ОПРЕДЕЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 04.05.2000 n 109-О ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА СУРТАЕВА ЕВГЕНИЯ ПОРФИРЬЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЕЙ 173 ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 4 мая 2000 г. N 109-О
ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ
ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА СУРТАЕВА ЕВГЕНИЯ ПОРФИРЬЕВИЧА
НА НАРУШЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЕЙ 173
ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя М.В. Баглая, судей Н.С. Бондаря, Н.В. Витрука, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, В.Д. Зорькина, А.Л. Кононова, В.О. Лучина, Т.Г. Морщаковой, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.И. Тиунова, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,
заслушав в пленарном заседании заключение судьи Г.А. Жилина, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы Е.П. Суртаева,
установил:
1. В связи с неисполнением коммерческим банком "Горный Алтай" обязательств по договору депозитного вклада, банкротством и частичным удовлетворением конкурсным управляющим претензии о кредиторской задолженности банка гражданин Е.П. Суртаев на основании пункта 3 статьи 75 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" обратился в Арбитражный суд Республики Алтай с заявлением об установлении размера требований кредитора. Е.П. Суртаев просил также признать депозитный договор недействительным и применить положения пункта 2 статьи 835 ГК Российской Федерации, согласно которому в случае принятия вклада от гражданина лицом, не имеющим на это права, или с нарушением порядка, установленного законом или принятыми в соответствии с ним банковскими правилами, вкладчик может потребовать немедленного возврата суммы вклада, а также уплаты на нее процентов, предусмотренных статьей 395 ГК Российской Федерации, и возмещения сверх суммы процентов всех причиненных вкладчику убытков.
Определением Арбитражного суда Республики Алтай Е.П. Суртаев признан конкурсным кредитором банка первой очереди с размером требований в сумме 105405 руб. 35 коп., в удовлетворении же остальных требований ему было отказано. При этом в мотивировочной части определения суд отметил, что договор депозитного вклада мог бы быть признан недействительным на основании статей 168 и 173 ГК Российской Федерации и это повлекло бы последствия, предусмотренные пунктом 2 статьи 835 ГК Российской Федерации, однако соответствующие требования надлежащими лицами не заявлялись.
В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации Е.П. Суртаев утверждает, что положения статьи 173 ГК Российской Федерации нарушают его конституционные права и свободы, поскольку не позволяют ему обратиться с заявлением о признании недействительным договора депозитного вклада, а суду вследствие этого - признать договор недействительным и применить пункт 2 статьи 835 ГК Российской Федерации. Заявитель также просит дать оценку законности и обоснованности определения Арбитражного суда Республики Алтай.
2. Согласно статье 173 ГК Российской Федерации сделка, совершенная юридическим лицом в противоречии с целями деятельности, определенно ограниченными в его учредительных документах, либо юридическим лицом, не имеющим лицензии на занятие соответствующей деятельностью, может быть признана судом недействительной по иску этого юридического лица, его учредителя (участника) или государственного органа, осуществляющего контроль или надзор за деятельностью юридического лица, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о ее незаконности.
Данная статья предоставляет названным в ней субъектам дополнительные возможности по защите своих прав путем признания сделки недействительной, а потому ее положения сами по себе не могут нарушать конституционные права и свободы граждан. Не препятствуют они и лицу, не входящему в круг этих субъектов, обратиться в суд с требованием о признании сделки недействительной по иным основаниям.
Как следует из представленных материалов, положения статьи 173 ГК Российской Федерации не только не применялись, но и не подлежали применению в деле заявителя, поскольку признание сделки недействительной помимо иных указанных в данной статье оснований предполагает, что другая сторона в сделке (т.е. сам Е.П. Суртаев) знала или заведомо должна была знать о ее незаконности. Между тем основным доводом жалобы как раз и является то, что банк ввел Е.П. Суртаева в заблуждение, скрыв факт отсутствия лицензии на привлечение денежных средств во вклады, т.е. заключил договор с нарушением статьи 13 Федерального закона "О банках и банковской деятельности".
Ссылка в мотивировочной части определения арбитражного суда на возможность признания сделки недействительной по основаниям, предусмотренным статьей 173 ГК Российской Федерации, сама по себе не может расцениваться как применение ее положений в деле заявителя.
Заявитель указывает в жалобе, что он ставил вопрос о признании договора недействительным на основании пункта 1 статьи 179 ГК Российской Федерации, согласно которому сделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего. Таким образом, хотя Е.П. Суртаев и просит проверить конституционность статьи 173 ГК Российской Федерации, фактически им обжалуется неприменение арбитражным судом пункта 1 статьи 179 и пункта 2 статьи 835 ГК Российской Федерации при признании договора недействительным и определении размера кредиторских требований и очередности их удовлетворения, а также оспаривается правильность принятого судебного решения. Однако, по смыслу статей 118, 120, 125 и 127 Конституции Российской Федерации и статьи 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", выбор норм материального права, их применение в конкретном деле, а также проверка законности и обоснованности судебных решений относятся к компетенции соответствующего арбитражного суда, подменять который Конституционный Суд Российской Федерации не вправе.
Согласно статьям 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" Конституционный Суд Российской Федерации принимает к рассмотрению жалобу гражданина на нарушение его конституционных прав и свобод законом, примененным или подлежащим применению в деле заявителя, рассмотрение которого завершено или начато в суде или ином органе, применяющем закон. Поскольку положения статьи 173 ГК Российской Федерации в деле Е.П. Суртаева не применялись, его жалоба не может быть признана допустимой по смыслу Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".
Проверка же правильности выбора и применения норм материального права в конкретном деле не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, установленной статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктами 1 и 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации
определил:
1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Суртаева Евгения Порфирьевича как не отвечающей критерию допустимости обращений в соответствии с требованиями Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", а также поскольку разрешение поставленных в ней вопросов неподведомственно Конституционному Суду Российской Федерации.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.
Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
М.В.БАГЛАЙ
Судья-секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации
Н.В.СЕЛЕЗНЕВ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Главного государственного санитарного врача РФ от 04.05.2000 n 3 ОБ УСИЛЕНИИ ГОССАНЭПИДНАДЗОРА ЗА ПРОИЗВОДСТВОМ И РЕАЛИЗАЦИЕЙ ТАБАКА И ТАБАЧНЫХ ИЗДЕЛИЙ  »
Постановления и Указы »
Читайте также