Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 16.09.2009 n 230-П09 Приговор изменен: исключено назначение наказания по правилам ст. 70 УК РФ, поскольку новые преступления совершены после истечения срока наказания по предыдущему приговору; действия осужденного переквалифицированы с п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ на п. "б" ч. 3 ст. 163 УК РФ, так как, рассматривая дело в кассационном порядке, при назначении наказания по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ суд ошибочно указал п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ вместо п. "б" ч. 3 ст. 163 УК РФ.

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 16 сентября 2009 г. N 230-П09
Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего - Серкова П.П.,
членов Президиума - Давыдова В.А., Магомедова М.М., Нечаева В.И., Петроченкова А.Я., Соловьева В.Н., Хомчика В.В.-
рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного О. на приговор Московского городского суда от 11 мая 2001 г., по которому
О., <...>, судимый 30 декабря 1996 г. по ст. ст. 148 ч. 3, 146 ч. 2 п. п. "а", "е", 145 ч. 2, 126 ч. 1 УК РСФСР к 7 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден условно-досрочно 8 февраля 2000 г. на неотбытый срок 9 месяцев 24 дня, постановлением судьи Октябрьского районного суда г. Владимира от 3 июня 2008 г. действия О. переквалифицированы со ст. 148 ч. 3 УК РСФСР на ст. 163 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ), по которой назначено 5 лет 6 месяцев лишения свободы, а также со ст. 145 ч. 2 УК РСФСР на ст. 161 ч. 2 УК РФ (в реакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ), по которой назначено 4 года 6 месяцев лишения свободы, в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 6 лет лишения свободы,
осужден: по ст. 161 ч. 2 п. "б" УК РФ к 6 годам лишения свободы, по ст. 163 ч. 3 п. "б" УК РФ к 12 годам лишения свободы, с конфискацией имущества, по ст. 126 ч. 3 п. "б" УК РФ к 15 годам лишения свободы.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено 16 лет лишения свободы, с конфискацией имущества.
В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров, с частичным присоединением неотбытого наказания по приговору от 30 декабря 1996 г. окончательно назначено 16 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии особого режима.
По ст. 167 ч. 1 УК РФ О. оправдан за отсутствием состава преступления.
Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 25 сентября 2001 г. приговор в отношении О. оставлен без изменения.
Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 29 октября 2003 г. кассационное определение в отношении О. отменено, дело передано на новое кассационное рассмотрение.
Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 5 февраля 2004 г. приговор в отношении О. изменен, его действия переквалифицированы со ст. 161 ч. 2 п. "б" УК РФ на ст. 161 ч. 1 УК РФ, по которой назначено 4 года лишения свободы, со ст. 126 ч. 3 п. "б" УК РФ на ст. 126 ч. 2 п. п. "а", "в", "г", "з" УК РФ, по которой назначено 12 лет лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 162 ч. 3 п. "б", 161 ч. 1, 126 ч. 2 п. п. "а", "в", "г", "з" УК РФ, назначено 15 лет лишения свободы.
В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров, с частичным присоединением неотбытой части наказания по предыдущему приговору окончательно назначено 15 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Исключено дополнительное наказание в виде конфискации имущества и указание о наличии особо опасного рецидива, в действиях О. признано наличие опасного рецидива преступлений.
Постановлением судьи Октябрьского районного суда г. Владимира от 24 октября 2008 г. в приговор внесены изменения, в вводной части приговора указано считать О. освобожденным от отбывания наказания по приговору от 30 декабря 1996 г. по отбытии срока наказания, исключено из описательно-мотивировочной и резолютивной частей приговора указание о назначении наказания в соответствии со ст. 70 УК РФ. В остальном приговор оставлен без изменения.
Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Владимирского областного суда от 15 января 2009 г. постановление судьи в части пересмотра приговора от 11 мая 2001 г. отменено, производство в этой части прекращено.
По настоящему делу осуждены также Я., Ж., П., надзорное производство в отношении которых не возбуждено.
В надзорной жалобе осужденный О. просит об изменении состоявшихся судебных решений.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Рудакова С.В., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и последующих судебных решений, мотивы надзорной жалобы и постановления о возбуждении надзорного производства, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Малиновского В.В., полагавшего жалобу удовлетворить частично, адвоката Борисова М.В., поддержавшего доводы жалобы, Президиум Верховного Суда Российской Федерации
установил:
О. осужден за совершение преступлений при следующих обстоятельствах.
7 июля 2000 г., находясь в квартире <...>, О., Ж., Я. под надуманным предлогом потребовали от В. передачи им 60.000 долларов США, что составило по курсу ЦБ РФ на тот период 1.680.600 рублей, угрожая в случае отказа выполнить их требования насильственным удержанием в квартире, а также физической расправой.
