<ПИСЬМО> ГТК РФ от 24.05.2001 n 01-06/20493 О ПОСТАНОВЛЕНИИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 27.04.2001

ПИСЬМО
от 24 мая 2001 г. N 01-06/20493
О ПОСТАНОВЛЕНИИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 27.04.2001
Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 27 апреля 2001 г. N 7-П по делу о проверке конституционности ряда положений Таможенного кодекса Российской Федерации в связи с запросом Арбитражного суда города Санкт - Петербурга и Ленинградской области, жалобами открытых акционерных обществ "АвтоВАЗ" и "Комбинат "Североникель", обществ с ограниченной ответственностью "Верность", "Вита - Плюс" и "Невско - Балтийская транспортная компания", товарищества с ограниченной ответственностью "Совместное российско - южноафриканское предприятие "Эконт" и гражданина А.Д. Чулкова, в частности:
- признаны не противоречащими Конституции Российской Федерации положение части шестой статьи 231 и находящиеся во взаимосвязи с ним положения статьи 230, пункта 6 статьи 291 и абзаца четвертого статьи 320 Таможенного кодекса Российской Федерации;
- признана не соответствующей Конституции Российской Федерации часть вторая статьи 247 Таможенного кодекса Российской Федерации как позволяющая налагать взыскания в виде конфискации (взыскания стоимости) товаров и транспортных средств независимо от времени совершения или обнаружения нарушения таможенных правил;
- признано не противоречащей Конституции Российской Федерации положение части второй статьи 247 Таможенного кодекса Российской Федерации как позволяющее налагать дополнительные взыскания, предусмотренные пунктами 4 - 6 статьи 242 данного Кодекса, без применения основных взысканий;
- прекращено производство по делу в части, касающейся проверки конституционности статей 24, 273 и части первой статьи 279 Таможенного кодекса Российской Федерации.
В целях установления единообразного порядка применения таможенными органами Российской Федерации данного решения Конституционного Суда Российской Федерации направляем копию указанного Постановления (приложение 1) <*> и разъяснения ГТК России по вопросам, касающимся порядка его применения (Приложение 2).
--------------------------------
<*> Не приводится.
Рекомендуем при принятии решений о привлечении лиц к ответственности, пересмотре принятых решений и при рассмотрении арбитражными судами и судами общей юрисдикции жалоб лиц, привлекаемых к ответственности за нарушения таможенных правил, руководствоваться указанными разъяснениями ГТК России, а также использовать извлечения из Комментария к Конвенции ООН о договорах международной купли - продажи (Приложение 3) и из Рекомендаций Всемирной таможенной организации к Специальному приложению "Н" (Таможенные правонарушения) Международной конвенции об упрощении и гармонизации таможенных процедур (Приложение 4).
Статс - секретарь,
Заместитель
Председателя Комитета,
генерал - лейтенант
таможенной службы
Ю.Ф.АЗАРОВ



Приложение 2
к письму ГТК России
от 24 мая 2001 г. N 01-06/20493
I. Признать положение части шестой статьи 231 и находящиеся во взаимосвязи с ним положения статьи 230, пункта 6 статьи 29 и абзаца четвертого статьи 320 Таможенного кодекса Российской Федерации в части, касающейся ответственности предприятий, организаций, учреждений, а также лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица, за нарушение таможенных правил, не противоречащими Конституции Российской Федерации, поскольку этими положениями не исключается возможность для данных субъектов таможенных отношений должным образом подтверждать, что нарушение таможенных правил вызвано чрезвычайными, объективно непредотвратимыми препятствиями, находящимися вне их контроля, при соблюдении ими той степени заботливости и осмотрительности, какая требовалась от них в целях надлежащего исполнения таможенных обязанностей.
1. Трактуя состав таможенного правонарушения как основание ответственности, Конституционный Суд Российской Федерации (далее - Конституционный Суд) указал на недопустимость ограничения формальной констатации лишь факта нарушения таможенных правил без выявления иных связанных с ним обстоятельств, в т.ч. наличие или отсутствие вины соответствующих субъектов, в какой бы форме она ни проявлялась и как бы ни было распределено бремя ее доказывания.
2. Анализ мотивировочной части Постановления позволяет сделать вывод о том, что понятие невиновности юридических лиц и лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица, употребляется Конституционным Судом в смысле совершения ими нарушений таможенных правил вследствие чрезвычайных, объективно непредотвратимых обстоятельств и других непредвиденных, непреодолимых препятствий, находящихся вне их контроля, а не в смысле отсутствия вины как психического отношения к совершенному противоправному деянию и его последствиям. Такое понимание вины может быть применено только для оценки субъективной стороны правонарушения, совершенного физическим лицом. Именно в этом ключе следует понимать вывод Конституционного Суда о том, что привлечение лиц к ответственности за нарушение таможенных правил не может ограничиваться формальной констатацией лишь факта нарушения таможенных правил без выявления иных связанных с ним обстоятельств.
