ПОСТАНОВЛЕНИЕ Европейского суда по правам человека от 18.12.1984<СПОРРОНГ (sporrong) И ЛОННРОТ (lonnroth) ПРОТИВ ШВЕЦИИ(СТАТЬЯ 50)> [рус. (извлечение), англ.]


[неофициальный перевод]
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
СУДЕБНОЕ РЕШЕНИЕ
СПОРРОНГ (SPORRONG) И ЛОННРОТ ({LONNROTH} <*>)
ПРОТИВ ШВЕЦИИ
(СТАТЬЯ 50)
(Страсбург, 18 декабря 1984 года)
(Извлечение)
КРАТКОЕ НЕОФИЦИАЛЬНОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ДЕЛА
В марте 1981 г. Комиссия по правам человека передала на рассмотрение Суда дело наследников г-жи М. Е. Спорронг (далее "наследие Спорронг") и дело г-жи И. М. Лоннрот. В основе спора разрешение Правительства муниципалитету Стокгольма произвести принудительное отчуждение принадлежащих заявителям земельных участков со строениями в связи с планами городской реконструкции Стокгольма по мере их реализации. При этом собственникам были запрещены какие-либо строительные работы на этих участках. Попытки заявителей обжаловать дело в суде были безуспешны, поскольку рассмотрение всего комплекса спорных вопросов одним компетентным судом оказалось невозможным. Заявители считали, что нарушено их право на защиту собственности (статья 1 Протокола N 1 к Конвенции), право на справедливое судебное разбирательство (статья 6 Конвенции) и они стали жертвами дискриминации (статья 14 Конвенции).
--------------------------------
<*> Здесь и далее по тексту слова на национальном языке набраны латинским шрифтом и выделены фигурными скобками.
В своем Решении от 23 сентября 1982 г. Суд пришел к выводу, что имело место вмешательство в право собственности, не оправданное публичным интересом, тем более что отчуждение впоследствии не было произведено, а собственники на протяжении длительного времени были ограничены в своих правах. Тем самым нарушены статья 1 Протокола N 1 и статья 6 п. 1 Конвенции, но не была нарушена статья 14 Конвенции. Суд не вынес предусмотренного статьей 50 Конвенции решения о компенсации потерпевшей стороне в случае признания нарушения предписаний Конвенции. Суд предложил Комиссии, заявителям и Правительству представить в определенный срок дополнительные материалы для принятия решения по этому вопросу.
18 декабря 1984 г. дело Спорронг и Лоннрот против Швеции было вновь рассмотрено Судом, на этот раз относительно размеров компенсации (статья 50).
ИЗВЛЕЧЕНИЕ ИЗ СУДЕБНОГО РЕШЕНИЯ
ВОПРОСЫ ПРАВА
8. Статья 50 Конвенции гласит:
"Если Суд установит, что решение или мера, принятые судебными или иными властями Высокой Договаривающейся Стороны, полностью или частично противоречат обязательствам, вытекающим из настоящей Конвенции, а также если внутреннее право упомянутой Стороны допускает лишь частичное возмещение последствий такого решения или такой меры, то решением Суда, если в этом есть необходимость, предусматривается справедливое возмещение потерпевшей стороне".
Собственники "наследия Спорронг" и г-жа Лоннрот требуют справедливого возмещения материального и морального вреда, а также судебных издержек и расходов.
I. Ущерб
A. Аргументы выступивших в Суде
1. Заявители
9. Заявленный материальный ущерб состоит, во-первых, из потери чистой прибыли, поскольку владения приносили в периоды спорных разбирательств очень низкий доход.
Во-вторых, их рыночная стоимость резко упала и в настоящее время является очень низкой. Заявители также жаловались на то, что они не могли вкладывать средства в недвижимость; муниципалитет Стокгольма не дал бы согласия на их полную перестройку, что было бы единственно разумным с финансовой точки зрения; даже если в порядке исключения такое разрешение было бы получено, то в случае отчуждения сделанные вложения не подлежали возмещению. По мнению заявителей, им следовало предоставить выбор одного из двух решений: возможность нормального пользования их имуществом (что позволило бы построить на участках новые здания в соответствии с планами градостроительства) или возможность продать их по приемлемой цене (что позволило бы выгодно реинвестировать средства и, возможно, купить аналогичный участок, который был бы свободен от ограничений). Короче говоря, заявители утверждают, что были лишены доходов на капитал, которые они получили бы при любом ином варианте.
10. По мнению заявителей, чтобы оценить ущерб, необходимо: основываться на вероятном повышении стоимости участков, чему помешала перспектива отчуждения и запрещения на строительство; учитывать несколько факторов (ухудшение экономической ситуации с начала 70-х гг., повышение стоимости строительства в реальном выражении, принятие новых правил); и, наконец, использовать другие индексы помимо индекса потребительских цен в качестве способа измерения колебаний рыночной стоимости недвижимости.
11. Единственная форма компенсации, по мнению заявителей, - это денежное вознаграждение. Отмену разрешений на отчуждение и запрещений на строительство нельзя считать равнозначным restitutio in integrum. Поскольку шведское законодательство не предусматривает предоставление возмещения таких убытков, которые предъявлены заявителями, они просят суд взыскать в пользу сособственников "наследия Спорронг" сумму в размере 13284540 шведских крон и г-жи Лоннрот в размере 10912303 шведских крон.
Каждая из этих сумм состоит из денежного ущерба по состоянию на 31 декабря 1980 г. (8400000 шведских крон для наследников Спорронг и 6900000 для г-жи Лоннрот) и процентов (4884540 и 4012303 шведских крон). Денежный ущерб представляет собой "потерю совокупного чистого дохода от эксплуатации" (10900000 и 3600000 шведских крон) и "рыночной стоимости участка предположительно перепланированного и вновь застроенного" (8700000 и 11250000 шведских крон) за вычетом "рыночной стоимости при действительном использовании" (1200000 и 2400000 шведских крон) и "совокупных расходов на строительство" (10000000 и 5550000 шведских крон). Проценты рассчитывались в соответствии со шведским Законом о процентном доходе и относятся к периоду с 1 января 1981 г. по 1 июля 1984 г.
12. Заявители также утверждали, что они понесли моральный вред, размер компенсации за который должен определить Суд.
2. Правительство
13. Прежде всего Правительство поставило под сомнение метод расчета, использованный сособственниками "наследия Спорронг" и г-жой Лоннрот. Оно утверждало, в частности, что нельзя проводить сравнения между данными о действительном использовании недвижимости и цифрами, основанными на гипотетических капиталовложениях. С точки зрения Правительства, заявители фактически требуют компенсацию за неполученную прибыль; в действительности такая прибыль могла бы возникнуть только в результате влияния инфляции на заемный капитал. Требуемые суммы возмещения более чем в 4 раза превышают стоимость участков на день истечения срока действия разрешений на отчуждение и, следовательно, чрезмерны.
14. Более того, Правительство отрицало само существование какого-либо материального ущерба. Прямой доход от владений, равный разнице между общей суммой, полученной от сдачи внаем, и расходами на управление и содержание, выраженный в процентах от рыночной стоимости, был бы вполне достаточен. Что касается рыночной стоимости, то она нисколько не понизилась. Общая прибыль на капитал, т.е. совокупная величина прямого дохода и увеличения рыночной стоимости, была совершенно нормальной и значительно превышала темпы инфляции. Кроме того, Правительство подчеркнуло, что заявители были только временно лишены возможности обустраивать свою недвижимость. Наконец, Правительство утверждало, что заявители могли бы заложить свои владения и вложить полученные средства в другую недвижимость, свободную от ограничений, и в результате получить такую же прибыль, какую они получили бы, если бы построили новые здания на участках Риддарен N 8 и Барнхусет N 6.
