Информация о постановлении ЕСПЧ от 30.06.2009 по делу "Эрри Батасуна" и "Батасуна" (herri batasuna and batasuna) против Испании" (жалобы n 25803/04, 25817/04) По делу обжалуется ликвидация политических партий, имеющих связи с террористическими организациями. По делу требования ст. 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод нарушены не были.

[неофициальный перевод] <*>
"Эрри Батасуна" и "Батасуна" против Испании
(Herri Batasuna and Batasuna v. Spain)
(N 25803/04, 25817/04)
По материалам Постановления
Европейского Суда по правам человека
от 30 июня 2009 года
(вынесено V Секцией)
--------------------------------
<*> Перевод с английского Николаева Г.А.
Обстоятельства дела
Политическая организация "Эрри Батасуна" была учреждена в качестве выборной коалиции и приняла участие во всеобщих выборах 1979 года. В 1986 году "Эрри Батасуна" была включена в реестр политических партий Министерства внутренних дел. В 2001 году заявитель "Батасуна" подал документы для внесения в реестр политических партий в качестве политической партии. В июне 2002 г. испанский парламент принял органический закон 6/2002 о политических партиях (LOPP). Основные новеллы новый закон внес в главе II об организации, функционировании и деятельности политических партий и в главе III об их роспуске или приостановлении их деятельности в судебном порядке. Решением, принятым в августе 2002 г., центральный следственный судья Национального суда приостановил деятельность "Батасуны" и распорядился о закрытии на три года офисов и помещений, которые могли использовать "Эрри Батасуна" и "Батасуна". В сентябре 2002 г. государственный советник, действовавший от имени испанского правительства, возбудил в Верховном суде разбирательство о роспуске партий-заявителей на том основании, что они нарушили новый закон LOPP деятельностью, неопровержимо свидетельствующей о поведении, не совместимом с демократией и конституционными ценностями, демократическим процессом и правами человека. В тот же день генеральный прокурор также возбудил в Верховном суде разбирательство о ликвидации указанных партий в соответствии с LOPP. В 2003 году "Батасуна" ходатайствовала о передаче на рассмотрение Конституционного суда предварительного вопроса о конституционности LOPP. Верховный суд отклонил ходатайство, указав, что возражения, приведенные "Батасуной" относительно конституционности LOPP, были уже рассмотрены и отклонены постановлением Конституционного суда в марте 2003 г. Верховный суд признал партии "Эрри Батасуна" и "Батасуна" незаконными и распорядился об их ликвидации на том основании, что они следовали "стратегии тактического сепаратизма за счет терроризма". Суд счел установленным, что указанные партии по сути неотличимы друг от друга и от террористической организации ЭТА. Верховный суд охарактеризовал их как "группировки, в значительной степени разделяющие одну и ту же идеологию... и, кроме того, плотно контролируемые вышеупомянутой террористической организацией" и заключил, что в действительности существовала "единая организация, а именно террористическая организация ЭТА, скрывающаяся за этими якобы обособленными юридическими лицами в порядке процесса "оперативного правопреемства", заранее разработанного ЭТА". Суд основал свое решение на LOPP. Он также распорядился о ликвидации активов указанных партий в соответствии с тем же законом. Двумя постановлениями 2004 года Конституционный суд отклонил две жалобы в порядке конституционного производства, поданные заявителями на решение Верховного суда.
Вопросы права
Ликвидация партий-заявителей представляла собой вмешательство в их право на свободу объединения с другими. LOPP с достаточной ясностью определил вопросы организации и функционирования политических партий и действия, которые могут повлечь их ликвидацию или приостановление их деятельности судом. Кроме того, действия, принятые во внимание Верховным судом при принятии решения о ликвидации партий-заявителей, были совершены после вступления LOPP в силу. Соответственно, указанное вмешательство было "предусмотрено законом". В дополнение к этому ликвидация партий преследовала ряд законных целей, перечисленных в статье 11 Конвенции, включая интересы национальной безопасности, предотвращение беспорядков и защиту прав и свобод других лиц.
