ОПРЕДЕЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 27.12.2005 n 522-О ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБ ГРАЖДАНКИ КУЛЕШОВОЙ ЛЮДМИЛЫ ВАСИЛЬЕВНЫ НА НАРУШЕНИЕ ЕЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОЛОЖЕНИЯМИ ЗАКОНОВ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА ОТ 27 МАЯ 2005 ГОДА О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ И ДОПОЛНЕНИЙ В ЗАКОН САНКТ-ПЕТЕРБУРГА ОБ УСТАВНОМ СУДЕ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА, ОТ 2 ИЮНЯ 2005 ГОДА О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ И ДОПОЛНЕНИЙ В УСТАВ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА, ОТ 12 ИЮЛЯ 2005 ГОДА О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ И ДОПОЛНЕНИЙ В УСТАВ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА И ОТ 29 СЕНТЯБРЯ 2005 ГОДА ОБ ОФИЦИАЛЬНОМ ТОЛКОВАНИИ ПОЛОЖЕНИЙ ПУНКТОВ 1, 3, 4 СТАТЬИ 17 ЗАКОНА САНКТ-ПЕТЕРБУРГА ОБ УСТАВНОМ СУДЕ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА


КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 27 декабря 2005 г. N 522-О
ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ
К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБ ГРАЖДАНКИ КУЛЕШОВОЙ
ЛЮДМИЛЫ ВАСИЛЬЕВНЫ НА НАРУШЕНИЕ ЕЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ
ПРАВ ПОЛОЖЕНИЯМИ ЗАКОНОВ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА ОТ 27 МАЯ
2005 ГОДА "О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ И ДОПОЛНЕНИЙ В ЗАКОН
САНКТ-ПЕТЕРБУРГА "ОБ УСТАВНОМ СУДЕ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА",
ОТ 2 ИЮНЯ 2005 ГОДА "О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ И ДОПОЛНЕНИЙ
В УСТАВ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА", ОТ 12 ИЮЛЯ 2005 ГОДА
"О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ И ДОПОЛНЕНИЙ В УСТАВ
САНКТ-ПЕТЕРБУРГА" И ОТ 29 СЕНТЯБРЯ 2005 ГОДА
"ОБ ОФИЦИАЛЬНОМ ТОЛКОВАНИИ ПОЛОЖЕНИЙ
ПУНКТОВ 1, 3, 4 СТАТЬИ 17 ЗАКОНА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГА "ОБ УСТАВНОМ
СУДЕ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА"
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,
заслушав в пленарном заседании заключение судьи О.С. Хохряковой, проводившей на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалоб гражданки Л.В. Кулешовой,
установил:
1. В своих жалобах в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка Л.В. Кулешова - судья Уставного суда Санкт-Петербурга оспаривает конституционность законов Санкт-Петербурга, которыми внесены изменения и дополнения в Закон Санкт-Петербурга "Об Уставном суде Санкт-Петербурга", а также в положения Устава Санкт-Петербурга, касающиеся формирования и деятельности Уставного Суда Санкт-Петербурга, статуса его судей.
