ПОСТАНОВЛЕНИЕ Европейского суда по правам человека от 07.07.1989"СЕРИНГ (soering) ПРОТИВ СОЕДИНЕННОГО КОРОЛЕВСТВА" [рус.(извлечение), англ.]


[неофициальный перевод]
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
СУДЕБНОЕ РЕШЕНИЕ
СЕРИНГ (SOERING) ПРОТИВ СОЕДИНЕННОГО КОРОЛЕВСТВА
(Страсбург, 7 июля 1989 года)
(Извлечение)
КРАТКОЕ НЕОФИЦИАЛЬНОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ДЕЛА
A. Основные факты
Заявитель, господин Йенс Серинг, гражданин Германии, родился 1 августа 1966 г. Когда ему было 11 лет, он вместе с родителями переехал в Соединенные Штаты Америки. 30 марта 1985 г., когда ему было 18 лет, он совершил убийство родителей своей подруги в их доме в округе Бедфорд, штат Вирджиния, после чего соучастники скрылись, но были задержаны в Англии. С апреля 1986 г. он находится под стражей в Соединенном Королевстве.
31 июля 1986 г. Правительство Соединенных Штатов Америки потребовало экстрадиции господина Серинга в соответствии с условиями Договора о выдаче между этими двумя странами. Трудности с экстрадицией возникли в связи с тем, что Йенсу Серингу как главному исполнителю преступления в США грозила смертная казнь, а в Англии эта мера наказания была отменена.
11 марта 1987 г. Правительство Федеративной Республики Германии также потребовало выдачи господина Серинга, чтобы он мог предстать в ФРГ перед судом за совершенные убийства. В ФРГ смертная казнь также отменена. 20 мая 1987 г. власти Соединенного Королевства поставили в известность Правительство Федеративной Республики Германии о требовании Правительства Соединенных Штатов Америки, чтобы Йенс Серинг был выдан не Германии, а США. Несколько ранее, 8 мая 1987 г., Елизабет Хейсом, дочь убитых и соучастница преступления, была выдана американским властям и в октябре - августе того же года осуждена на 90 лет тюремного заключения (по 45 лет за каждую жертву).
1 июня 1987 г. атторней штата Вирджиния по округу Бедфорд, в обязанности которого входило поддерживать обвинения против господина Серинга, сообщил, что в случае, если господин Серинг будет признан виновным в совершении убийства при отягчающих обстоятельствах, судье будет сделано представление от имени Соединенного Королевства о том, что Соединенное Королевство желало бы, чтобы смертный приговор не выносился или чтобы такой приговор не был приведен в исполнение. Однако прокурор штата подтвердил свое намерение добиваться смертного приговора по делу господина Серинга.
16 июня 1987 г. в Магистратском суде в Лондоне состоялось разбирательство по делу об экстрадиции. Господин Серинг представил свидетельства психиатров о том, что в момент совершения преступления он страдал психическим расстройством, которое существенно снижало его способность отвечать за собственные действия. Однако суд решил, что имеется достаточно оснований для его экстрадиции, и оставил его под стражей в ожидании распоряжения министра внутренних дел о его передаче властям Соединенных Штатов Америки.
Поданная затем в английские суды жалоба о применении habeas corpus была окончательно отклонена 30 июня 1988 г. 3 августа 1988 г. министр внутренних дел подписал распоряжение выдать господина Серинга властям Соединенных Штатов Америки. Однако в силу ряда отлагательных мер, указанных в досье дела в Страсбурге (разделы I.B и I.C ниже), он до сих пор не передан Соединенным Штатам.
B. Разбирательство в Комиссии по правам человека
В жалобе, поданной г-ном Серингом в Комиссию 8 июня 1988 г., он утверждал, что нарушена статья 3 Конвенции, поскольку британские власти не отказали США в его выдаче, где он мог быть осужден на смертную казнь, и, ожидая возможной выдачи, он испытывал "синдром камеры смертников", что являлось бесчеловечным, а также что нарушена статья 6 п. 3 , т.к. в случае выдачи он не получил бы в штате Вирджиния необходимой юридической помощи. Жалоба была объявлена приемлемой 10 ноября 1988 г.
Комиссия довела до сведения Правительства Соединенного Королевства, что в интересах сторон и надлежащего проведения разбирательства желательно впредь до решения дела не выдавать заявителя Соединенным Штатам. В своем докладе от 19 января 1989 г. Комиссия выразила мнение, что имело место нарушение статьи 13 (семью голосами против четырех), но не было нарушения статьи 3 (шестью голосами против пяти) и статьи 6 (единогласно).
ИЗВЛЕЧЕНИЕ ИЗ СУДЕБНОГО РЕШЕНИЯ
ВОПРОСЫ ПРАВА
I. О предполагаемом нарушении статьи 3
80. Заявитель утверждал, что решение министра внутренних дел выдать его властям Соединенных Штатов Америки, если бы оно было выполнено, привело бы к нарушению Соединенным Королевством статьи 3 Конвенции, которая предусматривает:
"Никто не должен подвергаться пыткам и бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию".
