ОПРЕДЕЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 13.04.2000 n 44-О ПО ЗАПРОСУ ФЕДЕРАЛЬНОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА ЦЕНТРАЛЬНОГО ОКРУГА О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПОДПУНКТА А ПУНКТА 1 СТАТЬИ 14 ЗАКОНА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ О ВАЛЮТНОМ РЕГУЛИРОВАНИИ И ВАЛЮТНОМ КОНТРОЛЕ


КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 13 апреля 2000 г. N 44-О
ПО ЗАПРОСУ ФЕДЕРАЛЬНОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА ЦЕНТРАЛЬНОГО
ОКРУГА О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПОДПУНКТА "А" ПУНКТА 1
СТАТЬИ 14 ЗАКОНА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ "О ВАЛЮТНОМ
РЕГУЛИРОВАНИИ И ВАЛЮТНОМ КОНТРОЛЕ"
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя М.В. Баглая, судей Н.С. Бондаря, Н.В. Витрука, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, В.Д. Зорькина, В.О. Лучина, Т.Г. Морщаковой, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.И. Тиунова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,
заслушав в пленарном заседании заключение судьи Г.А. Жилина, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение запроса Федерального арбитражного суда Центрального округа,
установил:
1. Федеральный арбитражный суд Центрального округа просит проверить конституционность подпункта "а" пункта 1 статьи 14 Закона Российской Федерации "О валютном регулировании и валютном контроле", устанавливающего ответственность за нарушение положений статей 2 - 8 названного Закона в виде взыскания в доход государства всего полученного по недействительным (в силу данного Закона) сделкам.
Санкция, установленная оспариваемой нормой, была применена в конкретном деле нижестоящими судебными инстанциями, законность решений которых в кассационном порядке проверяет заявитель. По его мнению, будучи мерой административной ответственности, эта санкция является несоразмерной и нарушает принцип равенства всех перед законом и судом, право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности и потому противоречит Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (часть 1) и 34 (часть 1), а также статье 55 (часть 3), согласно которой права и свободы граждан могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.
2. Закон Российской Федерации от 9 октября 1992 года "О валютном регулировании и валютном контроле" (с изменениями и дополнениями, внесенными Федеральными законами от 29 декабря 1998 года и 5 июля 1999 года) определяет принципы осуществления валютных операций в Российской Федерации, полномочия и функции органов валютного регулирования и валютного контроля, права и обязанности юридических и физических лиц в отношении владения, пользования и распоряжения валютными ценностями, ответственность за нарушение валютного законодательства и направлен на стабилизацию денежного обращения, защиту внутреннего рынка и недопущение сокращения валютных резервов, а потому оспариваемая норма названного Закона, как устанавливающая ответственность за нарушение валютного законодательства, сама по себе не нарушает статьи 19 (часть 1), 34 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.
Из пункта 1 статьи 14 и пункта 4 статьи 2 Закона Российской Федерации "О валютном регулировании и валютном контроле" во взаимосвязи с другими положениями действующего законодательства, в том числе нормами ГК Российской Федерации, Кодекса РСФСР об административных правонарушениях и УК Российской Федерации, следует, что за совершение противоправных сделок с валютой и иных незаконных валютных операций предусматривается гражданско-правовая, административная и уголовная ответственность. Условия привлечения лица к ответственности (определение перечня противоправных деяний, санкций за их совершение и др.) устанавливаются отраслевым законодательством, т.е. решение этого вопроса относится к компетенции законодателя, а решение вопроса о том, к какому виду ответственности должен быть привлечен правонарушитель, и применение к нему той или иной меры ответственности - к компетенции соответствующих правоприменительных органов, подменять которые, по смыслу статьи 125 Конституции Российской Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации не вправе.
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 1 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации
определил:
1. Отказать в принятии к рассмотрению запроса Федерального арбитражного суда Центрального округа, поскольку разрешение поставленных в нем вопросов неподведомственно Конституционному Суду Российской Федерации.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данному запросу окончательно и обжалованию не подлежит.
Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
М.В.БАГЛАЙ
Судья-секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации
Н.В.СЕЛЕЗНЕВ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 13.04.2000 n 74-О ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЗАПРОСА ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО СОБРАНИЯ КАЛУЖСКОЙ ОБЛАСТИ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПУНКТА 11 ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 18 СЕНТЯБРЯ 1997 Г. n 1182 О ПРОВЕДЕНИИ МЕРОПРИЯТИЙ В СВЯЗИ С ИЗМЕНЕНИЕМ НАРИЦАТЕЛЬНОЙ СТОИМОСТИ РОССИЙСКИХ ДЕНЕЖНЫХ ЗНАКОВ И МАСШТАБА ЦЕН  »
Постановления и Указы »
Читайте также