15. Что касается претензий на получение процентов, Правительство утверждало, что в шведском законодательстве отсутствует положение, которое могло бы послужить основанием для удовлетворения этого требования. Правительство просило Суд в том случае, если он будет придерживаться иной точки зрения, не начислять проценты на сумму ущерба, имевшего место до 1 июня 1983 г., т.е. числа, когда Правительство получило уведомление об исках заявителей.
16. Что касается возмещения морального вреда, Правительство заявило, что оно готово выплатить компенсацию за неудобства, причиненные заявителям в результате долгосрочных разрешений на отчуждение и нарушения статьи 6. Оно оставило решение этого вопроса на усмотрение Суда.
3. Представитель Комиссии
17. По мнению представителя Комиссии, капиталовложения в недвижимость в центре Стокгольма оказались в рассматриваемые периоды очень прибыльными и сейчас, по истечении срока действия разрешений на отчуждение, владельцы земельной собственности находятся скорее в благоприятном положении. Возмещения можно было бы требовать только в том случае, если бы в рассматриваемые периоды времени заявители действительно попытались бы продать свои участки по приемлемой цене, но не смогли бы сделать этого или должны были бы согласиться на более низкую цену, а также если бы они не получили никакой прибыли от своей собственности. Однако в данном случае ни одно из этих обстоятельств не имело места; отсюда следует вывод, что не было никакого ущерба, подлежащего возмещению по статье 50. В то же время представитель полагает, что заявителям может быть присуждена некоторая сумма в возмещение морального вреда, поскольку в течение длительного времени они находились в полной неопределенности в отношении исхода споров об их имуществе.
B. Решение Суда
18. Суду предстоит определить, понесли ли наследополучатели участка Спорронг и г-жа Лоннрот ущерб из-за нарушений, признанных в Судебном решении от 23 сентября 1982 г., и если так, то каким образом оценить этот ущерб.
1. Наличие ущерба
19. В своем вышеупомянутом Решении Суд оставил открытым вопрос о наличии ущерба. Однако он указал, что заявители несли "личное и чрезмерное бремя" в результате нарушения справедливого равновесия, которое должно существовать между защитой права собственности и требованиями общего интереса. По мнению Суда, срок действия разрешения на отчуждение в отношении участков Риддарен N 8 и Барнхусет N 6 оказал "пагубное влияние", которое было усугублено запрещениями на строительство (там же, с. 27, п. 72). Как утверждалось ранее и было подтверждено Судом, ограничение возможности распоряжаться собственностью имело несколько последствий, а именно: трудности с продажей по нормальным рыночным ценам, получением ипотечных кредитов, а также дополнительные риски, связанные с капиталовложениями; имело место также запрещение на любое "новое строительство" (там же, с. 22 - 24, п. 58 и 63). Далее Суд отметил, что заявители пребывали в полном неведении относительно судьбы их собственности и не могли рассчитывать на то, что трудности, с которыми они могут столкнуться, будут приниматься во внимание шведским Правительством (там же, с. 26, п. 70).
20. Для того чтобы решить, был ли нанесен заявителям ущерб или нет, Суд должен определить, в течение каких периодов времени применение обжалованных мер происходило в нарушение Протокола N 1 ("период нанесения ущерба"), а затем, какие составляющие ущерба заслуживают быть учтенными.
a) Продолжительность нанесения ущерба
21. Разрешение на отчуждение участка Риддарен N 8 оставалось в силе в течение 23 лет и участка Барнхусет N 6 - в течение восьми лет.
Заявители исключили из "периодов нанесения ущерба" время, в течение которого разрешения были приемлемыми (17 и 15 месяцев соответственно), стадию проектирования "гипотетической перепланировки и новой застройки" (1 год) и время на снос и реконструкцию (1 год). С другой стороны, они включили время, которое потребовалось бы по истечении срока разрешений на отчуждение для подготовки планов, сноса и реконструкции (2 года). Таким образом, общий срок составил приблизительно 21 год для Риддарен N 8 (1960 - 1980) и приблизительно 7 лет для Барнхусет N 6 (1975 - 1981).
Правительство, со своей стороны, исключило из общего периода время, потребовавшееся муниципалитету для принятия мер (2 года), а также время между возбуждением дела в суде в случае отчуждения и моментом перехода недвижимости к городу (3 года). Приняв во внимание inter alia, что муниципалитет Стокгольма уже принимал Решение 16 октября 1978 г. обратиться с просьбой об отмене разрешений на отчуждение, Правительство определило общий срок - приблизительно 18 лет для Риддарен N 8 (1961 - 1978 гг.) и приблизительно 3 года для Барнхусет N 6 (1976 - 1978 гг.).
22. Суд считает целесообразным, чтобы после получения разрешения на отчуждение муниципалитет имел некоторое время для осуществления и завершения планировки, что необходимо для подготовки окончательного решения по предполагаемому отчуждению.
С точки зрения Суда, для муниципалитета Стокгольма 4 года было бы достаточно, чтобы прийти к какому-то решению по настоящему делу. Периодом нанесения ущерба поэтому следует считать 19 лет для Риддарен N 8 (1960 - 1978) и 4 года для Барнхусет N 6 (1975 - 1978).
b) Составляющие признаки ущерба
23. Что касается чистого дохода, действительно полученного в течение указанных периодов времени, у сторон по данному делу нет разногласий в отношении суммы рентного дохода и расходов на управление и содержание. Кроме того, в материалах, представленных Суду, не указано, имело ли место существенное снижение рентного дохода от участков Риддарен N 8 и Барнхусет N 6 после того, как были выданы разрешения на отчуждение; с другой стороны, в них есть четкое указание на то, что рост арендной платы в течение периодов нанесения ущерба был вполне приемлемым и последующая отмена разрешений не привела к каким-либо резким повышениям. И наконец, хотя г-жа Лоннрот иногда испытывала трудности с нахождением квартиросъемщиков, это, по-видимому, не повлияло на доход, полученный от собственности. В итоге информация, предоставленная Суду, не доказывает, что прибыль от данной собственности уменьшилась из-за чрезмерной продолжительности разрешений на отчуждение.
24. Что касается рыночной стоимости, представитель Правительства и делегат Комиссии посчитали, что в реальном выражении эта стоимость не снизилась, а в случае Риддарен N 8 даже несколько возросла в период между выдачей и отменой разрешения на отчуждение. Суд согласился с этой точкой зрения, против которой заявители фактически не возражали.
25. Хотя такое сравнение между началом и окончанием периодов нанесения ущерба не показывает, что заявители понесли убытки в финансовом плане, Суд тем не менее не делает вывода, что в течение этого периода вообще не были понесены какие-либо убытки.
Действительно, существуют другие факторы, которые также заслуживают внимания. Так, налицо ограничение на пользование имуществом: заявители не могли вести какое-либо "новое строительство" на своей собственной земле и подвергли бы себя серьезному риску, если бы даже с разрешения осуществили там работы, поскольку были бы вынуждены отказаться от требования - в случае отчуждения - возмещения за полученный в результате прирост стоимости основного капитала (см. Судебное решение от 23 сентября 1982 г. Серия A, т. 52, с. 22 - 23, п. 58). К этому добавились трудности с получением ипотечных кредитов; в результате, г-жа Лоннрот не смогла получить кредит на обновление фасада дома по Барнхусет N 6 (там же, с. 12, п. 24).
