Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.04.2009 n 15АП-1506/2009 по делу n А32-21352/2008 По делу о признании договора на оказание услуг действующим и подлежащим исполнению, об обязании ответчика возвратить баржу на место стоянки, согласно условиям договора на оказание услуг.Суд первой инстанции Арбитражный суд Краснодарского края

ПЯТНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 29 апреля 2009 г. N 15АП-1506/2009
Дело N А32-21352/2008
Резолютивная часть постановления объявлена 22 апреля 2009 года
Полный текст постановления изготовлен 29 апреля 2009 года
Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего Ванина В.В.
судей М.Г. Величко, Ю.И. Барановой
при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Абраменко Р.А.
при участии:
от общества с ограниченной ответственностью "ТТДХ": не явился, извещен надлежащим образом
от федерального государственного унитарного предприятия "Росморпорт" в лице Ейского филиала: не явился, извещен надлежащим образом
от открытого акционерного общества "Ейский морской порт": Азиков А.А., паспорт, по доверенности N 2 от 15 января 2009 года
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью "ТТДХ"
на решение Арбитражного суда Краснодарского края
от 22 декабря 2008 г. по делу N А32-21352/2008
по иску общества с ограниченной ответственностью "ТТДХ"
к ответчику Федеральному государственному унитарному предприятию "Росморпорт" Ейский филиал
при участии третьего лица открытого акционерного общества "Ейский морской порт"
о признании договора действующим и обязании ответчика возвратить баржу
принятое в составе судьи Козубовой М.Г.
установил:
общество с ограниченной ответственностью "ТТДХ" (далее - ООО "ТТДХ", общество, истец) обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края с иском к Федеральному государственному унитарному предприятию "Росморпорт" Ейский филиал (далее - Росморпорт, предприятие, ответчик) о признании договора на оказание услуг N 05.01-03/07 от 1 января 2008 года действующим и подлежащим исполнению, об обязании ответчика возвратить баржу АПЗС-1 на место стоянки - Западная шпора нулевого причала, согласно условиям договора на оказание услуг N 05-01-03/07 от 1 января 2008 года.
В качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено открытое акционерное общество "Ейский морской порт" (далее - ОАО "Ейский морской порт", третье лицо).
Решением суда от 22 декабря 2008 года в иске отказано. В результате толкования условий спорного договора по правилам статьи 431 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также оценки содержания возникших из указанного договора правоотношений суд первой инстанции установил, что между сторонами сложились правоотношения, регулируемые нормами гражданского законодательства о возмездном оказании услуг. Пункт 4.3 договора N 05-01-03/07 от 1 января 2008 года отвечает требованиям пункта 2 статьи 782 Гражданского кодекса Российской Федерации, устанавливающего право исполнителя отказаться от исполнения обязательств по договору возмездного оказания. Поскольку спорный договор был расторгнут в результате осуществления истцом указанного права, постольку основания для удовлетворения иска отсутствуют.
ООО "ТТДХ" обжаловало решение суда первой инстанции в порядке, предусмотренном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и просило судебный акт изменить в части отказ истцу в требовании об обязании ответчика возвратить баржу на место стоянки - Западная шпора нулевого причала.
В отзыве на апелляционную жалобу ответчик просит решение суда первой инстанции оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения. Третье лицо в отзыве на апелляционную жалобу полагает, что апелляционная жалоба удовлетворению не подлежит.
В судебном заседании третье лицо поддержало доводы, изложенные в отзыве на апелляционную жалобу. Истец и ответчик, надлжаще извещенные о времени и месте судебного разбирательства, явку представителей в судебное заседание не обеспечили; от ответчика поступило ходатайство о рассмотрении дела в отсутствие ответчика. В соответствии с частью 3 статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при неявке в судебное заседание арбитражного суда истца и (или) ответчика, надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного разбирательства, суд вправе рассмотреть дело в их отсутствие.
Изучив материалы дела, оценив доводы апелляционной жалобы и отзывов на нее, выслушав представителя третьего лица, арбитражный суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.
Как следует из материалов дела, 1 января 2008 года между ООО "ТТДХ" и ФГУП "Росморпорт" в лице Ейского филиала заключен договор N 05-01-03/07, названный договором оказания услуг. Как следует из пункта 1.1 указанного договора, его предметом является возмездное оказание предприятием как исполнителем услуг обществу как заказчику по предоставлению места для стоянки плавсредства (баржи АПЗС-1) у Шпоры Западной (инв. N 8294), расположенной по адресу: г. Ейск, ул. Портовая Аллея, 5.
