Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.06.2009 n 15АП-4452/2009 по делу n А32-15070/2008 По делу о взыскании задолженности и неустойки по договору на выполнение опытно-конструкторских и технологических работ (с учетом уточнений первоначально заявленных требований, произведенных в порядке ст. 49 АПК РФ).Суд первой инстанции Арбитражный суд Краснодарского края

ПЯТНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 22 июня 2009 г. N 15АП-4452/2009
Дело N А32-15070/2008
Резолютивная часть постановления объявлена 17 июня 2009 года.
Полный текст постановления изготовлен 22 июня 2009 года.
Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего Пономаревой И.В.
судей Ванина В.В., Величко М.Г.
при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Харитоновым А.С.
при участии:
от истца: генеральный директор Вурдов Сергей Юрьевич, паспорт, протокол N 3 от 28.05.2009 г.
от ответчика:
- Лотникова Наталья Петровна, паспорт, доверенность 24.02.2009 г.
- Федоров Евгений Яковлевич, паспорт, доверенность от 16.06.2009 г.
- Федоренко Федор Алексеевич, паспорт, доверенность
- Михайлова Наталья Владимировна, паспорт, доверенность от 16.06.2009 г.
- Горлопанов Валерий Борисович, паспорт, доверенность от 16.06.2009 г.
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью Многопрофильная инженерно-производственная фирма "ДИМФЕЯ"
на решение Арбитражного суда Краснодарского края от 09 апреля 2009 года принятое судьей Бабаевой О.В. по делу N А32-15070/2008 о взыскании 113 000 000 рублей по иску: закрытого акционерного общества "Научно-технический Центр Высоких Технологий" к ответчику: обществу с ограниченной ответственностью Многопрофильная инженерно-производственная фирма "ДИМФЕЯ"
установил:
Закрытое акционерное общество "Научно-технический Центр Высоких Технологий" (далее - истец) обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края с иском к обществу с ограниченной ответственностью Многопрофильная конверсионная научная инженерно-производственная фирма "ДИМФЕЯ" (далее - ответчик) о взыскании 113 000 000 рублей, из них 56 500 000 рублей аванса, перечисленного по договору N 02/11 от 16.11.2006 г., и 56 500 000 рублей договорной неустойки в размере 100% стоимости невыполненных работ (с учетом уточнений первоначально заявленных требований, произведенных в порядке ст. 49 АПК РФ).
Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 09 апреля 2009 г. исковые требования истца удовлетворены частично. С ответчика в пользу истца взыскано 56 500 000 руб. неосновательного обогащения в виде аванса, перечисленного по договору N 02/11 от 16.11.2006 г. В остальной части исковых требований отказано.
Решение мотивировано тем, что истцом представлены доказательства неисполнения ответчиком договорных обязательств, работы надлежащим образом не выполнены, ввиду чего требования истца о взыскании 56 500 000 руб. аванса являются законными и обоснованными. Отказ во взыскании неустойки мотивирован тем, что условие пункта 9.1. спорного договора в части взыскания 100% ранее перечисленного аванса после расторжения договора не соответствует требованиям статьи 330 Гражданского кодекса Российской Федерации и является ничтожным в силу статьи 168 названого Кодекса.
Не согласившись с данным судебным актом, ответчик обжаловал решение суда первой инстанции в порядке, предусмотренном гл. 34 АПК РФ и просил, решение суда первой инстанции в части взыскания с него 56 500 000 руб. неосновательного обогащения отменить.
В обоснование апелляционной жалобы ответчик приводит доводы о том, что суд первой инстанции пришел к ошибочному выводу о том, что по своей правовой природе, заключенный между сторонами договор, является договором на выполнение опытно-конструкторских и технологических работ, а не договором подряда. На момент заключения договора N 02/11 от 16.11.2006 г. образцы новых изделий предусмотренных условиями спорного договора в том или ином виде уже существовали, одни из них находились на стадии доработок, другие на стадии испытаний и составления конструкторской документации и т.д., т.е. были уже изготовлены. Ответчиком была выполнена обязанность по передачи права на получение патента на спорную установку. Вывод суда о непатентоспособности изобретения в связи с отсутствием физического создания изобретения является ошибочным. Оспариваемый судебный акт был принят без учета того, что за исполненное обязательство по передаче исключительных прав (патента на изобретение) ответчик не получил встречного возмещения, т.е. передал право на патент безвозмездно, что является недопустимым в силу запрета дарения между юридическими лицами.
В судебном заседании представители ответчика доложили апелляционную жалобу, просили решение суда первой инстанции отменить и принять по делу новый судебный акт.
Представители ответчика в судебном заседании заявили ходатайство о назначении по делу судебной экспертизы на предмет установления стоимости патента переданного по спорному договору.
