ОПРЕДЕЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 21.12.2000 n 291-О ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА ЛОПАЕВА АРТУРА НИКОЛАЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЯМИ 281, 286 И 292 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РСФСР


КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 21 декабря 2000 г. N 291-О
ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ
ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА ЛОПАЕВА АРТУРА НИКОЛАЕВИЧА
НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЯМИ 281,
286 И 292 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РСФСР
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя М.В. Баглая, судей Н.С. Бондаря, Н.В. Витрука, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, В.Д. Зорькина, А.Л. Кононова, В.О. Лучина, Т.Г. Морщаковой, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.И. Тиунова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев в пленарном заседании вопрос о соответствии жалобы гражданина А.Н. Лопаева требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации",
установил:
1. Гражданин А.Н. Лопаев оспаривает конституционность примененных в его деле статей 281, 286 и 292 УПК РСФСР. По мнению заявителя, содержащиеся в них нормы, как позволяющие оглашать в суде, рассматривающем дело в составе судьи и двух народных заседателей либо трех профессиональных судей, материалы до решения вопроса о допустимости их использования в качестве доказательств, не исключают того, что в нарушение статьи 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации в процессе отправления правосудия будут использоваться доказательства, полученные с нарушением процессуального закона.
Кроме того, по мнению А.Н. Лопаева, установленный этими нормами порядок ухудшает положение подсудимого, чье уголовное дело слушается в составе судьи и двух народных заседателей либо трех профессиональных судей, по сравнению с положением подсудимого, чье дело рассматривает суд присяжных, поскольку в силу статьи 435 УПК РСФСР в суде присяжных председательствующий обязан решить вопрос об исключении из разбирательства дела любых доказательств, полученных с нарушением закона. Тем самым, как полагает А.Н. Лопаев, оспариваемые нормы нарушают его права, гарантируемые статьями 19, 20 (часть 2), 46 и 120 Конституции Российской Федерации.
Секретариат Конституционного Суда Российской Федерации в пределах своих полномочий на основании части второй статьи 40 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" уведомлял А.Н. Лопаева о том, что в соответствии с требованиями названного Закона его жалоба не может быть принята к рассмотрению, однако в очередной жалобе заявитель настаивает на принятии Конституционным Судом Российской Федерации решения по поставленным им вопросам.
2. Согласно статьям 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" гражданин вправе обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на нарушение своих конституционных прав и свобод законом и такая жалоба признается допустимой, если оспариваемым законом, примененным или подлежащим применению в деле заявителя, затрагиваются его конституционные права и свободы.
Между тем ссылка А.Н. Лопаева на нарушение статьями 281, 286 и 292 УПК РСФСР его прав, вытекающих из принципа равенства всех перед законом и судом (статья 19 Конституции Российской Федерации), не имеет оснований, поскольку содержащиеся в них нормы относятся в равной мере к производству по любым категориям уголовных дел - вне зависимости от того, каким составом суда они рассматриваются.
Действительно, уголовно-процессуальный закон предписывает председательствующему в суде присяжных решить вопрос об исключении из разбирательства дела в судебном заседании доказательств, полученных с нарушением закона (часть третья статьи 435 УПК РСФСР) и не устанавливает подобного требования применительно к производству в иных судах. Однако такое различие не связано с ограничением или расширением прав участников процесса, а обусловлено исключительно спецификой производства в суде присяжных, для которого характерным является разграничение полномочий присяжных заседателей, управомоченных решать вопросы о доказанности обвинения и наличии оснований для проявления снисхождения к подсудимому, и председательствующего, разрешающего в процессе все иные вопросы, в том числе связанные с определением круга доказательств, подлежащих исследованию в судебном заседании, и порядка такого исследования. Закрепление в законе правила, аналогичного тому, которое содержится в части третьей статьи 435 УПК РСФСР, применительно к производству в судах с иным составом, где полномочия председательствующего и входящих в коллегию судей или народных заседателей не разграничены и вопрос о допустимости доказательств подлежит разрешению всем составом суда, не соответствовало бы природе таких судов.
Вместе с тем в процессе рассмотрения уголовного дела суд вправе и обязан отказать в исследовании представленных доказательств в случае, если несоответствие таких доказательств требованиям закона очевидно даже без исследования по существу. Если же недопустимость доказательства устанавливается в результате его исследования в судебном заседании, то независимо от того, с участием присяжных заседателей или в ином составе суд рассматривает дело, это доказательство должно быть признано не имеющим юридической силы, а состоявшееся исследование - недействительным.
3. Статьи 281, 286 и 292 УПК РСФСР регламентируют условия и порядок оглашения на суде документов, а также показаний, данных обвиняемым и свидетелем при производстве дознания и предварительного расследования, в случае, если эти лица отсутствуют в судебном заседании по причинам, исключающим возможность их явки в суд. В них не предусмотрены какие бы то ни было изъятия из установленного уголовно-процессуальным законом порядка доказывания по уголовным делам, согласно которому, в частности, в основу обвинительного приговора могут быть положены лишь доказательства, не вызывающие сомнения с точки зрения их достоверности и соответствия закону. Поэтому оглашение судом показаний отсутствующего обвиняемого или свидетеля без законных оснований, предусмотренных статьями 281 и 286 УПК РСФСР, т.е. при возможности обеспечить их явку в суд, а также последующее обоснование оглашенными показаниями выводов суда свидетельствует об использовании недопустимых доказательств, которые подлежат исключению из доказательственного материала при осуществляемой вышестоящими судами общей юрисдикции проверке законности и обоснованности вынесенного приговора.
В случае же оглашения судом данных на предварительном следствии показаний и представленных в суд документов при наличии к тому предусмотренных законом оснований обвиняемому - в соответствии с принципом состязательности и равноправия сторон - должна быть предоставлена возможность защиты своих интересов всеми предусмотренными законом способами, включая оспаривание оглашенных показаний и документов, заявление ходатайств об их проверке с помощью других доказательств. При этом сомнения, возникающие при оценке оглашенных материалов, должны быть истолкованы судом в пользу обвиняемого.
4. Согласно статье 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации в случае, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. На обязанность судов всех инстанций при рассмотрении конкретного дела руководствоваться данной конституционной нормой специально обращалось внимание в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 г. N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия".
Исходя из этого суды при истолковании и применении пункта 2 части первой статьи 286 УПК РСФСР должны учитывать, что в соответствии с Международным пактом о гражданских и политических правах (подпункт "е" пункта 3 статьи 14) и Конвенцией о защите прав человека и основных свобод (подпункт "d" пункта 3 статьи 6) одним из обязательных условий справедливого судебного разбирательства является право обвиняемого допрашивать показывающих против него свидетелей или требовать, чтобы эти свидетели были допрошены.
Принятие судом решения вопреки указанным международно-правовым нормам служит для гражданина, полагающего, что его права и свободы были нарушены, основанием для обращения в вышестоящие судебные инстанции, а при исчерпании всех имеющихся внутригосударственных средств правовой защиты - в соответствующие межгосударственные органы, как это предусмотрено Конституцией Российской Федерации (статья 46, части 2 и 3).
Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации
определил:
1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Лопаева Артура Николаевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба может быть признана допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.
Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
М.В.БАГЛАЙ
Судья-секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации
Н.В.СЕЛЕЗНЕВ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 21.12.2000 n 288-О ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА ЧЕПОРОВА ВИТАЛИЯ ВАСИЛЬЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОЛОЖЕНИЯМИ ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА О ПОРЯДКЕ ИСЧИСЛЕНИЯ И УВЕЛИЧЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ПЕНСИЙ  »
Постановления и Указы »
Читайте также