НОВЫЙ УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС - ЗЕРКАЛО РОССИЙСКОЙ ДЕМОКРАТИИ

В. ПОХМЕЛКИН
В. Похмелкин, депутат Государственной Думы, кандидат юридических наук, доцент.
После согласительной процедуры с участием представителей палат Федерального Собрания и Президента РФ новый Уголовный кодекс Российской Федерации был, наконец, принят, одобрен и подписан. Завершена большая, напряженная работа, в результате которой в 1997 год Россия вступит с обновленным уголовным законодательством. Прекрасно понимаю, что острые дискуссии вокруг концепции Кодекса и по поводу его отдельных положений не завершены. Закон рождался в муках.
При подготовке проекта Кодекса рабочая группа и Комитет Государственной Думы по законодательству и судебно-правовой реформе находились в довольно сложном положении. По существу, мы оказались между молотом нетерпеливых общественных ожиданий и наковальней инерционно-консервативных настроений.
В течение нескольких лет предпринимались попытки коренного обновления уголовного законодательства путем внесения изменений и дополнений в действующий УК РСФСР. Однако они полностью себя исчерпали. Очевидно, что форсирование подготовки и принятие нового кодифицированного акта юридически и политически не только отвечало актуальным общественным потребностям, но и было единственной альтернативой набирающему силу воинствующему дилетантизму в сфере уголовного правотворчества.
Представляя читателям "Российской юстиции" новый УК, хотелось бы обратить внимание главным образом на принципиальные особенности, основные его отличия от предшественника, завершающего свою юридическую жизнь.
Речь идет прежде всего об изменении идеологической сущности концепции уголовного законодательства, базирующейся на качественно иных, чем ранее, ценностных ориентирах и идейных установках, что обусловлено переходом от тоталитарного строя к демократическому правовому обществу. Долгие годы советская уголовная политика была фактически сосредоточена на обслуживании, упрочении государственной власти и подавлении личной свободы. Универсальным объектом уголовно-правовой охраны признавались "социалистические общественные отношения", обеспечивающие "командные высоты" государства и бесправное положение личности.
В демократическом обществе ориентиры уголовного права в корне меняются. В центре оказывается человек, его жизнь, здоровье, свобода, собственность, честь и достоинство - в качестве важнейших социальных благ, требующих всестороннего юридического обеспечения.
Смею утверждать, что Уголовный кодекс Российской Федерации в значительной степени соответствует этим принципиальным демократическим требованиям. Если в УК РСФСР 1960 года на первом месте стояла охрана советского государства, то Особенная часть нового Кодекса начинается с раздела о преступлениях против личности. Тем самым подчеркиваются основные приоритеты. Проведена деидеологизация уголовного законодательства, которое теперь и по духу, и по букве нацелено на защиту не социалистического, а конституционного строя, не (главным образом) государственной, а в равной мере всех форм собственности, не планово-распределительной системы хозяйства, а основ рыночной экономики, не "классового господства", а безопасности и нормального функционирования гражданского общества.
Следует специально отметить направленность Уголовного кодекса Российской Федерации на защиту демократии как политической основы преобразованного общества. В связи с этим тщательной ревизии подвергнуты нормы об ответственности за государственные преступления. В частности, в главе 29 уточнен объект соответствующих посягательств: основы конституционного строя и безопасность государства.
Идеологизированное, неуместное в законе понятие "измена Родине" заменено категорией "государственная измена", которой охватываются общественно опасные деяния граждан, совершаемые в ущерб внешней безопасности Российской Федерации. В ст. 278 предусмотрена ответственность за насильственные действия, направленные не только на захват, но и на удержание власти в нарушение Конституции России, что послужит определенной гарантией от узурпации власти и перехода к политической диктатуре.
Сквозная идея законодательства об ответственности за посягательства на основы государственной безопасности демократического общества - недопустимость насилия в политической борьбе. Это нашло отражение в формулировках признаков террористического акта и диверсии, уголовное преследование которых ранее ограничивалось наличием цели "подрыва или ослабления советской власти". Теперь же объектами указанных деяний признаются соответственно политическая деятельность государственного или общественного деятеля, экономическая безопасность и обороноспособность Российской Федерации.
