных управлений, отделов и их заместители, начальники органов внутренних дел, налоговой полиции, ФСБ и их заместители и др.). Это вмешательство может происходить примерно в тех же формах, что и осуществляемое представителями исполнительной и законодательной властей. Оно также может осуществляться как непосредственно (распоряжение прокурора, начальника следственного отдела следователю), так и через других должностных лиц (к примеру, приказ начальника ГОВД начальнику РОВД о деле, дознание по которому производится подчиненным последнего). За непосредственное вмешательство в деятельность суда или в расследование по делу руководители правоохранительных органов несут ответственность как исполнители преступления, а за опосредованное - как его организаторы или подстрекатели.
3. Вмешательство в деятельность суда или в расследование по делу осуществляется лицами, которые в силу своего служебного положения имеют возможность ущемить законные интересы судьи, прокурора, следователя или лица, производящего дознание. Поскольку сфера таких интересов чрезвычайно широка, даже примерный перечень указанных лиц дать затруднительно. Это может быть и начальник бюро технической инвентаризации, препятствующий оформлению документов с недвижимостью, и начальник паспортного стола, отказывающий в регистрации по месту жительства, и начальник ГАИ, не выдающий водительское удостоверение, наконец, руководитель учебного заведения, угрожающий исключением из этого учебного заведения.
Понятно, что судья, прокурор, следователь, лицо, производящее дознание, в подобных случаях лучше других могут защитить свои интересы. Да и в жизни желающих ущемить интересы представителей правоохранительных органов не так уж много. Тем не менее такая форма вмешательства в деятельность суда или в расследование по делу (особенно при крайней заинтересованности вмешивающихся) на практике встречается.
4. Указанное вмешательство осуществляется лицами, которые по своей службе могут собирать информацию или имеют доступ к информации, оглашение которой для судьи, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, нежелательно. Сведения, нежелательные для разглашения, могут и не добываться специально, а стать известными по службе.
Вмешательство в деятельность суда или в расследование по делу путем шантажа с использованием служебного положения отнюдь не замыкается правоохранительной сферой. Оно может совершаться, например, работником ЗАГСа, знающим о факте усыновления или удочерения, и т.д.
5. Вмешательство может осуществляться не только путем психологического воздействия на волю судьи, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, но и посредством создания внешних затруднений для деятельности суда или расследования по делу. Оно может выражаться, к примеру, в запрещении производства следственных действий в помещении органа исполнительной власти, в изъятии, непредоставлении документов, необходимых для судебного разрешения дела или расследования по нему, и т.д.
Составы преступлений, предусмотренные в ч. ч. 1 - 3 ст. 294 УК, сконструированы по типу формальных. Поэтому момент окончания этих преступлений не связывается с наступлением общественно опасных последствий. Для признания таких преступлений оконченными, следовательно, достаточно установления самого факта вмешательства в деятельность суда или в расследование по делу.
Субъективная сторона указанных в ст. 294 УК преступлений характеризуется прямым умыслом и специальной целью. Лицо осознает, что вмешивается в деятельность суда или в расследование по делу, и желает этого. Причем оно преследует цели воспрепятствовать либо осуществлению правосудия, либо всестороннему, полному и объективному расследованию по делу.
Раскрыть содержание первой из этих целей при всей, казалось бы, ее очевидности не так уж просто. Ибо понятие "осуществление правосудия" охватывает деятельность всех судов судебной системы страны по всем категориям дел. Поэтому цель воспрепятствования осуществлению правосудия как признак состав преступлений, предусмотренных и ч. 1, и ч. 3 ст. 294 УК, необходимо устанавливать с учетом характера деятельности каждого из видов судов российской судебной системы, процессуального законодательства, на основе фактических обстоятельств дела и соответствующего материального закона. Если же все-таки попытаться в общем виде обозначить содержание этой цели, то скорее всего в нем преобладает стремление лица склонить, вынудить суд принять такое решение по делу, которое заведомо должно быть вынесено с нарушением норм закона.
Содержание второй из названных целей уясняется из ст. 20 УПК. Если говорить коротко - это стремление виновного принудить прокурора, следователя, лицо, производящее дознание, к одностороннему, неполному и необъективному расследованию по делу.
Субъектом преступлений, описанных в ч. 1 и ч. 2 ст. 294 УК, является вменяемое и достигшее шестнадцати лет частное лицо. Субъект преступления, указанного в ч. 3 ст. 294 УК, - лицо, использующее при совершении преступления свое служебное положение.
ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ

"УГОЛОВНО - ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РСФСР"
(утв. ВС РСФСР 27.10.1960)
"УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РСФСР"
(утв. ВС РСФСР 27.10.1960)
"УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" от 13.06.1996 N 63-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 24.05.1996)
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ КОНСТИТУЦИОННЫЙ ЗАКОН от 31.12.1996 N 1-ФКЗ
"О СУДЕБНОЙ СИСТЕМЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"
(одобрен СФ ФС РФ 26.12.1996)
Законность, N 12, 1997

НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ НАКАЗАНИЯ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ В СФЕРЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ  »
Комментарии к законам »
Читайте также