ОПРЕДЕЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 15.01.2003 n 12-О ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА ХУДОЕРОВА ДОНИЕРА ТОШПУЛАТОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ЧАСТЬЮ ТРЕТЬЕЙ СТАТЬИ 17 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РСФСР


КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 15 января 2003 г. N 12-О
ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ
ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА ХУДОЕРОВА ДОНИЕРА ТОШПУЛАТОВИЧА
НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ЧАСТЬЮ ТРЕТЬЕЙ
СТАТЬИ 17 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РСФСР
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя М.В. Баглая, судей Н.С. Бондаря, Н.В. Витрука, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, В.Д. Зорькина, В.О. Лучина, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,
заслушав в пленарном заседании заключение судьи Г.А. Жилина, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданина Д.Т. Худоерова,
установил:
1. В жалобе гражданина Д.Т. Худоерова, привлеченного к уголовной ответственности за участие в преступном сообществе, контрабанде наркотических средств в особо крупном размере, организации и содержании притона для их потребления и другие преступления, оспаривается конституционность части третьей статьи 17 УПК РСФСР, на основании которой, как следует из приложенных к жалобе материалов, было оставлено без удовлетворения ходатайство заявителя о предоставлении ему для ознакомления с уголовным делом в порядке статей 201 - 203 УПК РСФСР материалов дела в переводе на избранный им язык, поскольку он не владеет языком судопроизводства.
По мнению Д.Т. Худоерова, указанной нормой, примененной в его деле, нарушаются права и свободы, гарантированные статьями 19 (части 1 и 2), 26 (часть 2), 45 (часть 1), 46 (часть 1), 55 (часть 3) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации.
2. В соответствии со статьей 26 (часть 2) Конституции Российской Федерации каждый имеет право на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения. В целях реализации данного права в судопроизводстве участвующим в деле лицам, не владеющим языком судопроизводства, обеспечивается право выступать и давать объяснения на родном языке либо на любом свободно избранном языке общения, а также пользоваться услугами переводчика (часть 3 статьи 10 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации"). В Уголовно-процессуальном кодексе РСФСР данное право применительно к уголовному судопроизводству конкретизировалось в статье 17 "Язык, на котором ведется судопроизводство".
Согласно части третьей статьи 17 УПК РСФСР следственные и судебные документы, в соответствии с установленным данным Кодексом порядком, вручаются обвиняемому в переводе на его родной язык или на другой язык, которым он владеет. Этот порядок предусматривал вручение обвиняемому не всех процессуальных документов, а лишь наиболее существенных, в частности - обвинительного заключения, в котором в развернутом виде формулируется характер и основания предъявленного обвинения (часть первая статьи 237 УПК РСФСР).
Вместе с тем, как следует из оспариваемой нормы, действовавшей в системной связи с другими нормами УПК РСФСР, лицо, не владеющее языком судопроизводства, с момента привлечения в качестве подозреваемого (обвиняемого) имело право на незамедлительное ознакомление с наиболее важными процессуальными документами, в том числе связанными с обоснованием причин ареста, характера и содержания предъявленного обвинения, с участием переводчика, а при ознакомлении с материалами дела после окончания расследования - с помощью переводчика выписывать из дела любые сведения в переводе на выбранный им язык (части первая и вторая статьи 57, статьи 92, 148 и 201).
Кроме того, к участию в деле лица, не владеющего языком судопроизводства, с момента предъявления обвинения, а в случае задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, или применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу до предъявления обвинения допускался защитник, одной из обязанностей которого являлось разъяснение обвиняемому содержания материалов дела, представленных для ознакомления (пункт 4 части первой статьи 49, статья 201 УПК РСФСР). Это служило дополнительной гарантией защиты прав обвиняемого, включая право на пользование избранным языком с помощью переводчика.
3. Федеральный законодатель, устанавливая в соответствии со статьей 71 (пункт "о") Конституции Российской Федерации процедуру уголовного судопроизводства, свободен в выборе конкретных форм реализации его участниками процессуальных прав и обязанностей при условии, однако, что при этом им соблюдаются требования Конституции Российской Федерации, общепризнанные принципы и нормы международного права и международных договоров Российской Федерации (статья 15, части 1 и 4, Конституции Российской Федерации).
Как следует из жалобы, Д.Т. Худоеров, по существу, ставит вопрос о возложении на органы предварительного следствия обязанности вручать обвиняемому все процессуальные документы по делу в переводе с языка судопроизводства на избранный им язык. Между тем такая обязанность не вытекает ни из статьи 26 (часть 2) Конституции Российской Федерации, ни из Конвенции о защите прав человека и основных свобод, согласно которой каждому арестованному незамедлительно сообщаются на понятном ему языке причины его ареста и любое предъявляемое ему обвинение, каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления как минимум вправе быть незамедлительно и подробно уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявленного обвинения, пользоваться бесплатной помощью переводчика, если он не понимает языка, используемого в суде, или не говорит на этом языке (пункт 2 статьи 5, подпункты "а", "е" пункта 3 статьи 6). Аналогичные положения содержатся в Международном пакте о гражданских и политических правах (подпункты "а", "f" пункта 3 статьи 14).
4. Согласно статьям 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" правом на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации на нарушение конституционных прав и свобод обладают граждане, чьи права и свободы нарушаются законом, и такая жалоба признается допустимой, если примененным или подлежащим применению в деле заявителя законом затрагиваются его права.
Отсутствие в части третьей статьи 17 УПК РСФСР указания на обязанность органов предварительного следствия вручать обвиняемому все материалы дела в переводе на избранный им язык при условии, что он не ограничен в возможности знакомиться при участии переводчика и защитника с важнейшими из них на протяжении всего следствия, а со всеми другими материалами - при выполнении требований статьи 201 УПК РСФСР, не может рассматриваться как нарушающее право, закрепленное в статье 26 (часть 2) Конституции Российской Федерации. Более того, данная норма направлена на реализацию прав, гарантированных статьями 19 (части 1 и 2), 45 (часть 1), 46 (часть 1) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации. Следовательно, жалоба гражданина Д.Т. Худоерова не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.
Что касается вопроса о том, было ли нарушено право заявителя пользоваться избранным им языком при расследовании возбужденного в отношении него уголовного дела, то разрешение этого вопроса, связанного с оценкой законности и обоснованности конкретных правоприменительных действий следователя и прокурора при проведении предварительного следствия, является полномочием суда общей юрисдикции и не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, установленной статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации". (Как следует из материалов, приложенных к жалобе, судебная коллегия по уголовным делам Владимирского областного суда по ходатайству Д.Т. Худоерова, согласившись с доводами о нарушении его прав несвоевременным представлением переводчика и необоснованным ограничением срока на ознакомление с материалами дела, направила уголовное дело для проведения дополнительного расследования в целях устранения допущенных нарушений.)
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации
определил:
1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Худоерова Дониера Тошпулатовича, поскольку в соответствии с требованиями Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" она не может быть признана допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.
Конституционный Суд
Российской Федерации

ПРИКАЗ Минфина РФ от 15.01.2003 n 3 ОБ ОБРАЗЦАХ ДОКУМЕНТОВ, РЕКОМЕНДУЕМЫХ К ИСПОЛЬЗОВАНИЮ ПРИ РЕАЛИЗАЦИИ ПОЛОЖЕНИЙ КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ  »
Постановления и Указы »
Читайте также