Постановление ЕСПЧ от 22.06.2006 "Дело "Авакова (avakova) против Российской Федерации" (жалоба n 30395/04) По делу обжалуется чрезмерная длительность судебного разбирательства. По делу допущено нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

[неофициальный перевод] <*>
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ
ДЕЛО "АВАКОВА (AVAKOVA) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"
(Жалоба N 30395/04)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
(Страсбург, 22 июня 2006 года)
--------------------------------
<*> Перевод на русский язык Берестнева Ю.Ю.
В деле "Авакова против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая секция), заседая Палатой в составе:
Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,
Л. Лукайдеса,
Ф. Тюлькенс,
Н. Ваич,
А. Ковлера,
Д. Шпильманна,
С.Э. Йебенса, судей,
а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,
заседая 1 июня 2006 г. за закрытыми дверями,
вынес следующее Постановление:
Процедура
1. Дело было инициировано жалобой (N 30395/04), поданной 31 июля 2004 г. в Европейский Суд против Российской Федерации гражданкой Российской Федерации Аваковой Тамарой Тиграновной (далее - заявительница) в соответствии со Статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция).
2. Власти Российской Федерации в Европейском Суде были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.
3. 4 марта 2005 г. Европейский Суд официально уведомил власти Российской Федерации о рассмотрении жалобы заявительницы. Согласно положениям пункта 3 Статьи 29 Конвенции Европейский Суд принял решение рассмотреть жалобу по существу одновременно с принятием решения по вопросу о ее приемлемости.
Факты
4. Заявительница, 1937 года рождения, проживающая в г. Санкт-Петербурге.
5. 1 марта 1994 г. промышленное строительно-монтажное объединение "Ленгидроэнергоспецстрой" (далее - компания "ЛенГЭСС") и закрытое акционерное общество "Торгово-промышленная компания "Северо-Западный Союз" (далее - компания "СЗС") подписали договор, согласно которому компания "ЛенГЭСС" должна была построить жилой дом в г. Санкт-Петербурге, а компания "СЗС" должна была профинансировать строительство. Согласно условиям договора компания "СЗС" должна была получить в собственность определенное число квартир после завершения строительства. Для финансирования строительства компания "СЗС" получала средства от частных инвесторов, которые в результате должны были стать собственниками квартир.
6. 21 ноября 1994 г. заявительница подписала с компанией "СЗС" договор купли-продажи квартиры.
7. 8 декабря 1995 г. заявительница полностью внесла оговоренную договором денежную сумму.
8. По-видимому, после окончания строительства компания "ЛенГЭСС" отказалась передать оговоренное число квартир компании "СЗС", утверждая, что "СЗС" произвела недостаточное финансирование строительства. В декабре 1997 г. компания "СЗС" обратилась в Куйбышевский районный суд г. Санкт-Петербурга с иском к компании "ЛенГЭСС", требуя исполнения договора 1994 года.
9. 5 мая 1999 г., по утверждению заявительницы, или 19 октября 1999 г., по мнению властей Российской Федерации, заявительница была привлечена к рассмотрению дела в Куйбышевском районном суде г. Санкт-Петербурга в отношении компании "ЛенГЭСС" в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования. Заявительница требовала признать за ней право на квартиру, за которую она заплатила.
10. Неустановленного числа Куйбышевский районный суд г. Санкт-Петербурга назначил слушание по делу на 24 декабря 1999 г.; впоследствии оно было перенесено на 28 февраля 2000 г.
11. 10 мая 2000 г. Куйбышевский районный суд г. Санкт-Петербурга прекратил судебное разбирательство по делу в связи с неподсудностью дела суду и указал, что дело подлежит рассмотрению в порядке арбитражного судопроизводства.