Помимо этого, О., достоверно зная, что В. как лицо, отбывающее наказание в колонии-поселении, обязан являться на ежедневную вечернюю проверку по месту отбывания наказания, желая оказать на последнего психическое воздействие, угрожал не выпускать В. на указанную проверку, что могло повлечь для В. привлечение к уголовной ответственности и изменение ему условий отбывания наказания, а также насильственным введением наркотического препарата - героина.
При этом О. и Я. требовали, чтобы В. звонил своим знакомым и собирал деньги. В., учитывая личности похитивших его и характер их действий, угрозы в свой адрес воспринимал реально, вынужден был согласиться на выдвинутые требования и пообещал впоследствии передать О. и соучастникам требуемую сумму.
После этого О. и Ж. вновь стали угрожать В. длительным лишением свободы и последующим за ним привлечением к уголовной ответственности за неявку на проверку в колонию-поселение, причинением вреда здоровью путем введения наркотиков, а также совершением с В. насильственного акта мужеложства и распространением сведений о его совершении по месту отбывания последним наказания, в случае, если он скроется или уклонится от исполнения выдвинутых имущественных требований, после чего около 21-го часа того же дня отпустили последнего из квартиры.
При этом Я. потребовал от В., чтобы тот постоянно связывался с О. и Ж., сообщал им о результатах сбора вымогаемого имущества.
19 июля 2000 г., после 8 часов 00 минут, О. и Ж., имея умысел на похищение В., узнали от П. местонахождение В. - учреждение ИЗ - 49\9 УИН МЮ РФ по Московской области, расположенное по адресу: г. Москва, ул. Верхние Поля, д. 33.
На автомашине ВАЗ-21099 под управлением Ж., взяв с собой П., Ж. и О. прибыли на ул. Верхние Поля г. Москвы, где остановили автомашину на автодороге, и стали ожидать В.
П. встретился с В. и в ходе разговора предложил ему встретиться с О. и Ж., на что получил отказ, о чем сообщил последним.
С целью похищения В., О. и Ж. на автомобиле проехали к учреждению и, не доезжая до контрольно-пропускного пункта, остановили автомобиль.
П., увидев около 11 часов 00 минут потерпевшего В., двигавшегося на автомашине ВАЗ-21099 мимо автомашины Ж. в его сторону, продолжал стоять на проезжей части автодороги, мешая проезду, вынудив таким образом В. развернуть автомашину и поехать в обратном направлении.
О. и Ж., обнаружив, что В., проехав мимо автомашины Ж. в сторону П., развернул свой автомобиль и поехал обратно, с целью захвата В., препятствуя возможности последнего скрыться с места происшествия, преградили автомобилем Ж. дорогу В. и вынудили его подъехать к контрольно-пропускному пункту учреждения.
О. и Ж. вышли из салона автомашины и подбежали к автомашине В., требуя от последнего выйти из автомобиля. При этом О. приискал на месте происшествия для использования в качестве оружия для нанесения телесных повреждений металлический фиксатор руля. После этого Ж. рукой разбил стекло левой передней двери автомашины потерпевшего и с применением физической силы, схватив В. за одежду, совместно с О. стал вытаскивать В. из салона через окно.
О., открыв через разбитое стекло левую переднюю дверь автомобиля, нанес В. вышеуказанным фиксатором руля удар по голове. Вытащив В. с применением физической силы из салона его автомашины, О. и Ж. повалили В. на землю, после чего поочередно и одновременно стали наносить В. удары по различным частям тела. При этом Ж. нанес В. не менее двух ударов по телу руками, а О. нанес В. руками не менее двух ударов по голове и не менее двух ударов по туловищу слева, после чего совместно с Ж. задрали В. на голову куртку, лишив его возможности активно сопротивляться и ориентироваться.
П. в это время, не препятствуя действиям О. и Ж., сел в автомашину Ж., развернул ее, приготовив к отъезду.
О. и Ж. с применением физической силы, схватив В. руками за одежду, несмотря на сопротивление последнего, против его воли, оттащили в салон автомашины Ж., поместив В. на заднее сиденье автомобиля.
В салоне автомашины под управлением Ж., О., желая сломить волю В. к сопротивлению и вынудить исполнить имущественные требования, нанес ему не менее одного удара рукой по голове, после чего совместно с Ж. вывезли В. от учреждения, переместили на Ленинградский проспект г. Москвы в район станции метро "Динамо".
При этом О. требовал от В. передачи ему и Ж. до 21 часа того же дня денег в сумме 20.000 долларов США, что составило по курсу ЦБ РФ на тот день 556.200 рублей, а остальную сумму в 40.000 долларов США, что составило по курсу ЦБ РФ 1.112.400 рублей, позднее.
В случае неисполнения выдвинутых имущественных требований, а также желая сломить волю В. к сопротивлению, О. и Ж. совместно угрожали В. помещением в подвал для насильственного удержания и привлечением к уголовной ответственности за неявку на проверку в колонию-поселение, причинением вреда здоровью путем насильственного введения наркотических средств до возникновения привыкания к ним. Убийством, совершением с В. насильственного акта мужеложства и распространением сведений о его совершении по месту отбывания последним наказания.