Кроме того, нельзя забывать, что во время периодов нанесения ущерба стоимость недвижимости, естественно, понизилась; очевидно, что недвижимость, которая подлежит отчуждению и которая, таким образом, может быть в любой момент изъята у собственников, не будет постоянно сохранять свою прежнюю стоимость, даже с учетом того, что в данном случае она впоследствии вновь стоила не меньше в реальном выражении, чем в то время, когда были приняты обсуждаемые меры. Кроме того, любой план изменения застройки земельных участков, который могли бы предусмотреть заявители, был в то время неосуществимым. Тем самым они потерпели убытки из-за нереализованных возможностей, которые нужно принять во внимание независимо от того факта, что перспективы реализации были проблематичными.
И самое главное - заявители находились длительное время в состоянии неопределенности: они не знали, какова будет судьба их собственности, и не могли рассчитывать на то, что их проблемы будут приняты во внимание Правительством.
К этим факторам необходимо добавить нематериальный вред, причиненный из-за нарушения статьи 6 п. 1 Конвенции: дело заявителей не могло быть рассмотрено судом компетентно в материальном аспекте (там же, с. 31, п. 87).
26. Владельцы участка Спорронг и г-жа Лоннрот понесли ущерб, который отменой разрешений на отчуждение не был возмещен.
2. Оценка ущерба
27. Оценка понесенного ущерба представляет в этом случае особые трудности и, таким образом, очень проблематична. Эти трудности возникают отчасти из-за технического характера дел, связанных с недвижимостью, из-за сложности расчетов, произведенных экспертами со стороны заявителей и Правительства, и имевших место изменений в исках, поданных потерпевшими сторонами; эти трудности возникают прежде всего из-за фактической невозможности выразить количественно, даже в приблизительном плане, упущенные возможности.
28. В этой связи очевидно, что ни один из методов, предложенных сторонами по данному делу, не может считаться удовлетворительным.
29. Первый, так называемый метод "предположительной новой застройки", который предложен заявителями, предусматривает, что они полностью изменили застройку своих участков, снеся существующие здания и построив на их месте новые. Это экстремальная или предельная гипотеза, которая не может быть подкреплена фактами по данному делу. Суд, наоборот, отмечает, что еще 18 апреля 1974 г. на участки заявителей были распространены запрещения на снос, однако они не обжаловали эти меры в органах Конвенции. Поэтому данный метод не может быть использован в настоящем деле.
30. Второй, так называемый метод "фактического использования", на котором настаивает Правительство, также не предлагает приемлемой основы для расчетов. Он, конечно, может быть использован для измерения прямой прибыли от недвижимости, которая не уменьшилась в результате выдачи разрешений на отчуждение (см. п. 23 выше), но к рыночной стоимости он может быть применен только частично. Применительно к данному делу этот метод является и негибким, и несовершенным. Во-первых, он ограничен сравнениями стоимости участков до выдачи вышеуказанных разрешений и стоимости после их отмены и, во-вторых, сравнением изменения стоимости участков с изменением темпов инфляции. Этот метод не учитывает временной промежуток между этими двумя явлениями. Он, таким образом, игнорирует трудности, с которыми сталкивались в то время собственники, особенно по причине снижения стоимости их имущества и сокращения возможностей, которые у них были бы для его улучшения, если бы рассматриваемые меры не были приняты; хотя гипотезы, выдвинутые заявителями в отношении этого последнего момента, не были достаточно убедительными для Суда, они тем не менее представляют собой фактор, который нужно иметь в виду.
31. Суд, таким образом, считает предложенные методы неадекватными, но не имеет в виду создание еще одного. Обстоятельства дела подсказывают Суду ограничиться факторами, которые он считает относящимися к данному делу, и произвести их общую оценку (продолжительность нанесения ущерба и составляющие признаки ущерба; см. п. 22 и 25 выше).
32. Таким образом, нарушения статьи 1 Протокола N 1 и статьи 6 п. 1 Конвенции действительно явились причиной убытков, понесенных заявителями. Ущерб состоит из ряда составляющих, которые нельзя отделить друг от друга и ни одна из которых не поддается точному расчету. Суд рассмотрел эти элементы в целом на равной основе, как этого требует статья 50. Для этой цели он, во-первых, учел различия в стоимости участков по Риддарен N 8 и Барнхусет N 6 и, во-вторых, различие между двумя периодами нанесения ущерба.
Итак, Суд считает, что заявителям должна быть предоставлена компенсация в размере 800000 шведских крон для владельцев участка Спорронг и 200000 для г-жи Лоннрот.
II. Судебные издержки и расходы
33. Заявители потребовали возмещения издержек и расходов в связи с судебными разбирательствами в органах Конвенции за вычетом суммы судебной помощи, полученной г-жой Лоннрот от Совета Европы. Они представили свои требования в общем виде в своих замечаниях от 7 декабря 1983 г. и указали дополнительно конкретные цифры в ответе от 15 мая 1984 г. на письменный запрос Суда и в Меморандуме, полученном 27 сентября.
34. На слушаниях 22 июня 1984 г. представитель Правительства заявил, что он испытывает определенные затруднения в оценке этих не вполне четких требований: цифры в замечаниях от 7 декабря 1983 г. отличались от тех, которые были приведены в ответе от 15 мая 1984 г. Он был удивлен суммой издержек на разбирательства по вопросу о применении статьи 50 и посчитал, что значительная часть их должна быть отнесена на счет заявителей. Тем не менее он признал, что Швеции следует возместить им в разумных пределах судебные расходы, понесенные до 23 сентября 1982 г., т.е. даты принятия первого Решения Суда по этому делу.
35. На тех же слушаниях делегат Комиссии предложил, чтобы Суд получил более подробный перечень услуг, оказанных основным консультантом по этому делу г-ном Гернмарком.
36. 27 сентября 1984 г. Суд получил от заявителей через грефье Комиссии перечень их судебных расходов и издержек вместе с копиями соответствующих расписок о получении гонораров или счетов (см. п. 7 выше).
Из этих документов следует, что сособственники "наследия Спорронг" и г-жа Лоннрот требуют:
a) 469217,25 шведской кроны за гонорары и выплаты г-ну Гернмарку (259110,65 шведской кроны) и г-ну Тулбергу (210106,60 шведской кроны), которые представляли их интересы в Комиссии и Суде;
b) 371392,54 шведской кроны за гонорары и выплаты экспертам, к которым они обращались за консультациями, а именно г-ну Аренби (182900 шведских крон), г-ну Кьельсону (77762,54 шведской кроны), г-ну Вестербергу (70750 шведских крон), г-ну Хелстеду (28480 шведских крон), г-ну Мюрману (7000 шведских крон), г-же Волсен (3500 шведских крон) и г-ну Сундбергу (1000 шведских крон);
c) 50581,60 шведской кроны за оплату услуг переводчика;
d) 46984,50 шведской кроны за расходы на проезд и проживание в Страсбурге (слушания 9 октября 1979 г. в Комиссии и 23 февраля 1982 г. и 22 июня 1984 г. в Суде);
e) 25000 шведских крон за приблизительную сумму расходов, счета по которым еще не получены.