12. 29 июня 2000 г. судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда удовлетворила совместную кассационную жалобу компании "СЗС" и третьих лиц, отменила решение от 10 мая 2000 г. и направила дело в Куйбышевский районный суд г. Санкт-Петербурга для рассмотрения по существу. Одновременно суд вынес частное определение в отношении судьи Куйбышевского районного суда г. Санкт-Петербурга, рассматривавшего дело в суде первой инстанции, в котором отметил явное нарушение судьей норм процессуального права в части соблюдения процессуальных сроков.
13. 17 ноября 2000 г., 7 февраля, 23 марта и 1 июня 2001 г. в Куйбышевском районном суде г. Санкт-Петербурга состоялись судебные заседания по делу.
14. 28 сентября 2001 г. Куйбышевский районный суд г. Санкт-Петербурга вынес решение. Суд отказал в удовлетворении требований всех истцов в связи с тем, что они никогда не производили оплату за квартиры непосредственно компании "ЛенГЭСС".
15. Заявительница вместе с другими истцами обжаловала решение от 28 сентября 2001 г.
16. Неустановленного числа Куйбышевский районный суд г. Санкт-Петербурга назначил кассационное рассмотрение дела на 13 ноября 2001 г. и направил дело в Санкт-Петербургский городской суд. По-видимому, к 13 ноября 2001 г. Куйбышевский районный суд г. Санкт-Петербурга не рассмотрел вопрос оплаты государственной пошлины, поэтому Санкт-Петербургский городской суд был вынужден отложить кассационное рассмотрение дела и вернуть дело в Куйбышевский районный суд г. Санкт-Петербурга. Новое кассационное рассмотрение дела было назначено на 21 марта 2002 г.
17. 21 марта 2002 г. судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда отменила судебное решение от 28 сентября 2001 г. и направила дело на новое рассмотрение в Куйбышевский районный суд г. Санкт-Петербурга.
18. Неустановленного числа Куйбышевский районный суд г. Санкт-Петербурга привлек закрытое акционерное общество "Уником" (далее - "Уником") в качестве соответчика по данному делу.
19. 29 мая, 27 июня и 14 сентября 2002 г. в Куйбышевском районном суде г. Санкт-Петербурга состоялись судебные заседания по делу.
20. Вместе с тем 10 сентября 2002 г. Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга возбудил процедуру банкротства в отношении компании "СЗС".
21. 24 сентября 2002 г. Куйбышевский районный суд г. Санкт-Петербурга направил дело в отношении компании "ЛенГЭСС" на рассмотрение в Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга. Он определил, что спор с участием юридических лиц подлежит рассмотрению арбитражным судом.
22. 3 декабря 2002 г. Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга прекратил производство по делу, поскольку дело должно было рассматриваться в рамках процедуры банкротства, инициированной 10 сентября 2002 г.
23. 11 марта 2003 г. апелляционная инстанция Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга отменила определение от 3 декабря 2002 г. и направила дело для рассмотрения по существу в суд первой инстанции.
24. 26 мая 2003 г. Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга передал дело на рассмотрение в Куйбышевский районный суд г. Санкт-Петербурга, указав, что спор, в котором участвуют физические лица, подлежит рассмотрению судом общей юрисдикции.
25. 18 августа 2003 г. Куйбышевский районный суд г. Санкт-Петербурга получил материалы по данному делу. 6 октября и 23 декабря 2003 г. состоялись судебные заседания по делу.
26. 23 декабря 2003 г. Куйбышевский районный суд г. Санкт-Петербурга назначил судебное заседание на 2 марта 2004 г.
27. В период с 2 марта по 24 декабря 2004 г. Куйбышевский районный суд г. Санкт-Петербурга назначал судебные заседания восемь раз, по крайней мере, половина из них переносилась по различным причинам.
28. 27 мая 2005 г. Куйбышевский районный суд г. Санкт-Петербурга обязал компанию "Уником" выплатить заявительнице 26985 долларов США 50 центов. Остальные требования заявительницы были оставлены без удовлетворения.