В., учитывая личности похитивших его и характер их действий, угрозы в свой адрес воспринимал реально, вынужден был согласиться на выдвинутые требования и пообещал передать требуемую сумму.
О. после совершения вымогательства имущества В., находясь в салоне автомашины, следуя по автодороге с улицы Верхние Поля к Ленинградскому проспекту г. Москвы, обнаружив у В. деньги в сумме 10 долларов США, что составило по курсу ЦБ РФ на тот период 278 рублей 10 копеек, и 500 рублей, а всего в сумме 778 рублей 10 копеек, имея умысел на хищение чужого имущества, сознавая, что воля В. к сопротивлению полностью подавлена ранее совершенными в отношении него преступлениями, не сообщив Ж. и П. о своих преступных намерениях, в присутствии В. открыто похитил указанную сумму денег, положив ее в карман своей одежды.
Получив согласие В. выплатить требуемую сумму, О. и Ж. в присутствии П. приехали в район станции метро "Динамо", после чего, остановив автомашину, вывели В. из автомашины Ж. и, продолжая ограничивать его свободу, контролируя передвижение, вывезли на не установленной следствием автомашине в квартиру, расположенную по адресу: <...>, для сбора требуемой суммы денег, где потребовали от В. звонить своим знакомым и собирать деньги.
При этом О. и Ж. предложили П. оставаться в автомобиле Ж. и ждать их, постоянно связываться с ними путем звонков на телефон Ж.
Узнав от В., что в 15 часов 30 минут на Павелецкой Площади г. Москвы ему будут переданы деньги в сумме 15.000 долларов США, О. и Ж. с целью завладения указанной суммой, продолжая ограничивать свободу В., контролируя его передвижение, вывезли на неустановленной автомашине к д. N 1 Павелецкой Площади г. Москвы. Дождавшись, когда В. получит указанную сумму денег, О. забрал их у В., после чего 19 июля 2000 г., около 15 часов 40 минут, последний был освобожден сотрудниками милиции, а О. и Ж. - задержаны.
Своими действиями О. и Ж. причинили В. телесные повреждения, не повлекшие кратковременного расстройства здоровья, а также сотрясение головного мозга.
В надзорной жалобе и дополнениях к ней осужденный О. просит приговор изменить, исключить назначение наказания по совокупности приговоров в соответствии со ст. 70 УК РФ, поскольку наказание по предыдущему приговору, с учетом внесенных изменений, им отбыто. Он же ставит вопрос о переквалификации содеянного с п. "б" ч. 3 ст. 163 УК РФ на п. "г" ч. 2 ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года), которая предусматривает более мягкое наказание за вымогательство в крупном размере.
Рассмотрев уголовное дело по надзорной жалобе осужденного О., а также проверив все производство по уголовному делу в полном объеме в соответствии с ч. 1 ст. 410 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей частичному удовлетворению, а судебные решения - изменению на основании ст. 379 ч. 1 п. 3 УПК РФ в связи с неправильным применением уголовного закона.
Судом установлено и отражено в приговоре, что О. потребовал от В. передачи 60000 долларов США (1.680.600 рублей), угрожая физической расправой и насильственным удержанием в квартире.
В соответствии с п. 4 примечания к ст. 158 УК РФ крупным размером признается стоимость имущества, превышающая двести пятьдесят тысяч рублей, а особо крупным - один миллион рублей.
Требование передачи денег в сумме 1.680.600 рублей в соответствии с изменениями, внесенными в ст. 163 УК РФ Федеральным законом от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ, влечет наказание за вымогательство в особо крупном размере, то есть по квалифицирующему признаку, который О. не вменялся, что, соответственно, не улучшает положение осужденного.
В связи с этим, квалификация действий О. по уголовному закону (ст. 163 ч. 3 п. "б" УК РФ), действовавшему во время совершения преступления, является правильной.
Как усматривается из материалов дела, О. был судим 30 декабря 1996 г. по ст. 148 ч. 3, 146 ч. 2 п. п. "а", "е", 145 ч. 2, 126 ч. 1 УК РСФСР к 7 годам 6 месяцам лишения свободы. 8 февраля 2000 г. он был условно-досрочно освобожден на неотбытый срок 9 месяцев 24 дня.
В связи с изданием Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ постановлением судьи от 3 июня 2008 г. приговор изменен, действия О. переквалифицированы на ст. 163 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ) и на ст. 161 ч. 2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ).
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 163 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ, ст. 161 ч. 2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ),
Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 16.09.2009 n 209-П09ПР Производство по уголовному делу возобновлено, судебный акт в отношении обвиняемого отменен, дело передано для производства нового судебного разбирательства в надзорном порядке, так как, назначив наказание осужденному по совокупности приговоров, суд допустил ошибку, которая не была исправлена, в том числе при пересмотре судебных решений в отношении осужденного Президиумом Верховного Суда РФ.  »
Читайте также