Совершение нарушения таможенных правил вследствие чрезвычайных, объективно непредотвратимых обстоятельств и других непредвиденных, непреодолимых препятствий, находящихся вне контроля лиц, привлекаемых к ответственности, свидетельствует о их невиновности только при соблюдении ими той степени заботливости и осмотрительности, которая требовалась в целях надлежащего исполнения обязанностей, возникающих в связи с перемещением товаров и транспортных средств через таможенную границу Российской Федерации.
При этом лицом должно быть доказано, что им, с одной стороны, не совершалось каких-либо действий, могущих воспрепятствовать исполнению такой обязанности, и, с другой стороны, были приняты меры к тому, чтобы эта обязанность была исполнена.
3. Понятие непреодолимой силы, как чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств, приводится в части 3 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации. К таким обстоятельствам относятся стихийные бедствия, блокады, войны и т.п. и не могут быть отнесены, например, невыполнение контрагентом условий договора (например, о сроках переработки товара, поиска покупателей товаров, помещенных на таможенный склад и т.п.), отсутствие у него денежных средств.
К другим непредвиденным, непреодолимым препятствиям, находящимся вне контроля юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, относятся ситуации, при которых названные субъекты совершают противоправные деяния по обстоятельствам, находящимся вне их контроля (например, когда нарушение сроков доставки находящихся под таможенным контролем товаров вызвано аварией транспортного средства).
Из Постановления Конституционного Суда следует, что во всяком случае такие обстоятельства и препятствия могут свидетельствовать об отсутствии вины юридического лица или индивидуального предпринимателя только при соблюдении ими той степени заботливости и осмотрительности, какая требовалась от них в целях надлежащего исполнения таможенных обязанностей (т.е. необходимо наличие обоих критериев).
4. Неправомерные действия контрагента по договору международной купли - продажи (мены) не являются основанием для освобождения лица от ответственности за нарушение таможенных правил.
Так, например, лицо, привлекаемое к ответственности по статье 273 Таможенного кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) за нарушение требований таможенного режима экспорта о зачислении выручки от экспорта товара, ссылающееся на незачисление выручки вследствие неправомерных действий своего зарубежного контрагента, не может быть освобождено от ответственности, поскольку оно должно принимать меры по обеспечению выполнения контрагентами имеющихся перед ним обязательств, с тем чтобы в свою очередь не утратить возможность для исполнения своих публично - правовых (таможенных) обязанностей, которое не должно обеспечиваться в меньшей степени, чем выполнение обязательств в имущественных отношениях: на нем лежит забота о выборе контрагента и обеспечении выполнения последним принятых обязательств любыми законными способами, он отвечает за неисполнение публичных обязанностей, связанных в том числе с действием (бездействием) контрагентов. (Подробнее об освобождении от ответственности при исполнении договоров международной купли - продажи товаров см. Приложение 3.)
5. Выявленный Конституционным Судом в данном Постановлении конституционный смысл положений части шестой статьи 231 и находящихся во взаимосвязи с ним положений статьи 230, пункта 6 статьи 291 и абзаца четвертого статьи 320 Кодекса в части, касающейся ответственности предприятий, учреждений, организаций, а также лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица, за нарушение таможенных правил, обязателен для всех правоприменителей, что должно исключать имеющий место в практике таможенных органов и судов отказ от оценки представляемых юридическими лицами и гражданами, осуществляющими предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, доказательств их невиновности в нарушении таможенных правил.
6. Доказательства невиновности, представленные привлекаемым к ответственности лицом, должны оцениваться таможенным органом в каждом конкретном случае с учетом всех мер, предпринятых лицом по недопущению правонарушения, причин и условий, способствующих его совершению.
II. Признать часть вторую статьи 247 Таможенного кодекса Российской Федерации, как позволяющую налагать взыскания в виде конфискации (взыскания стоимости) товаров и транспортных средств независимо от времени совершения или обнаружения нарушения таможенных правил, не соответствующей Конституции Российской Федерации, ее статьям 1 (часть 1), 8 (часть 1), 19 (часть 1), 34 (часть 1), 35 (части 1 и 2) и 55 (часть 3).
