ПОСТАНОВЛЕНИЕ Европейского суда по правам человека от 25.03.1992"Б. ПРОТИВ ФРАНЦИИ" [рус. (извлечение), англ.]


[неофициальный перевод]
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
СУДЕБНОЕ РЕШЕНИЕ
Б. ПРОТИВ ФРАНЦИИ
(Страсбург, 25 марта 1992 года)
(Извлечение)
КРАТКОЕ НЕОФИЦИАЛЬНОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ДЕЛА
A. Основные факты
Заявительница родилась в Алжире в 1935 г., при рождении была зарегистрирована как ребенок мужского пола и получила имя Норбер Антуан. С самого раннего возраста ребенок вел себя по-женски, т.к. ощущал себя девочкой, и семья относилась к нему именно так. После прохождения воинской службы заявительница в 1963 г. отправилась в Париж, где и проживает до сих пор, и работала в театральной сфере. С 1963 по 1967 г. лечилась от депрессии, а затем прошла курс гормональной терапии, которая привела к феминизации ее внешности. В 1972 г. в Марокко она сделала операцию по изменению пола и с тех пор живет с мужчиной, за которого хотела бы выйти замуж.
В 1978 г. она обратилась в суд с заявлением, что она является лицом женского пола и просит внести изменения в ее свидетельство о рождении, чтобы зафиксировать в нем факт изменения пола и ее новое женское имя - Лин Антуанетт. Суд большой инстанции Либурна отклонил ее иск в ноябре 1979 г., а ее апелляционная и кассационная жалобы были соответственно отклонены апелляционным судом г. Бордо в мае 1985 г. и Кассационным судом в марте 1987 г. Ее официальные документы, включая паспорт, удостоверение личности и водительские права, выданы на имя Норбер Б., а карточка социального обеспечения имеет кодовый номер, обозначающий лиц мужского пола.
B. Разбирательство в Комиссии по правам человека
В жалобе, поданной в Комиссию 28 сентября 1987 г., заявительница утверждала, что отказ французских властей признать изменение ее пола нарушает статьи 3, 8 и 12 Конвенции. Жалоба была объявлена приемлемой 13 февраля 1990 г., за исключением жалобы в отношении нарушения статьи 12 Конвенции (право вступать в брак и создавать семью).
В своем докладе от 6 сентября 1990 г. Комиссия установила факты и выразила мнение, что имело место нарушение статьи 8 Конвенции (17 голосов против одного), но не статьи 3 (пятнадцать голосов против трех).
12 ноября 1990 г. дело было передано Комиссией в Суд.
ИЗВЛЕЧЕНИЕ ИЗ СУДЕБНОГО РЕШЕНИЯ
ВОПРОСЫ ПРАВА
I. Вопросы компетенции и приемлемости в настоящем деле
33. В соответствии со статьей 26 Конвенции,
"Комиссия может принимать дело к рассмотрению только после того, как были исчерпаны все внутренние средства правовой защиты, в соответствии с общепризнанными нормами международного права, и в течение шести месяцев, считая с даты вынесения национальными органами окончательного решения по делу".
Правительство выдвигает два предварительных соображения: одно связано с тем, что не исчерпаны все внутренние правовые средства защиты, другое - пропуск срока подачи жалобы.
A. Компетенция Суда по рассмотрению
предварительных возражений Правительства
34. Комиссия считает, что Суд не должен рассматривать предварительные возражения, хотя Комиссии известно, что, начиная с Решения по делу Де Вильде, Оомс и Версип против Бельгии от 18 июня 1971 г. (Серия A, т. 12, с. 29 - 30, п. 47 - 52), Суд считает себя компетентным обращаться к этим вопросам в свете статьи 26 (Решение по делу Ван Оостервейк против Бельгии от 6 ноября 1980 г. Серия A, т. 40, с. 5 - 31). Тем не менее Комиссия отмечает, что некоторые судьи выступали по этому вопросу с особыми мнениями (Решения по делу Брозичек против Италии от 19 декабря 1989 г. Серия A, т. 167, с. 23 - 28, и делу Кардо против Франции от 19 марта 1991 г. Серия A, т. 200, с. 23 - 24).