Из общей суммы 963175,89 шведской кроны заявители вычли 24103 шведские кроны, т.е. эквивалент суммы, полученной г-жой Лоннрот для оплаты юридических консультаций. Таким образом, итоговая сумма составила 939072,89 шведской кроны, т.е. 307523,14 шведской кроны за рассмотрение дела в Комиссии и 631549,75 шведской кроны за рассмотрение дела в Суде (185204,75 шведской кроны за судебные разбирательства по конкретным обстоятельствам дела и 446345 шведских крон за судебные разбирательства, связанные со статьей 50).
37. 22 октября 1984 г. представитель Правительства изложил свои замечания по этим различным требованиям. Хотя он отметил, что сумма требуемого возмещения издержек очень высока и что трудно решить, относятся ли они к данному делу, поскольку счета недостаточно четко оформлены, он заявил, что готов принять требования заявителей per se.
Однако он отклонил суммы, относящиеся к исследованиям, проведенным г-ном Кьельсоном (77762,54 шведской кроны) и г-ном Вестербергом (70750 шведских крон), а также регистрационный взнос для участия в семинаре по процессуальным вопросам Европейской комиссии, проведенном г-ном Сундбергом (1000 шведских крон), поскольку на первые два пункта ссылок в органах Конвенции не было, а 3-й не может рассматриваться как относящийся к какому-то конкретному делу; он выразил сомнение, что размер вознаграждений, требуемых г-ном Тулбергом - особенно "дополнительные" 100000 за период до вынесения Судебного решения 23 сентября 1982 г., когда основную ответственность за дело нес г-н Гернмарк, - был обоснованным, и снизил их на 5475 шведских крон, считая, что имели место ошибки материального плана и не было необходимости готовить замечания (за 11200 шведских крон) по заявлению, сделанному делегатом Комиссии на слушаниях 22 июня 1984 г.; он исключил 40%-ный тариф за услуги переводчика (13797 шведских крон) и исследование (1000 шведских крон), которые не были подтверждены документами; наконец, он посчитал, что расходы, по которым счета еще не поступили (25000 шведских крон), не могут быть приняты во внимание.
Кроме того, Правительство, по соглашению с представителем заявителей, обратилось с просьбой к Суду в случае, если он не сочтет возможным принять вышеупомянутые пожелания в отношении г-на Кьельсона, вычесть соответственно 11345,71 шведской кроны из суммы гонораров и выплат.
Что касается расходов, связанных со статьей 50, Правительство повторило свою просьбу, высказанную на слушаниях 22 июня 1984 г., о том, чтобы Суд, в зависимости от своего решения о справедливом возмещении, рассмотрел вопрос о том, не следует ли заявителям взять на себя значительную часть этих издержек.
38. В своих замечаниях от 6 ноября 1984 г. делегат Комиссии предложил, чтобы возмещение судебных издержек и расходов в основном зависело от решения Суда по требованиям о компенсации за материальный ущерб. Он согласился с мнением Правительства в отношении предварительного изучения материалов дела, проведенного г-ном Кьельсоном и г-ном Вестербергом, регистрационного взноса для участия в семинаре г-на Сундберга, некоторых гонораров г-ну Тулбергу и издержек, по которым еще не получены счета.
39. Суд применит критерии, которые вытекают из его судебной практики в данной области (см. среди многих других источников Решение по делу Циммермана и Штайнера от 13 июля 1983 г. Серия A, т. 66, с. 14, п. 36). У Суда нет оснований сомневаться, что заявители действительно понесли эти расходы, поскольку он располагает соответствующими документами. Что же касается вопроса о том, были ли они необходимыми и обоснован ли их размер, Суд считает, что сумма издержек и расходов высока. Однако он отмечает, что это можно объяснить по крайней мере двумя факторами. Во-первых, продолжительностью судебных разбирательств: прошло почти 10 лет с тех пор, как заявления были поданы в Комиссию. Во-вторых, сложностью данного дела (см. п. 27 выше): для подачи требования о справедливом возмещении необходимо было обратиться к услугам экспертов, представитель Правительства также консультировался у специалистов по недвижимости.
Однако Суд не может поддержать требования о возмещении некоторых расходов, в необходимости которых он не убежден: гонорары г-ну Тулбергу и г-ну Аренби за подготовку документов, которые Суд не принял к рассмотрению (см. п. 4 и 7 выше), определенные в размере 50000 шведских крон; суммы, выплаченные юристам за консультации и за семинар по европейскому праву (149512,54 шведской кроны); тариф за переводческие услуги и подготовительную работу (14797,60 шведской кроны); расходы, счета по которым еще не получены (25000 шведских крон).
При таких обстоятельствах заявители имеют право на компенсацию в отношении судебных издержек и расходов в размере 723865,75 шведской кроны за вычетом 24103 французских франков, полученных г-жой Лоннрот для оплаты юридической помощи.
ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ СУД
1. Постановил двенадцатью голосами против пяти, что Королевство Швеция должно выплатить компенсацию за ущерб в размере восемьсот тысяч шведских крон (800000 шведских крон) владельцам участка Спорронг и двухсот тысяч шведских крон (200000 шведских крон) г-же Лоннрот.
2. Постановил тринадцатью голосами против четырех, что Королевство Швеция должно возместить судебные издержки и расходы в размере семисот двадцати трех тысяч восьмиста шестидесяти пяти крон и семидесяти пяти эре (723865,75 шведской кроны) минус двадцать четыре тысячи сто три французских франка (24103 французских франка) совместно владельцам участка Спорронг и г-же Лоннрот.
Совершено на английском и французском языках, причем французский текст является аутентичным, и оглашено во Дворце прав человека в Страсбурге 18 декабря 1984 г.
За Председателя
Судья
Вальтер Гансгоф ван дер МЕЕРШ
Заместитель Грефье
Герберт ПЕТЦОЛЬД



В соответствии со статьей 51 п. 2 Конвенции и статьей 50 п. 2 Регламента Суда к настоящему Решению прилагаются отдельные мнения судей.
ЗАЯВЛЕНИЕ СУДЕЙ КРЕМОНА И БЕРНХАРДТА
В отдельном мнении, приложенном к Решению Суда от 23 сентября 1982 г., мы выразили взгляды, отличные от тех, которых придерживалось большинство членов Суда.
После вынесения предыдущего Решения и для целей настоящего мы, как и другие судьи до нас в подобных обстоятельствах, посчитали правильным действовать, основываясь на заключениях, сделанных большинством.
СОВМЕСТНОЕ ОСОБОЕ МНЕНИЕ СУДЕЙ ВИЛЬЯЛМСОНА,
ЛАГЕРГРЕНА, УОЛША, СЭРА ВИНСЕНТА ЭВАНСА И ГЕРСИНГА
В ОТНОШЕНИИ ПРИЧИНЕННОГО УЩЕРБА
1. Заявители потребовали справедливой компенсации за материальный и моральный ущерб. Мы допускаем, что они должны получить справедливое возмещение за моральный вред по основаниям, уже изложенным в Решении Суда. Однако мы, к сожалению, не можем согласиться с тем, что было доказано причинение какого-либо материального ущерба.
2. Бремя доказывания того, что они понесли материальный ущерб по трем статьям своей жалобы, а именно: из-за потери дохода в течение рассматриваемых периодов времени, снижения рыночной стоимости их собственности и невозможности осуществления полной перепланировки и новой застройки этих участков, возлагается на самих заявителей.
