Статья 49 Кодекса РСФСР о браке и семье от 30 июля 1969 г. предусматривала, что лицо, внесенное в качестве матери или отца ребенка, могло оспорить такую запись в течение одного года начиная с того момента, когда ему стало известно или должно было стать известно о такой записи.. Часть первая статьи 52 Семейного кодекса Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. предусматривает, что лицо, внесенное в качестве матери или отца ребенка, может оспорить такую запись. Срок на оспаривание не установлен. Семейный кодекс Российской Федерации вступил в силу 1 марта 1996 г.

Постановлением N 9 Пленума Верховного суда Российской Федерации от 25 октября 1996 г. "О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и присуждении алиментов" было подтверждено, что в отношении детей, рожденных до 1 марта 1996 г., должен применяться Кодекс РСФСР о браке и семье, и, соответственно, срок оспаривания отцовства должен был быть один год с того момента, когда лицу стало известно или должно было стать известно о его регистрации в качестве родителя ребенка.
СУТЬ ЖАЛОБЫ
Заявитель жаловался, ссылаясь на статью 6 Конвенции, на то, что национальные суды неверно истолковали соответствующие положения семейного права. Заявитель утверждал, ссылаясь на статью 8 Конвенции, что срок оспаривания отцовства, примененный национальными судами, нарушил его право на уважение его частной и семейной жизни.
ПРАВО
1. Заявитель жаловался, ссылаясь на статью 8 Конвенции, на то, что годичный срок, начинающий течь с момента регистрации рождения ребенка, являлся слишком коротким, чтобы он мог иметь возможность оспорить его презюмируемое отцовство. Статья 8 Конвенции гласит:
"1. Каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции.
2. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено Законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц".
Власти Российской Федерации утверждали, что решения национальных судов полностью соответствовали требованиям национального законодательства, в частности, Кодекса РСФСР о браке и семье, который, как было установлено, применим к делу заявителя. Национальные суды установили, что заявитель согласился с регистрацией его в качестве отца ребенка в июле 1995 года, и, соответственно, он мог оспорить эту запись до 30 июня 1996 г. Однако он обратился в суд только в декабре 1997 года, и, таким образом, его заявление было подано по истечении установленного срока. Власти Российской Федерации пришли к выводу о том, что вмешательство в право заявителя на уважение его частной и семейной жизни отсутствовало.
Прежде всего, заявитель утверждал, что даже хотя процедура установления отцовства имела целью разрыв существовавших семейных связей, определение его правовых отношений с его ребенком, несомненно, касалось его частной жизни (заявитель сослался на Постановление Европейского суда по делу "Расмуссен против Дании" (Rasmussen v. Denmark) от 21 ноября 1984 г., Series A, N 87, p. 13, § 33 и на Решение Европейской комиссии по делу "А. против Германии" (A. v. Germany) от 11 марта 1985 г., DR 42, p. 105). По мнению заявителя, статья 8 Конвенции гарантирует право на разрыв семейных уз, если они не основаны на биологической связи. Он пришел к выводу, исходя из Постановления Европейского суда по делу "Кроон и другие против Нидерландов" (Kroon and others v. Netherlands), что биологические и социальные реалии должны превалировать над правовыми презумпциями и поиском правовой определенности отношений, таким образом, в отношении любой презумпции отцовства должна иметься возможность ее опровержения, и она не должна являться правилом de facto (см. Постановление Европейского суда по делу "Кроон и другие против Нидерландов" от 27 октября 1994 г., Series A, N 297-C, § 40). Заявитель утверждал, что вынесение национальными судами решений, которыми его заявление было расценено как поданное по истечении срока, представляло собой вмешательство в право на уважение его частной и семейной жизни.