По мнению Комиссии, практика Суда в этой области имела своим последствием усложнение процедуры в органах Конвенции.
35. Заявительница по этому вопросу не высказывалась. Правительство же настаивало на своих возражениях, ссылаясь на "ясную и постоянную" практику Суда в этой области.
36. Суд рассмотрел доводы Комиссии, но в данном случае не нашел причин отказываться от той практики, которой он постоянно следует около 20 лет и которая отражена в ряде его постановлений. В частности, Суд отметил, что Комиссией сегодня выдвигаются те же самые доводы, что и по делу Де Вильде, Оомс и Версип против Бельгии, которые были приняты тогда во внимание Судом.
Следовательно, Суд считает себя правомочным рассмотреть предварительные возражения Правительства.
B. Об обоснованности предварительных
возражений Правительства
1. Неисчерпание внутренних правовых средств
37. По мнению Правительства, заявительница должна была сослаться на Конвенцию уже в суде первой инстанции, который рассматривал ее дело, а не только в кассационной жалобе. Не сделав этого, она опоздала с использованием возможного внутреннего средства правовой защиты.
38. Заявительница отвечает, что принцип недопустимости новых доводов в Кассационном суде не распространяется на публично-правовые доводы, на вопросы права или на доводы по существу решения. Вопрос о том, не противоречило ли Конвенции решение апелляционного суда г. Бордо, как раз и относится к этой области.
39. Как Комиссия, так и Суд считают, что и в Суде большой инстанции Либурна и позднее в апелляционном суде Бордо заявительница утверждала, что нарушено право на уважение ее личной жизни (см., в частности, mutatis mutandis Решение по делу Гуцарди против Италии от 6 ноября 1980 г. Серия A, т. 39, с. 25 - 27, п. 71 - 72). Правда, она не ссылалась на Конвенцию, но конкретная ссылка на нее не являлась единственным возможным средством достижения цели: многочисленные решения различных судов, принимавших решения на основании французских законов, позволяли ей надеяться на решение дела в ее пользу (см. п. 23 выше). В этом ее ситуация отличалась от ситуации г-на Ван Оостервейка (см. вышеупомянутое Решение, т. 40, с. 16 - 17, п. 33 - 34).
Кроме того, Кассационный суд отклонил этот аргумент как неприемлемый не потому, что он был новым, а за его недостаточной обоснованностью; м-ль Б. совершенно справедливо подчеркивает это обстоятельство.
Следовательно, возражение о том, что внутренние средства правовой защиты не исчерпаны, отклоняется.
2. Пропуск срока подачи жалобы
40. В субсидиарном порядке Правительство выдвигает довод об опоздании с подачей жалобы. По мнению Правительства, решение апелляционного суда Бордо было настолько обосновано фактами, что кассационная жалоба заявительницы не имела никаких шансов на успех. Следовательно, предусмотренный в статье 26 in fine шестимесячный срок начинается 30 марта 1985 г. - даты принятия этого Решения, и заявительница не уложилась в этот срок.
41. С точки зрения м-ль Б., напротив, нельзя утверждать a priori, что подача кассационной жалобы бессмысленна по той причине, что рассматривавшие дело судьи обосновали решение "по фактам"; Кассационный суд призван рассматривать правильность применения правовых принципов, на основании которых выносил решение апелляционный суд.
42. Суд отмечает, что в то время не сложилась судебная практика, которая позволяла бы заранее определить неуспех кассационной жалобы.
Кассационная жалоба является одним из правовых средств, которые надлежит исчерпать на основании статьи 26. Даже если предположить, что в данном конкретном случае это было обречено на неудачу, подачу жалобы нельзя считать бесполезным действием, и польза заключалась хотя бы в том, что течение шестимесячного срока началось с другой даты.
