Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.10.2010 n 15АП-8111/2010 по делу n А32-439/2010 По делу о взыскании ущерба, причиненного в результате повреждения принадлежащего истцу товара, и упущенной выгоды.Суд первой инстанции Арбитражный суд Краснодарского края

ПЯТНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 29 октября 2010 г. N 15АП-8111/2010
Дело N А32-439/2010
Резолютивная часть постановления объявлена 22 октября 2010 года.
Полный текст постановления изготовлен 29 октября 2010 года.
Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего Ехлаковой С.В.
судей В.В. Ванина, Н.И. Корневой,
при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Батуриной А.А.
при участии:
от истца: не явился, извещен
от ответчика: не явился, извещен
от третьих лиц: не явились, извещены
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Центр KALE"
на решение Арбитражного суда Краснодарского края
от 24.05.2010 г. по делу N А32-439/2010
по иску общества с ограниченной ответственностью "Центр KALE"
к ответчику открытому акционерному общества "Новороссийский морской торговый порт"
при участии третьих лиц: ООО "Рускон", ООО "Морская Контейнерная Компания"
о взыскании причиненного ущерба
принятое судьей Козубовой М.Г.
установил:
общество с ограниченной ответственностью "Центр KALE" (далее - истец, общество) обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края с иском к открытому акционерному обществу "Новороссийский морской торговый порт" (далее - ответчик, порт) о 13 932 руб. 11 коп. ущерба, причиненного в результате повреждения принадлежащего истцу товара, и 3 483 руб. 02 коп. упущенной выгоды.
К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, определением суда от 08.04.2010 привлечено ООО "Рускон".
Решением суда от 24.05.2010 г. в иске отказано.
Решение мотивировано тем, что между истцом и ответчиком не возникло правоотношений из причинения вреда и предъявление иска к порту, основанного на нормах статей 1064, 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации, неправомерно, поскольку ответственность за повреждение груза, происшедшее в рамках исполнения обязательств по договору на оказание услуг по перевалке груза, порт несет перед ООО "Рускон", с которым ответчиком заключен договор. Истец состоит в договорных отношениях по транспортно-экспедиционному обслуживанию с ООО "Морская Контейнерная Компания", которым, в свою очередь заключен договор с ООО "Рускон", в связи с чем ответственность за сохранность груза перед истцом несет сторона по договору.
Не согласившись с принятым судебным актом, ООО "Центр KALE" обжаловало его по правилам главы 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
В апелляционной жалобе общество просило отменить решение суда как незаконное и необоснованное, считая, что судом неправильно применены нормы материального права и сделан ошибочный вывод об отсутствии между сторонами правоотношений из причинения вреда, поскольку материалами дела подтвержден факт повреждения имущества общества работниками ОАО "НМТП".
Возражая на апелляционную жалобу, ОАО "НМТП" и ООО "Рускон" отклонили доводы заявителя, считая их несостоятельными по основаниям, приведенным в отзывах, и просили оставить решение суда без изменения.
Определением арбитражного суда апелляционной инстанции от 28.09.2010 к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено ООО "Морская Контейнерная Компания".
В отзыве на жалобу ООО "Морская Контейнерная Компания" поддержало доводы истца, считая, что общество правомерно обратилось с требованиями непосредственно к причинителю вреда.
В судебное заседание апелляционной инстанции лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещенные о времени и месте судебного заседания, явку представителей не обеспечили, что в силу статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не препятствовало рассмотрению жалобы по существу.
Изучив материалы дела и оценив доводы апелляционной жалобы, Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд пришел к выводу о том, что апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.
Судом установлено, что между ООО "Центр KALE" и ООО "Морская Контейнерная Компания" (далее - ООО "МКК") 29.09.2008 г. был заключен договор N 234/08-И на транспортно-экспедиционное обслуживание и (или) перевозку грузов (импортное направление), в соответствии с которым ООО "МКК" (исполнитель) организует по заявке ООО "Центр KALE" (заказчик) транспортно-экспедиционное обслуживание и (или) выполняет перевозку импортных грузов в место, указанное заказчиком. Согласно пункту 2.1.2 исполнитель также обязывался организовывать проведение работ по приему, перемещению груза на СВХ на срок, установленный законодательством, взвешиванию груза, восстановлению тары (упаковки) с письменного разрешения таможенного органа, оформлению документации, подготовке товара к вывозу и выдачи груза получателю.