В соответствии с пунктом 1 статьи 779 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги. Из этого следует, что договором возмездного оказания услуг является договор, предметом которого является услуга как определенное действие или определенная деятельность, которую заказчик выполняет (осуществляет) в интересах заказчика. Из пункта 1.1 спорного договора следует, что содержанием услуги по данному договору является предоставление индивидуализированного адресом и инвентарным номером места для стоянки плавсредства истца.
Согласно пункту 3.1.3 договора исполнитель обязан осуществлять надзор за соблюдением заказчиком норм технической эксплуатации имущества в соответствии с поименованными в указанном пункте и иными нормативными документами, из чего следует вывод, что собственно эксплуатация имущества в рамках правоотношений по спорному договору осуществлялась истцом. Этот же вывод следует из пунктов 3.3.2 - 3.3.4 спорного договора, в соответствии с которыми заказчик обязан соблюдать требования, установленные нормативными правовыми актами и техническим нормами, осуществлять поддержание порядка и чистоты на гидротехническом сооружении, регулярно очищать от мусора, а в зимних условиях от снега, соблюдать нормы охраны окружающей среды, техники безопасности, санитарные нормы, законодательство Российской Федерации, а также устранять все замечания по технической эксплуатации имущества, указанного в пункте 1.1 спорного договора согласно предписаниям исполнителя. Пунктом 1.2 договора предусмотрено, что постановка плавсредства у Шпоры Западной осуществляется собственными силами истца. Таким образом, из системного анализа пунктов 1.1, 1.2, 3.1, 3.3 следует, что в обязанности ответчика не входило выполнение определенного действия или совершение определенной деятельности в пользу истца.
В соответствии с пунктом 2.1 договора заказчик обязан оплачивать исполнителю за оказанные услуги 39 831 руб. 54 коп. в месяц, при этом размер стоимости услуг рассчитывается исполнителем на основании калькуляции, являющейся неотъемлемой частью договора в качестве приложения N 1. Из содержания калькуляции, подписанной директором Ейского филиала ФГУП "Росморпорт" (т. 1, л.д. 51), не следует, что подлежащая ежемесячной уплате истцом ответчику денежная сумма образована стоимостью оказываемых последним услуг, а является расчетом суммы платежа за использование соответствующего имущества, что также вытекает из названия указанной калькуляции.
Из сказанного следует, что в рамках правоотношений по спорному договору истец самостоятельно совершал действия, связанные с эксплуатацией гидротехнического сооружения, индивидуализированного в договоре посредством наименования, инвентарного номера и адреса, а ответчик осуществлял контроль за соответствием этой эксплуатации действующим нормативным правовым актам и получал от истца плату за использование указанного имущества.
В соответствии со статьей 3 Кодекса внутреннего водного транспорта Российской Федерации причал представляет собой гидротехническое сооружение, имеющее устройства для безопасного подхода судов и предназначенное для безопасной стоянки судов, их загрузки, разгрузки и обслуживания, а также посадки пассажиров на суда и высадки их с судов. Получив по спорному договору возможность осуществлять стоянку плавсредства у определенного договором гидротехнического сооружения, истец приобрел возможность извлекать из него полезные свойства по целевому назначению.
Извлечение из объекта полезных свойств в процессе хозяйственной или иной деятельности является содержанием понятия пользования; соответственно, правомочие пользования как правовая категория опосредует юридически обеспеченную возможность извлечения из объекта полезных свойств.
Предоставление индивидуально-определенной вещи во временное пользование за плату является конститутивным признаком договора аренды. В соответствии с частью 1 статьи 606 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору аренды (имущественного найма) арендодатель (наймодатель) обязуется предоставить арендатору (нанимателю) имущество за плату во временное владение и пользование или во временное пользование. Исследование содержания возникших из спорного договора обязательств позволяет сделать вывод о том, что между сторонами возникли отношения аренды указанного в пункте 1.1 договора гидротехнического сооружения. В силу сказанного к спорным правоотношениям подлежат применению нормы главы 34 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Тот факт, что спорным договором не предусмотрена передача являвшегося объектом аренды имущества во владение истца, не влияет на квалификацию спорных правоотношений в качестве арендных. Согласно статье 606 Гражданского кодекса Российской Федерации имущество по договору аренды может передаваться как во временное владение и пользование, так и во временное пользования, из чего следует, что конститутивным признаком аренды является передача вещи в пользование; передача владения вещью является обязательным элементом аренды лишь в тех случаях, когда свойства объекта и содержание передаваемого арендатору правомочия пользования, исключают возможность использовать вещь вне фактического обладания ею (владения).