29. 10 августа 2005 г. судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда оставила судебное решение от 27 мая 2005 г. без изменения.
Право
I. Предполагаемое нарушение пункта 1 Статьи 6 Конвенции
30. Заявительница жаловалась на то, что длительность судебного разбирательства по ее делу не соответствовала требованию "разумного срока", установленного пунктом 1 Статьи 6 Конвенции, который предусматривает:
"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на... разбирательство дела в разумный срок... судом...".
31. Власти Российской Федерации утверждали, что судебное разбирательство было сложным, так как в нем принимало участие много юридических и физических лиц. Рассмотрение дела откладывалось по объективным причинам: болезнь судей, истребование судом дополнительных доказательств по делу, неявка сторон по делу в судебные заседания и так далее. Продолжительность судебного разбирательства была обусловлена необходимостью тщательного изучения обстоятельств дела.
32. Европейский Суд отмечает, что стороны не пришли к согласию относительно даты, когда заявительница вступила в процесс в Куйбышевском районном суде г. Санкт-Петербурга в качестве третьего лица. Европейский Суд обращает внимание на тот факт, что заявительница не представила копию искового заявления с ее требованиями или иного документа, подтверждающего факт ее вступления в судебный процесс 5 мая 1999 г. Из хронологии судебного разбирательства, представленной властями Российской Федерации, следует, что заявительница, по-видимому, вступила в процесс 19 октября 1999 г. Европейский Суд считает, что началом рассмотрения дела следует считать именно эту дату, а окончанием - 10 августа 2005 г., когда Санкт-Петербургским городским судом было вынесено окончательное решение по делу. Таким образом, разбирательство длилось пять лет и почти десять месяцев.
A. Приемлемость
33. Европейский Суд пришел к выводу, что данная жалоба не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 Статьи 35 Конвенции. Оснований для объявления ее неприемлемой не установлено. Таким образом, данная жалоба объявляется приемлемой.
B. По существу
34. Европейский Суд напоминает, что разумность срока судебного разбирательства должна рассматриваться в свете обстоятельств дела и с учетом критериев, установленных прецедентной практикой Европейского Суда, в частности: сложности дела, поведения заявителя и соответствующих органов власти, а также важности рассматриваемого в рамках дела вопроса для заявителя (см., среди прочих прецедентов, Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Фридлендер против Франции" (Frydlender v. France), жалоба N 30979/96, ECHR 2000-VII, § 43).
35. Европейский Суд установил нарушения пункта 1 Статьи 6 Конвенции в деле, затрагивающем вопросы, аналогичные рассматриваемым в данном деле:
"Возвращаясь к данному делу, Европейский Суд обращает внимание на существенные задержки, причиной которых были разногласия по вопросу о подведомственности данного дела, так как его участниками являются как коммерческие организации, так и частные лица. Вследствие этого дело передавалось на рассмотрение из суда общей юрисдикции в арбитражный суд и обратно... Европейский Суд также отмечает, что превышение разумных сроков судебного разбирательства было признано в частном определении Санкт-Петербургского городского суда. Однако спустя пять лет после этого дело все еще рассматривается в суде первой инстанции" (см. Постановление Европейского Суда по делу "Бабурин против России" (Baburin v. Russia) от 24 марта 2005 г., жалоба N 55520/00, § 42).
36. Исследовав представленные материалы по делу, Европейский Суд пришел к выводу, что власти Российской Федерации не представили достаточные факты, которые бы позволили принять иное решение по данному делу.
37. Европейский Суд счел, что судебное разбирательство по делу было чрезмерно длительным и не соответствовало требованию "разумного срока". Следовательно, имело место нарушение пункта 1 Статьи 6 Конвенции.