3. Что касается заявленной потери дохода, мы согласны с мнением Суда, выраженным в п. 23, что заявители не сумели представить доказательства каких-либо убытков по этой статье. В отношении утверждаемого снижения рыночной стоимости мы отмечаем, что в п. 24 Суд определил, что рыночная стоимость в конечном итоге не только не упала, но в случае участка Риддарен N 8 даже возросла. Стоит напомнить свидетельские показания эксперта г-на Аренби, который сообщил Суду, что "капиталовложения в недвижимость в Швеции за последние 10 лет, особенно за последние 6 или 7 лет, были чрезвычайно прибыльными".
4. Мы не согласны с тем, что есть свидетельства временного падения рыночной стоимости земельной собственности. Однако даже если предположить, что временное падение стоимости имело место, мы не согласны с Решением Суда о том, что это послужило причиной финансовых убытков. Поскольку заявители не продавали земельную собственность в течение рассматриваемых периодов, временное снижение рыночной стоимости могло послужить причиной только предположительного убытка. Мы согласны с точкой зрения представителя Комиссии, что такой "убыток" был бы важным для данного дела, только если бы в то время заявители безуспешно пытались продать свои участки по разумной цене и были бы вынуждены согласиться на более низкую цену. Однако на самом деле этого не произошло.
5. Далее, мы не убеждены, что, если бы не были выданы разрешения на отчуждение или запрещения на строительство, заявители действительно перепланировали бы и застроили по-новому свои участки и что это было бы им выгодно.
6. Поэтому мы не согласны, что есть какое-либо основание для того, чтобы считать, что заявители потерпели финансовые убытки.
7. В отношении морального ущерба мы убеждены, что справедливое возмещение должно быть определено в размере 300000 шведских крон для владельцев участка Спорронг и 100000 шведских крон для г-жи Лоннрот.
СОВМЕСТНОЕ ОСОБОЕ МНЕНИЕ СУДЕЙ ВИЛЬЯЛМСОНА,
ЛАГЕРГРЕНА, СЭРА ВИНСЕНТА ЭВАНСА И ГЕРСИНГА
В ОТНОШЕНИИ ИЗДЕРЖЕК В СВЯЗИ С СУДЕБНЫМИ
РАЗБИРАТЕЛЬСТВАМИ ПО СТАТЬЕ 50
Требования заявителей по статье 50 составили свыше 24 миллионов шведских крон, а Суд согласился на компенсацию в размере 1 миллиона шведских крон. Проанализировав издержки, связанные с разбирательствами по статье 50, мы считаем, что значительную часть издержек, связанных с требованием о возмещении материального ущерба, следует считать излишней и завышенной. Поэтому мы считаем, что сумма, подлежащая выплате заявителям в возмещение расходов, должна быть снижена еще больше.



EUROPEAN COURT OF HUMAN RIGHTS
CASE OF SPORRONG AND {LONNROTH} v. SWEDEN
JUDGMENT
(Strasbourg, 18.XII.1984)
In the case of Sporrong and {Lonnroth} <*>,
--------------------------------
<*> The case is numbered 1/1981/40/58-59. The second figure indicates the year in which the case was referred to the Court and the first figure its place on the list of cases referred in that year; the last two figures indicate, respectively, the case"s order on the list of cases and of originating applications (to the Commission) referred to the Court since its creation.
The European Court of Human Rights, taking its decision in plenary session in application of Rule 48 of the Rules of Court <*> and composed of the following judges:
--------------------------------
<*> In the version of the Rules applicable when proceedings were instituted. A revised version of the Rules of Court entered into force on 1 January 1983, but only in respect of cases referred to the Court after that date.
Mr. G. Wiarda, President,
Mr. J. Cremona,
Mr. {Thor Vilhjalmsson},
Mr. W. Ganshof van der Meersch,
Mrs. D. Bindschedler-Robert,
Mr. G. Lagergren,
Mr. {F. Golcuklu,}
Mr. F. Matscher,
Mr. J. Pinheiro Farinha,
Mr. {E. Garcia de Enterria},
Mr. L.-E. Pettiti,
Mr. B. Walsh,
Sir Vincent Evans,
Mr. R. Macdonald,
Mr. C. Russo,
Mr. R. Bernhardt,
Mr. J. Gersing,
and also of Mr. M.-A. Eissen, Registrar, and Mr. H. Petzold, Deputy Registrar,
Having deliberated in private on 21 February, 25 June and 27 November 1984,
Delivers the following judgment, which was adopted on the last-mentioned date, on the application in the present case of Article 50 (art. 50 ) of the Convention for the Protection of Human Rights and Fundamental Freedoms ("the Convention"):
PROCEDURE
1. The present case was referred to the Court in March 1981 by the Government of the Kingdom of Sweden ("the Government") and by the European Commission of Human Rights ("the Commission"). The case originated in two applications (nos. 7151/75 and 7152/75) against Sweden lodged with the Commission in 1975 by the Estate of the late Mr. E. Sporrong and by Mrs. {I.M. Lonnroth}, both of Swedish nationality.
2. On 24 September 1981, the Chamber constituted to examine the case relinquished jurisdiction in favour of the plenary Court (Rule 48 of the Rules of Court). By judgment of 23 September 1982, the plenary Court held that, as regards both applicants, there had been violations of Article 1 of Protocol No. 1 and of Article 6 para. 1 (P1-1, art. 6-1) of the Convention, but not of Article 14 of the Convention, taken together with Article 1 of Protocol No. 1 (art. 14+P1-1). In addition, it held that it was not necessary also to examine the case under Articles 17 and 18 of the Convention, taken together with Article 1 of Protocol No. 1 (art. 17+P1-1, art. 18+P1-1), or under Article 13 (art. 13) of the Convention (Series A no. 52, paragraphs 56 - 88 of the reasons and points 1-5 of the operative provisions, pp. 21 - 33).
The only outstanding matter to be settled is the question of the application of Article 50 (art. 50) in the present case. As regards the facts, reference should be made to paragraphs 9 to 52 of the above-mentioned judgment (ibid., pp. 9 - 21).
3. At the hearings on 23 February 1982, counsel for the applicants had stated that should the Court find a violation, his clients would seek under Article 50 (art. 50) just satisfaction for pecuniary loss and for legal and related expenses. He considered that their claims would to a large extent depend on the tenor of the judgment to be given and had therefore suggested that examination of this issue be adjourned. The Government, for their part, had confined themselves to indicating that they reserved their position on the application of Article 50 (art. 50).
In its judgment of 23 September 1982, the Court reserved the question. It invited the Commission to submit, within the coming two months, its written observations and, in particular, to notify the Court of any friendly settlement at which the Government and the applicants might have arrived. Finally, the Court delegated to its President power to fix the further procedure if need be (ibid., paragraph 89 of the reasons and point 6 of the operative provisions).
4. After an extension by the President of the above-mentioned time-limit and in accordance with his orders and directions, the Registrar received
- on 20 May 1983, through the Secretary to the Commission, a memorial of the applicants;
- on 4 October 1983, observations of the Government on that memorial;
- on 16 January 1984, comments of the Commission"s Delegates and further observations by the applicants;
- on 8, 13 and 20 February 1984, telexes and two documents from the applicants" representative;
- on 21 February and 15 March 1984, a letter and certain observations from the Agent of the Government;
- on 21 June 1984, through the Commission"s Secretariat, observations by the expert acting for the applicants.
These various documents revealed that it had not been possible to arrive at a friendly settlement. As regards the observations received on 21 June 1984, which were considered by the Government to have been filed too late, the Court has taken account of them only to the extent that they were repeated at the hearings.