В свою очередь ООО "МКК" заключило с ООО "Рускон" договор экспедирования от 05.05.2008 г. N 1616-08, в соответствии с которым ООО "Рускон" (исполнитель) обязалось организовать от своего имени и за счет заказчика (ООО "МКК") своевременную перевозку груза заказчика, а последний оплатить данную услугу.
Между ООО "Рускон" и ОАО "НМТП" 01.01.2009 г. заключен договор на перевалку грузов, предметом которого является оказание портом клиенту (ООО "Рускон" услуг по выгрузке из морского, железнодорожного и автомобильного транспорта, хранению и погрузке в железнодорожный, автомобильный и морской транспорт универсальных и специализированных контейнеров, включая обработку транзитных контейнеров в режиме "международный транзит", а также оказывает клиенту услуги по обеспечению действий таможенных органов (досмотров), документальному оформлению, затарке/растарке контейнеров, операциям с грузом в контейнерах и прочим сопутствующим услугам для приема/отправки универсальных и специализированных экспортных, импортных, транзитных контейнеров и контейнезируемых грузов на территории РФ.
Из материалов дела следует, что по договору купли-продажи от 12.01.2009 N 1201-2009, заключенному истцом с компанией "Ekom Eczacibasi Foreing Trade CO" (Турция), ООО "Центр KALE" пробрело товар - сантехнические изделия, который поступил в его адрес в порт Новороссийск по коносаменту NAD/GEM09/0156, ГТД N 10317100/060809/0001184.
По заявке ООО "Рускон" силами ОАО "НМТП" поступивший груз был выставлен на таможенный досмотр.
12.03.2009 в ходе таможенного досмотра работник ОАО "НМТП" Иванченко А.С., управляя автопогрузчиком N 840, выгружая товар из контейнера ADMU 2112597, уронил поддон с товаром, в результате чего оказались повреждены три унитаза с артикулом 6222-003-0096, приобретенные ООО "Центр KALE" у компании "Ekom Eczacibasi Foreing Trade CO" и заявленные в ГТД N 10317100/060809/0001184. Данный факт был зафиксирован в дополнительном листе к акту таможенного досмотра N 10317060/120309/000365.
ООО "Центр KALE", ссылаясь на то, что лицо, виновное в повреждении товара, является работником ОАО "НМТП", обратилось в арбитражный суд с требованиями к ответчику о возмещении вреда в виде прямого ущерба, составляющего стоимость товара, стоимость его доставки до порта Новороссийск, оплаты фрахта, ввозной пошлины и НДС, а также взыскании упущенной выгоды в размере торговой наценки 25% при реализации спорного товара в розницу в собственной торговой сети.
В соответствии с частью 2 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.
Исходя из этого положения, собственник как участник гражданского оборота свободен в выборе способа защиты нарушенного права, то есть, по общему правилу законодатель в императивной форме не предписывает субъекту, какой способ защиты права использовать в той или иной ситуации. Однако выбор иска определяет характером нарушенного права, и лицо, обращающееся за его защитой, несет ответственность при избрании ненадлежащего средства защиты.
Основания возникновения гражданских прав и обязанностей перечислены в статье 8 ГК РФ. Причинение вреда (статьи 8, 1064 Кодекса) выделено в отдельное основание возникновения гражданских прав и обязанностей и является самостоятельным обязательством по возмещению вреда.
При деликтной ответственности вред причиняется лицом, не состоящим в конкретных обязательственных правоотношениях с потерпевшим, тогда как договорная ответственность всегда возникает из договорного обязательства. При этом, если нарушена конкретная обязанность в относительном правоотношении, возникшем в силу договора, то в этом случае наступает договорная ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанности, составляющей содержание правоотношения. Внедоговорная ответственность наступает только в случае нарушения одним лицом абсолютных субъективных прав другого лица, независимо от того, состояли ли потерпевший и правонарушитель в договорных отношениях или нет.
Согласно статье 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.
Между тем, исходя из положений главы 59 ГК РФ, конкуренция договорного и деликтного иска допускается только статьей 1096 ГК РФ при установлении ответственности за причинение вреда вследствие недостатков товаров (ответственность несет наряду с продавцом и его изготовитель).