II. Иные предполагаемые нарушения Конвенции
38. В своем письме от 20 сентября 2005 г. заявительница жаловалась, ссылаясь на Статью 6 Конвенции и статью 1 Протокола N 1 к Конвенции, что судебное разбирательство не являлось справедливым в силу того, что суды неверно истолковали нормы национального законодательства, и что, по всей вероятности, судебное решение от 27 мая 2005 г. не может быть исполнено в связи с финансовым положением компании "Уником". Принимая во внимание все имеющиеся материалы по делу и исходя из того, что Европейский Суд компетентен рассматривать данную жалобу, он приходит к выводу, что названные жалобы не содержат признаков нарушения прав и свобод, гарантированных Конвенцией и Протоколами к ней. Следовательно, данная часть жалобы подлежит отклонению как явно необоснованная по смыслу пунктов 3 и 4 Статьи 35 Конвенции.
III. Применение Статьи 41 Конвенции
39. Статья 41 Конвенции предусматривает:
"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".
A. Ущерб
40. Заявительница требовала присудить ей 41 тыс. долларов США в возмещение материального ущерба и 50 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда.
41. Власти Российской Федерации отметили, что требования заявительницы являются чрезмерными и необоснованными.
42. Европейский Суд не усматривает причинно-следственной связи между установленным нарушением и требуемым заявительницей возмещением материального ущерба; следовательно, данное требование подлежит отклонению. С другой стороны, Европейский Суд полагает, что заявительнице, возможно, был причинен моральный вред. Исходя из принципа справедливости, Европейский Суд присудил заявительнице 3000 евро в качестве компенсации морального вреда, а также налоги, которые могут быть начислены на эту сумму.
B. Судебные расходы и издержки
43. Заявительница также потребовала присудить ей 47525 рублей в возмещение судебных расходов и издержек, понесенных в национальных судах и Европейском Суде, подтверждая свои требования документально.
44. Власти Российской Федерации не согласились с таким требованием.
45. Согласно прецедентной практике Европейского Суда заявитель имеет право на возмещение судебных расходов и издержек лишь в той мере, в какой было доказано, что они были действительными, понесенными по необходимости, и были разумными в своем размере. В настоящем деле, принимая во внимание представленную информацию и указанный выше критерий, Европейский Суд счел разумным присудить заявительнице сумму в размере 200 евро в возмещение расходов и издержек, а также налоги, которые могут быть начислены на эту сумму.
C. Процентная ставка при просрочке платежей
46. Европейский Суд счел, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной годовой процентной ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента.
На этих основаниях Суд единогласно:
1. Объявил жалобу приемлемой в части чрезмерной длительности судебного разбирательства и признал неприемлемой остальную часть жалобы.
2. Постановил, что имело место нарушение пункта 1 Статьи 6 Конвенции.
3. Постановил:
(a) что государство-ответчик обязано выплатить заявительнице в течение трех месяцев со дня вступления постановления в законную силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции следующие суммы в пересчете на российские рубли по курсу, действующему на день выплаты:
(i) 3000 (три тысячи) евро в качестве компенсации морального вреда;
(ii) 200 (двести) евро в возмещение судебных расходов и издержек;
(iii) сумму налогов, которая может быть начислена на присужденные суммы;
(b) что по истечении указанного трехмесячного срока и до произведения окончательной выплаты на указанные суммы начисляется простой процент в размере предельной годовой кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.
4. Отклонил остальные требования заявительницы по справедливой компенсации.
Совершено на английском языке, и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 22 июня 2006 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 Правила 77 Регламента Суда.
Секретарь Секции Суда
Серен НИЛЬСЕН
Председатель Палаты
Христос РОЗАКИС

Постановление ЕСПЧ от 22.06.2006 'Дело 'Чеботарев (chebotarev) против Российской Федерации' (жалоба n 23795/02) По делу обжалуется неисполнение нескольких судебных решений, вынесенных в пользу заявителя по вопросу определения пенсии по инвалидности, а также отмена в порядке надзора одного из вынесенных судебных решений. По делу допущено нарушение требований пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьи 1 Протокола n 1 к Конвенции.  »
Читайте также