Определение Верховного Суда РФ от 19.08.2009 n 66-О09-119 Приговор по уголовному делу об убийстве, умышленном уничтожении чужого имущества оставлен без изменения, так как наказание осужденным назначено справедливое, в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими деяний, данных о личности каждого, влияния назначаемого наказания на их исправление.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 19 августа 2009 г. N 66-О09-119
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Кудрявцевой Е.П.
судей Ведерниковой О.Н. и Фетисова С.М.
при секретаре Назаровой Т.Д.
рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденного Г., адвоката Чернышева А.А., потерпевшей С. на приговор Иркутского областного суда от 22 мая 2009 года, которым
Г., <...>, несудимый
- осужден к лишению свободы:
по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к 17 (семнадцати) годам,
по ч. 1 ст. 167 УК РФ - к 1 году.
В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено - 17 (семнадцать) лет 6 (шесть) месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
Т., <...>, несудимый
- осужден по ч. 1 ст. 167 УК РФ к 1 году лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком два года и возложением на него обязанностей.
Взыскано с Г. в пользу С.: в счет компенсации морального вреда 500000 рублей, в счет возмещения затрат на погребение 44190 рублей 40 копеек.
Взыскано с Г. и Т. солидарно в пользу С. в счет возмещения материального ущерба - 117000 рублей.
Заслушав доклад судьи Фетисова С.М., объяснения осужденного Г., поддержавшего свою и адвоката кассационные жалобы и просившего приговор отменить, мнение прокурора Модестовой А.А. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия
установила:
Г. признан виновным и осужден за убийство двух лиц - З. и К., и умышленное уничтожение чужого имущества, повлекшее причинение значительного ущерба.
Т. признан виновным и осужден за умышленное уничтожение чужого имущества, повлекшее причинение значительного ущерба.
Преступления совершены в ночь на 20 июня 2008 года в Усть-Илимском районе Иркутской области при обстоятельства, изложенных в приговоре.
В кассационных жалобах
- осужденный Г. считает приговор незаконным и подлежащим отмене, поскольку труп З. не был обнаружен, причина его смерти достоверно не установлена, выводы о его смерти основаны на показаниях заинтересованных Т. и свидетеля О., меры к розыску З. не приняты, мотивы причинения смерти К. судом не установлены, показания свидетелей Б. и К.С. судом не приняты во внимание, в то время как Т. и свидетель О. являются заинтересованными лицами.
- адвокат Чернышев А.А. считая необоснованным и незаконным, просит приговор отменить, уголовное дело направить на новое рассмотрение. Ссылается на то, что З. Г. не избивал и не топил его в водохранилище, у него не было неприязни к З. Эти действия совершил Т. Показания Т. и О., которые направлены на избежание ответственности за действия в отношении З., судом неправильно оценены. Показания свидетеля О. противоречивы. Постановление органов следствия об отказе в возбуждении в отношении них уголовного дела по ст. 316 УК РФ не соответствует требованиям закона. Заключение судебно-медицинской экспертизы трупа З. судом неправильно использовано в качестве доказательства, т.к. З. не был обнаружен, причина его смерти не установлена. Версия о том, что он мог остаться живым, следствием не проверена. Показания свидетелей Б. и К.С. об оговоре Г. не опровергнуты и неправильно истолкованы судом. Факт убийства З. не установлен, уголовное преследование Г. в этой части должно быть прекращено за отсутствием события преступления. Г. не желал смерти К., два выстрела в потерпевшего он произвел по неосторожности, а удар стволами в голову нанес с целью прекратить его мучения. Его действия должны быть квалифицированы по ч. 1 ст. 109 УК РФ. Осуждение Г. за уничтожение имущества также незаконно, поскольку он к этому не причастен. Гражданский иск в связи с этим удовлетворен неправильно. Органами следствия действия Т. и О. оценены неправильно, в них усматривается соучастие в убийстве. При назначении наказания суд должным образом не учел сведения о личности Г.
- потерпевшая С. просит приговор в отношении Т. изменить, считая назначенное ему с применением ст. 73 УК РФ наказание слишком мягким и несправедливым, без учета наличия у потерпевшего малолетнего ребенка и поведения осужденного. Она полагает, что суд неправильно признал указанные в приговоре обстоятельства смягчающими. Просит назначить Т. более строгое наказание.
В возражениях государственный обвинитель Павлик И.Н. просит приговор оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.
В ходатайстве потерпевший З.Р. просит кассационную жалобу Г. оставить без удовлетворения.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.
Вопреки доводам кассационной жалобы адвоката Чернышева, обстоятельства, при которых совершены преступления и которые в силу ст. 73 УПК РФ подлежали доказыванию, судом установлены верно.