Пожалуй, наибольшей новизной по сравнению со всеми остальными главами Особенной части УК Российской Федерации отличается глава 22, содержащая нормы об ответственности за преступления в сфере экономической деятельности. Введение в действие нового гражданского законодательства, закрепившего свободу предпринимательства, многообразие форм собственности и их юридическое равноправие, проведение приватизации, становление товарного, финансового и фондового рынков, качественная перемена роли государства в регулировании экономических отношений,- все эти и другие процессы требуют иных, современных подходов к уголовно-правовой охране формирующейся рыночной системы хозяйствования, законных интересов участников экономической деятельности.
В качестве приоритетных направлений можно назвать: защиту интересов потребителей как главных субъектов рыночных отношений; обеспечение свободы предпринимательской и иной экономической деятельности, равноправия ее участников и условий рыночной конкуренции; поддержание стабильности гражданского оборота и платежной дисциплины. Уголовно-правовые запреты установлены в отношении различных видов насилия, обмана и произвола в экономических отношениях. Предусмотрены такие новые составы преступлений, как воспрепятствование законной предпринимательской деятельности, регистрации незаконных сделок с землей, незаконная банковская деятельность, лжепредпринимательство, легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем, незаконное получение кредита, злостное уклонение от уплаты кредиторской задолженности, принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения, злоупотребления при выпуске ценных бумаг, неправомерные действия при банкротстве и другие.
Весьма примечательно появление в Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации новой главы - "Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях". В условиях многоукладной рыночной экономики, реального разграничения сфер частного и публичного права было бы принципиально неверным объединение в одном разделе и тем более в одной главе норм об ответственности за должностные злоупотребления, совершаемые как представителями власти, государственными и муниципальными служащими, так и лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих и некоммерческих организациях, не являющихся государственными либо муниципальными органами или учреждениями.
Первые из них наделены публично - правовыми, властными полномочиями, выступая в роли представителей государства или органов местного самоуправления. Поэтому совершаемые ими должностные преступления, хотя и сопровождаются зачастую причинением конкретного имущественного, морального или физического вреда, но специфичны именно своими политическими последствиями. Они посягают прежде всего на авторитет государственной (местной) власти, дискредитируют демократические институты, нарушают установленный порядок отправления государственной (муниципальной) службы.
Иной основной объект посягательства у деяний, предусмотренных статьями главы 23 Уголовного кодекса Российской Федерации. Субъекты этих преступлений получают полномочия не от избирателей, государства или органов местного самоуправления, а от собственников или учредителей соответствующих организаций. Они не выполняют государственно - властных функций, действуя в сфере отношений, регулируемых в основном гражданским и налоговым законодательством. Злоупотребления этими лицами своими полномочиями не направлены непосредственно против государственной власти, интересов государственной или муниципальной службы. Они представляют общественную опасность главным образом вследствие причинения конкретного, как правило имущественного, ущерба. Вот почему при всей схожести признаков объективной и субъективной сторон таких деяний с преступлениями против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (глава 30) они включены в отдельную главу, помещенную в раздел Кодекса о преступлениях в сфере экономики.
В новом Кодексе последовательно реализованы две общемировые тенденции развития уголовного права: смягчение ответственности за преступления, не представляющие большой общественной опасности и совершенные впервые, с одновременным ужесточением наказания за наиболее опасные и распространенные преступления, а также - в отношении рецидива.
Основой такой дифференциации уголовной ответственности служит классификация преступлений на четыре категории: небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие (ст. 15). При обсуждении законопроекта наибольший спор вызвало отнесение к числу тяжких неосторожных преступлений, за совершение которых установлено максимальное наказание не ниже пяти и не свыше десяти лет лишения свободы.
За совершение практически всех преступлений небольшой тяжести и подавляющего большинства преступлений средней тяжести предусмотрены альтернативные санкции. При этом существенно расширено применение и увеличены размеры штрафа, введены новые виды наказаний: обязательные работы, ограничение по военной службе, ограничение свободы, арест. Принципиально изменен подход к конструированию системы наказаний и построению уголовно-правовых санкций: в отличие от УК РСФСР в новом Кодексе виды наказаний перечисляются от менее к более строгим. Кроме того, в ст. 60 специально подчеркивается, что более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершенное преступление назначается только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение его целей. Тем самым в российском законодательстве воплощен теоретически оправданный и практически целесообразный принцип экономии уголовной репрессии.
Введены новые основания освобождения от уголовной ответственности при совершении преступлений небольшой тяжести: деятельное раскаяние и примирение с потерпевшим. Увеличено также число обстоятельств, предусмотренных Особенной частью Кодекса, с которыми закон связывает возможность освобождения лица от уголовной ответственности.
