ОПРЕДЕЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 16.10.2001 n 252-О ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА ЩИГОРЦА ВЛАДИМИРА ИВАНОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ЧАСТЬЮ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 151 ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 16 октября 2001 г. N 252-О
ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ
ГРАЖДАНИНА ЩИГОРЦА ВЛАДИМИРА ИВАНОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ
ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ЧАСТЬЮ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 151
ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя М.В. Баглая, судей Н.С. Бондаря, Н.В. Витрука, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, В.Д. Зорькина, А.Л. Кононова, В.О. Лучина, Т.Г. Морщаковой, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.И. Тиунова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев в пленарном заседании вопрос о соответствии жалобы гражданина В.И. Щигорца требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации",
установил:
1. Гражданин В.И. Щигорец обратился в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой, в которой просит проверить конституционность части первой статьи 151 Гражданского кодекса Российской Федерации. Заявитель считает, что оспариваемая норма - по смыслу, придаваемому ей правоприменительной практикой, - исключает возможность обращения в суд с требованием о компенсации за нанесенный моральный вред по любым имущественным искам и потому не соответствует требованиям статей 19 (часть 1), 46 (часть 1), 52 и 55 (часть 2) Конституции Российской Федерации.
Как следует из представленных материалов, решением Магаданского городского суда было отказано в удовлетворении иска гражданина В.И. Щигорца в части компенсации морального вреда при нарушении ответчиком обязательств по договору комиссии, поскольку в данном случае имел место имущественный спор. Оставляя данное решение в силе, судебная коллегия по гражданским делам Магаданского областного суда в своем определении указала, что в силу статьи 151 ГК Российской Федерации ответственность за моральный ущерб наступает лишь в случаях его причинения действиями, нарушающими личные неимущественные права гражданина; в иных же случаях компенсация морального вреда возможна лишь при наличии соответствующего указания в законе.
Секретариат Конституционного Суда Российской Федерации в пределах своих полномочий на основании части второй статьи 40 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" уведомлял В.И. Щигорца о том, что в соответствии с требованиями названного Закона его жалоба не может быть принята к рассмотрению. Однако в очередной жалобе заявитель настаивает на принятии Конституционным Судом Российской Федерации решения по поставленному им вопросу.
2. Часть первая статьи 151 ГК Российской Федерации устанавливает, что в случае причинения гражданину морального вреда (физических или нравственных страданий) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.
Закрепив в названной норме общий принцип компенсации морального вреда, законодатель не установил ограничений в отношении оснований такой компенсации. При этом согласно пункту 2 статьи 150 ГК Российской Федерации, нематериальные блага защищаются в соответствии с данным Кодексом и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных, а также в тех случаях и тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав (статья 12) вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения.
Как указал Пленум Верховного Суда Российской Федерации в своем Постановлении от 20 декабря 1994 г. N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" (в редакции Постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 октября 1996 г. N 10 и от 15 января 1998 г. N 1), отсутствие в законодательном акте прямого указания на возможность компенсации причиненных нравственных или физических страданий по конкретным правоотношениям не всегда означает, что потерпевший не имеет права на возмещение морального вреда. Таким образом, часть первая статьи 151 ГК Российской Федерации не исключает возможности возложения судом на нарушителя обязанности денежной компенсации морального вреда, причиненного действиями (бездействием), ущемляющими имущественные права гражданина.
Прямая обязанность компенсации морального вреда, причиненного действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, в случаях, предусмотренных законом, закреплена в пункте статьи 1099 ГК Российской Федерации. В целях дополнительной правовой защиты потребителя как слабой стороны в правоотношении упрощенный порядок компенсации морального вреда установлен статьей 15 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей". Презюмировав сам факт возможности причинения такого вреда, законодатель освободил потерпевшего от необходимости доказывания в суде факта своих физических или нравственных страданий.
В Постановлении от 29 сентября 1994 г. N 7 "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей" (в редакции Постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 апреля 1995 г. N 6, от 25 октября 1996 г. N 10, от 17 января 1997 г. N 2, от 21 ноября 2000 г. N 32, от 10 октября 2001 г. N 11) Пленум Верховного Суда Российской Федерации разъяснил, что отношения, регулируемые законодательством о защите прав потребителей, могут возникать из договоров, направленных на удовлетворение личных, семейных, домашних и иных нужд потребителя-гражданина, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности (пункт 1). В Постановлении приведен открытый перечень таких договоров, включающий, в частности, договор комиссии.
Следовательно, современное правовое регулирование не исключает возможности компенсации морального вреда, причиненного действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, в тех случаях и тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения. Однако установление фактических обстоятельств, являющихся основанием для применения судом конкретного закона и выбора нормы, подлежащей применению, равно как и проверка законности и обоснованности судебных актов, не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации в силу статьи 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации и статьи 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".
Кроме того, оспариваемая заявителем часть первая статьи 151 ГК Российской Федерации не затрагивает закрепленного в статье 19 (часть 1) Конституции Российской Федерации принципа равенства всех перед законом и судом и не лишает его гарантируемой статьей 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации судебной защиты прав и свобод. Ссылка же на статью 52 Конституции Российской Федерации не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации во внимание, поскольку содержащиеся в ней гарантии охраны прав потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью и компенсации причиненного вреда относятся к сфере публично-правовых отношений, тогда как в данном случае имел место частный гражданско-правовой спор по поводу нарушения договорных обязательств и защита нарушенных прав осуществлялась заявителем лишь в порядке гражданского судопроизводства.
Таким образом, по смыслу статьи 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" в этой части жалоба не отвечает критерию допустимости. Также не может быть принята во внимание ссылка заявителя на статью 55 (часть 2) Конституции Российской Федерации, поскольку часть первая статьи 151 ГК Российской Федерации, касающаяся компенсации морального вреда, не отменяет и не умаляет прав и свобод человека и гражданина, закрепленных в главе 2 Конституции Российской Федерации.
Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктами 1 и 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации
определил:
1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Щигорца Владимира Ивановича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба может быть признана допустимой, и поскольку разрешение поставленных в ней вопросов Конституционному Суду Российской Федерации неподведомственно.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.
Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
М.В.БАГЛАЙ
Судья-секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации
Ю.М.ДАНИЛОВ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 16.10.2001 n 231-О ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ОБЩЕСТВА С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ ЦЕНТР УСЛУГ НОВОИНТЕРСЕРВИС НА НАРУШЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ПУНКТОМ 2 СТАТЬИ 58 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА О НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВЕ)  »
Постановления и Указы »
Читайте также