Виновность Г. и Т. в совершении преступлений материалами дела установлена, подтверждается собранными доказательствами, полно, всесторонне, объективно исследованными судом и приведенными в приговоре.
Во время предварительного следствия Т. показывал, что 19 июня 2008 года во время распития спиртного Г. сказал, что З. необходимо вывезти из п. Кедровый, чтобы он не заражал жителей туберкулезом. Поехав к З., Г. взял с собой двуствольное охотничье ружье с отпиленным прикладом. Когда они зашли на летнюю кухню, то Г. сразу пнул спящего З. ногой по голове, потом по бедру, у З. лицо было в крови. Забрав З., они приехали на пристань, где Г. нанес удар ружьем по ногам З., отчего тот упал, затем нанес ему около четырех ударов стволами ружья по голове и пинал его ногами. Он пытался его успокоить, но Г. сказал, что уже поздно и скатил, толкая ногами, тело З. к воде. Потом Г. взял лодку, подплыл к З., проволокой привязал к его ноге камень. После этого на лодке, за которой волочилось тело З., Г. отплыл от берега и кинул камень в воду.
Вечером 19 июня 2008 года он рассказал Г. о том, что К., занимавшийся сбором металла в п. Кедровый, выразился нецензурной бранью в адрес Г., на что тот возмутился, сказал, что убьет К., потребовал, чтобы его к нему отвезли. Когда они поехали к К., Г. взял с собой двуствольное 16 калибра ружье с горизонтальным расположением стволов. Когда они подъехали к микроавтобусу К., Г. направил на того ружье и выстрелил, после чего ударил его стволами ружья в область головы, затем отвел за микроавтобус, а ему сказал найти бумагу. В то время, когда он брал в автомобиле "Жигули" газету, то услышал второй выстрел. Подойдя, увидел лежащего на заднем сиденье в микроавтобусе К., на животе, груди и голове которого была кровь. Г. нашел водку, полил ею передние сиденья и салон, ему сказал поджечь. Бросив горящую газету на переднее сиденье, он - Т., ушел в машину к О. Когда уезжали, он видел, что микроавтобус разгорелся (т. 2 л.д. 41 - 50, 110 - 115, 212 - 218, т. 3 л.д. 40 - 48).
Из протокола проверки показаний Т. на месте происшествия видно, что тот показал изложенные обстоятельства совершения Г. убийства потерпевших З. и К. и поджога автомобиля (т. 2 л.д. 54 - 69, 70 - 74).
Свидетель О. показал, что вечером 19 июня 2008 года вместе с Т. и Г. приехали к дому З., забрав которого поехали на водохранилище, где Г. стал бить З. металлическим удлиненным предметом по голове. На требование Т. успокоиться, Г. сказал, чтобы они не вмешивались. Т. сел в машину. Он видел З. лежащим на берегу без признаков жизни. Затем Г. подплыл на лодке к месту, где лежал З., отплыл от берега, а через некоторое время вернулся.
Около 1 - 3 часов 20 июня 2008 года они приехали к микроавтобусу К., он услышал хлопок, понял, что в руках Г. ружье и увидел, что К. держится рукой за живот. Т. закричал: "Ты что творишь? У него семья". Он предложил увезти К. в больницу, но Г. ответил: "Что ты в больнице будешь говорить?". К., держась за живот зашел за микроавтобус, за ним следом пошел Г. Испугавшись, он сел в машину. Подошел Т. и начал искать газету в машине. После этого услышал второй хлопок с задней стороны микроавтобуса. Т. и Г. сели в его машину. Уезжая, он видел пламя - это загорелся микроавтобус.
В ходе предварительного следствия, на очной ставке с обвиняемым Г. свидетель О. подтвердил, что кроме Г. З. никто не бил, что именно З. лежал на берегу без признаков жизни (т. 2 л.д. 116 - 122).
Свои показания О. подтвердил и при их проверке на месте происшествия, показав обстоятельства причинения смерти З. и К. (т. 2 л.д. 90 - 98).
Осужденный Г. не оспаривает наступление смерти потерпевшего К. от его действий.