5. On 16 March 1984, the President of the Court, after consulting, through the Registrar, the Agent of the Government and the Delegates of the Commission, decided that hearings should be held on 22 June 1984.
On 30 March, the Registrar sent to those appearing before the Court a list of questions put by it. He received the applicants" replies on 15 May, through the Delegates, and the Government"s on 21 May.
6. The hearings were held in public at the Human Rights Building, Strasbourg, on the appointed day. Immediately before they opened, the Court had held a preparatory meeting; it had given leave to one of the Government"s advisers to use the Swedish language (Rule 27 para. 2 of the Rules of Court).
There appeared before the Court:
- for the Government
Mr. H. Corell, Principal Legal Adviser at the Ministry of Justice, Agent,
Mr. B. Hall, Real Estate Judge, Svea Court of Appeal,
Mr. {B. Malmstrom,} advokat, Advisers;
- for the Commission
Mr. J. Frowein, Delegate,
Mr. H. Tullberg, the applicants" lawyer before the Commission,
Mr. E. Ahrenby,
Mr. M. Levin, assisting the Delegate (Rule 29 para. 1, second sentence, of the Rules of Court).
The Court heard addresses by Mr. Corell and Mr. Hall for the Government and by Mr. Frowein, Mr. Tullberg and Mr. Ahrenby for the Commission, as well as their replies to the questions put by two of its members. The Commission"s Delegate filed various documents.
7. The Registrar subsequently received
- on 29 June 1984, a copy of a letter from the Agent of the Government to the applicants" representative;
- on 2 July 1984, a copy of a letter from the said representative to the Agent;
- on 27 September 1984, through the Deputy Secretary to the Commission, further comments by the applicants, together with details of their expenses;
- on 22 October 1984, observations of the Government, concerning the expenses;
- on 6 November 1984, remarks by the Commission"s Delegate.
The Court has taken account of the document received on 27 September 1984 only to the extent that it relates to expenses.
AS TO THE LAW
8. Under Article 50 (art. 50) of the Convention,
"If the Court finds that a decision or a measure taken by a legal authority or any other authority of a High Contracting Party is completely or partially in conflict with the obligations arising from the ... Convention, and if the internal law of the said Party allows only partial reparation to be made for the consequences of this decision or measure, the decision of the Court shall, if necessary, afford just satisfaction to the injured party."
The Sporrong Estate and Mrs. {Lonnroth} claimed just satisfaction for pecuniary and non-pecuniary damage and for costs and expenses.
I. Damage
A. Arguments of those appearing before the Court
1. The applicants
9. The alleged pecuniary damage consisted firstly of a loss of net income, since the properties concerned had yielded only a very poor return during the periods in question.
Secondly, the market value of those properties had fallen, so much so that it was today very low. The applicants also complained of the fact that they had not been able to invest in their properties, since the Stockholm City Council would never have given permission for a full-scale redevelopment, which would have been the only reasonable course in financial terms; in the unlikely event of the Council"s having granted them the authorisation required for that purpose, they would have received, had there been expropriation, no compensation for the investments effected. In the applicants" submission, they should have been offered a choice between, on the one hand, putting their properties to a normal use (in which event they would have erected new buildings on their land in accordance with the city plans) and, on the other hand, having the possibility of selling them at a reasonable price (in which event they would have been able to reinvest just as profitably in other ways and probably to buy similar property that was free of restrictions). In short, they had been deprived of the capital gain they would have realised under either of these alternatives.
10. According to the applicants, the assessment of the foregoing damage should: be based on the probable increase in value had there been no expropriation permits and no prohibitions on construction; take account of several factors (deterioration of the economic climate since the beginning of the 1970"s, increase in building costs in real terms, adoption of new regulations); and, finally, utilise indexes other than the consumer price index as a means of measuring the development of real-estate market values.
11. A monetary award was the only form of compensation that fell to be considered, because the withdrawal of the expropriation permits and of the prohibitions on construction affecting the properties could not be regarded as amounting to restitutio in integrum. Since Swedish law made no provision for granting compensation for damage of the kind alleged by the applicants, they requested the Court to award 13,284,540 Swedish crowns (SEK) to the Sporrong Estate and 10,912,303 SEK to Mrs. {Lonnroth}.
Each of these amounts was made up of pecuniary loss as at 31 December 1980 (8,400,000 SEK for the Sporrong Estate and 6,900,000 SEK for Mrs. {Lonnroth}) and interest (4,884,540 SEK and 4,012,303 SEK). The pecuniary loss represented "compound net operational income loss" (10,900,000 SEK and 3,600,000 SEK) and the "market value on the hypothesis that the property had been redeveloped" (8,700,000 SEK and 11,250,000 SEK), after deduction of the "market value at actual use" (1,200,000 SEK and 2,400,000 SEK) and of "compounded building costs" (10,000,000 SEK and 5,550,000 SEK). The interest was computed in accordance with the Swedish Interest Act and related to the period from 1 January 1981 to 1 July 1984.
12. The applicants also alleged that they had suffered non-pecuniary damage, for which they claimed compensation of an amount to be determined by the Court.
2. The Government
13. In the first place, the Government questioned the method of calculation utilised by the Sporrong Estate and Mrs. {Lonnroth}, maintaining in particular that a comparison could not be made between figures corresponding to the actual use of the properties and figures based on hypothetical investments. For the Government, the applicants were really seeking compensation for an unrealised gain; in fact, that gain would have been generated solely by the effects of inflation on borrowed capital. The amounts claimed were more than four times the value of the properties at the date of expiry of the expropriation permits and were therefore excessive.
14. Moreover, the Government denied the very existence of any pecuniary damage. The properties yielded a reasonable direct return, that is to say the excess of the rental income over the management and maintenance expenses, expressed as a percentage of the market value. The latter value, for its part, had not fallen. The total return on capital, namely the aggregate of the direct return and the increase in market value, had been perfectly normal and significantly more than the rate of inflation. In addition, the Government emphasised that the applicants had been only temporarily deprived of the opportunity of developing their properties. Finally, they contended that the applicants could have mortgaged their properties and invested their capital in other properties that were free of restrictions, thereby realising the same gain as if they had erected new buildings on the site of Riddaren No. 8 and of Barnhuset No. 6.
15. With regard to the claims for interest, the Government submitted that since there was no provision in Swedish law on which a demand for compensation could be based, the Interest Act could not be applied in the present case. They requested the Court, should it take a different view, not to award interest on any damage that had occurred before 1 June 1983, the date on which they had had notice of the applicants" claims.
16. As for the alleged non-pecuniary damage, on the other hand, the Government declared that they were prepared to pay compensation for the inconvenience suffered by the applicants as a result of the long-term expropriation permits and the violation of Article 6 (art. 6). They left this matter to the Court"s discretion.
3. The Commission"s Delegate
17. According to the Commission"s Delegate, real-estate investments in the centre of Stockholm had proved to be very profitable during the periods in question and today, following the expiry of the expropriation permits, property owners were in a rather favourable position. Compensation would be called for only if at the relevant time the applicants had really tried to sell their properties for a reasonable price but had been unable to do so or had had to accept a lower figure or, alternatively, if they had not derived any profit from their properties. However, none of these circumstances had obtained in the present case; hence, the conclusion should be that there had been no loss capable of compensation under Article 50 (art. 50).
On the other hand, the Delegate was in favour of some award in respect of the non-pecuniary damage occasioned by the long period during which the applicants were left in complete uncertainty as to the outcome of the proceedings concerning their properties.