Поэтому следует отклонить и возражение о пропуске срока подачи жалобы.
II. По существу дела
A. О предполагаемом нарушении статьи 8
43. По утверждению заявительницы, отказ в признании ее подлинного пола нарушает статью 8 Конвенции, которая гласит:
"1. Каждый человек имеет право на уважение его личной и семейной жизни, неприкосновенности его жилища и тайны корреспонденции.
2. Не допускается вмешательство со стороны государственных органов в осуществление этого права, за исключением вмешательства, предусмотренного законом и необходимого в демократическом обществе в интересах государственной безопасности и общественного спокойствия, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц".
Заявительница утверждала, что, отказываясь исправить сведения о ее поле как в реестре актов гражданского состояния, так и в официальных документах, удостоверяющих ее личность, французские власти вынудили ее сообщать третьим лицам сведения личного и интимного характера и что в профессиональной жизни ей также пришлось столкнуться с большими сложностями.
44. Прежде всего Суд отмечает, что содержащееся в статье 8 понятие "уважение" является нечетким. Это особенно заметно, когда речь идет, как в данном случае, о позитивных правах, стоящих за этим понятием (см. Решение по делу Риз против Соединенного Королевства от 17 октября 1986 г. Серия A, т. 106, с. 14, п. 35, и Решение по делу Косси против Соединенного Королевства от 27 сентября 1990 г. Серия A, т. 184, с. 15, п. 36), которые различны в зависимости от конкретных ситуаций и практики государств - участников. При этом важно учитывать необходимость равновесия между общественными интересами и интересами частного лица (см. вышеупомянутое Решение по делу Косси, с. 15, п. 37).
45. По мнению м-ль Б., ее жалоба не идентична по существу жалобам г-на Риза и мисс Косси, которые Суд рассматривал ранее. Прежде всего она основана на новых научных, правовых и социальных факторах.
Кроме того, в данной области существуют коренные различия в праве Франции и Англии и в позиции публичных властей этих стран.
Применение критериев, содержащихся в указанных выше Решениях от 17 октября 1986 г. и от 27 сентября 1990 г., говорит не в пользу Франции, где в отличие от английского права не учитывается даже тот внешний облик, который на совершенно законных основаниях придают себе транссексуалы.
Кроме того, заявительница предлагает Суду проанализировать ситуацию глубже, чем в двух вышеназванных делах: ей хотелось бы, чтобы в решении было отмечено, что одно из государств - участников нарушает статью 8, отрицая реальность транссексуалов как конкретного психосоциального типа личности.
1. Научная, правовая и социальная эволюция
46. a) В Решении по делу Косси Суд выразил сомнение относительно научных достижений, появившихся после его Решения по делу Риза: "в частности, по-прежнему известно... что в результате операции по смене пола появляются не все биологические черты противоположного пола" (см. вышеупомянутое Решение, с. 16, п. 40).
Однако, по мнению заявительницы, наука привносит два новых элемента в дискуссию о контрасте между внешним обликом (трансформация соматического пола) и реальным содержанием (хромосомный пол остается прежним, психосоциальный пол заменяется на противоположный) пола транссексуалов. С одной стороны, хромосомный критерий не является непогрешимым (например, лица, имеющие внутрибрюшные тестикулы - так называемый женский тестикулярный тип, или лица, имеющие хромосомы XY, несмотря на внешне женский облик); с другой стороны, проводимые исследования позволяют предположить, что прием в пищу некоторых веществ на определенной стадии беременности или в первые несколько дней жизни может предопределить транссексуальное поведение и что транссексуальность может быть связана с хромосомными аномалиями. Следовательно, это явление может объясняться не только психическими, но и материальными причинами, поэтому нельзя под какими бы то ни было предлогами отказываться учитывать его в области права.
b) В том, что касается правового аспекта проблемы, м-ль Б. основывается на особом мнении судьи Мартенса в Решении по уже упоминавшемуся делу Косси, где утверждается, что расхождения между государствами - членами Совета Европы в их отношении к транссексуалам постепенно сглаживаются в результате эволюции законодательств и судебной практики. Такова и ориентация резолюций и рекомендаций Парламентской Ассамблеи Совета Европы и Европейского Парламента.
c) Заявительница подчеркивает быстроту социальных изменений в европейских государствах и разнообразие культурных традиций, что влечет изменения права и в рассматриваемой сфере.