Представитель истца в судебном заседании доложил отзыв на апелляционную жалобу, просил решение суда первой инстанции оставить без изменения. Дополнительно пояснив, что патент ничего общего с предметом договора не имеет, так как не раскрывает существа действия изобретения. Против удовлетворения заявленного ответчиком ходатайства о назначении по делу судебной экспертизы возражал.
В соответствии с ч. 5 ст. 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность и обоснованность судебного акта проверяется апелляционным судом в обжалуемой части, а именно в части взыскания с ответчика в пользу истца 56 500 000 руб. неосновательного обогащения
Изучив материалы дела, оценив доводы апелляционной жалобы, выслушав представителей участвующих в деле лиц, арбитражный суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.
Как следует из материалов дела, между ЗАО "Научно-технический Центр Высоких Технологий" (заказчиком) и ООО Многопрофильная конверсионная научная инженерно-производственная фирма "ДИМФЕЯ" (исполнителем) был заключен договор N 02/11 от 16.11.2006 г. (т. 1 л.д. 12 - 18).
В соответствии с пунктом 1.1. договора исполнитель изготавливает и поставляет, а заказчик получает электромагнитную установку по переработке "хвостов" сортировки твердых бытовых отходов (ТБО, или далее - установка) в полном соответствии с требованиями технического задания (приложение N 1).
В техническом задании (приложение N 1 к договору - т. 1 л.д. 19 - 20) на создание комплексной установки стороны предусмотрели технические характеристики (производительность, мощность, экология и др.), которым должна соответствовать готовая установка, перечень передаваемых заказчику документов (паспорт установки, инструкцию по эксплуатации), а также требования к получаемому после переработке отходов продукту (обеззараживание, дисперсность измельчения).
Истец в соответствии с условиями пунктов 2.4., 2.5. договора N 02/11 от 16.11.2006 г. перечислил ответчику авансовые платежи в общей сумме 56 500 000 рублей (платежные поручения - т. 1 л.д. 29-36). При этом, в пункте 2.1. договора стороны изначально предусмотрели, что общая стоимость договора составит 97 000 000 рублей.
В соответствии с пунктом 3.1. договора N 02/11 от 16.11.2006 г. исполнитель обязался выполнить все работы по договору не позднее 8 месяцев от даты подписания договора, то есть до 16.07.2007 г. Кроме этого, сторонами подписан календарный план выполнения работ (приложение N 2 к договору - т. 1 л.д. 21 - 22), в соответствии с которым, I этап - создание блока приема и ввода исходного материала в предварительное устройство по размещению их в поярусном пространстве предразрушительной камеры, II этап - создание предразрушительной камеры с поясом образования самофутеровки и внутритранспортной системы.
19 марта 2007 года между сторонами был подписан акт, в котором указано, что исполнителем разработана конструкторская документация на блок приема и ввода исходного материала и изготовлены узлы блока приема и ввода исходного материала ("хвосты" ТБО) в предварительное устройство по размещению их в поярусном пространстве предразрушительной камеры; стоимость выполненного этапа работ составляет всего 23 000 000 рублей (том 1 л.д. 28).
30 сентября 2007 года между сторонами был подписан акт N 25, в котором указано, что исполнителем выполнены работы по - II этапу - создание предразрушительной камеры с поясом само футеровки; стоимость выполненного этапа работ составляет всего 11 440 677,97 рубля (том 1 л.д. 27).
В установленный договором срок (пункт 3.1. договора) исполнитель не изготовил спорную установку, в связи с чем 07 ноября 2007 года между сторонами подписано дополнительное соглашение к договору N 02/11 от 16.11.2006 г. (том 1 л.д. 24), согласно которому, общая стоимость договора снижена до 56 500 000 рублей (сумма перечисленного аванса на дату подписания дополнительного соглашения), срок выполнения работ продлен до 11 февраля 2008 года. Кроме этого, в соответствии с пунктом 5 дополнительного соглашения исполнитель обязался, помимо исполнения пункта 14.3. договора N 02/11 от 16.11.2006 г., подать новые заявки, описывающие принцип действия работы установки до 31 декабря 2007 года, на выдачу патента РФ, где правообладателем выступает заказчик; вопросы авторского вознаграждения по новым заявкам решаются непосредственно исполнителем и входят в общую сумму договора N 02/11 от 16.11.2006 г. и дополнительно не оплачиваются.
В установленный дополнительным соглашением к договору срок (пункт 3.1. договора) исполнитель не изготовил спорную установку, в связи с чем, истец, руководствуясь пунктом 9.1. договора, 14 апреля 2008 года направил ответчику уведомление об одностороннем отказе от исполнения договора, в связи с нарушением сроков изготовления установки свыше двух месяцев (т. 1 л.д. 40, доказательства получения письма ответчиком - т. 1 л.д. 41 - 42).