Показания Т. и О. последовательны и убедительны, согласуются между собой и, кроме того, объективно подтверждаются другими доказательствами:
показаниями потерпевших З.Р. и С., свидетелей К.Н. (т. 2 л.д. 132 - 136), Н. (т. 2 л.д. 155 - 158), С.Н. (т. 2 л.д. 137 - 141), О.А.(т. 2 л.д. 227 -229), О.А.М., А.М., (т. 2 л.д. 181 - 184), М., судебно-медицинского эксперта Ч.; протоколами осмотра места происшествия (т. 1 л.д. 18 - 25, т. 2 л.д. 78 - 83), в том числе с участием Т. (т. 2 л.д. 123 - 128) и свидетеля С.Н. (т. 2 л.д. 149 - 154, 189 - 190, 191); протоколом выемки у С.Н. документов и фотографии З.(т. 2 л.д. 144 - 148); протоколом изъятия у З.Р. образцов крови (т. 2 л.д. 167 - 168); протоколом опознания К. (т. 1 л.д. 43 - 46); заключением биологической экспертизы по исследованию ДНК (т. 1 л.д. 231 -242); заключениями судебно-медицинских экспертиз (т. 1 л.д. 196 - 199, 205 - 206, 212 - 213); заключением эксперта о месте и причине возникновения автомобиля (т. 1 л.д. 221 - 224); отчетом по оценке автомобиля (т. 1 л.д. 137 - 152); заключением судебно-психиатрической экспертизы (т. 2 л.д. 5 - 8) и другими материалами дела.
С учетом изложенного ссылки в кассационных жалобах на недостоверность показаний подсудимого Т. и свидетеля О., противоречивость показаний последнего являются несостоятельными.
Юридическая оценка действий Г. по п. "а" ч. 2 ст. 105 и ч. 1 ст. 167 УК РФ судом дана верная, поскольку он умышленно причинил смерть З. и К., умышленно совместно с Т. уничтожил чужое имущество, причинив значительный ущерб.
Оснований для прекращения уголовного преследования Г. в части обвинения в причинении смерти З. и квалификации его действий по причинению смерти К. по ч. 1 ст. 109 УК РФ, как о том просит адвокат Чернышев, не имеется.
Виновность Т. по ч. 1 ст. 167 УК РФ осужденным не оспаривается.
В соответствии со ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению, поэтому доводы кассационной жалобы адвоката о неправильной оценке действий Т. и О., несоответствии требованиям закона постановления органов следствия об отказе в возбуждении в отношении них уголовного дела по ст. 316 УК РФ не могут быть признаны состоятельными.
Доводы жалоб о непричастности Г. к смерти потерпевшего З. и поджогу автомобиля К. судом тщательно проверялись и правильно не приняты во внимание, как опровергнутые совокупностью доказательств.
Как видно из приговора, указывая о наступлении смерти потерпевшего З., суд принимал во внимание не только показания Т. и О., но и показания Г. во время предварительного следствия о том, что он сам неоднократно проверил у З. пульс, убедился в его смерти и утоплении, (т. 3 л.д. 22 - 31), а также другие доказательства, приведенные в приговоре.
При таких обстоятельствах ссылки стороны защиты на то, что факт убийства З. не установлен, его труп не обнаружен, причина смерти не установлена, а выводы об этом основаны только на показаниях Т. и свидетеля О. являются несостоятельными.
Из материалов дела видно, что меры к розыску З. или его трупа принимались, версия о том, что он мог остаться живым, следствием проверялась.
Вопреки утверждению Г. мотив совершения преступления суд установил и в приговоре указал, что он причинил смерть К. из личных неприязненных отношений.
Ссылки адвоката Чернышева на то, что Г. не желал смерти К., два выстрела в потерпевшего он произвел по неосторожности, а удар стволами в голову нанес с целью прекратить его мучения, не основаны на материалах дела.
В соответствии с исследованными доказательствами суд правильно пришел к выводу об умышленном характере действий осужденного, направленных на причинение смерти потерпевшим.
Доказательства стороны защиты, в том числе показания свидетелей Б. и К.С., судом первой инстанции исследовались и отвергнуты в приговоре, как имеющие существенные противоречия и недостоверные.
Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела.
Оснований сомневаться в них у коллегии не имеется.
Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора, не имеется.
Наказание осужденным назначено справедливое, в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими деяний, данных о личности каждого, влияния назначаемого наказания на их исправление.
Оснований к его смягчению в отношении Г., к отмене приговора в связи с мягкостью назначенного Т. наказания, коллегия не усматривает.
Гражданский иск удовлетворен в соответствии с законом, решение об этом мотивировано.
При таких обстоятельствах оснований к удовлетворению кассационных жалоб коллегия не усматривает.
Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации
определила:
приговор Иркутского областного суда от 22 мая 2009 года в отношении Г. и Т. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного Г., адвоката Чернышева А.А., потерпевшей С. - без удовлетворения.

Определение Верховного Суда РФ от 19.08.2009 n 2-Г09-8 Об отмене решения Вологодского областного суда от 15.05.2009, которым отказано в удовлетворении заявления о признании недействующей ч. 2 ст. 9 Закона Вологодской области от 01.06.2005 n 1285-ОЗ 'О мерах социальной поддержки отдельных категорий граждан'.  »
Читайте также