47. Правительство не спорит с тем, что в XX в., и особенно за последние 30 лет, наукой сделаны значительные успехи в использовании половых гормонов, а также в области пластической хирургии и протезирования. Тем не менее транссексуалы сохраняют свой первоначальный хромосомный пол; возможно лишь изменение их внешнего облика. Право не может исходить из этого последнего фактора. Кроме того, операции, сопряженные с определенной опасностью, не должны становиться повседневным явлением.
Национальные законодательства развиваются, во многих странах в них уже внесены изменения, но принятые новые законы содержат неодинаковые решения.
Короче говоря, правовая, моральная и социальная ситуация является неопределенной.
48. Неоспорим факт, что отношение к транссексуалам изменилось; наука развивается, и проблемы, связанные с транссексуалами, приобретают все большее значение.
Однако Суд отмечает, что проводимые специалистами в этой области исследования еще не дают полной уверенности в том, что транссексуальность не имеет более глубинных причин, и поэтому хирургическое вмешательство в подобных случаях может оказаться неправомерным. Складывающиеся правовые ситуации могут оказаться весьма сложными. Возникает ряд проблем, как то: определение транссексуальности, согласие и другие условия, которые надлежит выполнить до какой бы то ни было операции; условия, на которых может быть разрешена смена пола; правовые последствия хирургического вмешательства, способность жить в новом сексуальном воплощении; международные аспекты (место проведения операции); правовые последствия смены пола, имеющие обратную силу (внесение изменений в акты гражданского состояния); возможность выбрать другое имя; конфиденциальность документов и сведений о смене пола; последствия в семейном плане (право вступать в брак, судьба существующего брака, происхождение детей) и т.д. По всем этим вопросам среди государств - членов Совета Европы еще не существует достаточно широкого консенсуса, чтобы Суд мог прийти к выводам, противоположным тем, которые он сделал в делах Риза и Косси.
2. Различия между французской и английской системами
49. По мнению заявительницы, по ряду моментов судьба транссексуалов представляется гораздо более тяжелой во Франции, чем в Англии. Комиссия в целом согласна с этим мнением.
50. Правительство же считает, что в случае с Францией Суд не должен отступать от того решения, которое было принято им по делам Риза и Косси. Конечно, заявительница может в повседневной жизни сталкиваться с затруднительными ситуациями, но они недостаточно серьезны, чтобы представлять собой нарушение статьи 8. Французские власти никогда не отказывали транссексуалам

"ПРОТОКОЛ СОГЛАШЕНИЯ О ПОРЯДКЕ ВЗАИМОРАСЧЕТОВ ПО ПОСТАВКАМ, КОТОРЫЕ В 1992 ГОДУ ОСУЩЕСТВЛЯЮТСЯ НА КЛИРИНГОВОЙ ОСНОВЕ, МЕЖДУ ЛАТВИЙСКОЙ РЕСПУБЛИКОЙ И РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИЕЙ"(Вместе с "УТОЧНЕННЫМИ ЦЕНАМИ И СТОИМОСТЬЮ ВЗАИМНЫХ ПОСТАВОК ВАЖНЕЙШИХ ВИДОВ ПРОДУКЦИИ МЕЖДУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИЕЙ И ЛАТВИЙСКОЙ РЕСПУБЛИКОЙ НА 1992 ГОД")(Подписан 25.03.1992)  »
Международное законодательство »
Читайте также