Впредь до принятия федерального закона, устанавливающего сроки, такие взыскания не могут налагаться позднее трех лет с момента нарушения таможенных правил, а для длящегося правонарушения - с момента его обнаружения.
1. Конституционный Суд констатировал, что поддержание баланса публичных интересов государства и частных интересов субъектов, участвующих в таможенных и сопряженных с ними гражданско - правовых отношениях, диктует необходимость установления ограничительных сроков для применения конфискации (взыскания стоимости) товаров и транспортных средств, явившихся непосредственным объектом нарушения таможенных правил. Исчисление срока для наложения взыскания со дня обнаружения правонарушения применимо к длящимся правонарушениям. По остальным правонарушениям исчисление такого срока должно проводиться с момента совершения правонарушения.
В соответствии с частью второй статьи 87 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" N 1-ФКЗ от 21.07.94 (в ред. Федерального конституционного закона от 08.02.2001 N 1-ФКЗ) признание нормативного акта либо отдельных его положений не соответствующими Конституции Российской Федерации является основанием отмены в установленном порядке положений других нормативных актов, основанных на нормативном акте, признанном неконституционным, либо воспроизводящих его или содержащих такие же положения, какие были предметом обращения. Положения этих нормативных актов не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами.
Указанное свидетельствует о том, что данный вывод Конституционного Суда распространяется на сроки наложения взысканий, предусмотренных пунктами 1 - 3 статьи 242 Кодекса.
Таким образом, если на день рассмотрения дела о нарушении таможенных правил истекло три года с момента совершения правонарушения, то не подлежит применению взыскание как в виде взыскания стоимости или конфискации (за исключением длящихся правонарушений), так и в виде предупреждения, штрафа, отзыва лицензии или квалификационного аттестата.
2. Длящимся признается правонарушение, характеризующееся непрерывным осуществлением состава определенного нарушения таможенных правил. Длящееся нарушение таможенных правил начинается с какого-либо противоправного действия (например, при пользовании товаром, в отношении которого предоставлены льготы по таможенным платежам в иных целях, чем те, в связи с которыми предоставлены льготы, или хранение, пользование товарами или транспортными средствами, ввезенными на таможенную территорию помимо таможенного контроля или с сокрытием от такого контроля и т.д.) или с акта противоправного бездействия (например, при недекларировании товаров и транспортных средств), сопряжено с последующим длительным невыполнением лицом обязанностей, предусмотренных нормативными правовыми актами по таможенному делу, и оканчивается вследствие действия самого лица, направленного к прекращению правонарушения, или наступления событий, препятствующих его совершению (например, пресечение правонарушения таможенным органом).
3. Под моментом обнаружения правонарушения следует понимать день, когда уполномоченному должностному лицу таможенного органа реально стали известны достаточные данные, указывающие на признаки нарушения таможенных правил. Такой вывод следует из части 1 статьи 294, статьи 299 Кодекса, предписывающих о каждом случае обнаружения нарушения таможенных правил немедленно составлять протокол (заводить дело) о нарушении таможенных правил, а также из статьи 293 Кодекса, устанавливающей исчерпывающий перечень случаев, являющихся поводами и основаниями для заведения дела.
Таким образом, момент обнаружения нарушения таможенных правил по общему правилу должен совпадать с моментом возникновения поводов и оснований для заведения дела о нарушении таможенных правил и с моментом фактического оформления (составления) протокола о нарушении таможенных правил. (См. письмо ВС РФ от 15 июля 1996 г. N 70 - Код 96.)
Однако данное правило не всегда применимо. С одной стороны, моментом обнаружения могут быть:
- составление протокола об административном задержании физического лица или должностного лица (ст. 331, ч. 2 ст. 289 Кодекса) или акта об использовании упрощенной формы применения взыскания (ст. ст. 383, 385 Кодекса);
- получение таможенным органом решения об отказе в возбуждении или о прекращении уголовного дела в случаях отказа в возбуждении или прекращения уголовного дела, но при наличии признаков нарушения таможенных правил (ч. 3 ст. 247 Кодекса);
- вынесение прокурором постановления о возбуждении производства об административном правонарушении (ст. 25 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации").
С другой стороны, наличие в таможенном органе информации (документов, электронных баз данных), свидетельствующих о возможном нарушении таможенных правил, в отличие от ее поступления

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФЭК РФ от 28.03.2001 n 18/4 (с изм. от 17.07.2002) О ТАРИФАХ НА УСЛУГИ ПО ТРАНСПОРТИРОВКЕ ГАЗА ПО РАСПРЕДЕЛИТЕЛЬНЫМ ГАЗОПРОВОДАМ  »
Постановления и Указы »
Читайте также