B. Decision of the Court
18. The Court has to determine whether the Sporrong Estate and Mrs. {Lonnroth} suffered damage by reason of the violations found in the judgment of 23 September 1982 and, if so, how to assess that damage.
1. Existence of damage
19. In its above-mentioned judgment, the Court left open the question of the existence of damage (Series A no. 52, p. 28, para. 73). It did, however, point out that the applicants had borne "an individual and excessive burden" as a result of the upsetting of the fair balance which should be struck between the protection of the right of property and the requirements of the general interest (ibid., loc. cit.). In the Court"s view, the length of the validity of the expropriation permits affecting Riddaren No. 8 and Barnhuset No. 6 had had "prejudicial effects", which had been accentuated even further by the prohibitions on construction (ibid., p. 27, para. 72). As was alleged before and found by the Court, the reduction of the possibility of disposing of the properties concerned had had several effects, namely difficulties of selling at normal market prices and of obtaining loans secured by way of mortgage, and additional risks involved in the event of expenditure being incurred; there was also the prohibition on any "new construction" (ibid., pp. 22 - 24, paras. 58 and 63). The Court further noted that the applicants were left in complete uncertainty as to the fate of their properties and were not entitled to have any difficulties which they might have encountered taken into account by the Swedish Government (ibid., p. 26, para. 70).
20. In order to decide whether or not the applicants have been prejudiced, the Court has to determine during which periods the continuation of the measures complained of was in violation of Protocol No. 1 (the "periods of damage") and then which constituent elements of damage warrant examination.
(a) Duration
21. The expropriation permits remained in force for twenty-three years as regards Riddaren No. 8 and for eight years as regards Riddaren No. 8 and for eight years as regardsBarnhuset No. 6 (ibid., pp. 11 and 12, paras. 18 and 25).
The applicants excluded from the "periods of damage" the time during which the permits were acceptable (seventeen and fifteen months, respectively), the design phase of the "hypothetical redevelopment" (one year) and the duration of the demolition and reconstruction (one year). On the other hand, they included the time that would be required, after expiry of the permits, for preparing plans, demolishing and reconstructing (two years). They thus arrived at approximately twenty-one years for Riddaren No. 8 (1960 - 1980) and approximately seven years for Barnhuset No. 6 (1975 - 1981).
The Government, for their part, deducted from the total duration the time required by the City Council to take action (two years) and also the period that would, on the assumption that there were an expropriation, be comprised between the institution of the court proceedings and the taking-over of the property by the City (three years). Recalling, inter alia, that the Stockholm City Council had already decided on 16 October 1978 to apply for cancellation of the expropriation permits (ibid., p. 13, para. 28), the Government arrived at approximately eighteen years for Riddaren No. 8 (1961 - 1978) and approximately three years for Barnhuset No. 6 (1976 - 1978).
22. The Court finds it reasonable that a municipality should, after obtaining an expropriation permit, require some time to undertake and complete the planning needed to prepare the final decision on the expropriation contemplated.
In the present case, four years should, in the Court"s view, have been sufficient for the Stockholm City Council to arrive at decisions. The periods of damage should therefore be taken to be nineteen years for Riddaren No. 8 (1960 - 1978) and four years for Barnhuset No. 6 (1975 - 1978).
(b) Constituent elements
23. With regard to the net income actually received during the said periods, there is no disagreement between those appearing before the Court as to the amount of the rental income and the management and maintenance expenses. In addition, the material before the Court does not indicate whether there was a significant decrease in the rental income from Riddaren No. 8 and Barnhuset No. 6 when the expropriation permits were issued; it does, on the other hand, clearly show that there was a reasonable rate of increase in the level of the rents throughout the periods of damage and even thereafter, the withdrawal of the permits not having led to any sudden rises. Finally, although Mrs. {Lonnroth} did on occasion experience difficulties in finding tenants, that does not appear to have affected the income derived from the property. To sum up, the information before the Court does not prove that the return from the properties in question diminished on account of the excessive duration of the expropriation permits.
24. With regard to the market value, the Agent of the Government and the Delegate of the Commission considered that in real terms that value had not fallen and, in the case of Riddaren No. 8, had even increased slightly between the issue and the withdrawal of the expropriation permits. The Court agrees with this view, which was in fact scarcely challenged by the applicants.
25. Whilst a comparison between the beginning and the end of the periods of damage thus does not show that the applicants were prejudiced in financial terms, the Court nevertheless does not conclude that there was no loss within that period.
There are, in fact, other factors which also warrant attention. Firstly, there are the limitations on the utilisation of the properties: the applicants could not erect any "new construction" on their own land and they would have exposed themselves to serious risks if, even with permission, they had had work carried out since they would have been obliged to undertake not to claim - in the event of expropriation - any indemnity for the resultant capital appreciation (see the judgment of 23 September 1982, Series A no. 52, pp. 22 - 23, para. 58). To this were added the difficulties encountered in obtaining loans secured by way of mortgage; thus, Mrs. {Lonnroth} failed to obtain a loan for the renovation of the {facade of Barnhuset} No. 6 (ibid., p. 12, para. 24).
In addition, it cannot be forgotten that during the periods of damage the value of the properties in question naturally fell; it is evident that a property which is subject to an expropriation permit and may thus be taken away from its owner at any moment will not continuously retain its former value, even though in the present case the applicants" properties were, after the said periods, once again worth no less in real terms than they were when the measures in question were adopted. Furthermore, any scheme for the redevelopment of the properties which the applicants may have contemplated was impracticable at the time. In this respect, they may be said to have suffered a loss of opportunities of which account must be taken, notwithstanding the fact that the prospects of realisation would have been questionable.
Above all, the applicants were left in prolonged uncertainty: they did not know what the fate of their properties would be and they were not entitled to have their difficulties taken into account by the Government.
To these factors has to be added the non-pecuniary damage occasioned by the violation of Article 6 para. 1 (art. 6-1) of the Convention: the applicants" case (in French: cause) could not be heard by a tribunal competent to determine all the aspects of the matter (ibid., p. 31, para. 87).
26. The Sporrong Estate and Mrs. {Lonnroth} thus suffered damage for which reparation was not provided by the withdrawal of the expropriation permits.
2. Assessment of the damage
27. The assessment of the damage suffered presents particular difficulties on this occasion and is thus very problematical. The difficulties turn in part on the technical nature of real-estate matters, the complexity of the calculations made by the experts acting for the applicants and for the Government and the intervening changes in the claims put forward by the injured parties; they arise above all from the virtual impossibility of quantifying, even approximately, the loss of opportunities.
28. In this connection, neither of the methods suggested by those appearing before the Court seems capable of providing a satisfactory answer.
29. The first, so-called "hypothetical redevelopment", method, which was put forward by the applicants, assumes that they renovated their properties completely, by having the existing buildings demolished and new ones erected in their place. This is an extreme or outside hypothesis, which cannot be supported by the facts of the case. Quite to the contrary, the Court notes that as early as 18 April 1974 prohibitions on demolition were placed on the applicants" properties, yet they did not complain of those measures before the Convention institutions. This method therefore cannot reasonably be utilised in the present case.