A. О применимости статьи 3 в делах о выдаче
81. Предполагаемое нарушение состоит в том, что заявитель подвергся "синдрому камеры смертников". Его можно охарактеризовать как сочетание обстоятельств, в которых пребывал заявитель, ожидая выдачи штату Вирджиния, где он должен был предстать перед судом по обвинению в убийствах при отягчающих обстоятельствах, и смертного приговора.
82. В своем докладе (п. 94) Комиссия подтвердила "свою устоявшуюся практику, в соответствии с которой высылка или выдача лица могут нарушать статью 3 Конвенции лишь в тех случаях, когда есть серьезные причины полагать, что данное лицо в принимающем государстве станет жертвой обращения, противоречащего данной статье".
Правительство Федеративной Республики Германии поддержало подход Комиссии, указав на аналогичную позицию германских судов.
Заявитель утверждал, что статья 3 не только запрещает государству - ответчику подвергать людей бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию, но и возлагает на него обязательство не ставить лицо в положение, когда оно может стать жертвой таких обращения или наказания со стороны других государств. Заявитель утверждал, по крайней мере в отношении статьи 3, что индивид не может быть выдан за пределы территории, где его права защищены Конвенцией, если нет уверенности, что гарантии, которые там будут предоставлены ему, не аналогичны гарантиям Конвенции, во всяком случае ее статьи 3.
83. Со своей стороны, Правительство Соединенного Королевства утверждало, что статья 3 не должна толковаться как возлагающая ответственность на государство - участника Конвенции за действия, которые происходят за пределами его юрисдикции. В частности, экстрадиция не влечет за собой ответственности выдающего государства за бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание, которым выданное лицо может подвергнуться за пределами этой юрисдикции. Неправомерно, преувеличивая смысл статьи 3, утверждать, что, выдавая преступника, скрывающегося от правосудия, выдающее государство "подвергает" его наказанию или такому обращению, которое повлечет его осуждение. По мнению Правительства, позиция Комиссии вступает в конфликт с правами, вытекающими из международных договоров; она противоречит нормам международной судебной процедуры в том смысле, что вмешательство во внутренние дела иностранных государств, не являющихся участниками Конвенции, в разбирательства дел, проводимые его органами, влечет за собой серьезные сложности, требуя изучения и доказательной оценки правовой системы и ситуации в иностранных государствах; эта позиция не находит поддержки в практике национальных судов и международного сообщества; она чревата серьезным риском для Высокой Договаривающейся Стороны, которая вынуждена как бы укрывать преступников, что приводит к тому, что они не предстают перед судом, а остаются на свободе и не несут наказания.
В субсидиарном порядке британское Правительство утверждало, что статья 3 в делах об экстрадиции применима лишь тогда, когда характер обращения или наказания в других государствах предрешен, неотвратим и серьезен. Если же в этой связи возможны лишь предположения, и с учетом того, что все государства разделяют законную заинтересованность в привлечении к суду преступников, уклоняющихся от правосудия, то требуется достоверно доказать, что плохое обращение действительно будет иметь место.
84. Суд подходит к данному делу на основе следующих соображений.
85. Как следует из статьи 5 п. 1 "f", разрешающей "законный арест... лица... против которого предпринимаются меры по его... выдаче", Конвенция не защищает право не быть выданным как таковое. Тем не менее в той степени, в которой решение об экстрадиции влечет отрицательные последствия для осуществления права, предоставленного Конвенцией, она может, если эти последствия не носят слишком отдаленного характера, повлечь за собой обязанность государства - участника Конвенции обеспечить соответствующую гарантию, предусмотренную Конвенцией (см. mutatis mutandis Решение по делу Абдулазиза, Кабалеса и Балкандали от 25 мая 1985 г. Серия A, т. 94, с. 31 - 32, п. 59 - 60). В настоящем деле речь идет о том, может ли статья 3 быть применена, когда неблагоприятные последствия экстрадиции имеют или могут иметь место за пределами юрисдикции выдающего государства в результате обращения или наказания, которым в том государстве предвергнется выдаваемый преступник.
86. Статья 1 Конвенции, которая предусматривает, что "Высокие Договаривающиеся Стороны обеспечивают каждому человеку, находящемуся под их юрисдикцией, права и свободы, определенные в разделе I настоящей Конвенции", определяет территориальные пределы действия Конвенции. В частности, обязательство, взятое участником Конвенции, ограничивается "обеспечением" перечисленных прав и свобод лицам, находящимся под их собственной "юрисдикцией". Конвенция не регулирует действия государств, не являющихся участниками Конвенции. Точно так же она не ставит своей целью, чтобы государства - участники стремились навязать нормы, установленные Конвенцией, другим государствам. Статья 1 не может быть истолкована как содержащая общий принцип, по которому государство - участник не может выдать лицо, если не будет уверено, что условия, ожидающие данное лицо в стране, которой оно выдается, находятся в полном соответствии со всеми гарантиями, предусмотренными Конвенцией. Действительно, как правильно подчеркивает британское Правительство, при определении пределов применения Конвенции и статьи 3 нельзя игнорировать благую цель экстрадиции, состоящую в том, чтобы скрывающийся от правосудия преступник не смог уклониться от правосудия.