1.1. Заявительница просит проверить конституционность пунктов 17 и 36 статьи 1 Закона Санкт-Петербурга от 2 июня 2005 года "О внесении дополнений и исполнений в Устав Санкт-Петербурга", пунктов 7, 9 и 10 статьи 1 Закона Санкт-Петербурга от 12 июля 2005 года "О внесении изменений и дополнений в Устав Санкт-Петербурга", а также пункта 1, подпунктов 3, 4, 5 пункта 2, пунктов 3, 4, 5, 8, 9 и 12 статьи 1 Закона Санкт-Петербурга от 27 мая 2005 года "О внесении изменений и дополнений в Закон Санкт-Петербурга "Об Уставном суде Санкт-Петербурга" в той части, в какой ими:
вводится дополнительное требование к кандидатам на должность судьи Уставного суда Санкт-Петербурга - о наличии у них безупречной репутации и признанной высокой квалификации;
не предусматривается возможность самовыдвижения гражданина Российской Федерации на вакантную должность судьи Уставного суда Санкт-Петербурга, а правом выдвижения кандидатов наделяются, помимо Губернатора Санкт-Петербурга, группы депутатов Законодательного Собрания Санкт-Петербурга в составе не менее семи депутатов;
исключается участие Квалификационной коллегии судей Санкт-Петербурга в решении вопросов, связанных с процедурой отбора кандидатов на должности судей Уставного суда Санкт-Петербурга, и допускается проверка достоверности биографических и иных сведений, представляемых кандидатами на вакантные должности судей, Законодательным Собранием Санкт-Петербурга, а также объявление в средствах массовой информации об открытии вакансии судьи Уставного суда Санкт-Петербурга Председателем Законодательного Собрания Санкт-Петербурга, а не Квалификационной коллегией судей Санкт-Петербурга;
предусматривается исчисление срока полномочий судьи Уставного суда Санкт-Петербурга со дня принятия постановления Законодательного Собрания Санкт-Петербурга о назначении на должность судьи Уставного суда Санкт-Петербурга, а не с момента принесения им присяги;
вводится шестилетний срок полномочий и предельный семидесятилетний возраст пребывания в должности для судей Уставного суда Санкт-Петербурга, назначенных на должность после 14 сентября 2005 года, а для судей, назначенных на должность до этой даты, - пятилетний срок полномочий и предельный возраст 65 лет; допускается немедленное прекращение осуществления полномочий судьи Уставного суда Санкт-Петербурга после прекращения полномочий в связи с истечением срока либо достижением предельного возраста пребывания в должности судьи - без указания на то, что судья продолжает осуществлять свои полномочия до окончания рассмотрения по существу дела, начатого с его участием, либо назначения нового судьи;
предусматривается возможность повторного назначения (но не более трех раз подряд) одного и того же лица на должность судьи Уставного суда Санкт-Петербурга;
допускается (в отдельных случаях) прекращение полномочий судьи Уставного суда Санкт-Петербурга по представлению Губернатора Санкт-Петербурга или Уставного суда Санкт-Петербурга Законодательным Собранием Санкт-Петербурга, а не решением Квалификационной коллегии судей Санкт-Петербурга; предусматриваются основания прекращения полномочий судьи, отличные от оснований, предусмотренных Законом Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" (в частности, нарушение порядка назначения на должность судьи Уставного суда Санкт-Петербурга, неучастие судьи в судебных заседаниях или уклонение судьи от голосования по итоговому решению свыше двух раз подряд без уважительных причин);
предусматривается принятие Регламента Уставного суда Санкт-Петербурга, внесение в него изменений и дополнений Законодательным Собранием Санкт-Петербурга;
устанавливается, что Уставный суд Санкт-Петербурга не рассматривает дела и не принимает решения, от которых зависит личная судьба судей Уставного суда Санкт-Петербурга, а также не регулирует порядок формирования Уставного суда Санкт-Петербурга и процедурные вопросы его деятельности; исключаются из компетенции Уголовного суда Санкт-Петербурга толкование положений Устава Санкт-Петербурга, равно как и проверка соответствия Уставу Санкт-Петербурга законов и иных нормативных правовых актов, которыми устанавливаются порядок формирования, деятельности, полномочия Уставного суда Санкт-Петербурга, судей этого суда;
не предусматривается право граждан оспаривать в Уставном суде Санкт-Петербурга соответствие Уставу Санкт-Петербурга иных, помимо законов Санкт-Петербурга, нормативных правовых актов органов государственной власти Санкт-Петербурга, а также исключается право органов местного самоуправления обращаться в Уставный суд Санкт-Петербурга с запросами о толковании положений Устава Санкт-Петербурга.