30. Neither does the second, so-called "actual use", method, which was urged by the Government, of itself provide an acceptable basis of calculation. It is true that it can be utilised to measure the direct return from the properties, which did not diminish as a result of the expropriation permits (see paragraph 23 above), but it can be applied only partially to the market value. As applied in the present case, the method is both inflexible and incomplete. It is confined, firstly, to comparing the value of the properties before the issue of the said permits and the value after their withdrawal and, secondly, to comparing the evolution of the value of the properties with the evolution of the rate of inflation. The method takes no account of the interval between the two events. It thus disregards the difficulties then encountered by the owners, notably by reason of the depreciation in value of their properties, and the possibilities which they would have had of improving their properties had the measures in question not existed; although the hypotheses advanced by the applicants in this latter respect have not been such as to convince the Court, they nevertheless constitute a factor which has to be borne in mind.
31. The Court thus finds the methods proposed to be inadequate, but it does not consider that it has to establish another. This is because the circumstances of the case prompt the Court to confine itself to, and make an overall assessment of, the factors which it has found to be relevant (duration and constituent elements of damage; see paragraphs 22 and 25 above).
32. In conclusion, the violations of Article 1 of Protocol No. 1 and of Article 6 para. 1 (P1-1, art. 6-1) of the Convention did cause prejudice to the applicants. The damage suffered is made up of a number of elements which cannot be severed and none of which lends itself to a process of precise calculation. The Court has taken these elements together on an equitable basis, as is required by Article 50 (art. 50). For this purpose, it has had regard, firstly, to the differences in value between Riddaren No. 8 and Barnhuset No. 6 and, secondly, to the difference between the two periods of damage.
The Court thus finds that the applicants should be afforded satisfaction assessed at 800,000 SEK for the Sporrong Estate and at 200,000 SEK for Mrs. {Lonnroth}.
II. Costs and expenses
33. The applicants claimed reimbursement of the costs and expenses referable to the proceedings before the Convention institutions, subject to deduction of the amounts paid by the Council of Europe to Mrs. {Lonnroth} by way of legal aid. They provided an outline of their claims in their observations of 7 December 1983 and supplied further particulars in their reply of 15 May 1984 to a written question from the Court and in a memorandum received on 27 September.
34. At the hearings on 22 June 1984, the Agent of the Government stated that he had some difficulty in expressing an opinion on these claims, as they were not clear: the figures in the observations of 7 December 1983 were different from those in the reply of 15 May 1984. He was surprised at the amount of the costs for the proceedings on the question of the application of Article 50 (art. 50) and considered that a substantial part thereof should be borne by the applicants. He nevertheless acknowledged that Sweden ought to reimburse their reasonable expenses incurred before 23 September 1982, the date of the Court"s first judgment in this case.
35. At the same hearings, the Commission"s Delegate suggested that the Court should obtain a more detailed list of the services rendered by the principal lawyer in the case, Mr. Hernmarck.
36. On 27 September 1984, the Court received from the applicants, through the Secretary to the Commission, a list of their costs and expenses, together with copies of the corresponding fee notes or bills (see paragraph 7 above).
These documents revealed that the Sporrong Estate and Mrs. {Lonnroth} were claiming:
(a) 469,217.25 SEK for the fees and disbursements of Mr. Hernmarck (259,110.65 SEK) and of Mr. Tullberg (210,106.60 SEK), who had acted for them before the Commission and the Court;
(b) 371,392.54 SEK for the fees and disbursements of the experts consulted by them, namely Mr. Ahrenby (182,900 SEK), Mr. Kjellson (77,762.54 SEK), Mr. Westerberg (70,750 SEK), Mr. Hellstedt (28,480 SEK), Mr. Myhrman (7,000 SEK), Mrs. {Wollsen} (3,500 SEK) and Mr. Sundberg (1,000 SEK);
(c) 50,581.60 SEK for translation fees;
(d) 46,984.50 SEK for travel expenses to and subsistence expenses in Strasbourg (hearings on 9 October 1979 before the Commission and on 23 February 1982 and 22 June 1984 before the Court);
(e) 25,000 SEK for estimated expenses for which bills had not yet been received.
From the total of 963,175.89 SEK, the applicants deducted 24,103 SEK, the equivalent of the amount received by Mrs. {Lonnroth} by way of legal aid. They thus arrived at a sum of 939,072.89 SEK, that is 307,523.14 SEK before the Commission and 631,549.75 SEK before the Court (185,204.75 SEK for the proceedings on the merits and 446,345 SEK for the proceedings concerning Article 50) (art. 50).
37. On 22 October 1984, the Agent of the Government filed comments on these various claims. Although he observed that the level of the costs sought was very high and that it was difficult to assess their relevance to the present case since the vouchers were partly masked, he declared that he was prepared to accept the claim per se.
However, he rejected the amounts corresponding to research effected by Mr. Kjellson (77,762.54 SEK) and Mr. Westerberg (70,750 SEK) and to registration for a course on European procedure conducted by Mr. Sundberg (1,000 SEK), since the first two items had not been relied on before the Convention institutions and the third could not be regarded as attributable to a particular case; he questioned whether the fees claimed by Mr. Tullberg - especially "another" 100,000 SEK for the period up to the judgment of 23 September 1982 when the main responsibility for the case rested with Mr. Hernmarck - were reasonable as to quantum and reduced them by 5,475 SEK, based on clerical errors and on the ground that there was no reason to prepare observations (for 11,200 SEK) on the statement made by the Commission"s Delegate at the hearings on 22 June 1984; he excluded the 40% tax on translation services (13,797.60 SEK) and research work (1,000 SEK), which the applicants had not paid; finally, he considered that the costs for which bills had not yet been received (25,000 SEK) could not be taken into account.
In addition, the Government, in agreement with the applicants" representative, requested the Court, should it not find that the foregoing suggestions with regard to Mr. Kjellson ought to be adopted, to deduct 11,345.71 SEK of his fees and disbursements.
As to the costs relating to Article 50 (art. 50), the Government reiterated their request, made at the hearings on 22 June 1984, that the Court should, depending on its decision on the just-satisfaction issue, consider whether the applicants should not bear a considerable part of those costs themselves.
38. In his remarks of 6 November 1984, the Commission"s Delegate suggested that the reimbursement of costs and expenses should substantially depend on the Court"s finding on the claim for compensation for material loss. He agreed with the Government as regards the research effected by Mr. Kjellson and Mr. Westerberg, the registration for the course conducted by Mr. Sundberg, certain fees of Mr. Tullberg and the costs for which bills had not yet been received.
39. The Court will apply the criteria which emerge from its case-law in the matter (see, amongst many other authorities, the Zimmermann and Steiner judgment of 13 July 1983, Series A no. 66, p. 14, para. 36). It has no reason to doubt that the applicants" expenses were actually incurred since it is in possession of the corresponding vouchers. As to whether they were necessarily incurred and were reasonable as to quantum, the Court finds that the amount of the costs and fees is high. However, it notes that this can be explained by at least two factors. In the first place, there is the length of the proceedin

<РЕЗОЛЮЦИЯ> 39/148 Генеральной Ассамблеи ООН"РАССМОТРЕНИЕ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ РЕКОМЕНДАЦИЙ И РЕШЕНИЙ, ПРИНЯТЫХ ГЕНЕРАЛЬНОЙ АССАМБЛЕЕЙ НА ЕЕ ДЕСЯТОЙ СПЕЦИАЛЬНОЙ СЕССИИ"(Вместе со "СТАТУТОМ ИНСТИТУТА ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ ПО ИССЛЕДОВАНИЮ ПРОБЛЕМ РАЗОРУЖЕНИЯ")(Принята 17.12.1984 на 102-ом пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН)  »
Международное законодательство »
Читайте также