ОПРЕДЕЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 12.07.2001 n 168-О ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА ФЕДОРОВА ВЛАДИМИРА АЛЕКСАНДРОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЕЙ 254 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РСФСР


КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 12 июля 2001 г. N 168-О
ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ
ГРАЖДАНИНА ФЕДОРОВА ВЛАДИМИРА АЛЕКСАНДРОВИЧА
НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЕЙ 254
УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РСФСР
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя М.В. Баглая, судей Н.С. Бондаря, Н.В. Витрука, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, В.Д. Зорькина, А.Л. Кононова, Т.Г. Морщаковой, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.И. Тиунова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева,
рассмотрев в пленарном заседании вопрос о соответствии жалобы гражданина В.А. Федорова требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации",
установил:
1. Гражданину В.А. Федорову Северо-Кавказской транспортной прокуратурой было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного пунктом "б" части третьей статьи 158 (кража) УК Российской Федерации. В ходе рассмотрения данного дела Таганрогским городским судом совершение им кражи нашло подтверждение, однако суд в приговоре исключил из предъявленного обвинения признак "совершение хищения в крупном размере", квалифицировав инкриминируемое подсудимому деяние только как кражу, совершенную группой лиц по предварительному сговору с незаконным проникновением в хранилище (пункты "а" и "в" части второй статьи 158 УК Российской Федерации).
В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации В.А. Федоров указывает, что в случае, если в ходе судебного разбирательства органы уголовного преследования не смогли доказать виновность обвиняемого в первоначально определенном ими объеме, суд обязан постановить в отношении него оправдательный приговор, а не формулировать и обосновывать по собственной инициативе новое обвинение (пусть даже в уменьшенном объеме). Положения же статьи 254 УПК РСФСР, которые, по мнению В.А. Федорова, позволили суду при неподтверждении в судебном заседании предъявленного органами предварительного расследования обвинения сформулировать новое обвинение, привели к принятию на себя судом несвойственной ему функции обвинения и тем самым нарушили права заявителя, гарантируемые статьями 10, 49, 118 и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации.
Секретариат Конституционного Суда Российской Федерации в пределах своих полномочий на основании части второй статьи 40 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" уведомил В.А. Федорова о том, что в соответствии с требованиями названного Закона его жалоба не может быть принята к рассмотрению. Однако в своей повторной жалобе заявитель настаивает на принятии Конституционным Судом Российской Федерации решения по поставленным им вопросам.
2. Согласно статьям 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" гражданин вправе обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на нарушение его конституционных прав и свобод законом и такая жалоба признается допустимой, если оспариваемым законом, примененным или подлежащим применению в деле заявителя, затрагиваются его конституционные права и свободы.
Оспариваемая В.А. Федоровым статья 254 УПК РСФСР предусматривает, что разбирательство дела в суде производится только в отношении обвиняемых и лишь по тому обвинению, по которому они преданы суду. Изменение обвинения в суде допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту; если же изменение обвинения влечет за собой нарушение права подсудимого на защиту, суд может направить дело для дополнительного следствия или дознания. Изменение обвинения в суде на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от обвинения, по которому обвиняемый предан суду, не допускается. Если изменение обвинения заключается в исключении части его или признаков преступления, отягчающих ответственность подсудимого, что, по сути, является частичной реабилитацией лица, суд вправе продолжать разбирательство дела в остальной части.
Из содержащихся в данной статье норм, таким образом, не следует, что суд вправе, будь то по ходатайству сторон или по собственной инициативе, формулировать и обосновывать новое, ранее не предъявлявшееся лицу обвинение: они позволяют суду принимать решения по делу только в рамках того обвинения, которое было предъявлено обвиняемому органами уголовного преследования и поддерживалось в судебном заседании государственным обвинителем и потерпевшим - как в части фактических обстоятельств совершения преступления, так и в части их уголовно-правовой оценки. Осуществленное на основании этих норм изменение судом квалификации действий подсудимого с пункта "б" части третьей статьи 158 УК Российской Федерации на пункты "а" и "в" части второй той же статьи само по себе не является свидетельством выхода суда за пределы предъявленного лицу обвинения, поскольку в соответствии с особенностями построения Уголовного кодекса Российской Федерации каждая последующая часть статьи его Особенной части охватывает и те инкриминируемые обвиняемому признаки преступления, которые предусматриваются предшествующими частями той же статьи.
Сужение же судом объема ранее предъявленного лицу обвинения, в том числе исключение из него указания на те или иные эпизоды преступной деятельности, на отдельные квалифицирующие признаки преступления, а также связанное с этим изменение квалификации деяния не означают принятие на себя судом функции обвинения - точно так же, как и признание обвинения в полном объеме не нашедшим подтверждения в судебном заседании не является свидетельством осуществления судом функции защиты.
Таким образом, само по себе то обстоятельство, что суд, рассматривавший уголовное дело в отношении В.А. Федорова, изменил квалификацию действий подсудимого, не дает оснований для вывода о принятии на себя судом функции обвинения. Вместе с тем, если изменение судом квалификации содеянного им оказалось связанным с предъявлением обвинения, хотя и не отягчающего его положения, но отличающегося по фактическим обстоятельствам от ранее предъявленного, это может служить основанием для пересмотра принятого судом решения вышестоящим судом.
Поскольку положениями статьи 254 УПК РСФСР конституционные права и свободы заявителя нарушены не были, его жалоба не отвечает требованиям статей 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".
Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации
определил:
1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Федорова Владимира Александровича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба может быть признана допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.
Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
М.В.БАГЛАЙ
Судья-секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации
Ю.М.ДАНИЛОВ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 12.07.2001 n 167-О ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА МАКАРОВА ОЛЕГА НИКОЛАЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОЛОЖЕНИЯМИ СТАТЕЙ 371, 375, 376 и 383 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РСФСР  »
Постановления и Указы »
Читайте также