В тексте документа, видимо, допущена опечатка: Постановление Европейского суда по делу "Расмуссен против Дании" (Rasmussen v. Denmark) принято 28.11.1984. Заявитель признал, что решения национальных судов были основаны на Законе, действовавшем во время событий. Однако он указывал на то, что власти Российской Федерации не привели никаких причин, которые бы указывали на то, что данные положения Закона преследовали законную цель и что вмешательство было необходимо в демократическом обществе. Заявитель утверждал, что такое вмешательство не было необходимым или оправданным по следующим причинам.
Срок, установленный национальным законодательством и примененный в деле заявителя, начал течь независимо от того факта, что у мужа не было сомнений относительно его биологического отцовства в это время. Законный отец лишь тогда потребует отмены отцовства, если он узнает о фактах, которые свидетельствуют о том, что он не является отцом. Только при этих обстоятельствах он может сделать обдуманный выбор: либо отказаться от ребенка, либо сохранить отцовство, при этом последний вариант будет являться разновидностью узаконенного усыновления. Таким образом, законодательством должен был быть установлен надлежащий срок, в течение которого презюмируемый отец может принять обдуманное решение. По мнению заявителя, его право было бы достаточно обеспечено, если бы срок в один год начинал течь с того момента, когда муж узнал о фактах, позволяющих считать, что он может и не являться биологическим отцом ребенка. Более того, заявитель утверждал, что такой порядок не нарушил бы интересы ребенка, и, принимая во внимание психологический фактор, эти интересы были бы лучше соблюдены, если бы юридическое отцовство соответствовало биологическому.
Заявитель подчеркнул тот факт, что новый Семейный кодекс Российской Федерации (вступивший в силу 1 марта 1996 г.) не устанавливает срока оспаривания отцовства. Официальный комментарий к новому Семейному кодексу Российской Федерации под редакцией бывшего министра юстиции Российской Федерации признает, что позиция законодателя, отраженная в новом Кодексе, "подчеркивает фактическое происхождение ребенка, противопоставленное простому формализму записи гражданского состояния, препятствующему установлению истины". По мнению заявителя, это изменение на национальном уровне продемонстрировало, что защищаемые интересы ребенка могут быть гарантированы, не препятствуя презюмируемым отцам оспаривать их отцовство.
Европейский суд считает, что в свете доводов сторон данная часть жалобы поднимет сложные вопросы фактов и права в соответствии с Конвенцией, разрешение которых требует рассмотрения дела по существу. Таким образом, Европейский суд пришел к выводу, что данная часть жалобы не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Иных оснований для объявления ее неприемлемой не установлено.
2. Заявитель жаловался, ссылаясь на статью 6 Конвенции, на то, что национальные суды не применили положения нового Семейного кодекса Российской Федерации. Статья 6 Конвенции в части, применимой к настоящему делу, гласит:
"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на... разбирательство дела... судом...".
Что касается предположительно неверного толкования и применения национального права, Европейский суд напомнил, что он не должен рассматривать предполагаемые ошибки фактов и права, допущенные национальными судебными органами, постольку поскольку несправедливость судебного разбирательства не установлена и вынесенные решения не могут быть расценены как произвольные (см., например, Решение Европейского суда по делу "Новоселов против Российской Федерации" (Novoselov v. Russia) от 16 октября 2003 г., жалоба N 66460/01). На основании материалов, представленных заявителем, Европейский суд отмечает, что заявитель имел возможность в рамках гражданского производства представить все необходимые доводы в защиту его интересов, и судебные органы должным образом их рассмотрели и применили Закон, действовавший во время событий.
Следовательно, данная часть жалобы является явно необоснованной и должна быть отклонена в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.
НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ СУД ЕДИНОГЛАСНО:
Объявил приемлемой, не предрешая по существу, часть жалобы заявителя, касающуюся предполагаемого нарушения его права на уважение частной и семейной жизни;
Объявил неприемлемой остальную часть жалобы.
Председатель Палаты
Христос РОЗАКИС
Секретарь Секции Суда
Серен НИЛЬСЕН

К тексту закона »
Читайте также