Заявительница утверждает, что оспариваемые нормы не соответствуют статьям 18, 19 (часть 1), 23 (часть 1), 24 (часть 1), 32 (часть 5), 46 (часть 1), 47 (часть 1) и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации, поскольку ими умаляются гарантированные Конституцией Российской Федерации право каждого на судебную защиту, право участвовать в отправлении правосудия в отношении граждан, наделенных полномочиями судьи Уставного суда Санкт-Петербурга, а в отношении граждан, претендующих на должность судьи Уставного суда Санкт-Петербурга (в том числе самой заявительницы - в случае ее участия в процедуре наделения полномочиями судьи Уставного суда Санкт-Петербурга), - права на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту чести и доброго имени. Нарушение указанных конституционных прав Л.В. Кулешова усматривает также в неопределенности содержащихся в оспариваемых нормах терминов и понятий, что, по ее мнению, не позволяет однозначно определить ее статус как судьи Уставного суда Санкт-Петербурга и как гражданина Российской Федерации, который может претендовать на замещение вакантной должности судьи Уставного суда Санкт-Петербурга.
Заявительница полагает, что оспариваемые нормы нарушают и закрепленное Конституцией Российской Федерации разграничение предметов ведения и полномочий между Российской Федерацией и субъектами Российской Федерации в области установления судебной системы Российской Федерации и статуса судей в Российской Федерации, допускают неправомерное вмешательство законодательной власти Санкт-Петербурга в регулирование вопросов статуса судей Уставного суда Санкт-Петербурга, несовместимое с принципом разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную и принципом самостоятельности судебной власти, не обеспечивают независимость судей Уставного суда Санкт-Петербурга и их несменяемость, а потому не соответствуют статьям 1 (часть 1), 3, 10, 15 (части 1 и 2), 71 (пункт "о"), 72 (пункт "л" части 1), 76 (часть 5), 77 (часть 1), 118 (часть 3), 119, 120 (часть 1) и 121 Конституции Российской Федерации.
Кроме того, заявительница указывает, что законы Санкт-Петербурга от 27 мая 2005 года "О внесении изменений и дополнений в Закон Санкт-Петербурга "Об Уставном суде Санкт-Петербурга" и от 12 июля 2005 года "О внесении изменений и дополнений в Устав Санкт-Петербурга" были приняты с существенными нарушениями положений Устава Санкт-Петербурга и Регламента заседаний Законодательного Собрания Санкт-Петербурга, регулирующих порядок принятия законов Санкт-Петербурга, и, следовательно, должны быть признаны в целом не соответствующими Конституции Российской Федерации.
1.2. Л.В. Кулешова оспаривает также конституционность Закона Санкт-Петербурга от 29 сентября 2005 года "Об официальном толковании положений пунктов 1, 3, 4 статьи 17 Закона Санкт-Петербурга "Об Уставном суде Санкт-Петербурга". По мнению заявительницы, из него вытекает, что у судей Уставного суда Санкт-Петербурга, назначенных на должность до даты вступления в силу Закона Санкт-Петербурга от 27 мая 2005 года "О внесении изменений и дополнений в Закон Санкт-Петербурга "Об Уставном суде Санкт-Петербурга", срок полномочий составляет 5 лет и предельный возраст пребывания в должности судьи - 65 лет, а у судей, назначенных после этой даты, - соответственно 6 лет и 70 лет. Тем самым, как она полагает, нарушается ее право участвовать в отправлении правосудия, гарантированное Конституцией Российской Федерации и конкретизированное федеральным законодательством, изменяется в худшую сторону статус судей Уставного суда Санкт-Петербурга, что противоречит статьям 1 (часть 1), 4 (часть 2), 15 (части 1 и 3), 32 (часть 5), 54 (часть 1), 55 (части 2 и 3), 57, 71 (пункт "о"), 72 (пункт "л" части 1), 76 (часть 5), 118 (часть 3), 120 (часть 1) и 121 Конституции Российской Федерации.
2. Согласно статье 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пункту 3 части первой статьи 3, статьям 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" жалоба гражданина на нарушение его конституционных прав и свобод законом допустима и может быть принята к рассмотрению Конституционным Судом Российской Федерации, если закон затрагивает конституционные права и свободы граждан и применен или подлежит применению в конкретном деле заявителя, рассмотрение которого завершено или начато в суде или ином органе, применяющем закон.