В данном деле всеми признается, что Соединенное Королевство не властно над практикой и мерами властей штата Вирджиния, которые являются предметом жалоб заявителя. Также справедливо, что в других международно-правовых актах, на которые ссылается Правительство Соединенного Королевства, например в Конвенции ООН 1951 г. о статусе беженцев (статья 33), в Европейской конвенции о выдаче 1957 г. (статья 11) и в Конвенции ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения или наказания 1984 г. (статья 3), проблемы передачи лица под юрисдикцию другого государства, где могут возникнуть нежелательные последствия, регулируются конкретно и со всей определенностью.
Однако эти соображения не могут полностью или частично освободить государства - участников Конвенции от ответственности, согласно статье 3, за предсказуемые последствия экстрадиции за пределами их юрисдикции.
87. При толковании Конвенции необходимо учитывать ее особый характер как договора о коллективной гарантии прав человека и основных свобод (см. Решение по делу Ирландия против Соединенного Королевства от 18 января 1978 г. Серия A, т. 25, с. 90, п. 239). Таким образом, предмет и цель Конвенции как правового акта, обеспечивающего защиту прав человека, требуют, чтобы ее нормы толковались и применялись таким образом, чтобы сделать ее гарантии реальными и эффективными (см. inter alia Решение по делу Артико от 13 мая 1980 г. Серия A, т. 37, с. 16, п. 33). Кроме того, любое толкование прав и свобод, которые гарантируются, должно соответствовать "общему духу Конвенции - правового акта, целью которого является обеспечение и развитие идеалов и ценностей демократического общества" (см. Решение по делу Кьелдсен, Буск Мадсен и Педерсен от 7 декабря 1976 г. Серия A, т. 23, с. 27, п. 53).
88. Статья 3 не знает исключений, а статья 15 не допускает отступления от нее в период войны или иного чрезвычайного положения, угрожающего жизни нации. Этот абсолютный запрет пыток или бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания показывает, что статья 3 воплощает одну из основополагающих ценностей демократических государств, входящих в Совет Европы. Аналогичные формулировки такого запрета можно также найти в других международно-правовых актах, таких как Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г. и Американская конвенция о правах человека 1969 г.; это норма, пользующаяся всеобщим международным признанием.
Остается вопрос о том, влечет ли ответственность государства - участника по статье 3 экстрадиция скрывающегося от правосудия лица другому государству, где он станет жертвой или с большой степенью вероятности может стать жертвой пыток или бесчеловечных или унижающих достоинство обращения или наказания. В статье 3 Конвенции ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания говорится, что "ни одно государство - участник не должно... выдавать какое-либо лицо другому государству, если существуют серьезные основания полагать, что ему может угрожать там применение пыток". Тот факт, что в этой специализированной Конвенции дана детальная формулировка обязательства, вытекающего из общего запрета пыток, означает, что аналогичное по сути обязательство может быть выведено из текста статьи 3 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Вряд ли соответствовало бы основополагающим ценностям Конвенции, а именно "общему наследию политических традиций и идеалов, уважения свободы и верховенства права", о которых говорится в Преамбуле, если бы государства - участники выдавали преступника, скрывающегося от правосудия, другому государству, заведомо зная о последствиях, имея веские основания полагать, что он может быть подвергнут пыткам, каким бы жестоким ни было преступление, в котором он обвиняется. Экстрадиция при таких обстоятельствах, хотя об этом и не говорится в прямой форме в краткой и общей формулировке статьи 3, явно вступала бы в противоречие с духом и очевидным смыслом этой статьи, и, по мнению Суда, это подразумеваемое обязательство распространяется на случаи, когда скрывающийся от правосудия преступник столкнулся бы в государстве, которому он будет выдан, с реальным риском стать жертвой бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания, запрещаемых в соответствии с данной статьей.
89. Что именно можно считать "бесчеловечным или унижающим достоинство обращением или наказанием", зависит от всех обстоятельств дела (см. п. 100 ниже). Для всей Конвенции характерен поиск справедливого баланса между требованиями обеспечить общие интересы общества и защитить основные права человека.

"СОГЛАШЕНИЕ МЕЖДУ ПРАВИТЕЛЬСТВОМ СССР И ПРАВИТЕЛЬСТВОМ ТУРЕЦКОЙ РЕСПУБЛИКИ О ПРИГРАНИЧНОЙ И ПРИБРЕЖНОЙ ТОРГОВЛЕ"(Заключено в г. Москве 06.07.1989)  »
Международное законодательство »
Читайте также