Утверждение суда первой инстанции о том, что отсутствие акта приема-передачи имущества свидетельствует о том, что договор N 05-01-03/07 от 1 января 2008 года не является договором аренды, не соответствует нормам действующего законодательства. Как следует из положений главы 34 Гражданского кодекса Российской Федерации подписание передаточного акта обязательно в силу закона при аренде зданий и сооружений (пункт 1 статьи 655 Гражданского кодекса Российской Федерации), а также при аренде предприятий (статья 659 Гражданского кодекса Российской Федерации). Указанные нормы на спорные правоотношения не распространяются. Из пункта 1 статьи 650 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что предусмотренный § 4 главы 34 Кодекса правовой режим распространяется на отношения аренды зданий и сооружений, опосредующие передачу последних во временное владение и пользование. Поскольку по спорному договору передавалось только правомочие пользования, нормы § 4 главы 34 Гражданского кодекса Российской Федерации, включая норму об обязательности передаточного акта, закрепленную в пункте 1 статьи 655 Кодекса, на спорные отношения не распространяются. Правовой режим, установленный в § 5 главы 34 Гражданского кодекса Российской Федерации на спорные отношения не распространяется, поскольку предметом спорного договора не является предприятие в целом как имущественный комплекс, используемый для осуществления предпринимательской деятельности.
Не соответствует обстоятельствам дела также вывод суда первой инстанции о невозможности квалификации спорных отношений в качестве арендных в силу отсутствия в договоре N 05-01-03/07 от 1 января 2008 года сведений, позволяющих определенно установить объект аренды. Пункт 1.1 спорного договора индивидуализирует объект аренды путем определения наименования, инвентарного номера, а также адреса гидротехнического сооружения, предоставляемого истцу для использования в целях стоянки плавсредства.
Таким образом, вывод суда первой инстанции о правовой природе спорного договора как договора возмездного оказания услуг не соответствует действующему законодательству. Между тем, неверная правовая квалификация спорных правоотношений не привела к принятию неправильного решения по существу.
Как следует из материалов дела, письмом N 01-04/0146 от 21 марта 2008 года предприятие сообщило обществу о расторжении договора от 1 января 2008 года N 05-01-03/07. Письмом N 01-04/0271 от 26 марта 2008 года предприятие уведомило общество о том, что договор расторгнут в одностороннем порядке с 7 апреля 2008 года в соответствии с пунктами 3.3.5, 4.4 спорного договора.
Разделом 4 спорного договора определен порядок изменения и расторжения договора. В соответствии с пунктом 4.3 исполнитель вправе отказаться от исполнения обязательств по договору лишь при условии возмещения заказчику убытков. Пунктом 4.4 договора установлено, что сторона, решившая расторгнуть договор досрочно, должна направить письменное уведомление о намерении расторгнуть договор другой стороне не позднее, чем за 10 дней до предполагаемого дня расторжения договора.
В силу статьи 310 Гражданского кодекса Российской Федерации односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, допускается в случаях, предусмотренных договором, если иное не вытекает из закона или существа обязательства. Нормы гражданского законодательства об аренде не запрещают предусматривать в договоре право на односторонний отказ от договора (данная правовая позиция выражена в Постановлениях ФАС Северо-Кавказского округа от 26 июля 2005 года N Ф08-3235/2005, от 31 августа 2005 года N Ф08-3994/2005).
Кроме того, в соответствии с пунктом 6.1 спорного договора, указанный договор вступает в силу с 1 января 2008 года и действует до выполнения обязательств по договору. В соответствии со статьей 190 Гражданского кодекса Российской Федерации установленный законом, иными правовыми актами, сделкой или назначаемый судом срок определяется календарной датой или истечением периода времени, который исчисляется годами, месяцами, неделями, днями или часами. Срок может определяться также указанием на событие, которое должно неизбежно наступить. Таким образом, определение момента окончания действия договора путем указания на выполнение обязательств
Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.04.2009 n 15АП-1504/2009 по делу n А53-14939/2008 По делу о признании недействительным договора об отступном и взыскании неосновательного обогащения.Суд первой инстанции Арбитражный суд Ростовской области  »
Читайте также