По смыслу названных законоположений, конкретным делом является дело, в связи с которым судом или иным правоприменительным органом в рамках юрисдикционной или иной процедуры и на основе норм соответствующего закона разрешается вопрос, затрагивающий права и свободы заявителя, а также устанавливаются и (или) исследуются фактические обстоятельства (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 19 февраля 2004 г. N 33-О по жалобе гражданина Ш.С. Мефтахутдинова). Обращаясь в Конституционный Суд Российской Федерации, заявитель обязан приложить к жалобе копию официального документа, подтверждающего применение либо возможность применения оспариваемого закона при разрешении его конкретного дела (часть вторая статьи 96 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации"), причем проверка конституционности закона по жалобе гражданина в порядке статьи 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации не может быть осуществлена, если закон не применен в конкретном деле или если надлежащим образом не установлено, что он подлежит применению.
2.1. Из жалоб и приложенных к ним материалов следует, что Л.В. Кулешова обратилась в Санкт-Петербургский городской суд с заявлениями о признании противоречащими федеральному законодательству, а потому недействующими законов Санкт-Петербурга от 27 мая 2005 года "О внесении изменений и дополнений в Закон Санкт-Петербурга "Об Уставном суде Санкт-Петербурга" и от 29 сентября 2005 года "Об официальном толковании положений пунктов 1, 3, 4 статьи 17 Закона Санкт-Петербурга "Об Уставном суде Санкт-Петербурга", и заявления были приняты судом к производству (определения от 1 июля 2005 года и 24 октября 2005 года).
Между тем само по себе принятие Санкт-Петербургским городским судом указанных заявлений Л.В. Кулешовой к производству не является достаточным подтверждением возможности применения положений названных законов в ее деле. Из текста определений Санкт-Петербургского городского суда не ясно, какие из оспариваемых законоположений и как именно будут применены в деле заявительницы и может ли такое применение привести к нарушению ее конституционных прав.
Кроме того, как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях, жалоба гражданина не может быть принята им к рассмотрению, если производство по делу в суде общей юрисдикции или арбитражном суде не завершено, - при таких условиях рассмотрение жалобы Конституционным Судом Российской Федерации предрешало бы выводы суда; Конституция Российской Федерации (статьи 118, 125, 126) не допускает подмену судопроизводства по гражданским, административным или уголовным делам конституционным судопроизводством, в том числе при решении вопроса о том, какой закон и каким образом должен быть применен в конкретном деле (Определения от 1 июля 1998 г. N 113-О по жалобе гражданина М.П. Горбунова на нарушение его конституционных прав статьей 12 Федерального закона "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации", от 11 марта 1999 г. N 10-О по делу о проверке конституционности статьи 21 Закона Российской Федерации "О государственной тайне" и др.).
Следовательно, жалобы Л.В. Кулешовой в части, касающейся проверки конституционности положений пункта 1, подпунктов 3, 4, 5 пункта 2, пунктов 3, 4, 5, 8, 9 и 12 статьи 1 Закона Санкт-Петербурга от 27 мая 2005 года "О внесении изменений и дополнений в Закон Санкт-Петербурга "Об Уставном суде Санкт-Петербурга" и Закона Санкт-Петербурга от 29 сентября 2005 года "Об официальном толковании положений пунктов 1, 3, 4 статьи 17 Закона Санкт-Петербурга "Об Уставном суде Санкт-Петербурга", не могут быть признаны допустимыми и приняты Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.
2.2. Оспаривая конституционность положений пунктов 17 и 36 статьи 1 Закона Санкт-Петербурга от 2 июня 2005 года "О внесении измерений и дополнений в Устав Санкт-Петербурга", пунктов 7, 9 и 10 статьи 1 Закона Санкт-Петербурга от 12 июля 2005 года "О внесении изменений

ПРИКАЗ Росздравнадзора от 27.12.2005 n 2892-Пр/05 О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ СПРАВОЧНИКА ЛЕКАРСТВЕННЫХ СРЕДСТВ В РАМКАХ ПРОГРАММЫ ДЛО  »
Постановления и Указы »
Читайте также