ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (по материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 20.02.2003 n 20652/92) (Бюллетень Европейского Суда по правам человека, 2003, n 7) Отказ в разрешении на пересечение демаркационной линии для въезда на территорию южной части Кипра с территории северной части острова для участия во встрече представителей двух этнических общин: нарушены положения Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Djavit An - Turkey (N 20652/92)
По материалам Постановления
Европейского Суда по правам человека
от 20 февраля 2003 года
(вынесено III Секцией)
Факты
Заявитель, гражданин Кипра турецкого происхождения, проживает в северной части острова Кипр и является "турецко-киприотским координатором" незарегистрированной ассоциации турецких и греческих киприотов, целью которой является развитие тесных взаимоотношений между двумя этническими общинами. В период между мартом 1992 года и апрелем 1998 года большинство прошений заявителя о разрешении на посещение южной части острова для участия во встрече представителей двух общин было отклонено турецкими или турецко-кипрскими властями.
Вопросы права
По поводу предварительных возражений властей Турции.
(а) Вопрос об ответственности государства-ответчика.
Европейский Суд в своем Постановлении по делу "Лоизиду против Турции" (вопрос о предварительных возражениях государства-ответчика), принятом 23 марта 1995 г., установил, что турецкая армия установила полный и эффективный контроль над территорией Северного Кипра, что имело результатом ответственность Турции за политический курс и действия "Турецкой Республики Северного Кипра" и закрепление "юрисдикции" Турции в отношении тех, на кого распространялись эти политический курс и действия. Кроме того, в своем Постановлении по делу "Кипр против Турции", принятом 10 мая 2001 года, Европейский Суд пришел к выводу, что ответственность Турции также распространялась на действия местной администрации, уцелевшей благодаря действиям вооруженных сил Турции и другой поддержке. Таким образом, предмет обжалования по данному делу попадает под юрисдикцию Турции.
(b) Вопрос об исчерпании внутригосударственных средств правовой защиты.
Государство-ответчик ссылалось на ряд конституционных положений, делая акцент на вопросах (i) о судебном контроле над административными актами, решениями и ошибками, (ii) о возможности обращения гражданина с жалобой на действия властей в Высший административный суд в случае неспособности властей "Турецкой Республики Северного Кипра" ответить на индивидуальную петицию в установленные сроки и (iii) о возможности обращения гражданина с жалобой к Генеральному атторнею <1>.
--------------------------------
<1> На Кипре Генеральный атторней является главным юридическим советником президента и правительства и директором департамента публичных преследований (ведомства государственного обвинения) (прим. перев.).
Вместе с тем изложенные государством-ответчиком доводы имели весьма общий характер и Европейскому Суду убедительно не продемонстрировали, что в результате использования какого-либо из этих средств правовой защиты причиненный вред мог бы быть заглажен. Более того, ни процессуальные средства защиты прав в административных судах, ни жалобы Генеральному атторнею не могли быть расценены как достаточные и адекватные средства правовой защиты, поскольку Европейский Суд счел неубедительным то, что решение об отказе в пересечении "зеленой линии" могло быть принято в такого рода порядке. В этой связи ни одно из дел, приведенных в качестве примера властями Турции, не имело отношения к данному вопросу. Таким образом, данное заявление не могло быть отклонено на том основании, что заявитель не исчерпал внутригосударственные средства правовой защиты.
По поводу жалоб о нарушении положений Статьи 10 Конвенции. В отношении обстоятельств дела Статья 11 Конвенции действует как специальная норма (lex specialis), и Европейский Суд не видит необходимости исследовать вопрос отдельно, в порядке применения Статьи 10 Конвенции, хотя она принята во внимание при рассмотрении дела в порядке применения и толкования Статьи 11 Конвенции.
Постановление
Европейский Суд пришел к выводу об отсутствии необходимости рассмотрения дела в порядке применения Статьи 10 Конвенции (принято единогласно).
По поводу жалоб о нарушении положений Статьи 11 Конвенции. Жалоба заявителя не ограничивалась вопросом о свободе передвижения, то есть о физическом доступе на территорию южной части Кипра. Предметом жалобы было воспрепятствование ему во встречах с греками-киприотами и в участии в собраниях представителей двух общин. Таким образом, Европейский Суд счел неприемлемым сведение предмета жалобы к вопросу о нарушении свободы передвижения.
Несмотря на то, что заявителю было позволено пересечь "зеленую линию" и принять участие в некоторых встречах, эти случаи были крайне редкими по сравнению со случаями отказа. В действительности в период с февраля 1996 года по апрель 1998 года заявителю было отказано во всех его прошениях. Несмотря на различный характер встреч, в которых заявитель изъявлял желание участвовать, все эти встречи объединяла единая цель налаживания контактов между общинами турков-киприотов из северной части Кипра и греков-киприотов из южной части Кипра для участия обеих общин в процессе мирного диалога и обмена мнениями и идеями в надежде на обеспечение мира на острове. Отказы в разрешении на пересечение демаркационной линии для въезда на территорию южной части Кипра явились препятствием для участия заявителя во встречах и, таким образом, представляли собой нарушение его права на участие в мирных собраниях.
Власти Турции не смогли привести в качестве обоснования своей позиции ни одного действующего на территории "Турецкой Республики Северного Кипра" закона или предписания, определяющего порядок выдачи разрешений на пересечение "зеленой линии" с целью участия во встречах представителей двух этнических общин. Поскольку - как стало очевидно - такого закона не существует, то способ, которым свобода заявителя на участие в собраниях была ограничена, не считается "предписанным законом".
Постановление
Европейский Суд пришел к выводу о наличии нарушения положений Статьи 11 Конвенции (принято шестью голосами "за", один - "против").
По поводу жалоб о нарушении положений Статьи 13 Конвенции. Что касается возможных средств правовой защиты, упоминавшихся в доводах властями Турции, то последние не привели ни одного примера использования таких средств в каком-либо деле, подобном данному, и, таким образом, власти Турции не смогли продемонстрировать Европейскому Суду, что использование таких средств правовой защиты могло бы быть эффективным.
Постановление
Европейский Суд пришел к выводу о наличии нарушения положений Статьи 13 Конвенции (принято шестью голосами "за", один - "против").
Компенсация
В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил заявителю компенсацию в возмещение морального вреда в размере 15000 евро. Суд также вынес решение о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.

ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (по материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 20.02.2003 n 47316/99) (Бюллетень Европейского Суда по правам человека, 2003, n 7) Отказ в реституции или компенсации после объединения Германии: положения Конвенции о защите прав человека и основных свобод не нарушены.  »
Общая судебная практика »
Читайте также