Указанные выше обстоятельства явились основанием для обращения истца в суд с требованием о возврате авансовых платежей, перечисленных по договору N 02/11 от 16.11.2006 г., в связи с отсутствием образца нового изделия - электромагнитная установка по переработке и сортировке твердых бытовых отходов, а также договорной неустойки.
Суд первой инстанции правильно определил, что по своей правовой природе, заключенный между сторонами договор, является договором на выполнение опытно-конструкторских и технологических работ, и регулируется Главой 38 Гражданского кодекса Российской Федерации.
В соответствии со статьей 769 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору на выполнение научно-исследовательских работ исполнитель обязуется провести обусловленные техническим заданием заказчика научные исследования, по договору на выполнение опытно-конструкторских и технологических работ - разработать образец нового изделия, конструкторскую документацию на него или новую технологию, а заказчик - принять работу и оплатить ее.
Результат работ по договору на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ представляет собой объект исключительных прав (интеллектуальной собственности). Различия между договором подряда и научно-конструкторскими, опытно-конструкторскими и технологическими работами состоят не в отделимости (неотделимости) результата, а в характере работы и отделимого результата.
Следовательно, при отнесении работ к научно-исследовательским, опытно-конструкторским и технологическим работам следует исходить из характера деятельности, отраженного в конкретном договоре и первичных документах.
Предметом заключенного сторонами договора в соответствии с его пунктом 1.1. является изготовление и поставка электромагнитной установки по переработке "хвостов" сортировки твердых бытовых отходов (ТБО) в полном соответствии с требованиями Технического задания (Приложение N 1) являющихся неотъемлемой частью данного договора.
Приложение N 1 Техническое задание содержит указание на то, что целью проведения работ в рамках спорного договора является создание исполнителем электромагнитной установки по переработке "хвостов" сортировки ТБО и ее поставка покупателю.
Приложение N 2 Календарный план выполнения работ содержит наименование состава различных этапов работ, которые поименованы сторонами как создание той либо иной части установки.
Действительно, как указывает заявитель жалобы, спорный договор и приложения к нему не содержат условий и обязательств о выполнении исполнителем опытно-конструкторских и технологических работ, разработки образца нового изделия, однако апелляционный суд считает необходимым указать заявителю, что в соответствии со статьей 431 Гражданского кодекса Российской Федерации при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Если не имеется возможности определить содержание договора, должна быть выяснена действительная воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, установившуюся во взаимных отношениях сторон практику и их последующее поведение, обычаи делового оборота.
Оценивая имеющийся в материалах дела договор и иные доказательства, представленные сторонами в обоснование своих позиций, суд пришел к обоснованному выводу о том, что данный договор является по своей сути договором на выполнение опытно-конструкторских работ, поскольку к нему приложены технические задания, спецификация, письма, акты сдачи-приемки, которые подтверждают, что изготовление и поставка осуществлялись заявителем именно в рамках выполнения обязательств по опытно-конструкторским работам. Так в материалы дела представлен акт (т. 1 л.д. 28) подписанный сторонами 19.03.2007 г. в котором указывается, что исполнителем разработана конструкторская документация на блок приема и ввода исходного материала и изготовлены узлы блока приема и ввода исходного материала ("хвосты" ТБО) в предварительное устройство по размещению их в поярусном пространстве предразрушительной камеры. Данный акт опровергает довод заявителя о том, что на момент заключения договора N 02/11 от 16.11.2006 г. образцы новых изделий предусмотренных условиями спорного договора в том или ином виде уже существовали.
Кроме того, в пункте 5 дополнительного соглашения к спорному договору указано, что исполнитель обязуется, помимо исполнения пункта 14.3. договора N 02/11 от 16.11.2006 г., подать новые заявки, описывающие принцип действия работы установки до 31 декабря 2007 года, на выдачу патента РФ, где правообладателем выступает заказчик; вопросы авторского вознаграждения по новым заявкам решаются непосредственно исполнителем. Следовательно, предметом договора N 02/11 от 16.11.2006 г. является создание объекта исключительных прав, подлежащего передаче заказчику, поэтому довод ответчика о необоснованности применения главы 38 Гражданского кодекса
Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.06.2009 n 15АП-4417/2009 по делу n А32-5631/2009-60/14-14АП По делу о привлечении к административной ответственности по ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ за неисполнение арбитражным управляющим обязанностей, установленных законодательством о несостоятельности (банкротстве).Суд первой инстанции Арбитражный суд Краснодарского края  »
Читайте также