В то же время было бы неоправданным смягчение уголовной ответственности за наиболее опасные, распространенные, изощренно совершаемые преступные посягательства. Напротив, в УК существенно ужесточено наказание за насильственные и корыстно - насильственные преступления против личности, собственности, общественной безопасности и общественного порядка. До двадцати лет увеличен срок лишения свободы за совершение особо тяжких преступлений. Этот вид наказания может назначаться на срок до двадцати пяти лет - по совокупности преступлений и до тридцати лет - по совокупности приговоров.
Резко усилено уголовное преследование преступлений, совершаемых группой лиц по предварительному сговору и организованной группой. В целом ряде случаев наличие такого рода квалифицирующих признаков переводит конкретное преступное деяние в категорию тяжких или особо тяжких. В Кодекс введено понятие преступного сообщества (преступной организации) как наиболее сложной и опасной формы организованной групповой преступности. В специальный состав выделены создание преступного сообщества, руководство таким сообществом и участие в нем (ст. 210).
Особого внимания заслуживают положения, посвященные рецидивной преступности. Новый Кодекс отказался от института особо опасного рецидивиста, но закрепил понятия рецидива, опасного рецидива и особо опасного рецидива преступлений.
Ранее совершение преступления особо опасным рецидивистом предусматривалось в качестве квалифицирующего признака далеко не во всех, а лишь в некоторых составах. Теперь же в отношении каждого умышленного преступного деяния, совершенного лицом, ранее судимым за умышленное преступление, установлены специальные правила назначения наказания. Согласно ст. 68 срок наказания при рецидиве преступлений не может быть ниже половины максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, при опасном рецидиве преступлений - не менее двух третей, а при особо опасном рецидиве преступлений - не менее трех четвертей максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.
Можно утверждать, что обновленное уголовное законодательство серьезно ужесточает ответственность за все виды рецидива преступлений. С другой стороны, ответственность эта обоснованно перенесена с личности на совершенные субъектом деяния. Нужно признать: легализация "звания" особо опасного рецидивиста как своеобразного клейма являлась рудиментом печально знаменитой и полностью скомпрометировавшей себя теории "опасного состояния личности".
Необходимо отметить и международно-правовую обусловленность положений УК РФ, в первой же статье которого говорится о том, что Кодекс основывается на общепризнанных принципах и нормах международного права. Целый ряд соответствующих норм воспроизведен в специальном разделе Особенной части, посвященном преступлениям против мира и безопасности человечества. Статьями этого раздела предусматривается предельно жесткая ответственность за планирование, подготовку, развязывание и ведение агрессивной войны, производство или распространение оружия массового поражения, геноцид, экоцид, наемничество и некоторые другие деяния, признаваемые мировым сообществом тягчайшими преступлениями.
Вместе с тем в Кодексе сохранена смертная казнь, которая может теперь назначаться за пять видов умышленных преступлений против жизни. При этом, однако, введена альтернатива смертной казни - пожизненное лишение свободы, установленное за те же деяния, что и исключительная мера наказания.
Федеральным законом установлено, что Уголовный кодекс РФ вводится в действие с 1 января 1997 г. При этом положения Кодекса о наказаниях в виде обязательных работ и ареста вводятся в действие специальным федеральным законом после вступления в силу Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации по мере создания необходимых условий для исполнения этих видов наказаний, но не позднее 2001 года. Очевидно, что практическое применение норм нового УК невозможно без проведения кодификации уголовно - процессуального и уголовно - исполнительного законодательства.
Идеальных законов, как известно, не бывает. Не является таковым и новый Уголовный кодекс. Немало недостатков несомненно выявит (прежде всего) правоприменительная практика. Но ведь ясно, что уголовное законодательство не может не отражать противоречивое состояние переходного периода развития российского общества и государства. Тем не менее в процессе работы над Кодексом удалось добиться высокой степени политического, научного и даже внутриведомственного согласия. В этом видится залог жизнеспособности Уголовного кодекса Российской Федерации как важного гаранта демократического общественного строя и эффективного правового порядка в нашей стране.
ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ

"УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" от 13.06.1996 N 63-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 24.05.1996)
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 13.06.1996 N 64-ФЗ
"О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"
(принят ГД ФС РФ 24.05.1996)
Российская юстиция, N 8, 1996

НОВЫЕ АСПЕКТЫ СУДЕБНОЙ ЗАЩИТЫ ПРАВ И СВОБОД ГРАЖДАН  »
Комментарии к законам »
Читайте также