Что касается вопроса о том, было ли вмешательство необходимо в демократическом обществе и было ли оно пропорциональным, Европейский Суд должен, прежде всего, удостовериться, отвечала ли ликвидация партий-заявителей "неотложной общественной необходимости" до того, как рассмотреть вопрос о том, было ли оно "соразмерно преследуемым законным целям". Принимая решение о ликвидации партий, Верховный суд не ограничился упоминанием того факта, что заявители не осуждали акции ЭТА, но также указал на ряд действий, дающих основание полагать, что партии-заявители являлись инструментом террористической стратегии ЭТА. Они могут быть разделены на две категории: во-первых, направленные на создание атмосферы социальной напряженности, и, во-вторых, составлявшие прямую поддержку террористической деятельности ЭТА. Во всех делах, как указали национальные суды, эти действия приближались к прямой поддержке насилия и одобрению лиц с возможными террористическими связями. Кроме того, действия и выступления членов и руководителей партий-заявителей, упомянутые Верховным судом, не исключали использование силы для достижения их целей. Европейский Суд также не может согласиться с доводом заявителей о том, что ни одно из действий, на которые сослался Верховный суд, не упоминалось в LOPP в качестве оснований для ликвидации политической партии. По мнению Европейского Суда, действия заявителей должны рассматриваться как составная часть стратегии достижения политических целей, которые, по своей сути, противоречат демократическим принципам, зафиксированным в Конституции Испании. Это соответствовало одному из оснований для ликвидации согласно LOPP, а именно оказанию политической поддержки деятельности террористических организаций для достижения целей подрыва конституционного порядка или создания серьезной социальной напряженности. В настоящем деле национальные суды пришли к обоснованным заключениям после подробного исследования представленных доказательств, и Европейский Суд не видит оснований для отступления от мотивов Верховного суда, установившего связь между партиями-заявителями и ЭТА. Кроме того, с учетом ситуации с терроризмом, существовавшей в Испании много лет, особенно в "политически уязвимом регионе" Страны Басков, эта связь могла объективно считаться представляющей угрозу для демократии. Наконец, выводы Верховного суда должны рассматриваться в контексте международной решимости осуждения публичной проповеди терроризма. Соответственно, действия и выступления, вменяемые партиям-заявителям, в совокупности создают очевидный образ социальной модели, разработанной и проповедуемой ими, которая противоречила концепции "демократического общества". Соответственно, решение, вынесенное вопреки интересам заявителей Верховным судом и поддержанное Конституционным судом, могло разумно рассматриваться в качестве соответствующего "неотложной общественной необходимости", даже с учетом узких пределов усмотрения, которым пользуются государства. Европейскому Суду остается удостовериться, было ли обжалуемое вмешательство пропорционально преследуемой законной цели. С учетом того, что вышеупомянутые проекты противоречили концепции "демократического общества" и представляли значительную угрозу для испанской демократии, примененная к заявителям санкция была пропорциональна преследуемой законной цели в значении пункта 2 статьи 11 Конвенции. С учетом изложенного ликвидация партий могла считаться "необходимой в демократическом обществе", в частности, для обеспечения национальной безопасности, предотвращения беспорядков и защиты прав и свобод других лиц для целей пункта 2 статьи 11 Конвенции.
Постановление
По делу требования статьи 11 Конвенции нарушены не были (принято единогласно).
См. также Постановления по делам "Этсеберриа, Баррена Арса, "Нафарроако Аутодетеминацио Бильгуне" и "Айарако" и другие против Испании" (Exteberria, Barrena Arza, Nafarroako Autodeterminazio Bilgunea and Aiarako and Others v. Spain) (жалобы N 33579/03, 35613/03, 35626/03 и 35634/03) и "Эрритаррен Серренда против Испании" (Herritarren Zerrenda v. Spain) (жалоба N 43518/04), жалобы по которым были рассмотрены в контексте статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции.

Определение Верховного Суда РФ от 30.06.2009 n 18-В09-32 Дело о признании неправомерным решения органа местного самоуправления об отказе в заключении договора купли-продажи земельного участка направлено на новое рассмотрение, так как при рассмотрении подобных дел судам надлежит учитывать, что если подлежащий применению закон либо иной нормативный правовой акт субъекта РФ противоречит федеральному закону, принятому по вопросам, находящимся в ведении РФ либо в их совместном ведении, то суд должен принять решение в соответствии с федеральным законом.  »
Читайте также