Оценивая правомерность заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что между истцом и портом отсутствовали договорные отношения, и действия порта, в результате которых был поврежден принадлежащий обществу товар, фактически выполнялись портом при оказании услуг в отношении данного товара в рамках исполнения обязательств порта перед ООО "Рускон" по договору на перевалку грузов.
При этом суд обоснованно указал на то, что деятельность ОАО "НМТП" регулируется нормами Федерального закона от 08.11.2007 N 261-ФЗ "О морских портах в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - Закон).
В соответствии со статьей 4 данного Закона ОАО "НМТП" является оператором морского терминала, т.е. транспортной организацией, осуществляющей эксплуатацию морского терминала, операции с грузами, в том числе их перевалку, обслуживание судов, иных транспортных средств.
В силу статьи 20 Закона услуги по перевалке грузов оказываются операторами морских терминалов на основании договора перевалки груза.
По договору перевалки груза одна сторона (оператор морского терминала) обязуется осуществить за вознаграждение перевалку груза и выполнить другие определенные договором перевалки груза услуги и работы, а другая сторона (заказчик) обязуется обеспечить своевременное предъявление груза услуги и работы, а другая сторона (заказчик) обязуется обеспечить своевременное предъявление груза для его перевалки в соответствующем объеме и (или) своевременное получение груза и его вывоз.
По договору перевалки груза заказчиком может выступать грузоотправитель (отправитель), грузополучатель (получатель), перевозчик, экспедитор либо иное физическое или юридическое лицо.
Согласно статье 24 Закона оператор морского терминала несет ответственность за утрату, недостачу или повреждение грузов со дня их принятия на склад до дня их выдачи или предоставления грузов в распоряжение заказчика либо управомоченного им лица.
Исходя из положений указанных норм и статьи 25 Закона (претензии и иски), требования к оператору морского терминала, вытекающие из договора перевалки груза, в том числе, связанные с повреждением грузов, могут быть предъявлены только заказчиком по договору перевалки грузов, при этом ответственность оператора морского терминала ограничена лишь реальным ущербом.
Однако, как отмечено выше, ООО "Центр KALE" не являлось стороной по договору на перевалку груза. Услуги по предоставлению груза для таможенного досмотра, включенные в обязательства по договору перевалки груза, были заказаны ответчику ООО "Рускон", выполнявшим обязанности по терминальной обработке груза на территории порта на основании договора, заключенного с ООО "МКК", которое, в свою очередь, выступая в данных отношениях в интересах ООО "Центр KALE", обязалось перед последним по договору на транспортно-экспедиционное обслуживание обеспечить сохранность груза и нести ответственность за ненадлежащее исполнение своей обязанности.
Таким образом, указанная конструкция правоотношений исключала возможность непосредственного обращения истца к порту с требованием о возмещении ущерба, поскольку нарушение его права было связано с неисполнением конкретной обязанности в относительном правонарушении, возникшем в силу договора, а не вследствие нарушения его абсолютного субъективного права ответчиком.
При таких условиях суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что между истцом и ответчиком не возникло правоотношений из причинения вреда, следовательно, истцом избран ненадлежащий способ защиты своих прав.
Кроме того, апелляционная инстанция считает необходимым также отметить следующее.
Согласно статье 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.
Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). В силу требований п. 1 ст. 393 Гражданского кодекса Российской Федерации должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.
Для взыскания понесенных убытков истец должен представить суду совокупность доказательств, подтверждающих: нарушение ответчиком принятых по договору обязательств; причинную связь между понесенными убытками и неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств; размер убытков, возникших у истца в связи с нарушением ответчиком своих обязательств.
Таким образом, лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать наличие всех элементов юридического состава убытков.
Согласно
Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.10.2010 n 15АП-6824/2010 по делу n А32-3194/2010 По делу о признании незаконными действий регистрирующего органа, выразившихся в уклонении от выдачи свидетельства о государственной регистрации права собственности на подкрановую площадку, и обязании выдать свидетельство, а также исключить из Единого государственного реестра прав на имущество и сделок с ним запись о регистрации.Суд первой инстанции Арбитражный суд Краснодарского края  »
Читайте также